«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Последний этап деятельности Семипалатинского полигона

777
Последний этап деятельности Семипалатинского полигона

Деятельность Семипалатинского полигона – это одна из страниц истории ядерной программы Советского Союза. В современных условиях для Республики Казахстан огромное значение имеют результаты объективной оценки масштабов и степени радиоактивного загрязнения природной среды в период проведения на этом полигоне ядерных испытаний в атмосфере и под землей, а также степени их влияния на здоровье населения, проживавшего в прилегающих к полигону районах.


Один из участников ядерной эпопеи, научный руководитель советской атомной программы Игорь Васильевич Курчатов, именем которого был назван административный и научный центр Семипалатинского полигона, в последние годы своей жизни часто повторял: «Нужно начинать писать. Настало время рассказать о наших делах... Нужно обязательно написать обо всем, что было и как было, ничего не прибавляя и не выдумывая. Если теперь этого не сделаем, то потом все переврут, запутают и растащат - себя не узнаем».

Можно сказать, что 1989 год стал началом конца деятельности Семипалатинского испытательного полигона.

В 1989 г. на полигоне были осуществлены заключительные 7 подземных ядерных испытаний. В 1989 г. подземные ядерные испытания в Советском Союзе проводились только на Семипалатинском полигоне. В серии из 7 испытаний в штольнях на площадке «Дегелен» и в скважинах на площадке «Балапан» было подорвано 11 ядерных зарядов.

После проведения подземных ядерных испытаний казахский писатель К.Б. Кабдрахманов в своей книге написал, что весь Казахстан превратили в один огромный полигон, на котором испытывают не только оружие, но и народное терпение.

12 февраля 1989 г. после проведения ядерного испытания в скважине 1366 «струя» газов прошла над поселком Чаган, где в это время дислоцировалась дивизия стратегической авиации. Дозиметрическая служба зафиксировала повышение радиационного фона до 3 мР/ч. Командир дивизии, генерал-майор авиации П. Г. Бредикин сообщил о результатах измерений руководству Семипалатинской области. Эта «новость» вызвала шок. Более того, второе испытание, проведенное по плану через 5 дней, еще больше усилило недовольство населения.

20 февраля 1989 г., К.Б. Бозтаев после совещания с членами бюро обкома партии и согласования с Н.А. Назарбаевым, который в то время был Председателем Совета Министров Казахской СССР, отправил в Москву шифрограмму:

ЦК КПСС.

О ядерном полигоне в районе г. Семипалатинска.

Семипалатинский обком Компартии Казахстана информирует ЦК КПСС о том, что с 1949 г. на полигоне вблизи г. Семипалатинска с населением 340 тысяч человек проводятся ядерные испытания. Первое время в атмосфере, а с 1963 г. - подземные. Сейчас, через 40 лет, окружающие полигон условия изменились: численность населения возросла в три раза, многократно увеличилось поголовье животных. Полигон оказался в густонаселенной местности. Однако в работе полигона все это не учитывается. Ежегодно проводится до 14-18 ядерных взрывов, которые сопровождаются сейсмическим воздействием на здания и инженерные сети, выводят из строя сотни колодцев, снабжающих водой жилые поселки и животноводство. Город строился без учёта сейсмики. Кроме того, на территории полигона в течение 25 лет подземных взрывов деформировалась земная кора и в каждом третьем случае происходит истечение радиоактивных газов на поверхность, исключить которые практически невозможно. В 1987 г. через Семипалатинск прошла такая струя газов радиоактивностью в 350-450 мкР/ч, а при испытании 12.02 текущего года за пределами полигона был зафиксирован уровень радиоактивности до 4000 мкР/ч, и только в результате изменения направления ветра эти газы не достигли областного центра. Однако они распространились на город Семипалатинск-21, Чаган и многие другие населенные пункты. Ядерные испытания, естественно, вызывают у общественности разное толкование, создают напряженную морально-психологическую атмосферу среди населения, и не без основания они связываются с состоянием здоровья и возможными разрушениями. Партийные комитеты области проводят большую разъяснительную работу среди населения. Обком партии, озабоченный сложившейся ситуацией, просит ЦК КПСС поручить соответствующим министерствам и ведомствам временно приостановить или резко сократить частоту и мощность взрывов, а в дальнейшем перенести ядерные испытания в другое более приемлемое место.

