Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Альжаппар Абишев. Шахтер, писатель, драматург

667
Альжаппар Абишев. Шахтер, писатель, драматург - e-history.kz
Его судьба, как и судьбы многих его современников, была полна лишений

Альжаппар был рожден в семье бедняка, сам выучился читать и писать, пережил голод и Великую Отечественную войну, стал классиком отечественной драматургии. Портал Qazaqstan Tarihy предлагает вспомнить самые яркие страницы жизни шахтера, писателя и драматурга Альжаппара Абишева

Альжаппар Абишев родился 15 октября 1907 года в местечке Аспантау Каркаралинского уезда Семипалатинской области в семье бедняка. Вообще, каркаралинская земля всегда была богата на музыкальных, поэтических и литературных талантов. К таковым относятся кюйши Таттимбет Казангапулы, акын Ажар Журтыбайкызы, актер Калибек Куанышбаев, певцы Куан Лекеров, Жусупбек Елебеков и Нугман Абишев, поэт Габдиман Игенсартов и конечно же акын, композитор и певец Мади Бапиулы. С последним маленькому Альжаппару посчастливилось познакомиться лично. О Мади много лет спустя Альжаппар напишет книгу, которую назовет «Найзағай» («Гроза»).

Альжаппар с самого раннего детства был приучен к тяжелому труду. Он помогал отцу, батрачил у баев, а потому учиться читать и писать ему приходилось самостоятельно.

Помимо самого Альжаппара в семье было еще двое детей, однако в те суровые годы, которые тяжелой ношей легли на плечи казахского народа, они погибли. Первым погиб старший брат Альжаппара. Дочь драматурга Раушан, вспоминая беседы с отцом, рассказывала, что события 1920-х годов спровоцировал жуткий голод в стране. В голодные годы у семьи Альжаппара украли корову, на поиски которой отправился старший брат Альжаппара. К несчастью, он сумел отыскать похитителей, но погиб от их рук.  

После гибели брата Альжаппар принял решение отправиться в Караганду. Согласно рассказам его дочери, вместе с ним выехали молодая жена и сестра.

В. Михайлов на страницах книги «Великий джут» так описал это: «Я заранее перебрался в Караганду: догадывался, что грозит беда. Взял с собой из Каркаралинска мать, жену, младших братьев. Мы, пятеро, и уцелели. А из нашего аула выжили только двое».

В Караганде он устроился на работу в шахту. Тяжелейшие условия труда, 10-15 часов на многометровой глубине, куда не проникали лучи солнечного света, тяжелый молот и кирка… Но именно этот адский труд помог ему выжить и поддержать родителей. Он вспоминал:

 

…Помню, рядом с нашим бараком в Караганде стоял шалаш. Жили там трое джигитов-работяг, из моей смены. Однажды в сорокаградусный мороз они не вышли в ночную. Десятником был немец по фамилии Харон. Поутру возвращаемся мы с ним домой, решили завернуть к шалашу. Второй день мела вьюга, дверь шалаша вся была завалена снегом. Кое-как разгребли ее сапогами, входим. Возле потухающих головешек лежит мертвая женщина, на груди младенец месяцев шести-семи. Пытается сосать, но молока уже нет. Заливается плачем… Харон сразу все понял. Закрыл глаза умершей, подхватил ребенка, закутал его в шубу и – помчался…

 

Вообще события тех лет Альжаппар Абишев прекрасно описал в разговоре с писателем Валерием Михайловым в книге «Великий джут»:

 

– Моего отца звали Абиш, отца Абиша – Жуматай, отца Жуматая – Жолдыбай. От колена Жолдыбая нас, потомков, было в 1931 году девяносто четыре человека. Вот наша семья… После коллективизации в живых осталось семеро…

 

Во время работы в шахтах Караганды Альжаппар успешно окончил местный рабочий факультет и начал демонстрировать заложенный в него каркаралинской землей литературный дар. Его произведения сразу же нашли отклик не только у читателей, но и у редакторов.

