«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Идаров о Казахской степи. Часть 2

294
Идаров о Казахской степи. Часть 2

Портал Qazaqstan Tarihy публикует 2 часть статьи «Киргизская степь Сибирского ведомства и новоучрежденная в ней Семипалатинская область», опубликованную в газете «Коммерческая газета» за 30 октября 1854 года по материалам поездки титулярного советника Идарова в казахские степи Сибирского ведомства (Большая и Средняя орды) в 50-х годах XIX века. Материалы поездки были опубликованы в Журнале Министерства внутренних дел (1854. Кн. 8, отд. 2. С. 1-36) в статье «Киргизская степь Сибирского ведомства и новоучрежденная в ней Семипалатинская область. (Составлено в Хозяйственном департаменте титулярном советником Идаровым)». Позже, статью перепечатало множество российских изданий, в том числе издававшаяся в Санкт-Петербурге «Коммерческая Газета».


   Читайте также: Идаров о Казахской степи. Часть 1

 

В степи существуют следующие караванные пути:

1) Из Петропавловска в Ташкент, Коканд и Бухару – через Акмолинский приказ на Куланский пикет; потом между укреплением Актау и станицей Улутавской, через Карагач, на речку Сары-су; далее через Голодную степь на р. Чу и оттуда через городок Сузак, хребет Каратау и Туркестан, в Ташкент и далее.

2) Из Петропавловска в Кульджу – степью к озеру Танга-Куль; затем к сопке Хаджа-Курук (что к юго-западу от Баян-Аула, в 80 верстах); далее, по дороге, идущей между пикетом Куяндинским и урочищем Учь-Хатык, мимо горы Ку (в 80 верстах к северо-западу от Каркаралинского приказа), до сопки Кокчетавской, (составляющей отрасль Каркаралинских гор) вдоль соляной речки Дагандель, до сухого рукава речки Боканас, называемого Куру-Боканас; потом мимо пикета Тюгишкенского, вдоль речки Аягузки, до Джюз-Агачского поста; оттоль почтовою дорогою до Копала, и оттуда уже в Кульджу.

3) Из Семипалатинска в Чугучак – через Аягузский и Кокбектинский приказы, на южный склон Тарбагатайского хребта.

4) Из Семипалатинска в Кульджу и Кашгарию – через Аягузский внешний округ и Копал.

5) Из Семипалатинска в Коканд – мимо Аягуза, Каркаралы, Актау, через р. Чу и Ташкент.

Первый из описанных здесь путей от Петропавловска в Ташкент, минуя дорогу, охраняемую казачьими постами через Актау, предпочитается прочим; ибо, по мнению Ташкентских караван-башей (т.е. караванных голов или старшин), путь этот короче почтовой дороги и значительно сокращает время следования каравана из Ташкента в Петропавловск. 

В Кульджу ведут два пути: один пролегает через кочевья Киргизов Байджигитов и Кызаевцев, по восточной стороне озера Алла-Куля; другой через Большую Орду, т.е. через так называемые «Семь Рек» и далее через хребет Юкантас, за которым начинаются уже китайские пикеты. Последний путь гораздо короче и удобнее, но купцы доселе предпочитали первый (мимо озера Алла-Куля), по большей его безопасности. Ныне, с водворением спокойствия в Семиреченском крае, купцы будут вероятно отправлять свои караваны в Кульджу путем удобнейшим и кратчайшим, через Большую Орду, тем более, что от реки Каратала идут торговые пути в другие Азиатские страны: в Кашгарию, Ташкент и Коканд. 

Обеспечение торговых путей в Киргизской степи составляет одну из главнейших забот местного управления, которое признало необходимым устройство пристанищ, т.е. караван-сараев и постоялых дворов. Русские промышленники и Азиатские караваны следуют по Киргизской степи различными путями: первые более придерживаются пикетной казачьей дороги, а последние стараются избегать ее и вместо того направляются стороною, через кочевья Киргизских волостей, производя с ними меновую торговлю, платя за прокорм людей и вьючного скота товаром и получая рогатый скот, который на обратном пути отгоняют в Кокандские владения. Поэтому для первых (Русских) устраиваются постоялые дворы, а для последних (Азиатцев) караван-сараи. Учреждение подобных пристанищ представляется тем более желательным, что караваны следуют в степи нередко позднею осенью, даже зимою, и тогда движение их сопряжено с большими затруднениями: для сбережения верблюдов, на каждом переходе разгребают снег и приготовляют для отдыха им постели из камыша или войлоков; люди, укрываясь только в кибитках, затрудняются в непогоду развести огонь, а верблюды должны довольствоваться одною травою из-под снега. Трудности эти, знакомые азиатцам, представляют неодолимые препятствия для русских купцов, привыкших обогреваться и кормить своих лошадей на постоялых дворах. До сего времена устроены уже в некоторых местах степи, при казачьих пикетах, постоялые дворы; кроме того, один караван-сарай строится семипалатинским ташкентцем Рахимом на Копальском тракте, не в дальнем расстоянии от Аркатского пикета. Близ Акмолинского, Кокчетавского, Аягузского и Каркаралинского приказов  начали образоваться слободки и базары. Свободная эта промышленность, несмотря на младенческое ее состояние, весьма полезна как для Киргизов, так и для водворенных там войск. Судя по настоящим успехам, внутренняя торговля может получить здесь значительнейшее развитие и превратить самые слободки в зажиточные города. Эти возникающие торжища, находясь большей частью на караванных путях, при некотором со стороны Правительства поддержании и поощрении, должны неминуемо оживить и караванную торговлю, дав ей в степи необходимые промежуточные становища. Внутренняя или Русская торговля производится по дороге от Петропавловска через Кокчетавский приказ к Акмоллам (на правом фланге), и по дороге от Семипалатинска через Аягуз к Копалу (на левом фланге). Торговля эта состоит в снабжении жителей хлебом, выделанными кожами и разными мелочными товарами, необходимыми для домашнего обихода. В видах распространения ее, учреждены годовые ярмарки в Акмоллах и Кокчетаве (ко времени прибытия караванов, следующих из Ташкента в Россию и обратно) и предположено учредить такие же в Аягузе и Копале. Эти, ярмарки могут придать степной торговле характер некоторой оседлости.

