Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Есим Байгаскин – деятель Алаш

1181
Есим Байгаскин – деятель Алаш - e-history.kz

В статье приведены архивные данные о деятеле Алаш из Северного Казахстана, оставившего заметный след в истории государства, высшего образования республики, ректоре (директоре) Алматинского зооветеринарного института Есиме Байгаскине. Материалы о нем из фондов Центрального государственного архива Республики Казахстан, СГА КНБ РК, контекста газет 1920 годов изучены с новых концептуальных позиций. В контексте реконструкции биографий и наследия деятелей Алаш, немаловажно вернуть в анналы отечественной истории имена достойных представителей национальной интеллигенции, восполнить ранее известные факты в плане исторической персонологии. К сожалению, и Байгаскин стал жертвой политических репрессий в известные годы. 

 

Долгое время о деятеле Алаш, уроженце Акмолинской области Степного края, оставившем заметный след в развитии национальных СМИ и высшего образования, не было известно; сказывался страх родственников репрессированных, общий идеологический фон советского общества. Теперь, в Независимом Казахстане, после рассекречивания архивов, представилась возможность изложить найденные на данный момент те доступные факты из биографии репрессированного деятеля, которым следует гордиться его потомкам.

 

На фото 1.  Есим Байгаскин (сидит) в редакции «Ақ жол». Ташкент, 1925.

 

В казахской версии Википедии указывается, что Есим Байгаскин - «бұрынғы Ақмола облысы Көкшетау уезіОртақшылдар болысының 2-ауылы (қазіргі Амангелді) ауданы тумасы». О его родителях сведений исследователи не приводят. Между тем, в архиве есть следующая справка, приблизительно по хронологии конец ХIХ века, есть предположение, что речь идет об отце (?) Есима, Байгасқа Сандыбаеве:

«…в рапорте Петропавловского Уездного начальника сообщалось: «Имею честь доложить Вашему Превосходительству, что киргиз Средней волости Байгаска Сандыбаев, пользуясь просьбой крестьян селения Всесвятского, по непомерно высокой цене дает деньги под большие проценты. Доказать это обстоятельство путем дознания весьма трудно и потому не представляется возможным привлечь Сандыбаева к соответствующей законной ответственности» (ЦГА РК. Ф.369. Оп.1., Кн.2., Д.3806. Л.3). Судя по этой докладной, отец Есима был не из робкого десятка в отношениях с переселенцами.

Начальное образование Есим получил в аульной школе известного просветителя Ахмета Жантелина (Жанталина). В 1914-1918 годах продолжил обучение в Омской гимназии, здесь становится членом молодежной организации «Бірлік», то есть был знаком с Кошмухамедом Кеменгеровым, Гулей Досымбековой, Смагулом Садвокасовым и другими казахами, учившимися в Омске. Байгаскин 5-13 апреля 1918 года в Омске участвует в Первом съезде Алашской молодежи и становится членом созданной молодежной организации «Жас Азамат». Участвует в комитете Алаш по Акмолинской области. С установлением советской власти, с 1919 по 1923 годы, работает в Акмолинском облисполкоме. Инспектор киргизской (казахской) секции, сотрудник отдела народного просвещения. 

В 1924 году он перебирается в Ташкент, где поступает на учебу на экономический факультет Средне-Азиатского университета. Здесь в его судьбу вмешался Смагул Садвокасов, который три года спустя спас Есима и еще несколько студентов от голодной смерти, - их хотели лишить стипендий как детей «баев». Об этом факте мы писали ранее [Муканова и др., 2023: 229]:

 

Фото 2. Обложка «Казахско-русского словаря». М., 1925.

 

«…Нарком С. Садвокасов с большой ответственностью относился к своим обязанностям и держал на контроле распределение государственных стипендий. Суть его письменных обращений к ректору САГУ - призыв к внимательному рассмотрению обращений молодежи: он просил настоятельно не лишать стипендий студентов только по социальному признаку, в духе времени (ЦГА РК. Ф. 755. Оп. 1. Д. 89. Л. 14). В частности, в переписке с ректоратом САГУ за июнь 1927 года есть такие строки: «Срочно вышлите анкеты и краткие характеристики на всех вновь утвержденных стипендиатов, а также Байгаскина, Садыкову и Исмагулова, а также на кандидатов на незамещенные 12 стипендий» (ЦГА РК. Ф. 755. Оп. 1. Д. 89. Л. 14). Благодаря его вмешательству, студентам из отдаленных областей Казахстана Байгаскину, Садыковой и Исмагулову были восстановлены стипендии. То есть он был осведомлен, в письмах и телеграммах называл конкретные фамилии пострадавших студентов, к которым ректоратом были применены «штрафные» санкции. Все это свидетельствует о его человечности и чувстве ответственности, которое он испытывал в отношении студенчества (ЦГА РК. Ф. 755. Оп. 1. Д. 68. ЛЛ. 70-71). 