 

Шифрограмма Семипалатинского обкома партии в ЦК КПСС по существу была первым официальным документом с требованием прекращения ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне.

Через два дня Бозтаеву позвонил первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Г. В. Колбин и сказал: «Ваша телеграмма попала к Михаилу Сергеевичу. У Горбачева состоялся разговор с министром обороны Д.Т. Язовым, который заявил, что Бозтаев нагнетает обстановку, полигон чистый – нет оснований для беспокойства».

С этого момента на Бозтаева стали оказывать давление, а первый секретарь Курчатовского горкома партии Н. М. Сафронов и председатель Курчатовского горисполкома Е. В. Чайковский говорили, что генералы называли Бозтаева «первым человеком, восставшим против генералов», «опасным человеком» и т.д.

28 февраля 1989 г. в г. Курчатов прибыла Правительственная комиссия из Москвы в составе которой были заместитель председателя ВПК при Совете Министров СССР А.В. Букатов, заместитель министра атомной энергетики и промышленности В.Н. Михайлов, генерал-полковник, начальник 12 ГУ Министерства обороны СССР В.Н. Герасимов, заместитель председателя Госкомприроды СССР А.С. Дадаян, ответственный работник отдела оборонной промышленности ЦК КПСС В.П. Стрехнин, начальник 3 ГУ при Минздраве СССР Е.Б. Шульженко, академик Академии медицинских наук СССР Л.А. Булдаков.

сип 2.JPG


В эти дни в Алма-Ате Олжас Сулейменов выступил перед казахским народом, призывая к запрещению ядерных испытаний. Основное внимание в его выступлении было сконцентрировано на проведенных 12 и 17 февраля 1989 г. подземных ядерных испытаниях, которые повлекли за собой выброс радиоактивных газов в атмосферу и повышение уровня радиации в городе Чаган.

28 февраля 1989 г. в городе Алма-Ата состоялся митинг общественности, на котором было принято решение о создании антиядерного движения под председательством О. Сулейменова. В течение марта 1989 г. в Казахской ССР шел сбор подписей в поддержку движения, было собрано более миллиона подписей, тысячи писем и телеграмм от неравнодушных граждан.

Началась работа по подготовке постановления ЦК КПСС по Семипалатинскому полигону. Проект постановления был завизирован первым секретарем ЦК Компартии КазССР Г.В. Колбиным, а председатель Совета Министров республики Н.А. Назарбаев отказался визировать и потребовал от секретаря ЦК КПСС О.Д. Бакланова включения в этот проект специального пункта об обследовании «пострадавшего» населения, а затем по полученным результатам проведения в Семипалатинске межрегиональной научно-правовой конференции. Такой пункт был включен в проект постановления. Подготовка проекта постановления проходила без учета мнения Семипалатинского обкома партии, поскольку его представители не были приглашены.

Заместитель Председателя Министров СССР Н. С. Белоусов поручил союзным ведомствам совместно с Советом Министров Каз.ССР в двухмесячный срок организовать комплексное обследование населения и экологической обстановки в Семипалатинской области и обсудить результаты обследования на конференции в г. Семипалатинске с привлечением для участия в ее работе специалистов и представителей общественности. Во исполнение этого поручения первый заместитель министра здравоохранения СССР Г.В. Сергеев издал приказ «О направлении комплексной комиссии в г. Семипалатинск».

сип 4.JPG


Однако Военно-промышленная комиссия не прекращала работу и на совещании 26 апреля 1989 г. рассмотрела план проведения испытаний на полигоне. Было принято решение о сокращении в 1989 г. количества подземных испытаний с 18 до 9, а также о снижении мощности испытания до 15 кт.

