«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Башкирское и казахское национальные движения в 1917-1920 годах

2402
Башкирское и казахское национальные  движения в 1917-1920 годах
1917 год является одним из узловых моментов не только в истории России и стран бывшего Советского союза, но и всей мировой истории. Февральская революция, свершившаяся в том году, привлекла многих представителей интеллигенции к участию в начавшихся социально-политических событиях. Активную роль в этих событиях играли видные представители тюркских народов, в том числе башкирский ученый Ахмет-Заки Валиди и казахский общественный деятель Алихан Букейхан. Эти выдающиеся личности с появлением необходимости в переломный момент истории возглавили стали во главе национального движения.

Впервые Ахмет-Заки Валиди и Алихан Букейхан познакомились в 1912 году после издания книги Валиди «История тюрков и татар» [1, с. 91]. Еще до революции А.Букейхан и востоковед В.В. Бартольд советовали ему заниматься наукой, быть подальше от политики [1, с. 116]. Однако события сложились так, что Валиди и Букейхану пришлось быть в гуще исторических событий. Последняя их встреча произошла в 1918 году в Уфе во время обсуждения вопросов связанных с созданием федерации юго-восточных мусульман [1, с. 195].
На I Всероссийском мусульманском съезде, состоявшемся в мае 1917 года, развернулась борьба между сторонниками территориальной федерации и культурно-национальной автономии. Ряд национальных делегаций, в том числе и башкиры, выступили за территориальную автономию. А.-З. Валиди, принявший участие на данном съезде, не ограничиваясь идеей башкирской автономии, выступил за туркестанскую автономию. По его мнению, лишь в регионах с преобладающим тюркским населением, таких как «Малая Башкирия», Туркестан и Казахстан можно создать территориальную автономию" [1]. Таким образом, он поддержал идею федеративного устройства России, самоопределения тюркских народов, совпадавшей с постановлением съезда.
Во время I Всероссийского мусульманского съезда башкирская делегация, состоявшая из 58 человек, образовали «Башкирское областное бюро», на котором был заслушан проект осуществления башкирской территориальной автономии в пределах «Малой Башкирии». Вскоре было начато издание газеты «Башкорт».
На I Всебашкирском съезде (Оренбург, 20-29 июля 1917 г.) А.-З. Валиди выступил с докладами по государственному управлению и земельному вопросу. В программе съезда по земельному вопросу говорилось: «Все земли, находящиеся во владении башкир, составляют достояние всего башкирского народа и в частную собственность отчуждены быть не могут». Подходы I Всебашкирского съезда к решению вопроса о земле имеют похожие моменты с программой Алаш-Орды, напечатанной 21 ноября 1917 года в газете «Казах»: «Пользование землей вообще должно происходить так, чтобы районные и аульные пользовались землей родами, а не отдельными семействами. Продажа земли запрещается, все богатства земли, большие леса, реки принадлежат государству и управляются земством» [2, c. 91]. Однако окончательное решение земельного вопроса Алаш-Орда откладывала до всероссийского Учредительного собрания. Данный вопрос неоднократно поднимался и позже. Так, первый пункт законодательного постановления Алаш-орды от 11-24 июня 1918 г. отменял институт частной собственности на землю [2, с. 111].
I Всебашкирский съезд принял резолюцию, по которой «Системой управления, широко обеспечивающей интересы и права российских мусульманских народностей, является демократическая республика на национально-территориально-федеративных началах». Также было образовано Башкирское центральное шуро (совет), руководящий орган из 7 человек. 
А на Первом Общеказахском съезде (Оренбург, 21-26 июля 1917 г.), на котором была вынесена резолюция о том, что казахский народ приветствует идею демократической Республики, оставляя вопрос о национально-территориальной федерации открытым, в особую федеративно-демократическую Республику с учредительным собранием. Решения, программные документы национального движения освещались на страницах газеты «Казах» [2, с. 37].
В докладной записке в совет министров автономной Сибири от 26 июля 1918 г. правительство Алаш-Орды сообщало, что образование казахской территориально-национальной автономии было связано с падением Временного правительства, после которого в связи с отсутствием всякой власти могла появиться анархия. Съезд не желал допускать «возможности развития большевизма в степи» [2, с. 123, 138].
