Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Кенсаба Умбетбаев – один из первых профессиональных садоводов-казахов

526
Кенсаба Умбетбаев – один из первых профессиональных садоводов-казахов - e-history.kz

Распространенная фамилия в Семиреченской области, Умбетбаев (Умбедбаев), нередко фигурирует в отчетах местной колониальной администрации за 1916-1917 годы. Один из носителей этой фамилии по имени Кенсебай (варианты имени: Кенсибай, Кенсаба, Кенсаб, Кенсай) 1892 (по другим данным - 1893) года рождения, был приговорен к высшей мере наказания Коллегией ОГПУ 16 октября 1930 года, по статье 58-2 УК РСФСР.

Что о нем известно по официальным источникам? Казах, уроженец Семиреченской (ныне Алматинской) области. До ареста проживал в ауле № 2 Алматинской области. Арестован 3 февраля 1930 года, его «дело» вел Восточный отдел ОГПУ в Казахстане [БД "Жертвы политического террора в СССР"; Сведения ДКНБ РК по г.Алматы].

Большую роль в реконструкции биографии К. Умбетбаева оказала анкета, заполненная им в ходе партийной переписи. То, что анкета отложилась в московском архиве, дало основания начать поиски согласно сведениям, указанным в этом документе. При заполнении анкеты 2-й Всесоюзной партийной переписи 1926 года 11 января 1927 года, Кенсибай Умбетбаев, что интересно, указал следующие данные о своем образовательном цензе и опыте работы: «окончил Школу садоводства (учился 5 лет)» [РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 9. Д. 1035. С. 103].

О Верненском училище садоводства сегодня помнят немногие. Между тем, созданное на рубеже ХХ века (сметы постройки здания датируются 1898 годом) это учебное заведение было одним из очагов профессионального образования [ЦГА РК. Ф. 44. Оп. 1. Д. 2281. Л. 1-6]. Учащиеся (набирали преимущественно лиц мужского пола с 12 лет) проходили курс латыни, ботаники, арифметики, цветоводства, садоводства, пчеловодства, огородничества, практические занятия (прививание саженцев деревьев, так рождался знаменитый апорт) и проч. Здание училища размещалось в пределах так называемого Казенного сада (ныне – Центральный парк культуры и отдыха в Алматы). Заведующим училища и Казенным садом много лет работал Шахля Николай Леонтьевич, выпускник Харьковского земледельческого училища. Заведующим учебной частью и преподавателем общеобразовательных дисциплин был Затинщиков Михаил Дмитриевич, окончивший Ташкентскую учительскую семинарию [ЦГА РК. Ф. 44. Оп. 1. Д. 23876. Л. 499]. Документация в училище велась исправно; сохранились списки поступивших в 1906-1908 годах. Руководство училища было подотчетно Военному Губернатору Семиреченской области, и даже списки согласовывались с Канцелярией Губернатора [ЦГА РК. Ф. 44. Оп.1. Д. 23876. Л. 13]. 

Состав учеников в училище (в среднем обучалось от 10 до 16 человек в год) охватывал как детей мещан и казаков, так и крестьян. Со временем, в училище стали набирать детей казахов. То есть, казахское население оценило навыки садоводства, которые получали выпускники училища в Верном, и настоятельно выражали желание обучать своих детей. Так, в 1906 году приемная комиссия в списке поступавших в училище садоводства одиннадцати кандидатов указывает одного казаха - сына Джумагула Тезекпаева [ЦГА РК. Ф. 44. Оп. 1. Д. 23609. Л. 3]. Тезекпаев не был принят по медицинским показаниям, однако в том же 1906 году в ноябре месяце, в училище был принят другой казах, сын Ниязбекова Сята, как «своекоштный пансионер», который должен был обучаться на средства родителей, до появления вакансии [ЦГА РК. Ф. 44. Оп. 1. Д. 23609. Л. 45-46]. Неизвестно, обучался Кенсаба Умбетбаев в училище садоводства также как «своекоштный пансионер» или нет, но сам факт, что он (и его младший брат Аллаберген) окончили это учебное заведение в г. Верном, говорит о их способностях и определенном материальном положении родителей, которые стремились дать профессиональное образование детям.

