Главная Подписка Интерактив Население Казахстана в 1917-1939 гг

Население Казахстана в 1917-1939 гг

27 Августа 2013
361
0

Начало основным тенденциям демографического развития Казахстана в советский период было положено задолго до установления Советской власти в крае. Для понимания особенностей социально-демографических процессов в республике, проанализируем исходные характеристики народонаселения Казахстана в предшествующий период.

Казахи, русские и украинцы в начале XX века составляли более 86,1% всего населения края, где проживали и представители других этносов. Наметилась четкая тенденция сокращения удельного веса казахов в общей численности населения и одновременного роста численности русских, украинцев и их доли в составе населения Казахстана. Это объяснялось более высоким уровнем их естественного прироста и продолжавшимся переселением из регионов России, Украины, Белоруссии. Так, еще в дореволюционный период, было положено начало демографическим процессам по превращению казахов в меньшинство на своей исконной территории.

В конце XIX века Казахстан  представлял собой аграрный край. Согласно Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., численность населения в нем составляла 4 млн. 333 тыс. человек, подавляющее большинство которого были жителями сельской местности — 3 882 350 чел., или 93,6 %. В 22 городах проживало чуть больше 6% жителей Казахстана. Города в основном были небольшие, в самом крупном по тому времени - Уральске проживало 36,4 тыс. человек; в г. Верном (ныне Алматы) — 22,7 тыс., Семипалатинске - 20,2 тыс., Петропавловске — 19,7 тыс., Аулие-Ате — 11,7 тыс., Чимкенте — 11,2 тыс., Акмолинске — 9,7 тыс., Гурьеве — 9,3 тыс., Павлодаре — 7,7 тыс., Перовске (ныне Кзылорда) — 5,0 тыс., Актюбинске — 2,8 тыс. Удельный вес казахов в составе горожан был незначителен — 15,4%, что составило в абсолютных цифрах чуть более 40 тысяч человек. В процессе присоединения к России, а затем — переселенческого движения, в Казахстане постепенно складывалась многонациональная структура населения. По данным Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., в крае проживало более 60 национальностей, из которых казахи составляли большинство — 3 392,7 тыс. чел., или 81,7%, русские - 454,4 тыс. (10,9%), украинцы-79,5 тыс. (1,9%), татары - 55,9 тыс. (1,34%), уйгуры - 55,8 тыс. (1,34%), узбеки - 29,5 тыс. чел. (0,75%) и т.д.

Наиболее высокий удельный вес казахов в 1897 году был отмечен в Семипалатинской (90,6%) и Тургайской (88,3%) областях; 71,3% всего населения приходилось на долю казахов в Уральской, 62,6% — в Акмолинской, 60,4% — в Сырдарьинской, 52,1% — в Семиреченской областях. Доля русского населения в это время была уже достаточно высока в Акмолинской (25,5%) и Уральской (25%) областях.

В конце XIX века почти у всех народов, населявших Российскую империю, преобладал традиционный тип рождаемости, характеризующийся многодетностью. Об однотипности демографического поведения представителей различных национальностей косвенно могут служить данные Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. о наличии детей (в возрасте до 10 лет) у женщин в возрасте от 20 до 49 лет (в расчете на 100 женщин) по вероисповеданию: у право­славных — 144; у католиков — 142; у мусульман — 142; у иудеев - 153; у лютеран — 116 детей. Высокая рождаемость у казахов была обусловлена ранней брачностью. Регулирование деторождаемости каралось по мусульманскому закону, основных канонов которого придерживалась казахская семья. Бездетность ставилась основным, открытым мотивом в полигамии, само юридическое и сословное положение семьи требо­вало наличия определенного количества детей.

