«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Декларация о суверенитете. Часть 2

279
Декларация о суверенитете. Часть 2
30 лет назад, 25 октября 1990 года депутаты Верховного Совета Казахской ССР приняли «Декларацию о государственном суверенитете Казахской ССР». О том, какую роль сыграл этот юридический документ, как он возник порталу Qazaqstan Tarihy рассказал известный правовед, кандидат юридических наук, доцент, экс-депутат Сената Парламента Республики Казахстан, член-корреспондент Академии социальных наук РК, академик Академии естественных наук РК Нурпеисов Еркеш Калиевич.

 

 

Продолжение. Начало читайте здесь

 

 

- Какова была задача Декларации? Ускорить процесс децентрализации власти? Решить экономические проблемы, переложив их на регионы? Или все-таки независимость республик?

- Декларация должна была выполнить роль децентрализации общесоюзной власти. Республикам надоело, что все решения принимались в союзном центре. Поэтому вот эти проблемы децентрализации связаны с тем, чтобы хотя бы дать свободу в области экономики, в области социально-культурной жизни. В социально-культурной сфере, казалось бы, можно было дать свободу, но была цензура со стороны партийных органов.

Декларация о суверенитете просуществовала с октября 1990 года до декабря 1991 года. Документ был ориентирован на сохранение Союза ССР, но с минимальными полномочиями. В союзном подчинении сохранялись сферы, во-первых, оборона страны, во-вторых, национальная безопасность в рамках всего союза, в-третьих, защита суверенитета союза и союзных республик и, в-четвертых, внешнеполитические связи. Эти вопросы как раз должны были решать союзные органы, все остальные вопросы должны были решать союзные республики. При этом, при решении вопросов союзные республики должны были вступать между собой в договорные отношения. Это была попытка к расширению полномочий. Можно сказать, что Декларация о государственном суверенитете свою задачу, историческую миссию не смогла выполнить потому что Казахстан оказался в другой политической реальности.

 

- Общественность активно включилось в процесс. В СМИ был представлен альтернативный проект «Декларация о суверенитете» группы «Демократический Казахстан». Почему его не приняли?

 

- Я думаю, что альтернативный проект не приняли, потому что эта Декларация о государственном суверенитете в политическом отношении была документом умеренным, рассчитанным на нахождение Казахстана в составе союза суверенных республик, и особых суверенных прав Декларация не предусматривала. По логике следовало, что надо принимать не декларацию, а закон о государственной независимости. На одном из заседаний рабочей группы, которая проводилась в Верховном совете под руководством председателя Верховного совета Серикболсына Абдильдина, я предложил отказаться от принятия Декларации. Я, как юрист, сказал, что декларация – это не обязательный документ, а лишь выражение намерений. Поэтому я предложил принять закон о государственной независимости, как это сделали другие союзные республики. Потом я говорил, что после этой декларации статус Казахстана в международно-правовом плане никак не изменится, мы не станем субъектом международных отношений, хотя уже со всех сторон к нам было пристальное внимание, особенно со стороны зарубежных бизнес-структур. Декларация, в этом варианте, в котором в последний раз обсуждали, не давала Казахстану оснований решать вопросы в суверенном порядке. На это С. Абдильдин мне возразил, что у нас уже решение почти принято, мы обсуждаем сегодня последний вариант, назад хода нет, закон о независимости мы пока принимать не будем. В этой ситуации в дискуссию вступать было бесполезно, но во время голосования я проголосовал против принятия Декларации. Подождав немного и убедившись, что Декларация в нашу политическую жизнь ничего нового не внесла, я начал работать над проектом закона о государственной независимости. Я работал не один, а совместно с Талгатом Данаковым, в то время мы с ним работали в Институте государства и права, сейчас он председатель Высшего судебного совета. Мы начали эту работу самостоятельно. В августе закончили работу. После августовского путча было ясно, что никакого нового союза суверенных республик не будет. Проект закона о государственной независимости был передан депутату Верховного совета С. Сартаеву. Он, как депутат обладал законодательной инициативой, и законопроект внес в Парламент. Этот проект в свое время не был рассмотрен, его затянули, процедуры. Сартаев обещал, но время пока не подошло, его надо еще доработать. Мы так и думали, что это не последний вариант, когда депутаты начнут его обсуждать, мы конечно подключимся. Весь казус заключался в том, что Нурсултан Назарбаев слышал про наш законопроект и, вернувшись после Беловежской пущи в Алма-Ату, сразу истребовал и предложил вынести его в повестку дня. Законопроект был поставлен в повестку дня Верховного совета, и он был принят в том виде, в котором мы его дали. Мы-то ожидали что будем обсуждать но это не потребовалось. Самое главное в этом законе было то, что Казахстан является самостоятельным, суверенным, независимым государством который строит свои отношения с другими государствами на основе международных правовых норм.