Однако в октябре Временное правительство было низложено, власть в России захватили большевики. В этих условиях Башкирское центральное шуро издало 11 ноября 1917 г. Фарман № 1, в котором содержится анализ возникшей ситуации. Одним из авторов документа являлся А.З. Валиди. «Мы не большевики и не меньшевики; мы лишь башкиры, — говорилось в указанном Фармане, — На какой стороне мы должны быть? Ни на какой. Мы на собственной стороне. Нам нечего делать в этих спорных вопросах. Наше дело охранять нашу личную и имущественную безопасность. Двухмиллионный башкирский народ не может быть игрушкой в таких ничтожных политических забавах. У него должны быть свои нужды, своя потребность, своя политика, своя точка зрения» [3, с. 301]. А через четыре дня, 15 ноября того же года появился Фарман № 2, провозгласивший территориальную автономию Башкортостана в пределах Оренбургской, Пермской, Уфимской, Самарской губерний.
Второй Общеказахский съезд состоялся с 5 по 13 декабря 1917 г. в Оренбурге, на котором в качестве представителя от башкир побывал А. З.Валиди. Вместе с представителями мусульманской военной Шуры прапорщиком Башировым, редактором газеты «Яны Вакыт» Ф.Каримовым, делегатами Оренбургского войскового круга Т.Седельниковым и А.Богдановым, он приветствовал съезд и призвал казахский народ к объединению[3, с. 65].
Почти одновременно с 8 по 20 декабря 1917 г. в Оренбурге под председательством А.-З. Валиди прошел III Всебашкирский (Учредительный) съезд, в котором в качестве наблюдателей присутствовали представители казахов С.Кадырбаев и М.Чокаев [1, с. 158.]. Съезд единогласно утвердил, объявленную Башкирским центральным шуро, автономию Башкортостана. На ней были рассмотрены вопросы о границах, внутреннем управлении автономного Башкортостана. Был избран учредительно-законодательный орган Башкортостана — предпарламент (Кесе курултай), одним из членов которого стал А.-З. Валиди. Из членов Предпарламента было образовано правительство. Председателем Башкирского правительства по рекомендации А.З. Валиди был избран юрист Ю. Бикбов. А.-З. Валиди, так же как и в Центральном шуро, стал заведующим военным и внутренними делами.
Первые месяцы после октября 1917 г. башкирское национальное движение старалось придерживаться политики нейтралитета [4, с. 36]. Однако после занятия Оренбурга красногвардейцами 4 февраля 1918 года, А.-З. Валиди вместе с другими членами Башкирского правительства был необоснованно подвергнут двухмесячному аресту органами Советской власти Оренбургской губернии. Во время налета белоказаков на Оренбург в ночь с 3 на 4 апреля 1918 г. арестованные руководители башкирского движения были освобождены. Данный арест определил политические ориентиры членов Башкирского правительства. После освобождения из тюрьмы А.З. Валиди участвовал в восстановлении Башкирского правительства, формировании башкирских вооруженных сил, вел переговоры с командованием чехословацкого корпуса, руководством Комуча, Временного сибирского правительства с целью сохранения автономии Башкортостана. Башкирское правительство установило связь с Комучем, который признал правительство и вооруженные силы башкир, а также обещал автономию Башкортостана после ликвидации большевизма [5, с. 21; 6, с. 524].
Алаш-Орда и Башкирское правительство активно и успешно занимались созданием собственных вооруженных сил, полиции, органов самоуправления. В определенные моменты центры обоих национальных движений находились в Оренбурге. По многим возникающим вопросам часто велись обсуждения, организовывались встречи между их представителями. Правительства Алаш-Орды и Башкортостана сотрудничали и с представителями других регионов, в том числе Туркестана, Азербайджана, Сибири [1, с. 369-372; 7, с. 109]. В телеграмме А. Букейхана, разосланной по казахским кочевьям, жузам, ордам, областям и уездам от 24 июня 1918 года говорилось, что Алаш-Орда, согласно постановлению второго общеказахского съезда приступила к исполнению своих обязанностей, находится в союзных отношениях с Сибирской, башкирской автономиями и предлагалось организовать местные советы Алаш-Орды. А в другой телеграмме сообщалось, что заключен договор с правительствами Сибири и Башкортостана. В качестве представителя Алаш-Орды при правительстве Башкортостана 14 июля 1918 г. в Челябинск прибыл Ахмет Байтурсунов [8, с. 301-302].