На рубеже Х1Х-ХХ вв. смертность в Казахстане была очень высока. Именно по этой причине рост населения шел медленно, а в некоторые годы наблюдалось даже некоторое снижение естественного прироста. Так, в 1883 году число умерших превысило число родившихся в Каркаралинском уезде Семипалатинской области на 384 чел. Структура причин смерти была глубоко архаична, она формировалась под решающим воздействием экзогенных (внешних) факторов, что было причиной высокой смертности в детских и молодых возрастах. Ученые объясняют этот факт нищетой и обездоленностью больших групп населения, кочевым образом жизни, отсутствием медицинской помощи. Главными болезнями населения были туберкулез, пневмония, инфекционные желудочные заболевания. Большое распространение имели дизентерия, брюшной тиф, скарлатина.

Данные Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года свидетельствуют о том, что общий процент грамотности населе­ния Казахстана в то время был незначительным. Так, доля грамотных в возрасте от 9 до 49 лет в обшей численности населения составляла всего 8,1%, причем среди мужчин — 12%, среди женщин — 3,6%. Анализ показателей грамотности по возрастным группам свидетельствует о том, что показатели ее возрастают по мере понижения возрастов и достигают максимума в юношеской группе, что явилось следствием начала мероприя­тий в образовательной сфере. Вместе с тем, статистические данные о грамотности отдельных групп населения по вероисповеданию свидетельствуют о том, что наименее грамотными были казахи.

В начале XX века социально-демографическое развитие Казахстана проходило в русле присутствия Российской империи и носило отпечаток предшествующего периода: продолжалось проникновение российского и иностранного капитала, заселение благоприятных участков для земледелия, оттеснение казахов с земель и разложение их традиционного хозяйства.

Сравнение материалов Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. с материалами выборочных статистических обследований начала XX века показывает, что в крае до Октябрьской революции наблюдался усиленный приток населения из центральных областей России и Украины. В шести областях Казахстана в период 1897—1916 гг. механический прирост населения составил 1301,4 тыс. человек. За эти годы сюда прибыло 24,9%, или четвертая часть всех, желающих переселиться на окраины Российской империи. Анализ данных о мигрантах, прибывших в ходе осуществления Столыпинской аграрной реформы (1906—1912 гг.) на территорию Казахстана, показывает, что 83,1% поселившийся являлись выходцами из Украины, остальные прибыли из южных регионов России (16,8%). Среди приехавших из Украины преобладали жители Полтавской, Харьковской, Киевской и Черниговской гу­берний. Юг России был представлен Воронежской, Саратовской и Самарской губерниями. Это была политика системной миграционной экспансии, результатом которой стал быстрый рост населения Казахстана.

Так, в 1917 г. численность населения края увеличилась до 6228,3 тыс. чел., или, по сравнению с 1897 г. — на 50,2%. Изменился и национальный состав населения Казахстана: численность русских увеличилась в 2,4 раза, а их удельный вес в составе населения достиг 17,5%; численность украин­цев увеличилась в 8,2 раза, их удельный вес достиг 10,4%. Территориальное размещение русских и украинцев отличалось неравномерностью. Более одной трети этих народов — 33,6%, сосредоточилось в Северном Казахстане, в том числе и в Акмолинской области, где их удельный вес в составе населения составил 29,6% и 20,8% соответственно, в Западном Казахстане славянские этносы составляли уже более 41 % жителей региона, в Уральской области - 44,4%, Тургайской — 37,6%; в Центральном и Восточном Казахстане — 21,7%. На юге Казахстана (включая Семиречье), миграционный поток был сравнительно слабым, а переселенцы были представлены Семиреченским казачеством и незначительным числом при­шлых крестьян, численность русских и украинцев увеличилась здесь в 2,8 раза, а удельный вес в составе населения достиг 20,9%. Наименее заселенной переселенцами оставалась Сырдарьинская область, где доля неказахов составляла всего 6% населения.