С 1924 года по 1934 год А. Абишев трудился учителем курса ликвидации безграмотности в Акмолинской области, параллельно работал сотрудником в газете «Қарағанды пролетариаты». Смышленого и образованного юношу заметил Сакен Сейфуллин. Он же и поспособствовал переводу А. Абишева завотделом газеты «Лениншіл жас». Вообще А. Абишева и С. Сейфуллина связывали крепкие дружеские отношения. Позже, после периода реабилитаций жертв массового террора, А. Абишев написал две пьесы «Сакен» (1965) и «Завещание Сакена» (1987), посвященные жизни и творчеству своего друга. Дочь А. Абишева вспоминала:

 

«С особым трепетом он вспоминал о своих встречах с Сакеном Сейфуллиным, об этом можно узнать из его произведения «Сакен аманаты». Сакен Сейфуллин одобрительно отозвался о первом литературном опыте моего отца, и это вдохновило его на долгие годы творчества. Никогда не забуду одну сцену. У папы был большой деревянный стол со вставкой из зеленого сукна, такие в кино часто показывают. В ящике стола он хранил фотографию Сейфуллина, сделанную в застенках НКВД. Его, кумира моего отца, в буквальном смысле растерзали. Время от времени папа доставал снимок, прижимал к груди и плакал: «Что они сотворили с этим великим человеком!»

 

В 1935 году Альжаппар и его супруга Кауия переехали в Алма-Ату. Говорят, что им настолько понравился город, что первую дочь они назвали в честь него – Алма. В столице до 1940 года А. Абишев занимал должности ответственного секретаря и заместителя редактора журнала «Әдебиет және искусство», а также принимал участие в драматических поставках как режиссер-постановщик.

Трудясь на литературном поприще, Альжаппар не забывал и о своем шахтерском прошлом. Это прошлое и стало основой его первого сборника рассказов и очерков «Завал», который повествует о трудовых буднях казахской молодежи в карагандинских шахтах. К слову, его первое произведение было написано на латинице. За нее А. Абишев в 1939 году получил орден «Знак Почета». Его супруга Кауия позже с нежностью рассказывала, как на свой первый гонорар муж купил ей модное плюшевое пальто.

До начала Великой Отечественной войны Альжаппар неустанно и самозабвенно был погружен в творчество. В этот период из-под его пера вышли повести «Непоколебимый» (1937), «Люди, осуществившие свою мечту» (1938), пьесы «За Родину» (1939), «Товарищи» (1941) и роман «Счастливые». Кроме того, в 1939 году он стал членом коммунистической партии, а год спустя стал отцом сына Мади.

Великая Отечественная война, конечно же, тоже нашла отражение в его творчестве. В эти тяжелые для советского народа годы Альжаппар был отправлен на фронт в качестве военного корреспондента. Там он стал свидетелем ужасов войны и подвигов советского, казахского солдата, общался с героями знаменитой панфиловской дивизии, стрелял с ними из одних окопов, но рассказывать об этом не любил.

Из этого опыта родились его рассказы «Тулеген Тохтаров» (1942) и «Саржан» (1943), рассказывающие о казахских героях-фронтовиках, которые твердо верили в окончательную победу, пьесы «Гвардия чести» (к слову, написанная в соавторстве с Мухтаром Ауэзовым) и «Горные орлы» (1943). Не обошел он вниманием и тех, кто трудился в тылу. Им он посвятил произведение «Молодое поколение», повествующее о самоотверженном героическом труде шахтеров в военное время и о дружбе украинских и казахских рабочих.

После войны он был награжден вторым орденом «Знак Почета», стал обладателем ордена Трудового Красного Знамени, у него родились дочери Райхан, Раушан и сын Максут. Между тем, после войны и до самой своей кончины он не переставал писать.

В первые послевоенные годы со сцены отечественных театров зрители не раз могли увидеть его пьесы «Дружба и любовь» (1947), «Единая семья» (1948), «Приговор отца» (1952) и «Мечтатели» (1960). В тот же период он написал ряд рассказов, которые были включены в его сборники прозаических произведений «Большая дорога» (1949), «Искра» (1950), «Глубокие корни» (1952) и «Детище эпохи» (1961).

Особой известностью пользовалась его пьеса «Зависть» (1955), которая в разное время была поставлена в театрах Киргизии, Башкирии, Татарстана и Монгольской Народной Республики.

Почетное место в его творчестве занимает роман «Гроза» о певце-импровизаторе и земляке Альжаппара Мади Бапиулы. В нем он правдиво изложил историю его жизни, не умолчав о том, что он был расстрелян красноармейцами. Сказать это вслух в то время уже само по себе считалось гражданским подвигом.