Экономфак САГУ Есим Байгаскин окончил в 1928 году. Крупного телосложения, белокожий с большими глазами, статный казах оказался в эпицентре большой творческой и интеллектуальной работы. Так, находясь в Ташкенте, Е.Байгаскин сотрудничал с редакцией газеты «Ақ жол», был редактором данной газеты (1925 год). Он через газету пропагандировал новинки книг на казахском языке, в том числе«Тарту» - сборник народной казахской литературы А. Диваева (составитель Магжан Жумабаев), переводные труды М. Дулатова, учебник «Основы геологии» в переводе Ф. Галимжанова и др. қ жол. № 558. 10 апреля 1925].

 

Фото 3. Есим Байгаскин (слева) и Ж. Аймауытов. Ташкент.

Также в Казинпрос, будучи студентом САГУ, устроился преподавателем. Как результат совместной работы с другими деятелями Алаш интеллигенции, находившейся тогда в Ташкенте, в 1925 году в Москве увидел свет «Қазақша-орысша тілмаш» («Казахско-русский словарь»), в соавторстве с М.Буралкиевым, А.Байтасовым, Г.Даулетбековым и М. Сарсенбаевым, под руководством К.Кеменгерова. 

 

Фото 4: Деятель Алаш из Северного Казахстана Ахмет Жантелин, учитель Е.Байгаскина, аулкор газеты «Ақ жол».

 

В 1925 году Есим Байгасқаұлы был в числе организаторов Первого съезда аульных собкоров газеты «Ақ жол»; на этот форум был приглашен учитель Байгаскина, Ахмет Жанталин. В апреле 1925 года редакция популярного издания - газеты «Ак жол» собрала в Ташкенте первую в истории республики конференцию аульных корреспондентов (аулкоров). Любопытно, что на ней дважды выступил прибывший из Петропавловска активный деятель просвещения, имевший по тому времени хорошее образование Ахмет Жанталин. В первом выступлении он поделился переживаниями о плачевном состоянии аульных хозяйств, - скот был поражен заболеваниями, ощущался недостаток ветеринаров в Тонкериском, Бейнеткорском и Кызыласкерском районах. Также ему предоставили слово в завершение конференции. Жанталин поблагодарил редакцию и пожелал газете «Ак жол» оставаться рупором правды для беднейших сограждан. Его выступление вызвало бурю аплодисментов. После Жанталина конференция завершилась заключительным словом Есима Байгаскина [Ақ жол. № 559. 13 апреля 1925].

 

Фото 5. К. Кеменгеров и Е. Байгаскин (справа), Ташкент, 1925.

 

Надо заметить, что Есим Байгаскин поддерживал талантливых молодых людей. Работая в редакции газеты «Ак жол», он пригласил сотрудничать Салкена Балаубаева. Они оба запечатлены на групповом снимке 1925 года в редакции «Ак жол» в Ташкенте. Более того, Салкен под своим именем опубликовал в этой газете в 1925 году ряд своих стихотворений, посвященных годовщине Октября, Первому съезду аулкоров (участником которого был и он) и Новой столице Казхастана – г. Кызылорде.

 

На фото 6. Представители казахской интеллигенции в Ташкенте, 1925 год. 

Сидят: слева направо - Ж.Аймауытов, Хасен Гали, Ш.Токжигитов, К.Кеменгеров, Е.Байгаскин. Стоят: Г.Даулетбеков, Х.Абылаев, Салкен Балаубаев, неизвестный. Ташкент, 1925 ж. 

Фотоснимок был опубликован в газете «Ақ жол» 5 мая 1925 года.

 

По окончании САГУ, Е.Байгаскин также работал в «Средазбюро», районном исполкоме ответработником. 