После общего очерка пространства, населения и разделения Киргизской степи Сибирского ведомства, равно как и занятий, живущих на ней Ордынцев, нам следует ознакомиться ближе с характером Средней Орды. Средняя Орда, в военном отношении, разделена на правый и левый фланги. Каждый из этих флангов имеет свой особенный характер. Левый фланг степи, или Семиреченский край, населен Киргизами, которые по преимуществу занимаются хлебопашеством, скотоводством, промышленностью и торговлей; следовательно, здесь инородцы почти оседлые. Напротив того, правый фланг степи имеет население более бродячее. Это подтверждается между прочим следующими данными: из пяти вышеупомянутых караванных путей три идут из Семипалатинска: а) в Чугучак, б) Кульджу и Кашгарию и в) в Коканд, а два остальные из Петропавловска: а) в Ташкент, Коканд, Бухару и б) в Кульджу. Последний проходит также через Семиреченский край; следовательно, из пяти торговых путей четыре пролегают по левому флангу. 

В последние четыре года таможенные сборы с привозимых и отпускных товаров в Семипалатинской таможне, на левом фланге, далеко превзошли сборы в Петропавловской, состоящей на правом; а именно, получено пошлин: в Петропавловской таможне в 1848 г. - 71,885 руб., в 1849 г. - 85,365 р., в 1850 г. - 89,895 р., в 1851 г. - 82,655 р.; в Семипалатинской в 1848 г. - 55,265 р., в 1849 г. - 95,777 р., в 1859 г. - 165,154 р., в 1851 г. - 171,019 р. 

По причине этого перевеса левого фланга над правым относительно внешней торговли, и место пребывания начальника Сибирского таможенного округа перенесено из Петропавловска в Семипалатинск. Горная промышленность также развивается более на левом, чем на правом фланге: золотых приисков разрабатывается на последнем только 5 (в Кокчетавском округе), а на первом 4 (в Кокбектинском); на них добыто золота:

 

      пуд.                фун.         золот.                дол.       
             в 1849 году                    2               10               37                   24        
     1850       3       22       37           5
     1851       3       16       53          95
     всего на 7 приис.            9       9       15          28

  

Следовательно, по трехлетней сложности, добывается ежегодно 3 пуд. 3 фун. 5 золот. 9 долей золота. Сверх того, открыто и заявлено приисков: на правом фланге, в округах: Кокчетавском 20, Акмолинском 8, Каркаралинском 3, итого 31; на левом фланге, в округах: Кокбектинском 174, Аягузском 10, итого 184, а всего на обоих флангах 215 приисков, которые остаются еще без разработки того, беспрерывно поступает множество просьб о выдаче дозволительных билетов на производство новых поисков в степи. В 1851 году добыто на правом фланге:

а) в Баян-Аульском округе: бликового серебра 8 пуд. фун., свинцу с примесью серебра 9,640 пуд. , меди с примесью серебра 3,650 пуд., чистой меди 110 пуд., каменного угля 52,797 пуд.;

б) в Каркаралинском округе: свинцовых руд с примесью серебра 3,883 пуд., меди 950 пуд. 

В Тарбагатайских горах есть также золото, и на восточной покатости их китайцы добывают его в значительном количестве. Горы Семиреченского края и Кунги-Алатау, составляя отрасли гор, Алтайского хребта, по всей вероятности, заключают в себе золото, серебро и другие металлы. Впрочем, граница для розысков частных золотопромышленников определена течением речек Аягуза и Бугаза, с тем, чтобы они не переступали на левый берег первой и на правый последней. 

Из всего изложенного видно, что левый фланг, или Семиреченский край, составляет полосу земли, которая, по богатству плодородия, дает возможность, не ослабляя скотоводства, развивать там хлебопашество и упрочить оседлость киргизов. Ее недра, заключая в себе золотые и другие руды и многоценные камни, открывают способы к водворению важной горной промышленности; сопредельность же с Китаем и большая часть торговых караванных путей, идущих через Семиреченский край, способствуют оживлению там торговли. Хотя в настоящее время Киргизы, кочующие на левом фланге степи, точно также, как и на правом фланге, занимаются преимущественно скотоводством, но по благоприятному свойству почвы, можно, при надлежащем поощрении, направить их к успешному развитию хлебопашества. Это поощрение должно заключаться преимущественно в доставлении средств к сбыту хлеба выгодным для земледельцев образом; к чему, при умножении в том крае русских поселений, представляются два способа: распространение горной промышленности и образование, по возможности, городов.