Высочайшая трудоспособность не покидала Альжаппара и в более преклонном возрасте. В 1970-х годах он выпустил два прозаических сборника «Чудо» (1971) и «Улыбка Сауле» (1978). К слову, между двумя этими публикациями он стал лауреатом Ордена Октябрьской революции, а в 1980-х получил орден Дружбы народов.

В 1980-е годы А. Абишев возглавлял Совет старейшин Союза писателей Казахстана. К его мнению прислушивались, в доме у него частенько бывали видные представители казахской интеллигенции Габиден Мустафин, Мукагали Макатаев, Сабит Муканов и Шакен Айманов со своими семьями. По воспоминаниям дочери Абишева, мужчины частенько проводили ночи напролет в карточных баталиях пока женщины в другой комнате играли в лото.

Рассказывая о друзьях А. Абишева, его современники упоминают об одном интересном эпизоде, связанном с Альжаппаром и его отношениях со светилами казахской эпистолярной классики Габитом Мусреповым и Мухтаром Ауэзовым. Всем известен факт, что был момент, когда Мусрепов и Ауэзов не общались друг с другом. Они были холодны друг к другу повсюду - и в компаниях, и даже сидя в президиуме Союза писателей. Возможно, кому-то этот разлад был выгоден, но Альжаппару Абишеву было неуютно, обидно от этого. И, решив помирить живых классиков, он пригласил их к себе в гости и использовал для их примирения один весомый аргумент. Когда Мухтар Омарханович в 30-х годах был арестован, написанная им в 1930 году книга «История казахской литературы» была изъята из библиотек и уничтожена. Абишеву же было известно, что один экземпляр сумел спасти Габит Мусрепов. Поэтому он попросил его прихватить эту книгу с собой: «Возьмите ее с собой, и все будет нормально!». Мусрепов отдал ее Мухтару Омархановичу со словами: «Мука, если бы я плохо относился к вам, разве я сохранил бы это?». В годы реакции прятать предназначенную для уничтожения книгу мог только мужественный человек и верный соратник, и Ауэзов был тронут: «Я понял тебя. Спасибо. Думал, что это издание исчезло бесследно». Вспоминая об этом дне, Альжаппар Абишев говорил: «Я сделал одно хорошее дело в своей жизни – наладил отношения между двумя великими людьми!».

Историки вспоминают, что семья Альжаппара долгое время жила в старой квартире Динмухамеда Кунаева, в котором первый секретарь Казахской ССР прожил восемнадцать лет. От него семья унаследовала деревянный книжный шкаф, в котором по сей день хранится личная библиотека драматурга. Однако некоторые утверждают, что отношения между ведущим писателем Казахской ССР и первым секретарем были натянутыми. Сторонники этой теории вспоминают о письме А. Абишева Д. Кунаеву, в котором драматург спрашивал: «Почему в Казахстане, называемом лабораторией дружбы народов, нет дружбы между собственными жузами и родами? Не случится ли так, что наслаждающиеся сегодня родоплеменными делениями не положат наши головы под чужие сапоги?». Ответа на этот вопрос А. Абишев не дождался, а потому решил поставить спектакль «Бахвальство и совесть», в основе которого лежал этот конфликт. Спектакль получил оглушительный успех, но уже через несколько дней А. Абишев был вызван для беседы со секретарем ЦК Казахской ССР по идеологии Саттаром Имашевым. В ходе беседы они обсуждали какой смысл автор вносил в реплики героев «Каким бы мудрым ни был начальник, в окружении подхалимов ошибки не избежит» или «Небо чистое, дорога ровная. Но за рулем как будто пьяный водитель, и мы от страха дрожим».

В новом столетии, 31 мая 2001 года, Альжаппар Абишев опубликовал свою последнюю книгу «Айтпай кетті демеңдер». Это автобиографическое произведение, в котором автор высказался о пережитом, о современниках, друзьях и знакомых, с которыми успел поработать.

А. Абишев скончался 24 августа 2001 года, не дожив совсем немного до своего 95-летия. Однако за свою долгую жизнь он успел сделать многое. Он внес неоценимый вклад в становление и укрепление драматургии в Казахстане. Альжаппар Абишев был одним из величайших светил казахского театрального искусства, а его пьесы и поныне пользуются огромным спросом как у простых обывателей, так и у мастеров сценического искусства.

Автор: Аян АДЕН
Опросы
В какой сфере Казахстан добился значительных результатов за 30 лет независимости?