После первого ареста, Байгаскин в 1932 году работал в Чимкенте (Капланбек?), а в 1934 году переезжает в Алма-Ату, заняв должность директора АЗВИ. Он способствовал включению Капланбека в структуру ЗВИ как основу нового факультета и базы для практики студентов. Казалось бы, судьба благосклонна, впереди – реализация в столице республики в новом качестве руководителя ВУЗа, научные исследования. Однако все оказалось по-другому. 

В фондах ЦГА РК нам встретилось дело «Протоколы заседаний Ученого совета алматинского зооветеринарного института» (далее – ЗВИ) за сентябрь-декабрь 1938 года [ЦГА РК. Ф. 1997. Оп. 1. Д. 61 А. Протоколы заседаний Ученого совета института. Сентябрь – декабрь 1938 г. Научная часть. На 73 листах]. Просматривая документы, в надежде найти что-либо, ведь судя по дате, то был период «активных» чисток, собраний и изгнания из стен вузов алашской интеллигенции, я прочла «справку» об институте. Документ не имел даты, однако ее нетрудно было восстановить, исходя из текста, то есть примерно 1935 год. Под справкой была указана должность и фамилия руководителя: «Директор ЗВИ….Байгаскин» [ЦГА РК. Ф. 1997. Оп. 1. Д. 61 А. Л. 12].

Приведем содержание этого документа полностью, поскольку он является важным свидетельством эпохи, когда руководителям учреждений и учебных заведений, ВУЗов вменялось докладывать о профессорско-преподавательском составе, числе коммунистов, беспартийных и комсомольцев.

«…СПРАВКА.

1. Алма-Атинский Институт организован в июле 1929 года с факультетами Ветеринарным и Зоотехническим.

2. Присоединен в этом году в Зоофак – Капламбекский Овцеводческий Институт в качестве Овцеводческого отделения.

3. За время существования Институт сделал 4 выпуска, выпустил 307 специалистов, из них – 172 ветврачей и 135 зоотехников.

4. В этом году 5-й выпуск – 84 специалистов, из них ветврачей 53 и зоотехников 31.

5. Выпускаемые специалисты в 1935 году по составу:

ВЕТВРАЧИ:                              ЗООТЕХНИКИ: 

Казахов  - 7                                 Казахов – 11

Русских  - 46                                20

Рабочих  - 22                               15

Крестьян - 13                               13

Служащих - 18                             3

Чл. ВКП(б) - 8                              4

Чл.ВЛКСМ - 13                            9

Б/парт         - 32                           18.

Директор ЗВИ        /Байгаскин/ [ЦГА РК. Ф. 1997. Оп. 1. Д. 61 А. Л. 12].

Данный документ весьма важен для восстановления истории развития высшего образования Казахстана. В справке изложены статистика выпусков, дата образования и структура Института. Тот факт, что к ЗВИ был присоединен Капламбекский овцеводческий Институт (находился близ г. Чимкент), как стало понятно после изучения истории этого подразделения, также говорил о многом. Ведь именно в Капламбеке (сокращенное название) трудились многие деятели Алашской интеллигенции: например, активный сотрудник редакции оренбургской газеты «Қазақ» Файзулла Галимжанов и др. Они вначале преподавали в Ташкенте: Среднеазиатском университете, работали в газетах «Ақ жол», «Сана» и др., затем после размежевания и отхода Ташкента в ведение Узбекистана, переехали в Капламбек, Алма-Ату и т.п. Предположительно, с началом массовых арестов Байгаскину инкриминировалась «связь с алашординцами», в частности с теми, кто работал в овцеводческом хозяйстве Капламбек (бывшее имение пермских купцов Каменских в Сырдарьинской области Туркестанского генерал-губернаторства, затем после 1917 года - государственное имение Капланбек (Қапланбек, до 2001 г. – Горное, Кенсай) ныне село в Сарыагашском районе Туркестанской области, примерно в 34 км от Ташкента).

В 1920 годы Ташкент был местом притяжения тюркской, в том числе - казахской молодежи, желавшей получить профессиональное и высшее образование. Яркий след интеллектуалов Алаш отразился во многих СМИ региона, фотографиях той поры. В целом, у нас сложилось хорошее впечатление от степени и условий сохранности документов в узбекских фондах, во время командировки весной 2022 года в столице Узбекистана.