События Первой мировой войны, военной интервенции, Гражданской войны также не могли не отразиться на особенностях демографического развития края. У населения без всякого учета его реальных воз­можностей силой изымались скот, хлеб и другие продукты. В 1916 г. военное ведомство произвело массовые принудительные заготовки лошадей. Только в четырех уездах Акмолинской области было забито и угнано бо­лее двух миллионов голов скота. Негативную роль сыграли также последствия восстания казахов 1916 г., когда в результате карательных экспе­диций царизма погибли десятки тысяч участников этого национально- освободительного движения, но и мирные жители (старики, женщины и дети). Тогда значительная часть казахов, вынуждена была спасаться бегством за пределы Российской империи в Китай, Афганистан, Турцию и другие страны. Только из Семиреченской области в 1916 г. бежали 150 тыс. человек. По подсчетам ученых, общее число казахов-эмигрантов до­стигло в этот период примерно 300 тыс. человек.

В результате этих событий резко сократились темпы абсолютного прироста казахов. Так, за период с 1897 по 1917 гг. численность казахов увеличилась всего на 6,5%, составив в абсолютных цифрах 3615,0 тыс. человек, а их доля в составе населения Казахстана снизилась до 58%. Это стало следствием низкого естественного прироста у казахского населения. Высокая смертность, особенно детская (до года) достигала в кочевых районах порой 60%. В этой связи интересно сопоставить уровень естественного прироста оседлого и кочевого населения края. Так, например, в Акмолинской области в 1900 г. естественный прирост кочевого населения был в 2,6 раза ниже, чем у русских и украинцев, в 1910 г. - в 5,1 раза; в 1914 г. - в 3,5 раза. С некоторыми колебаниями эта тенденция наблюдалась в Тургайской, Уральской, Семиреченской и других об­ластях края.

Доля казахов в составе населения края значительно сократилась и в ранее компактно населяемой ими Внутренней Орде (с 96,5% в 1897 г. до 84,3% в 1917 г.) и Мангышлакском уезде (с 93% в 1897 г. до 82,7% в 1917 г.). Только в этих двух областях казахи составляли подавляющее большинство, а в Акмолинской и Семиреченской их стало меньше половины (40,5% и 42,4% соответственно). В трех областях - Сырдарьинской, Тургайской и Уральской казахов осталось немного больше поло­вины (59,7%, 58,2%, 52,5% соответственно); в Семипалатинской области - 67,3%.Особенно заметно было сокращение удельного веса казахов в Петропавловском и Кокчетавском уездах Акмолинской и Уральской областей (25%, 24,1%, 25,3% соответственно).

Процесс усиления многонациональности и сокращения удельного веса казахов в этнической структуре края получил более интенсивное продолжение в советский период. Анализ материалов Первой советской переписи населения 1920 г., сельскохозяйственной переписи, материалов единовременных учетов промышленных предприятий и различных документов начала 1920-х годов дает нам картину социально-экономического и политического кризиса Казахстана и его регионов в этот период. Продовольственная разверстка, проводимая по всей стране новой властью во время и после окончания иностранной военной интервенции и Гражданской войны, оказала отрицательное воздействие на экономику сельского хозяйства. Вместе с тем, 1920 год оказался неурожайным, и отдельные территории постиг джут, а в следующий, 1921 год — сильная засуха. Особенно тяжело это сказалось на кочевых регионах. В результате стихийного бедствия в республике голодало более 2 млн. 300 тыс. человек. Наблюдался рост смертности и миграция из районов бедствия. В результате этих событий за период между 1917 и 1920 гг. население Казахстана сократилось с 6 218,3 тыс. чел. до 4 679 795 чел, а в 1923 г. - до 3 786 910 чел. Таким образом, за период с 1920 по 1923 гг. численность населения Казахстана сократилась на 892 885 чел.

В последующие годы стихийная миграция в Казахстан не прекращается. В 1922-1925 гг. из различных районов страны в Казахстан переселялись не только крестьяне из России и Украины, но и казахское население. Возвращающиеся беженцы из Восточного Туркестана, согласно Декрету о земле, получали наделы. Только в Семиреченской области в 1920 г. 10 167 казахским и киргизским хозяйствам было возвращено 123 тыс. десятин земли, а в один Зайсанский уезд прибыло 1,5 тыс. семей.

