«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Кто возглавлял НКВД советского Казахстана. Часть 2

623 0
Кто возглавлял НКВД советского Казахстана. Часть 2
Народные комиссары Внутренних дел были одними из самых влиятельнейших, а вместе с тем неоднозначных чиновников сталинского периода

В разные времена в кресле главного чекиста страны сидели Генрих Ягода, Николай Ежов, Лаврентий Берия и Сергей Круглов. Именно эти люди привели в движение репрессивную политику в союзных и автономных республиках. Советский Казахстан не стал исключением. За годы существования Народного комиссариата Внутренних дел в Казахстане сменилось 13 наркомов, которые стали беспощадным топором в руках обезумевшего сталинского террора. Портал Qazaqstan Tarihy продолжает серию публикаций о главных чекистах советского Казахстана

 

Кто возглавлял НКВД советского Казахстана. Часть 1

 

Кто возглавлял НКВД советского Казахстана. Часть 3

 

Мукаш Орымбаев

Немногим меньше года (с января по ноябрь 1924 года) должность народного комиссара внутренних дел республики занимал Мукаш Орымбаев. Мукаш родился 13 сентября 1900 года в Чингистауской волости в семье мелкого скотовода Беркимбая Шормыкова и его супруги Разии Жупановой. Родители хотели дать ребенку хорошее образование, а потому вместе с сыном переехали в Семипалатинск. Там семилетний Мукаш работал прислугой у местного учителя в обмен на обучение грамоте и письму. В возрасте девяти лет Мукаш поступил в мусульманскую школу в Зайсане, а в 1912 году из-за отсутствия документов его отказались принимать в русскую приходскую школу. В этот момент на помощь Мукашу пришел двоюродный брат отца Орманбай Орымбаев, который оформил ребенка под своей фамилией. Вплоть до 1920 года Мукаш учился: сначала в высшем начальном училище в Зайсане, потом в Семипалатинской мужской гимназии.

Образованного юношу заприметили и уже в январе 1920 года его назначили инструктором Семипалатинской губернии по формированию ревкомов в волостях. В апреле того же года девятнадцатилетний Мукаш стал членом партии. С этого момента начался стремительный взлет карьеры Мукаша Орымбаева: секретарь отдела национальных меньшинства Семипалатинского губкома, уполномоченный по делам политических партий ВЧК КирАССР, председатель исполкома, член трибунала, заместитель председателя суда Семипалатинской губернии и председатель Туркестанской областной революционной комиссии.

В январе 1924 года Мукаш Орымбаев занял пост народного комиссара внутренних дел Казахской АССР. Орымбаев возглавил наркомвнутдел республики в период выделения в составе СССР этнических консолидаций и присвоения им административно-территориальных единиц. Кроме того, в сентябре страну возглавил Филипп Голощекин, во время работы которого Казахстан охватил голод и принудительная коллективизация. К слову, под голощекинскую коллективизацию попал и отец Мукаша: в момент начала конфискаций у Беркимбая было порядка тридцати голов мелкого скота и корова, а потому он был раскулачен. Мукаш Орымбаев в числе других представителей казахской интеллигенции старался донести до высшего руководства о губительной для казахов деятельности Филиппа Голощекина. Он тщетно старался смягчить последствия от деятельности своего начальства, что во многом стало причиной возникновения против него дела в период Большого террора.

После местного НКВД Мукаш встал у руля Акмолинского губисполкома и был замнаркомом рабоче-крестьянской инспекции КирАССР. Об этом периоде службы Орымбаева Сабит Муканов в своей книге «Школа жизни» писал следующее:

 

«Я уже говорил, что у руководства в нашем губернском городе находились Нургади Кодаленко и Зейнулла Торегожин, сторонники Садвокасова. Таким же садвокасовским тавром был отмечен и председатель Акмолинского губисполкома Мукаш Орымбаев. Замкнутый кабинетный работник, человек с тяжелым характером – достаточно было увидеть его холодное лицо, – он был, пожалуй, еще равнодушнее нашего редактора. Противники садвокасовцев окрестили их «святой троицей». Впрочем, и председатель губисполкома Орымбаев был далек от общественных забот. В одном лишь преуспевала «святая троица» – они наводняли и губернские, и уездные учреждения своими родичами, земляками и знакомыми. Торегожин повсюду расставлял атбасарцев. Орымбаев и Кодаленко – семипалатинцев. Среди них были и алашордынцы, и байские сынки. Но что я мог сделать в то время?.. Хоть бы уж мне не мешали работать в газете»

 

На этих должностях М. Орымбаев известен работой по восстановлению Риддерских рудников и экибастузских угольных копей, а также тем, что он состоял в бюро помощи детям Германии. Он продолжил занимать ответственные партийные посты до 1937 года. Бывший нарком был арестован 10 августа 1937 года. Поводом для его задержания стала формальность - чрезмерная жестокость при проведении коллективизации (перегибы), однако через полгода он был приговорен к расстрелу как участник контрреволюционной организации и в феврале приговор был приведен в исполнение.