В Редком фонде Национальной библиотеки Узбекистана имени Алишера Навои хранятся и оцифрованы издававшиеся в исследуемый период, выходившие на арабской вязи, Алаш интеллигенцией, многие журналы: «Жас казак», «Шолпан», «Жас кайрат» и газеты: «Ак жол», «Енбекшил казак» и «Өртен». Например, журнал «Шолпан / Чулпан» выходил в Ташкенте в 1922-1923 годах благодаря энтузиазму Мухтара Ауэзова, которому в этом году исполнилось бы 125 лет. Газеты и журналы эти выходили в городах: Оренбург, Кызылорда и Ташкент. В ходе командировки в Ташкент нам удалось выявить очень редкие публикации - эссе Магжана Жумабаева, заметки Ахмета Жантелина, статьи Файзуллы Галимжанова, психолога Салкена Балаубаева и др. 

О Байгаскине знали и гордились им земляки. В знаменитой трилогии «Школа жизни» Сабита Муканова есть такие строки: «Три интеллигентных казаха – педагоги и литераторы Есим Байгаскин, Абдулла Байтасов и Шакир Баймаханов…» [Муканов, 2011].

Ташкентский этап жизни Е.Байгаскина безусловно обогатил его сотрудничеством с такими деятелями, как М.Жумабаев, А.Байтасов, К.Кеменгеров, которых он хорошо знал по Омску, а также с Ж. Аймауытовым, С. Балаубаевым и др. Это отражено в документе под названием «Докладная ОГПУ «О платформе «Табалдрык». Датируется он по содержанию, 1929 годом. В докладной говорится:

«…1. В беседе с Баймакановым Шакиром выяснилось, что в 1924 г. группой ташкентских националистов было получено несколько экземпляров брошюры Джумабаева и «Табалдрык», причем под эгидой платформой расписались Байтасов, Байгаскин, Аймаутов, Кеменгеров и др., которые согласились организовать кружок. После этого они узнали, что о платформе «Табалдрык» стало известно ГПУ и, как будто, это дело у них заглохло. В настоящее время эта платформа должна быть у Байтасова, Аймаутова и Кеменгерова» [СГА КНБ РК. Ф. 9. Оп. 1. Арх. №307. Л. 321-322]. 

В г. Алма-Ата Е.Байгаскин окунается в работу ЗВИ, новые условия, масштаб работы его увлекают. Вновь представилась возможность работать с молодежью, студенчеством. О первых руководителях Алматинского зоовета известно немного. История ВУЗа кратко такова: в 1929 году был основан Ветеринарный институт для подготовки ветеринарных врачей, зооинженеров широкого профиля со специализацией по каракулеводству, птицеводству, коневодству и другим специальностям. Вскоре учебное заведение было реорганизовано в Ветеринарно-зоотехнический институт, в 1933 году переименовано в Алма-Атинский зооветеринарный институт.

1929 -1930 Сайкович И. В.

1930 -1932 Атаянц Л. М.

1932 -1934 Юнусов М. Т.

1934 -1936 Байгаскин Е. Б. [Алма-Ата, 1983: 267 - 268.].

Есим Байгаскин работает директором АЗВИ с 1934 года. Соответственно, он имел достаточный для этого образовательный ценз (САГУ) и опыт работы в народном образовании (Казинпрос в Ташкенте, Овцеводческий институт в Капланбеке), ведь руководить вузом – дело не простое. Как руководитель, он обязан был нести персональную ответственность за состояние партийной работы в ВУЗе. 

Судя по источникам, уже в начале 1930 годов раздаются первые «звонки» о так называемых «врагах народа» и необходимости их изгнания из рядов профессорско-преподавательского состава. Об этом свидетельствуют следующее дело - ЦГА РК. Ф. 1997. Алма-Атинский зооветинститут. Оп. 1. Д. 17. Протоколы общих собраний. Материалы парткомиссий по обследованию деятельности Института. Май-июль 1931. На 62 л.

При ознакомлении с содержанием архивного дела мы обратили внимание на документ под заголовком «Материал по партийной части ВетЗооИнститута по подготовке кадров. Преподавательский состав. Он не датирован, однако по содержанию источника установлено, что он был составлен не позднее августа 1931 года. Приведем фрагменты этого документа, также отражающего атмосферу эпохи массовых репрессий, начала 1930 годов:

«… В научном отношении преподавательский состав в основном удовлетворителен, однако, известная часть преподавателей нуждается в строгом контроле со стороны общественности и в первую очередь – партийной организации ЗВИ. Фактами могут служить: дело Авербурга, Караваева, Аманжулова и других (...). /Здесь указаны фамилии «разоблаченных» и изгнанных из других алматинских ВУЗов преподавателей; их фамилии становились нарицательными, а «чистки» в КазПИ должны были, по мнению ОГПУ, быть образцовыми для других ВУЗов. – Г.М. /.