В 1923—1924 гг. отток населения из Казахстана почти прекратился, за период с 1925 по 1926 гг. определился миграционный баланс, постепенно перешедший в положительное сальдо миграции. Большая часть мигрантов прибывала из Украины, Поволжья, севера, запада и центральной части РСФСР; меньшая - из Урала, Дальнего Востока, Сибири, Белоруссии и Средней Азии. Более 80% прибывших в республику поселились в сельской местности, большей частью в районах богарного земледелия. Так, в Кустанайском округе разместилось 15%, в Акмолинской и Актюбинской губерниях — 40%, Семипалатинской — 24% мигрантов. Это объясняется тем, что районы богарного земледелия в лесостепной и степной зонах, были близки по климатическим и почвенным условиям в районах выхода мигрантов. К тому же приехавшие из европейской части России в этих зонах попадали в близкую этническую среду. Миграция в этот период носила стихийный характер, так как республика еще не включилась во всесоюзную систему организованных переселений в восточные районы страны.

Итоги демографических изменений, происшедших в годы создания и становления казахской государственности, подвела Всесоюзная перепись населения 1926 г. В 1926 г. в границах Казахстана проживало 6 198 467 чел., что почти на 800 тыс. чел. (на 14,8%) больше, чем в 1920 г. Республика стала более многонациональной (до 86 национальных групп). Казахи оставались доминирующим этносом, хотя их удельный вес в составе населения снизился до 58,5%, а абсолютная численность по сравнению с 1897 г. увеличилась всего на 6,5%. Численность русского населения, напротив, увеличилась в 2,8 раза, а удельный вес — до 20,6%. Также увеличился удельный вес украинцев (на 13,9%), немцев (на 0,8%), узбеков (на 2,1%).

Ареал расселения этнических групп изменился незначительно. Казахи преобладали в Сырдарьинской, Уральской, Актюбинской и Джетысуйской губерниях, русское население - в Акмолинской и Семипалатинской областях. Значительная часть украинцев проживала в Кустанайском округе, в Акмолинской губернии их доля увеличилась с 18,7% до 25,8%. Расселение остальных групп осталось прежним. В связи с присоединением к Казахстану Сырдарьинской и Джетысуйской губерний в этнической структуре края появились уйгуры, узбеки и другие национальности.

Казахстан в этот период продолжал оставаться аграрным краем. Численность городского населения была по-прежнему незначительной — 519 тыс. человек, или 8,4% от общей численности населения республики Уровень урбанизации в два с лишним раза был ниже общесоюзной (17,9%). В крае существовало 50 городов и поселков городского типа. В 33 поселках городского типа с населением от 500 до 10 тыс. чел. проживало 125,2 тыс. человек, или более одной трети городского населения. В республике имелось 27 небольших городов, крупных же городов пока не было.

Городское население в большей степени состояло из русских (52,8%) и украинцев (5,9%). Казахи в составе горожан составляли всего 14,4%. Их доля в общей численности городских жителей была представлена неравномерно: от 1,6% в Кустанайском, до 70,1% — в Адаевском уездах (в Акмолинской губернии — 12,8%, Актюбинской - 13,7%, Семипалатинской - 21,6%, Сырдарьинской - 21,9%, Уральской — 18,8%, Джетысуйской губернии — 6,9%). Неравномерное расселение казахов в городах Казахстана наложило отпечаток на города южного региона, которые делились на две части: «новый город», где обычно проживали русские и др. национальности, и «старый город» где селились казахи - это окраины, тесно смыкающиеся со степью которые несли на себе довольно четкий отпечаток родового и племенного членения

Сельское население республики численно преобладало над городским и составляло 91,6% всех жителей Казахстана. Казахи были преимущественно аграрным этносом. Их доля в составе жителей сельской местности составляла в среднем 61%, в том числе в Адаевском уезде - 97,4%, Сырдарьинской губернии - 81%, Уральской - 73,3%, Актюбинской — 72,1%, Джетысуйской — 67,7%, Семипалатинской — 58,2%. Са­мый низкий удельный вес казахов среди сельчан был в Кустанайском округе - 33,8%.