 

Закария Мукеев

Закария Мукеев возглавлял НКВД КазАССР сразу после ухода М. Орымбаева. На этом посту он находился всего полгода, с ноября 1924 года по май 1925 года.

Закария Мукеев родился в 1892 году в Петропавловске в рабочей семье. Сведений касательно его образования не сохранилось, возможно, систематических знаний у него не было. Известно, что с пятнадцатилетнего возраста он трудился ломовым извозчиком и грузчиком Западно-Сибирского пароходства в Омске. В 1918 году он вступил в РККА, служил рядовым красноармейского летучего полка. Когда Колчак занял Омск Мукеев попал в плен. Об этом факте в своем романе «Тернистый путь» рассказывал Сакен Сейфуллин:

 

«Однажды возле «столовой», где мы набирали кипяток, я увидел Зикирию Мукеева. Поздоровались, разговорились. — Как ты здесь оказался? — спросил я. — Давно в лагере? Зикирия, оказывается, в лагерь попал раньше нас, и его держали в карцере. Ещё до нашего прибытия сюда Зикирия задумал бежать. Но часовые чехи поймали его. При допросе он прикинулся дурачком, но тем не менее беглеца запрятали в карцер и выпускали на прогулку очень редко»

 

После окончания Гражданской войны, с 1919 года, трудился конным милиционером в Омске, а после – политическим руководителем эскадрона Первого Казахского кавалерийского полка. В 1923 году руководил работой Шалкарской уездной милиции, некоторое время был в числе сотрудников Акмолинского губернского розыска. В 1924 году Закария поступил на рабочий факультет города Оренбург, а в ноябре того же года стал народным комиссаром внутренних дел Казахской АССР.

Назначение З. Мукеева вызвало негодование среди населения, появились слухи об уголовном прошлом главного милицейского страны. В ходе V съезда Советов КирАССР делегаты не только поставили вопрос об исторически точном названии народа и восстановили историческую справедливость, но и поставили вопрос о темном прошлом наркома.

Прокурор Акмолинской губернии Ыдырыс Мустамбаев (первый муж Шахзады Шонановой) поручил расследование следователю Нигметулле Сыргабекову, будущему наркому юстиции и прокурору страны. Расследование показало, что З. Мукеев действительно нарушил закон в бытность сотрудником Акмолинского губрозыска, но осужден был лишь формально – тогда суд учел заслуги и происхождение З. Мукеева. Однако в мае 1925 года он был снят с должности наркома и работал в отделениях Казторга, управлял рудниками Сырдарьинской области, государственным трестом «Скотовод», замещал начальника Алма-Атинской областной милиции. Большой террор Закария Мукеев встретил в должности начальника областного управления коневодства Кустанайской области. В октябре 1937 года он был арестован и отправился отбывать восьмилетнее заключение в Иводельлаг. К слову, уже в феврале 1940 года дело в отношении его было прекращено, однако это освобождения он так и не добился. Закария Мукеев умер в 1942 году в стенах Сороклага НКВД СССР.

 

Сулеймен Ескараев

Сулеймен Ескараев работал в должности наркома больше двух лет (с мая 1925 года по август 1927 год). Сам С. Ескараев родился в 1897 году в Казалинском уезде в семье крестьянина. Детство Сулеймена прошло на кирпичном заводе на железнодорожной станции города Перовск. Работа была нелегкой, но Сулеймен не ленился, что было замечено Перовской городской администрацией. В 1918 году он был принял в ряды компартии. Во время Гражданской войны он был в числе партизанского отряда, участвовал в подавлении Осиповского мятежа. О личности Сулеймана Ескараева Сабит Муканов писал так:

 

«Его глубокая убежденность в том, что спасение казахскому народу может принести только Советская власть, сделала Ескараева непримиримым к врагам революции… Годы его молодости, пахнущие порохом и пылью фронтовых дорог, наложили печать и на внешний облик моего друга: сухое темное лицо с пронзительными холодновато поблескивающими глазами делало его суровым даже тогда, когда он шутил. Впрочем, жизнь С. Ескараева была нелегкой и после фронтов».

 

После Гражданской войны Ескараев поступил в Ташкентскую партийную школу, после окончания которой работал инструктором комитета и завотделом РКП (б) Сырдарьинской области, начальником ЧК Ташкентской области. Партийные работники того времени редко подолгу трудились на одном месте годами. До своего вступления в должность народного комиссара внутренних дел он также работал председателем исполкома горсовета Перовска, заместителем председателя партколлегии ЦКК Туркестана, председателем Сырдарьинского облисполкома и завотделом Сырдарьинского губкома.

В мае 1925 года Сулейман Ескараев был утвержден в должности наркома республики. На своей должности он запомнился блестящими организаторскими способностями, нередко писал статьи в газету «Советская степь». К слову, его статьи не были лишены творческого подхода к решению проблем общественной жизни республики. О них он знал не понаслышке, ибо был активным участником множества комиссий. Ескараев покинул пост в августе 1927 года по собственной просьбе ради Краевой школы милиции.