(…) Выводы.

(…) Наряду с имеющимися положительными сторонами, в работе партийной организации имеются крупные недостатки:

1) Идеологическая борьба в КазПИ за марксистско-ленинскую методологию не нашла своих отражений в стенах ЗВИ, тогда как часть профессорско-преподавательского состава совмещают работу в последнем (Караваев и др.) /В те годы ввиду дефицита ученых, ряд преподавателей совмещали работу в нескольких ВУЗах. – Г.М. /.

(…) В качестве практических мероприятий ячейка ВЗИ необходимо провести следующее:

1) Усилить самую непримиримую борьбу на идеологическом фронте, сигнализацией которой является борьба в КазПИ, СХИ и последнее в связи с делом преподавателя Аманжулова, вокруг этого вопроса необходимо мобилизовать всю студенческую массу, а особенно партийный состав, давая самый решительный отпор протаскиванию буржуазной идеологии в стенах пролетарского ВУЗа.

Руководитель бригады  __________ Б/подписи» [ЦГА РК. Ф. 1997. Оп. 1. Д. 17. Л. 38-39]

Таким образом, бригада проверяющих составила данный протокол в назидание руководителю ЗВИ и партячейке, чтобы впредь пресекались любые проявления индивидуальностей и каких-либо отклонений от линии партии. Документ составлен в духе времени, в нем используются типичные шаблоны: «мобилизовать студенческую массу», «дать решительный отпор» и проч. Фамилии искажены – Аманжулов, вместо Аманжолов, к примеру.

Мы провели дополнительные поиски, из других источников дела удалось выяснить, что упоминавшийся профессор Авербург в 1931 году работал деканом ветеринарного факультета (ветфак)  [ЦГА РК. Ф. 1997. Оп. 1. Д. 17. Л. 56]. При том, что Авербург в июле 1931 года указан в протоколе заседания учебно-методической комиссии ЗВИ, наряду с заведующим учебной частью Ивановы, профессором Вышелесским, доцентом Костериным и наркомпросом Джулдыбаевым. Заседание заслушало «Программу по общей эпизоологии» (доклад проф. Вышелевского) и информацию декана Ветфака о положении факультета по докладной записке на имя директора Института [ЦГА РК. Ф. 1997. Оп. 1. Д. 17. Л. 56]. 

Работа ученых РК в рамках Госкомиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий дает свои плоды, многие источники получены из архивов постсоветских государств. Так, в недавней публикации Г. Балтабаевой, З. Кабульдинова и Т. Рыскулова находим факт ареста Е.Байгаскина в 1930 году: «…ОГПУ целенаправленно проводило аресты казахов в Кыргызстане, Узбекистане, Казахстане и направляло арестованных в тюрьму крепости Алма-Ата. В один день, 17 сентября 1930 г., были арестованы: Ходжамкулов Нашир в Кыргызстане, в Ташкенте – научный сотрудник Среднеазиатского государственного университета Ауэзов Мухтар, аспирант Кеменгеров Кошмухамед и Буралкиев Мустафа. В Узбекистане - арестованы на агростанции под Ташкентом Кудерин Жумахан, преподаватель рабфака при Среднеазиатском сельскохозяйственном институте Искаков Даниал, Байгаскин Есим, врач, ассистент медицинского факультета Кашкынбаев Иса (Гайса)» [Балтабаева, Кабульдинов, Рыскулов, 2022: 106].

Отзвуки первого ареста и допросов Е.Байгаскина можно идентифицировать в документах из архива КНБ РК по Северо-Казахстанской области, за 1931 год. Это Обвинительное заключение ОГПУ по делу № 2370 «О подпольной к-р. организации казнационалистов», в т.ч. Байтурсынова, Адилева, Дулатова и др.», составлено в Алма-Ате в октябре 1931 года. Приведем фрагмент, в котором упоминается фамилия Байгаскина:

«…Кеменгеров Кошмухамед, 37 лет, казак, постоянно проживающий в г. Ташкент, беспартийный, имеющий незаконченное высшее образование, женатый и имеющий на иждивении 4-х членов семьи, преподаватель САХИПИ в Ташкенте, участник организации борьбы с большевиками после Чешского переворота в Омске.