Естественный прирост населения по сравнению с предыдущим периодом значительно повысился. Так, в 1924 г. естественный прирост русских и казахов составил 25 и 16,2 промилле соответственно, в 1927 г. - 32,9 и 27,1%. Разница естественного прироста у казахского и русского населения объясняется разницей в уровне деторождения у казахов и русских, которая была вызвана большей смертностью детей в условиях кочевого быта. На повышение этого показателя в целом влияло снижение заболеваемости и смертности, чему способствовала успешная борьба советских медиков с острозаразными эпидемиями. Только за 1922—1925 гг. заболеваемость брюшным тифом сократилась в 15 раз, дизентерией - в 2 раза, сыпным тифом - в 25 раз и т.д. Фактически массовые эпидемические заболевания в целом по республике к 1926 г. были побеждены.

В материалах Всесоюзной переписи населения 1926 г. отразилось крайне неблагоприятное положение с грамотностью в целом среди населения страны, особенно среди казахов в национальных окраинах. Об этом свидетельствуют показатели уровня грамотности по этническому признаку. Среди русских процент грамотных в возрасте от 9 до 49 лет составлял 64,3%, от 50 лет и старше - 27,9%. Среди казахов в возрасте от 9 до 49 лет грамотных было 9,9%, от 50 лет и старше — 5,3%. Уровень грамотности женщин-казашек был гораздо ниже, чем мужчин. Так, если в возрасте от 9 лет и старше грамотных мужчин-казахов было 15,9%, то среди женщин — только 1,3%.

Таким образом, Всесоюзная перепись населения 1926 г. зафиксировала продолжающийся рост многонационального состава Казахстана, сокращение доли казахского и увеличение славянского этноса в составе жителей республики. Большая часть казахов проживала в сельской местности, их удельный вес в составе городских поселений был незначителен. Этнические процессы способствовали, наряду с естественным и миграционным приростом, росту абсолютной численности основных этносов.

В конце 1920-1930-х годах в стратегии большевиков по превращению Советского Союза из страны аграрной в индустриальную Казахстан стал одной из стратегических составляющих, где ему отводилась роль основной производственно-сырьевой базы страны. В этой связи здесь планировалась реконструкция сельского хозяйства и намечены мероприятия, которые позволяли вовлечь в хозяйственный оборот полезные ископаемые и энергетические ресурсы региона.

Высокие темпы экономического развития требовали постоянного притока рабочей силы. Проблема трудовых ресурсов решалась с одной стороны, путем разрушения традиционного кочевого уклада казахского этноса в ходе седентаризации и коллективизации, с другой — активизацией миграционной политики и организацией различных подчиненных ГУЛАГу структур, специальных трудовых поселений, тюрем, исправительно-трудовых лагерей и колоний.

Первый удар по традиционно хозяйственной структуре казахского этноса был нанесен в конце 1920-х годов, когда была проведена кампания по ликвидации хозяйств, так называемых баев-полуфеодалов, переросшая вскоре в массовые антикрестьянские репрессии. Конфискации подверглось 696 хозяйств, из них 619 семей было выслано за пределы округа проживания. Позже, в ходе коллективизации, политика ликвидации кулачества и байства стала проводиться еще жестче. Было установлено, что удельный вес ликвидируемых кулацких дворов по отношению к общей массе хозяйств составляет 3—5%, поэтому численность раскулаченных должна была этому соответствовать. В действительности во многих районах подобного количества кулаков никак не набиралось, в результате «раскулачивались» зажиточные и середняцкие хозяйства. Только в 1930—1931 гг. численность отправленных в «кулацкую ссылку» за пределы республики достигла, по далеко не полным данным 6765 человек.