По данным музеев г. Алматы, «в открывшемся при Казенном саде училище садоводства учились и казахские дети. Успешно закончивший училище Абиир Туркебаев в 1902 году открыл свою школу садоводства в урочище Курметы» [Билялова, 2021].

Кроме училища садоводства, Умбетбаев, согласно данным анкеты, окончил 4-месячную школу политграмоты 2-й ступени. Указано, что он «член ВКП(б) с 1920 года» [РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 9. Д. 1035. С. 103]. Для советско-партийной номенклатуры указанные сведения представляли вполне типичный портрет работника низовых органов, потенциально бедняцкого происхождения. Однако, далее графа анкеты «место работы» довольно расплывчато заполнена им так: «...с 19 лет работал - 5 лет садовником, садовник в г. Кульджа, Синьцзян (1917-1918)» [РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 9. Д. 1035. С. 103]. Даже поверхностное прочтение этой строки наводит на размышления – пятилетний диапазон никоим образом не может ограничиваться двумя годами: 1917 и 1918, где же Умбетбаев находился в 1919 – 1920 годы?! И как он оказался в городе Кульдже, оживленном городке пограничной северо-западной китайской провинции Синьцзян?! И кому там понадобились его навыки садоводства?!

Допуская, что в период реквизиции инородцев на тыловые работы с июня 1916 года он укрывался от мобилизации и отправился в Кульджу, для чего пересек границу, вряд ли бы там в годы гражданской войны кто-то проявлял интерес к садоводству, поскольку Синьцзян был охвачен противостоянием «белых» и наступающих частей «красных». Анкетные данные К.Умбетбаев заполнял расплывчато, поскольку, как выясняется, отнюдь не мирным делом был занят в пограничной зоне, об этом ниже.

Архивные поиски и анализ контента первых национальных периодических изданий дал некоторые результаты. Выяснилось, что ряд публикаций за подписью «Үмбетбаев К.», «Үмбетбаев Кеңесбай» увидели свет в газете «Қазақ» в 1918 году. Адреса корреспондента были указаны «Құлжа» и «Гавриловка (ныне - Талдыкорган) Жетісу облысы» [ҚАЗАҚ. 1918]. Это подтверждает сведения из анкеты, о месте работы К.Умбетбаева и его поездках в 1918 году. Он сам был подписчиком и корреспондентом газеты «Қазақ» и способствовал расширению числа подписчиков в Илийском крае и, собственно, Кульдже, среди местных казахов и других национальностей.

Газета Алашской направленности под названием «Сары Арқа», выходившая в Семипалатинске, в апреле 1919 года, перечисляя подписчиков издания, в их числе называет фамилию Умбетбаева: «Сары арқа басқармасынан өкіл айтып квитансиа дәптерлері төмендегі кісілерге жіберілді (...). Жетісуда атаман Анненковтың тілмашы Кеңсаба Үмбетбай баласына – 1 дәптер, 133 нші номір, 51 қағазды...» [Сары-Арқа. 1919 апреля 4 № 75].