Обвиняется:

1. В том, что он состоял членом подпольной к-р организации по 1930 г. под руководством Досмухамедова Х. Вел в 1924-1926 гг. работу организации среди учащихся ташкентских вузов, устраивал совещания по обсуждению платформы нелегальных националистических литературных кружков «Алка», вел переписку по этому поводу с Джумабаевым и организовал такой кружок в Ташкенте (Дело № 2370, листы: 53, 206, и 311 – показания Адилева, Досмухамедова Х. и Тынышпаева и – дело № 541784, т. 4л. 2 и 134, т. 1-б л. 95-6-7, 117, 188 и 252, 93 и 94 - показания Байгаскина, Байдильдина, Сарсембина и Аймаутова) [СГА КНБ РК. Ф. 9. Оп. 1. Арх. №306. Л. 1-58].

Как отмечалось выше, Байгаскин Есим был арестован в Капланбеке («агростанция под Ташкентом») 17 сентября 1930 года, как сотрудник этого учреждения, был допрошен, но лично к нему меры не принимались. 

Он проработает в должности директора зоовета всего два года. Далее о нем сведения встречаются в монографии проф. М.Койгельдиева, исследовавшего материалы допросов арестованных по Северо-Казахстанской области, в 1940-1941 годах. Арестованные давали «показания», точнее из них выбивали нужные сведения, чтобы очернить Алаш деятелей. Так и были «добыты» факты о Байгаскине Есиме в том числе, за 1920-1921 годы, когда он находился на севере республики и высказывался в пользу автономии Алаш. Под гнетом ОГПУ рядовые жители бывшего Октябрьского района Северо-Казахстанской области сообщали примерно следующее: «…в 1922 году мы, алашординцы бывшей Баимбетовской волости, через Сыздыка Искожина получили от прибывшего из Ташкента алашординца Байгаскина Есима установку активизировать контрреволюционную работу в ауле. В том же году в беседе с Джандосовым Садвокасом я узнал, что Байгаскин рассказывал Искожину о существовании в Ташкенте группы алашординцев с его участием, которая связалась с руководителем басмаческого движения с одним турецким офицером Энвер-паша и договорилась организовать совместную борьбу против советской власти под флагом объединения всех мусульман, живущих в Средней Азии и Казахстане, для создания единого мусульманского государства» [Койгельдиев, 2009: 37-38, 42]. 

Допрошенные сообщали и такие факты, как проживание в 1927 году Е.Байгаскина на территории Октябрьского района: «…Байгаскина Есима знаю как бывшего жителя Октябрьского района, так как в 1927 году я работал председателем комитета «Косшы», и мне приходилось бывать в казахских аулах. В это время Байгаскин жил в ауле «Есенгельды», ныне колхоз «Жана-су» [Койгельдиев, 2009: 146]. /Аул Жанасу (бывший колхоз им. Фрунзе Рузаевского района. Рузаевский район - административная единица на севере Казахстана в составе Петропавловского округа КазАССРКарагандинскойСеверо-Казахстанской и Кокчетавской областей, в 1928 -1997 годах. Ныне - район им. Г.Мусрепова СКО. – Г.М./

В результате допросов 1941 года органами была составлена справка: «Байгаскин Есим, происходит из Октябрьского района, сын бая, будучи на работе в Алма-Ате, был разоблачен как враг народа» [Койгельдиев, 2009: 145]. 

Что стало основанием для второго ареста Е.Байгаскина в 1937 году? Во время допроса Ходжанова 31 июля 1937 года, на вопрос, кто входил в состав «пантюркистской организации СССР», Ходжанов в числе других, назвал и «…Байгаскина Есима — бывшего директора Алма-атинского ветзооинститута» [РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 316. Л. 195-224]. / Ходжанов С.Х. -1894 г. р., уроженец Туркменского района, Южно-Казахстанской области. В 1917 году окончил Ташкентскую учительскую семинарию, член ВКП(б) с марта 1920 года, занимал ряд руководящих областей в Туркестанской республике и Казахстане, был секретарем Казкрайкома ВКП(б) в 1925 году. До ареста занимал должность заместителя уполномоченного Комиссии Советского Контроля по Узбекской ССР. – Г.М./.

Итак, второй арест Е.Байгаскина, теперь в Алматы. Официальный документ об этом:

«Байгаскин Есим (1893)

Дата рождения: 1893 г.