Информация о создании в Казахстане первого советского антиядерного движения появилась в зарубежных СМИ. Весной 1989 г. посол США в СССР Джек Мэтлок специально посетил город Алма-Ату чтобы познакомиться с деятельностью движения «Невада-Семипалатинск». Руководители общественного движения вручили Послу США первые документы организации. Затем состоялся неофициальный визит в Казахстан представителя американской антиядерной организации «Тоутэл Революшен» Ешуа Мозера. К тому времени был создан Координационный совет движения «Невада-Семипалатинск», приняты Программа и Устав. Вскоре М. Ауэзов направился в США для установления контактов с американскими активистами антиядерных групп и организаций. В ходе поездки была выработана программа совместных действий.

В мае 1989 г. на Семипалатинском полигоне приступила к работе комплексная комиссия под руководством А.Ф. Цыба. Она состояла из ведущих специалистов страны - специалистов союзного и республиканского уровней. К участию в работе комиссии были привлечены сотрудники органов практического здравоохранения Каз.ССР и Семипалатинской области, а также представители Международного антиядерного движения (МАД) «Невада-Семипалатинск». В распоряжение комиссии были предоставлены имеющиеся на полигоне архивные материалы с данными о радиационной обстановке, отчеты с результатами обследований населения, сведения о радиоэкологической обстановке в регионе. На основании результатов анализа этих материалов, а также результатов измерений, проводившихся в ходе работы комиссии, была проведена оценка доз облучения населения за период проведения на Семипалатинском полигоне атмосферных и подземных ядерных испытаний.

После пятимесячного перерыва, 8 июля 1989 г., было осуществлено очередное подземное ядерное испытание. На нем присутствовали представители движения «Невада-Семипалатинск» и представители СМИ.

В это же время народный депутат СССР, президент антиядерного движения «Невада-Семипалатинск» О. Сулейменов выступил на 1 съезде депутатов СССР с сообщением о целях и требованиях этого движения.

В октябре 1989 г. вышло постановление Совета Министров СССР № 1159 «О мерах по ускорению экономического и социального развития Семипалатинской области Казахской ССР», на основании которого области выделялись крупные ассигнования для развития объектов социально-культурного и бытового назначения. В этот же день на Семипалатинском полигоне прошло очередное ядерное испытание.

19 октября 1989 г. в скважине 1365 осуществлено последнее ядерное испытание, в котором одновременно было подорвано три «специзделия».

Ответ на эти взрывы не дал себя ждать. 21-23 октября в городах Алма-Ата, Семипалатинск, Павлодар, Караганда, в поселке Кара-Аул, а также в Москве были проведены митинги протеста. Активисты движения «Невада-Семипалатинск» потребовали внести на рассмотрение в Верховный Совет СССР вопрос о закрытии Семипалатинского ядерного полигона.

В конце октября 1989 г. Минобороны СССР и Минатомэнергопром СССР подготовили проект постановления Совета Министров СССР «О мероприятиях, связанных с проведением подземных ядерных испытаний», предусматривавший сокращение количества ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне в 1991-1992 гг. в четыре раза и снижение мощности взрывов в 7 раз, а с января 1993 г. - прекращение испытаний на этом полигоне. Однако этот проект постановления был одобрен Советом обороны при Президиуме Верховного Совета СССР только через год, 30 октября 1990 года.

14 ноября 1989 г. депутаты Верховного Совета Казахской ССР приняли постановление с обращением к народным депутатам Верховного Совета СССР о немедленном прекращении ядерных взрывов на Семипалатинском полигоне.

Шло постоянное нарастание напряженности общественно-политической обстановки вокруг Семипалатинского полигона.

Однако в СССР были сильны силы, выступавшие за продолжение ядерных испытаний. В ноябре 1989 г. создатели ядерного оружия академик Ю.Б. Харитон и член-корреспондент АН СССР Ю. А. Трутнев в беседе с руководителем Военно-промышленной комиссии И. С. Белоусовым высказали мнение, что одностороннее прекращение ядерных испытаний приведет к утрате паритета в этой важной области и превращению СССР во второстепенную державу. Ученых поддержали и специалисты ВНИИ экспериментальной физики (г. Арзамас-16), которые в январе 1990 г. обратились к руководству страны с предложением продолжения испытаний ядерного оружия.