Затем в следующем номере газеты был опубликован чрезвычайный приказ Анненкова от лица заместителя атамана, есаула Росинского, в переводе на казахский язык К. Умбетбаевым. Содержание приказа касалось набора казахских джигитов в возрасте от 22 до 30 лет по Лепсинскому уезду в отряды формирующегося полка под командованием капитана Хамита Токтамышева. Призыв формировать казахский кавалерийский полк распространялся и на другие волости Уржарского региона. Цитата: «Атаман Анненковдың тығыз бұйрығы. Лепсі уиезіне қараған 21 болыс қазақ жұртына атаман Анненковдың маған жіберген қазақдардан әскер жаса деген, бұйырғы бойынша, жарлық қыламын: жасы 22 ден, 30 ға шейін жігіттердің санын дайарлап, ат, ер тоқымдарын мықты, жеткілікті қылып берсеңіздер. Әскерді басқарып үйретуші өздеріңіздің қазақтарыңыз афитсер (капитан) Хамид мырза Тоқтамишев. Әскерді полкке толтырып болған соң, атаман Анненковтың әскеріне қосылады. Сол себепті өздеріңіздің ата мекендеріңізді, жерлеріңізді зұлім, туған туысқандарыңыздың қандарын төккен болшевиктерден тазалап, құтқару үшін жасы 22 ден, 30 ға шейін жігіттеріңіз әскер қызметіне берсеңіздер. Бұл жігіттер қолдарына қару жарақ алып өздеріңіздің отандарыңызды қорғау үшін шақырылады. Құрметті ақсақалдар, ел адамдары, ел жұртын сүйетін мырзалар тартыншақтамай жігіттеріңізді тез жеткізіп беріңіздер, атаманның осы әмірін тегіс орнына келтіріңіздер. Ұржар аймағындағы болысдар бұл әмірді 1 нші апрелден қалдырмай орындаулары тиіс. Атаман Анненковтың орынбасары есаул Росинский. Тілмашы Кеңсаба Үмбетбаев [Сары-Арқа. 1919 апреля 11 № 76].

О службе в рядах войска атамана Анненкова переводчика Кенсабы Умбетбаева изветсно из документов. Так, 9 ноября 1919 года вышел приказ Анненкова, который гласил: «Кенсебая Умбетбаева за старание и ревностное отношение к службе, переименовываю из вахмистров в подхорунжие» [РГВА. Ф. 39711. Оп.1. Д.3. Л.4].

В сборнике о войске Алаш также встречаются упоминания об этом периоде и деятельности К. Умбетбаева, который вместе с другими Алашскими деятелями встал на вооруженную защиту родной земли, в альянсе с союзниками [Әбдіғалиұлы, 2017: 111, 241].

Собственно, по возрасту (26 лет) и сам Кенсаба подходил под призыв в полк Тохтамышева, и его должность «переводичк, тілмаш» открыто пропечатана была в газете «Сары-Арқа»; впоследствии ему приходилось при заполнении совестких анкет тщательно скрывать свое пребывание в рядах анненковского войска и тесное сотрудничество с «белыми», но иначе в тот сложный период поступить он не мог, поскольку обстоятельства требовали выбора – с кем плечом к плечу защищать пострадавших от реквизиций жителей края. Алашские лидеры поставили задачу формирования военизированных частей кавалерии, и на тот момент реализовалась задача сотрудничать с казачеством. Таковы факты, которые в анкете сам Умбетбаев разумеется вынужденно скрывал под невинной записью о работе «садовником» в Синьцзяне. Возможно, он и трудился в мирное время садовником, а в 1919 году был задействован как имевший организаторский талант и знавший русский и китайский языки, в качестве переводчика при атамане Анненкове. 

В той же газете «Сары-Арқа» в летние месяцы 1919 года были опубликованы несколько информаций, под которыми стояла подпись «Тілмаш: Кеңсаба», «Вахмистр Кеңсаба». В этих заметках разъяснялись приказы атамана Анненкова (приказ был отдан из ставки атамана в Уч Арале) относительно жалоб местных жителей на отъемы лошадей, назначение им переводчика и увольнение прежнего Шивелова и другие вопросы [Сары-Арқа. 1919 августа 15 № 87]

Определенное время после возвращения из Синьцзяна он числится активистом союза «Косшы» по Семиреченской области, в должности заместителя председателя (1920 – 1921). Интересно, что его фамилия попала в историю проведения земельной реформы в Туркестане и, в частности, Семиреченской области. Так, 18 декабря 1920 года Туркбюро ЦК РКП(б) обратилось ко всем парторганизациям, акцентируя внимание на том, что первоочередной задачей партии является оживление работы земельных отделов Советов, для чего требовалось направить в отделы коммунистов. Семиреченская партийная организация «мобилизовала» 252 коммуниста и примерно столько же комсомольцев.В районах проведения реформы коммунисты проводили «съезды бедноты» и «беспартийные дехканские конференции». 