Место рождения: Северо-Казахстанская обл., Тунгурский район, Туленгульский с-с.

Пол: мужчина

Национальность: казах

Образование: среднее

Профессия / место работы: редактор технической литературы

Место проживания: Алма-Атинская обл.

Где и кем арестован: УГБ НКВД Каз

Мера пресечения: арестован

Дата ареста: 21 октября 1937 г. Обвинение: 58, п. 2, 58, п. 7, 58, п. 8, 58, п. 11 УК РСФСР.

Осуждение: 27 февраля 1938 г.

Осудивший орган: Военный трибунал Верховного Суда СССР

Статья: 58-2, 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР

Приговор: ВМН (расстрел)

Дата реабилитации: 1 октября 1957 г.

Реабилитирующий орган: Военная коллегия Верховного Суда СССР

Основания реабилитации: дело прекращено за отсутствием состава преступления.

[БД "Жертвы политического террора в СССР"; Сведения ДКНБ РК по г.Алматы. МВД РК].

Подтверждением факта последнего места работы Е.Байгаскина и собственно факта его ареста служит другой источник, обнаруженный нами в ЦГА РК. Оказавшись под угрозой слежки и ареста, Байгаскин сменил публичную должность ректора ЗВИ на работу рядовым редактором в КазГИЗе. Надо было держаться и содержать семью.

О его дальнейшей судьбе «говорят» документы из архива КазГИЗ - центрального национального издательства, о чем мы сообщали ранее [Муканова, 2022]. Оно располагалось в Алма-Ате. Здесь работали многие деятели Алаш интеллигенции. Редактор технической литературы – должность, требовавшая подготовки, специального образования, и Е.Байгаскин с этим справлялся. Однако, «черный воронок» прибыл и за ним. Коллектив издательства был оповещен об аресте редактора Байгаскина через приказ:

«Приказ № 87 от 22 октября 1937 г. 

§ 1.

Редактора технической литературы Байгаскина с 22 октября уволить с работы за пособничество Джангабулову (приказ № 79) и за поддержку врагов народа.

Основание: решение МК от 22.10. с.г.»

Директор ……. Киселев 

[ЦГА РК. Ф. 929. Оп. 3. Д.106. Приказы по КазГИЗ. Январь-декабрь 1937 г. Л.73].

Руководство издательства не церемонилось особенно с сотрудниками, которые были арестованы; их семьи лишались мест в ведомственном доме, даже не дожидаясь приговора, сразу после арестов. Такова была реальность.

Зачем понадобилось органам приобщать материалы по Байгаскину, «разоблаченному» и расстрелянному в 1938 году, еще и годы спустя, в качестве оснований для осуждения его земляков, в 1940-1941 годах? По-видимому, чтобы собрать как можно больше псевдо-информации о якобы существовавшем на территории области контрреволюционном «очаге». С этой целью называлось как можно больше фамилий уроженцев края, имевших отношение к Алаш.

Несомненно, он был сильной личностью, склонной к работе в сфере образования, постоянно учился, участвовал в работе редакции популярной газеты и исследовательских изысканиях в Ташкенте. Он оставил заметный след в истории Омской, Акмолинской и Северо-Казахстанской областей, как государственный деятель, участник молодежного движения казахов, затем как организатор высшей школы в Капланбеке (ныне Туркестанской области), позднее – в столице республики г. Алма-Ате, и как редактор Казгосиздата. Образованный, ответственный работник, откликавшийся на новые начинания коллег (Магжана Жумабаева, Кошмухаммеда Кеменгерова), он наравне с другими создавал казахскую терминологию, болел душой за сплочение национальной творческой интеллигенции. Его дружба со Смагулом Садвокасовым началась с Омска и получила подтверждение, когда нарком Садвокасов защитил студента ташкентского САГУ Байгаскина. 

О его семье известно немного. В википедии указывается, что после ареста Есима, его жена Кусни добивалась свидания с супругом, поскольку не могла поверить, что муж - «враг народа». Это сыграло роковую роль: она не думала скрываться и бежать из Алма-Аты, ее саму арестовали спустя 5 месяцев, и она отбывала наказание сначала в той же алматинской тюрьме, затем в АЛЖИРе и КарЛАГе. Запись о ней в музее АЛЖИР гласит: «Байгаскина Х., родилась в 1901 г., аул Джаныбек Ленинского района Северо-Казахстанская обл. Образование начальное. До ареста проживала в г. Алма-Ата Алма-Атинской обл. Арестована 21.04.1938 года, ГУ НКВД. Приговорена 10.06.1938 ОСО при НКВД СССР по ст. 58-2, 58-8, 58-9, 58-11 УК РСФСР как ЧСИР к 8 годам ИТЛ. Прибыла в Акмолинское ЛО 03.10.1938 из тюрьмы г. Алма-Аты. Период нахождения в АЛЖИРе не указан. Освобождена из Карлага 07.07.1943 г.» [Казашки, б/д].