Президенту СССР М. С. Горбачеву поступило письмо, подписанное Л.Н. Зайковым, А.Н. Яковлевым, Э.А. Шеварднадзе и Д. Язовым, о необходимости проведения ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне до конца 1992 г. Это предложение поддержали участники научно-методического отраслевого совещания, состоявшегося 15-17 мая 1990 г. в Радиевом институте им. В.Г. Хлопина.

Тем не менее в ответ на неоднократные обращения в ЦК КПСС Верховного Совета КазССР, Семипалатинского обкома и горкома партии, руководителей антиядерного движения «Невада-Семипалатинск» ЦК КПСС направил в Оборонный отдел ЦК КПСС разрешение на прекращение ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. Вскоре в Совете Министров СССР состоялось совещание с руководством Казахской ССР (У.К. Караманов, Е.М. Асанбаев и др.) и Семипалатинской областью (К.Б. Бозтаев, А.С. Еременко), на котором обсуждался вопрос о сроках прекращения подземных ядерных испытаний на полигоне.

В сентябре 1990 года Государственный комитет Совета Министров СССР принял решение не проводить ядерные испытания на Семипалатинском полигоне до середины 1991 г. А 25 октября 1990 г. Верховный Совет Казахской ССР принял Декларацию о государственном суверенитете. Это дало возможность высшему представительному органу республики принимать решения в интересах казахского народа. 30 ноября 1990 г. Верховный Совет Каз.ССР принял постановление о запрещении проведения ядерных испытаний на полигоне в Семипалатинской области. Так была решена судьба Семипалатинского полигона – одного из оборонных объектов бывшего Советского Союза.

Но переломить гигантскую оборонительную махину было не просто. В мае 1991 г., не взирая на решение Верховного Совета КазССР, а следуя принятому ранее плану проведения ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, в концевом боксе штольни 108-К на испытательной площадке «Дегелен» было установлено термоядерное устройство сверхмалой мощности (тротиловый эквивалент 0,3 кт), разработанное во ВНИИ технической физики (г. Снежинск на Урале). Шла подготовка физического опыта для экспериментального исследования радиационной стойкости образцов военной техники и вооружения. По всей длине штольни и за ее пределами была смонтирована установка, в которой размещались облучаемые образцы. Испытание было полностью подготовлено к июлю 1991 г., однако разрешения на его проведение не было получено.

В этот период развитие отношений между Республикой Казахстан и Российской Федерацией происходило на фоне суверенных государствообразующих процессов в обеих странах. Вскоре был подготовлен новый проект постановления Совета Министров СССР «О прекращении испытаний ядерного оружия на Семипалатинском полигоне». Этим постановлением предусматривалось осуществление в 1991 г. двух испытаний мощностью до 20 кт и одного - мощностью до 1 кт, а с 1 января 1992 г. прекращение испытаний на полигоне.

29 августа 1991 г. Указом № 409 Президента Казахской ССР Н.А. Назарбаева Семипалатинский полигон был закрыт. Таким образом, ровно через 42 года после осуществления первого ядерного взрыва в бывшем СССР (29.08.1949 г.) ядерные испытания на этом полигоне были прекращены навсегда. Формула движения «Невада-Семипалатинск» «пять минус один» стала действительностью. Все объекты бывшего Семипалатинского полигона были переданы организованному на его базе Национальному ядерному центру Республики Казахстан (НЯЦ РК). К июню 1994 г. последние советские (российские) воинские части, находившиеся на территории полигона, покинули Казахстан.

Но оставалась нерешенной серьезная проблема, штольни 108-К, в которой находилось небольшое по мощности ядерное взрывное устройство. Только в мае 1995 года ядерное устройство, заложенное в штольне 108-К, было уничтожено с использованием специального накладного заряда без ядерного энерговыделения.

16 декабря 1991 г. Казахстан провозгласил себя независимым государством, встав на путь отказа от ядерного вооружения.