«…20 января 1921 года в г. Аулие-Ата открылся Первый съезд казахских и киргизских бедняков, в количестве 600 делегатов. Съезд признал земельную политику Советской власти правильной и показал рост сознательности казахской и киргизской бедноты. Батрак Умбетбаев из Верненского уезда, Семиреченской области, выступая на съезде, говорил:
"...Мне попалась программа коммунистов и увидел я, что это партия святая. Мы были жирным жарким для колонизаторов, кулаков и своих богачей-баев, манапов, бывших волостных переводчиков. Теперь нам правильно говорят: вы - большинство, сами решайте свою судьбу» [История гражданской войны в СССР, 1960: 2]. 

Такое повышенное внимание к персоне Умбетбаева сыграет в его судьбе заметную роль. Вскоре он перебрался на работу в должности председателя Шымкентского уездного союза «Косшы» (1921-1922) [РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 9. Д. 1035. С. 103]. С чем связан переезд, нетрудно догадаться: очередная партийная «чистка» тогда вынудила многих искать новое трудоустройство, подальше от родных мест, где прошлое (связанное с Алаш и гражданской войной) могло негативно повлиять на положении близких и родственников. 

Анкета 1927 года, заполненная К.Умбетбаевым, отражает дальнейшие его карьерные перемещения. Он вновь вернулся в Жетысуйскую область через год и устраивается на работу «политическим следователем Джетысуйской обл. в 1922-1923 гг.». Однако год спустя меняет место работы, теперь он – «…уполномоченный представитель по выделению лесных дач Наркомата земледелия Туркестана (1923-1924)». Данный вид работы связан обычно с разъездами, в любом случае уполномоченный чаще находился не в кабинете, что устраивало К.Умбетбаева. 

Далее в анкете, заполненной в январе 1927 года, им указаны следующие должности: «ответственный секретарь Пахта-Аральской партячейки, Сырдарьинская область (1924-1925)» и «председатель Сырдарьинского губсоюза "Кошчи" (июль 1926 – январь 1927)» [РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 9. Д. 1035. С. 103]. 

То есть, К. Умбетбаев находится на партийной работе еще и в Сырдарьинской области. В период передислокации столицы республики из Оренбурга в г. Кызылорда, после некоторого перерыва, с 1925 по июль 1926 гг., его переводят ближе к столице - теперь он вновь возглавляет союз «Косшы», но уже столичной Сырдарьинской губернии, на момент заполнения анкеты, т.е. в начале 1927 года.

Следует помнить, что именно в 1927 году в весенние месяцы, состоялся суд над атаманом Анненковым, в г. Семипалатинске, где были оглашены многие факты. Зная об этом громком судилище, Умбетбаев понимал, что и ему, бывшему переводчиком при атамане, вскоре грозит разоблачение со стороны советских органов. К тому же к десятилетию восстания 1916 года собирались и частично публиковались мемуары участников тех событий, где также всплывали имена алашских деятелей Жетысу. 

Во время допросов и очных ставок осенью 1930 года М.Тынышпаева и других будут названы фамилии К.Умбетбаева, М. Толебаева, Б. Мамбетова  как пособников атамана Анненкова [Движение Алаш, 2011: 110-111, 164].

В 1937 году фамилия и имя (к тому времени расстрелянного) К. Умбетбаева всплывет во время допросов, в частности Ураза Джандосова. Последний назовет бывших соратников в связи с реализацией земельной реформы в Жетысу: «…Земельная реформа, в ее искаженном Ходжановым и троцкистом Сафаровым виде нашла живейший отклик у меня, у других казахских и киргизских националистов Семиречья, благодаря чему, на почве проведения этой реформы, произошло оформление «ходжановщины» в Семиречье, так как земельный вопрос превалировал над всеми другими и в своих националистических устремлениях мы исходили из него. Практическое проведение этой «реформы» было значительно облегчено всем ходом моей предыдущей националистической деятельности, в результате которой в Семиречье, особенно в местных органах власти, почти все руководящие должности были захвачены националистами и байством, а союз Кошчи", который сыграл в этом вопросе решающее значение, почти в основных звеньях был в руках байско-националистических элементов. В практическом проведении земельной реформы в Семиречье активное участие, под моим руководством, приняли: Худайкулов Рахманкул, Сыдыков Абдыкарим, Абдрахманов Юсуп, Кендырбаев, Тонбаев, Айдарбеков, Худайбергенов Таш, Бабаханов, Сарыбалдин Юсуп, Алимбаев Керим, Умбетбаев Кенсаба, Тулебаев Керимбай, Чинасылов Шамай, Байпаков Манап, Кадырбаев Калмұхамед, Чанышев Кайдар, Розыбакиев Абдулла, Борамбаев Канай, Барибаев Жуаныш и Куш(д)ерин Джумахан» [Протокол,  1937].