После освобождения, она работала в редакции газеты «Социалистік Қазақстан» машинисткой, при помощи друзей Есима после смерти Сталина добилась реабилитации мужа. Разрозненность документов о Е.Байгаскине в разных архивных коллекциях РК, РУзб., различных ведомствах усложняет работу исследователей по своду его биографии и наследия. Возможно, еще будут найдены его публикации в СМИ, другие материалы, фотографии, пока что известны его изображения на групповых снимках в Ташкенте [Қошке, 2021]. 

За свою короткую жизнь – 44 года, - он многое успел. Участник первых казахских молодежных организаций «Бірлік» и «Жас азамат» в Омске. Государственный деятель в Акмолинской области. Преподаватель в Киринпросе и редактор газеты «Ақ жол» в ТашкентеПреподаватель Овцеводческого института в Капланбеке. Ректор Зооветеринарного института в Алма-Ате. Редактор технической литературы в Казгосиздате. Многогранная личность Есима Байгаскина, тесно сотрудничавшего в контексте Алаш идеологии с молодости и в зрелом возрасте, с Магжаном, Кошке, Жусипбеком, Смагулом, Салкеном и другими, ждет своих исследователей. В прикладном плане, источники о деятельности и фотографии Е.Байгаскина должны быть размещены в экспозициях краеведческих музеев на его малой Родине, в том числе, чтобы молодежь республики знала о деятелях прошлого.

 

*Фото взяты из Интернета.

 

Источники и литература:

 

Ақ жол. № 558-559Апрель 1925 года. 

«Алаш» қозғалысы. Алматы, 2008. 86-бет.

Алма-Ата. Энциклопедия / Гл. ред. М. Козыбаев. Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1983. 608 с.

База данных - БД "Жертвы политического террора в СССР"; Сведения ДКНБ РК по г.Алматы. МВД РК.

Балтабаева К.Н., Кабульдинов З.Е., Рыскулов Т.А. Книга жертв политических репрессий в Кыргызстане в 1920-1950-х гг. как источник по изучению политических репрессий казахов за пределами советского Казахстана // Вестник Томского государственного университета. История. 2022. № 76. С. 100-110.

Жанталин Ахмет // Алаш қозғалысы: энциклопедиялық анықтамалық. Алматы: «Сардар» баспасы, 2014. Б.184.

Казашки. Музей АЛЖИР. https://museum-alzhir.kz/ru/2-uncategorised/61-kazashki 

Койгелдиев М.К. Сталинизм и репрессии в Казахстане 1920–1940-х годов. Алматы, 2009. 448 с.

Қазақстан: Ұлттық энцклопедия / Бас редактор Ә. Нысанбаев. Алматы: “Қазақ энциклопедиясы” Бас редакциясы, 1998 ж.  

Қошке Кемеңгерұлы: суреттер мен құжаттар. 27.02.2021. https://alash24.kz 

Муканов С. Школа жизни. Пер. А. Брагина. Астана: Аударма, 2011. 472 с.

Муканова Г. «Алашское дело» в истории Казгосиздата // Мысль. 2022. № 11.

Муканова и др., 2023 - Муканова Г.К., Кабульдинов З.Е., Байжуманова З.Б., Камзабекулы Д., Булгауов Ш.Т., Жуматай С. Государственная, общественная и научно-педагогическая деятельность Смагула Садуакасулы» (на основе новых архивных и письменных источников). Коллективная монография. Алматы: «Литера-М», 2023. 288 с.

Мұқанова Г.Қ., Байжұманова З.Б. Алаш қайраткерлерінің жаңа деректері // Ана тілі. 2022. 28 сәуір.

СГА КНБ РК – Северо-Казахстанский архив КНБ РК.

ЦГА РК – Центральный государственный архив Республики Казахстан.

 

 

Муканова Гюльнар, к.и.н., профессор

Институт истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова, ВНС

 

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?