До своего ареста в августе 1937 года Ескараев продолжил работать на благо Казахстана. После нескольких лет работы в Оренбургской краевой школе милиции он отправился в Москву чтобы стать студентом Академии Всесоюзного планирования. В 1933 году Ескараев окончил обучение и стал председателем Карагандинского облисполкома совета трудящихся.

Сулейман Ескараев был арестован будучи в должности заместителя председателя СНК Казахской ССР. Исследователи считают, что дело против Ескараева началось с январского пленума Казкрайкома партии, на котором с обвинением в адрес Ескараева и Овощникова выступил заместитель прокурора Казахской ССР Покровский:

 

«Овощников (заместитель прокурора КазССР) вместе с Ескараевым и Бегарыстановым (старший помощник прокурора) саботировали борьбу с контрреволюцией. За 1936 год Овощниковым прекращен ряд дел по контрреволюционным преступлениям... Изложенные в отношении Овощникова факты настолько серьезны, что я считаю необходимым поставить вопрос о партийности Овощникова и о привлечении его к уголовной ответственности»

 

Уголовное дело против С. Ескараева было начато в августе 1937 года, а 21 сентября в газете «Правда» вышла статья под авторством корреспондента К. Пухова:

 

«Партийное руководство Казахстана не разоблачило ни одного сколько-нибудь видного буржуазного националиста, хотя на отсутствие острых сигналов коммунистов ЦК КП(б) Казахстана пожаловаться не может. По сегодняшний день сильно засорена врагами народа республиканская прокуратура, которую возглавлял буржуазный националист Ескараев. Он пригрел у себя контрреволюционную нечисть, стекавшуюся к нему на работу со всего Казахстана. В дни 1-го партийного съезда органы НКВД арестовали заместителя Ескараева, и все же руководители съезда выдвинули кандидатуру Ескараева в члены ЦК КП(б) Казахстана. Тут же на пленуме ЦК его избрали в бюро, и вскоре он оказался на посту 1-го заместителя председателя СНК Казахстана. Коммунисты республиканской прокуратуры после перехода Ескараева на новую работу стали понемногу приоткрывать завесу над преступными делами бывшего прокурора республики и его ставленников. Часть компрометирующих Ескараева материалов случайно попала приехавшему из Москвы следователю по важнейшим делам Прокуратуры CCCР. Узнав об этом, Ескараев обратился за защитой в ЦК КП(б) Казахстана и не ошибся в адресе. Он нашел здесь активную поддержку. Второй секретарь ЦК Нурпеисов, защищая врага народа Ескараева, вызвал к себе следователя и предложил ему в 24 часа покинуть пределы Казахстана, своевременному разоблачению буржуазных националистов сильно помешала политическая бесхребетность, беззубость печати Казахстана. ЦК КП(б) Казахстана систематически приучает редакторов газет к сглаживанию острых углов. К подхалимству и угодничеству. Подобное положение с самокритикой в Казахстане мешает разоблачать врагов, пробравшихся к руководству»

 

Следствие против Ескараева было закончено в ноябре. 25 февраля 1938 года начался суд, который поставил расстрелять «контрреволюционера-националиста» Сулеймана Ескараева. Приговор был приведен в исполнение в тот же день.

 

Касым Авезов

После ухода Сулеймана Ескараева руководство КазАССР приняло решение ликвидировать структуру НКВД КазАССР. Тем не менее, автономия прожила без наркомата два года и в августе 1929 года народный комиссариат внутренних дел страны снова заработал. На эту должность был приглашен Касым Авезов, ставший первым руководителем наркомата нетитульной национальности (каракалпак) в истории НКВД республики. Он же стал первым наркомом НКВД КазАССР, который успел получить образование в советском вузе до вступления в должность.

Касым Авезов родился в ауле Бесжап Чимбайской волости Каракалпакского уезда. Первое образование К. Авезов получил в медресе «Махтум-Ахун» в 1914 году. С 1921 по 1923 гг. К. Авезов работал письмоводителем аульного исполкома, учителем школы. В том же году вступил в коммунистическую партию и окончил советско-партийную школу в Самарканде. С 1923 по 1924 год Касым Авезов учился в Среднеазиатском коммунистическом университете, откуда был приглашен на должность завотделом народного образования Амударьинской области.

С апреля 1925 года по март 1929 год Касым Авезов возглавлял Каракалпакский облисполком, а также состоял в комиссиях по обсуждению границ между Каракалпакстаном и Туркменской ССР и комиссии по решению пограничных вопросов между Каракалпакстаном, Узбекской и Туркменской ССР.

В должность наркома НКВД К. Авезов пришел из Центрального административного управления КазАССР, где он работал заместителем председателя КазЦИКа. Его период работы в милиции страны совпал с жестокими подавлениями массовых антисоветских крестьянских выступлений.

В конце 1930 года Касым Авезов был откомандирован в распоряжение переформированной Каракалпакской автономной области РФСФР. Там он был уполномоченным представителем Каракалпакстана в ЦИКе РСФСР, председательствовал в СНК области. В апреле 1937 года он был назначен начальником Управления искусств при СНК области, но проработал недолго. Касым Авезов был арестован в сентябре 1937 года, а уже в октябре 1938 года был приговорен к высшей мере наказания.

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English