В сентябре 1918 года в Уфе состоялось Государственное совещание, в котором приняли участие представители всероссийского учредительного собрания, временного сибирского правительства, казачьих войск, национальных движений Башкортостана, Казахстана, Туркестана и различных партий. Решения совещания были направлены на создание центрального антибольшевистского правительства. Для руководства была образована Уфимская Директория [2, с. 132; 5 с. 42; 9, с. 145-147].
18 ноября 1918 г. была свергнута Уфимская Директория и установлена военная диктатура адмирала Колчака. Новый «Верховный правитель России», каковым именовал себя А.Колчак, в тот период отрицательно отнесся к идее башкирской и казахской автономий. Оказавшись между двух огней в конце 1918 г. Башкирское правительство после переговоров приняло решение о переходе на сторону Советской власти. Переход был согласован с казахами. А.З. Валиди заранее письменно информировал об этом А. Букейхана и А. Байтурсуна [1, с. 208]. Вскоре после переговоров Алаш-Орда также перешла на сторону Советской власти.
В дальнейшем многие лидеры башкирского и казахского национальных движений были репрессированы. Преследования, начавшиеся уже в 1920 г., были временно прекращены [9, с. 328-329]. Однако позже они снова попали под репрессии.
Таким образом, башкирское и казахское национальные движения, возникшие после Февральской революции 1917 г., в рассматриваемый период старались поддерживать тесное сотрудничество. Лидер башкирского национального движения Ахмет-Заки Валиди и глава Алаш-Ордынского правительства Алихан Букейхан, знакомые еще с дореволюционного времени, оказались в центре этих исторических событий. Они и другие руководители национальных движений неоднократно встречались для обсуждения и решения многих появляющихся злободневных вопросов.

А.Г. Салихов, Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН

Использованная литература:
1. Togan Zeki Velidi, Hatıralar: Türkistan ve Diğer Müslüman Doğu Türklerin Milli Varlık ve Kültür Mücadeleri. Ankara, 1999.
2. Алаш-Орда. Сборник документов/ Сост. Н.Мартыненко. Алма-Ата. 1992. 192 с.
3.Национально-государственное устройство Башкортостана (1917-1925 гг.). Документы и материалы в 4-х томах./Авт.-сост. Б.Х.Юлдашбаев. Т.1. Уфа, 2002. 608 с.
4. Кульшарипов М.М. З. Валидов и образование Башкирской Автономной Советкой Республики (1917–1920 гг.). Уфа, 1992. 160 с.
5. Салихов А.Г. Научная и общественно-политическая деятельность Ахметзаки Валидова в 1908-1920 гг. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Уфа, 2003. 24 с.
6. Salihov Ahat, A.Z. Velidi’nin Rusya’daki Toplumsal ve Siyasi Faaliyetleri// İslam Öncesinden Çaşdaş Türk Dünyasına. Prof. Dr. Gülçin Çandarlıoğlu’na Armağan. İstanbul, 2015. S. 517-526.
7. Сабирова З.Р. Развитие башкирско-таджикских связей в XIX — начале XXI вв. // Исторические и историко-культурные связи башкир с народами стран ШОС и БРИКС. Уфа, 2015. С. 108-116.
8. Национально-государственное устройство Башкортостана (1917-1925 гг.). Документы и материалы в 4-х томах./Авт.-сост. Б.Х.Юлдашбаев. Т.2. Ч.1. Уфа, 2002. 680 с.
9. Казанчиев А.Д. Место тюркских национальных движений Востока в расстановке политических сил периода Гражданской войны // Этносоциальные процессы во внутренней Евразии: Тематический сборник. Новосибирск-Семей, 2008. С.145-147.
10. Национально-государственное устройство Башкортостана (1917-1925 гг.). Документы и материалы в 4-х томах./Авт.-сост. Б.Х.Юлдашбаев. Т.3. Ч.2. Уфа, 2006. 624 с.