В тот же день Казахстан был принят в мировое сообщество как субъект международного права, Турция первым признала Казахстан как суверенное государство. Вот что нам нужно было!

 

- В ноябре 1990 года на основе Декларации был принят Закон «О совершенствовании структуры государственной власти и управления в Казахской ССР». Президент стал главой исполнительной власти, Совет Министров был преобразован в Кабинет Министров. Изменилось ли содержание власти?

 

- Декларация подтолкнула серьезным изменениям в конституцию. Декларация развязала руки президента или верховного совета, освободив от пут союзных органов. Мы же заявили о своем суверенитете пусть и умеренном, ограниченном, но заявили. Поэтому в рамках этого суверенитета начали перестраивать свои государственные органы. Правда эта перестройка началась еще до принятия декларации, в апреле 1990 года, когда был учрежден пост президента. Это было очень серьезное изменение в структуре государственной власти. С этим законом в первую очередь правительство было переименовано в кабинет министров. Раньше был Совет министров, но мы в своем желании отказаться от всего советского переименовали правительство в кабинет министров. Объединили аппараты президента и правительства. Президент уже здесь был обозначен главой государства и главой исполнительной власти.

По поводу термина «кабинет министров» замечу, что это было не очень удачное переименование Совета министров. В некоторых странах кабинет министров – это не тоже самое что правительство, где-то так называют совет министров, комитет министров так далее. Но в правительстве бывает группа ключевых министров, вот их называют кабинет министров. Этим законом практически начался процесс десоветизации. Полномочия президенту Верховный совет давал очень порционно в то время. Но тем не менее здесь уже наметилась тенденция выстраивания президентской вертикали. В чем это выразилось? На местах областные советы, Алматинский городской совет находились в подчинении Верховного совета, президент к ним отношения не имел. У этих советов широкая сеть исполнительных органов, следовательно, эти исполнительные органы тоже были отсечены от президента. Если раньше назначение премьера, формирование состава правительства делалось по инициативе и по решению Верховного совета, то тут уже инициатива формирования принадлежала президенту, но утверждение его предложения всё-таки оставалась за Верховным советом. Происходила постепенная трансформация управленческих структур. И, самое главное, Президенту было представлено право освобождать от должности председателя областных советов. Это была уже очень весомая альтернатива: если он обладает правом освобождать председателя любого областного совета, следовательно, он через них может проводить свою политику. Таким образом, по крайней мере, косвенное влияние оказать может. Это было начало процесса десоветизации. Но нужно иметь в виду что в то время это было актуально. Во время разрухи, неопределённости, отсутствия перспективы, разделяющих противоречий в обществе такое усиление единоличной власти было не вполне объяснимо. С установлением поста президента коммунистическая партия лишилась своего привилегированного положения ядра политической системы, став с другими политическими объединениями на равных.

 

- Указом Президента Республики Казахстан от 18 октября 1995 года «О праздничных днях в Республике Казахстан» 25 октября был объявлен Национальным праздником Республики Казахстан – Днем Республики. Однако 22 апреля 2009 года в Закон Республики Казахстан «О праздниках в Республике Казахстан» были внесены изменения, согласно которым празднование Дня Республики было отменено. Как видно, не являясь государственным праздником, это событие постепенно теряет историческое свое значение. Может быть восстановить его статус, учитывая значение документа в становлении государственности Казахстана?

- Я с самого начала согласен с тем, чтобы праздник «День республики» отменили. Что такое республика? Республика – это суверенное государство. На самом деле согласно Декларации никакого суверенного государства не было. В Америке штат называется штатом, Техас не называют республика Техас, потому что он субъект федерации, а это уже организация, которая не обладает суверенитетом. Во-первых, раз оно не обладает суверенитетом – это уже не государство, хотя некоторые атрибуты есть. Во-вторых, принятие закона о государственной независимости, тем более принятие закона Конституции 1995 года действительно имеет в виду другой облик республики. Не той республики, которая закладывалась в Декларации о суверенитете. Поэтому привязывать республику к тому акту смысла нет. Я думаю, если с политической правовой точки зрения, когда принимались новые законы, которые дублируют или уточняют предыдущий закон, то тот закон утрачивает свою силу. Поэтому с принятием Закона о независимости Декларация о суверенитете утратила свою юридическую силу. Поэтому такая привязка, даже историческая, мне кажется, неуместна.

- Большое спасибо, Еркеш Калиевич, желаем вам дальнейших творческих успехов!