Даже благое начинание – земельная реформа, - в процессе «выявления классовых врагов» в Семиречье была позднее оболгана, а те, кто искренне по призыву партии участвовал в ее реализации, были отнесены к «врагам», и эта небылица повторялась по «милости» следователей, из допроса в допрос. Из подследственных выбивали имена и фамилии сослуживцев, приписывая им невиданные «контрреволюционные» и «националистические» замыслы. Как видно из текстов протоколов, не щадили и ушедших из жизни. Органам НКВД надо было сфабриковать «дело» с как можно большим количеством «контры», по им только известным причинам.

Безусловно, в анкетных данных К.Умбетбаева есть «лакуны», которые он предпочитал умалчивать, отдельные страницы своей деятельности на стороне Алаш он не афишировал, будучи в 1920 годы членом большевистской партии. Но даже из столь разрозненных сведений, собираемых ныне по крупицам, проступает фигура крупного политического и общественного деятеля, каким был Кенсаба Умбетбаев, за 37-летнюю жизнь успевшего немало сделать для преобразования общества и пробуждения самосознания соотечественников. 

Открыто выражавший свое мнение, стоявший в авангарде отстаивания интересов большинства, бедноты, человек с дипломом гуманнейшей профессии садовода, который своими руками облагораживал до 1917 года сады г. Верного и Кульджинского края, выращивал апорт, а затем с тем же усердием приступивший к защите родного края, земельно-водной реформе в Жетысу, возглавлявший подразделения союза «Косшы», он желал своему краю только процветания. Суровые испытания 1916 года, гражданской войны и политических реформ 1920 годов выпали на долю межвоенного поколения. Высокое понимание гражданского долга выталкивало их в авангард сознательных членов сообщества, призывало обучаться новому, полезному. Служить народу – в этом было их призвание.

 

*Статья выполнена в рамках реализации проекта грантового финансирования МНВО РК «Жетысуйские деятели движения Алаш: деятельность, судьбы, наследия» (АР 14872226).

Муканова Гюльнар Кайроллиновна

Кандидат исторических наук, профессор

Ведущий научный сотрудник

Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова

 

Литература:

 

БД "Жертвы политического террора в СССР"; Сведения ДКНБ РК по г.Алматы.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 9. Д. 1035.

ЦГА РК. Ф. 44. Оп. 1. Д. 23876, 23609.

РГВА. Ф. 39711. Оп.1. Д.3.

Билялова ГКазахское население города Верного // E-history26.03.2021https://e-history.kz/ru/history-of-kazakhstan/show/32509

Қазақ (Оренбург). 1918.

Сары-Арқа (Семипалатинск). 1919 апреля 4 № 75.

Сары-Арқа. 1919 апреля 11 № 76.

Сары-Арқа. 1919 августа 15 № 87.

История гражданской войны в СССР. Том 5 (февраль 1920 г. - октябрь 1922 г.). Москва: Госполитиздат, 1960.

Протокол допроса председателя Алматинского облисполкома У.К. Джандосова, 20 сентября 1937 года. Эл https://dereksiz.org/bl-basilim-otirar-kitaphanasi-filimi-ortalifini-rilfanina-10-j-v3.html?page=22].

Движение Алаш: Сборник материалов судебных процессов над алашевцами. Трехтомник. – Алматы«Ел-шежіре», 2011.

Әбдіғалиұлы Б. Алаш әскері. 1918-1920 жж. Астана: Қазақстан Республикасы Президенті жанындағы Қазақстан стратегиялық зерттеулер институты, 2017. 392 б.

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?