Кампания по раскулачиванию баев вылилась в массовые антикрестьянские репрессии. За период с 1929 по 1933 гг. тройкой ПП ОГПУ в КазАССР, по не полным данным, было рассмотрено 9805 дел и приняты решения в отношении 22 933 лиц, из которых к высшей мере наказания — расстрелу было приговорено 3386 чел., заключено в концлагеря на срок от 3 до 10 лет - 13 151 чел.

Ликвидация байских и зажиточных хозяйств, выполнявших вполне определенную функциональную роль в наработанной системе воспроизводственных связей, вызвало нарастание хаотических процессе в традиционной структуре хозяйства. Для нормального ведения хозяйства распределения конфискованного имущества «поровну» до приемлемых размеров не хватало, не изменяло и социальный статус получивших его, а также обернулось не ростом благосостояния населения) напротив, — нарастающей пауперизацией аулов и разрушением хозяйства.

Усугубили положение населения заготовительные кампании, которые с самого начала приняли характер чрезвычайных мер: размер заготовки скота проводились без учета реальной его численности, хлебозаготовки распространялись и на не сеющие, сугубо животноводческие хозяйства. Кроме того, в ходе заготовительных кампаний был проведены масштабные анти крестьянские репрессии: к административно-уголовной ответственности было привлечено 56 498 жителей села, из них 34 121 чел. был осужден; за период с 1 октября 1928 г. по 1 декабря 1929 г. было приговорено к расстрелу 125 чел., по линии ГПУ - 152 чел. В результате возросшая норма налогообложения стала причиной откочевки многих скотоводческих хозяйств целыми общинам: за рубежи республики и страны.

Сильнейший удар по казахскому хозяйству нанесла силовая политика по переводу скотоводов-кочевников и полукочевников на так называемую оседлость, или седентаризацию. В результате была деформирована и искажена сформировавшаяся в ходе длительной социокультурной эволюции хозяйственная структура кочевого скотоводческого общества, которая на том доиндустриальном уровне развития производительных сил являлась именно тем типом хозяйственно-культурной деятельности, который был оптимален на территории Казахстана. Тем не менее, аул и деревня Казахстана продолжали втягиваться в ритм стремительной коллективизации. Нарушения принципа добровольности и элементарной законности в животноводческих районах перешагнули всякие допустимые пределы. В результате к февралю 1932 года в Казахстане 87% хозяйств колхозников и 51,8% единоличников полностью лишились своего скота. Обобществленный скот концентрировался на колхозно-товарных фермах в огромнейших количествах и попросту погибал, так как не мог прокормиться. В результате животноводство понесло беспрецедентный урон. Так, если в 1928 г. в республике насчитывалось 6509 тыс. голов крупного рогатого скота, то к 1932 г. осталось 965 тыс., из 18 566 тыс. овец к 1932 г. — 1386 тыс.; от 3516 тыс. конского поголовья в 1941 г к 1928 г. — лишь 885 тыс. голов; от 1042 тыс. голов верблюдов к 1935 году - 63 тыс. голов.

Следствием коллективизации стал голод 1931 — 1933 гг. Это была страшная трагедия для казахстанцев. В 1932 году Т. Рыскулов, работавший заместителем председателя СНК РСФСР, лично неоднократно информировал Сталина: «...в Балхашском районе (по данным местного ОГПУ) было населения 60 тыс. откочевало 12 тыс., умерло 30 тыс., ...в Каркаралинском районе в мае 1932 г. было 50 400 чел., а с ноября месяца осталось 15 900 чел., ...в Караганде в прошлую зиму умерло около 1500 казахов, ...среди них рабочие от голода и эпидемий, ...голодные казахи массами скапливаются около промышленных пунктов (Караганда, Балхаш, Карсакпай и др.) и не могут устроиться и нарушают нормальный ход работы этих промышленных пунктов, ...в ряде пунктов оседания казахи побросали постройки и ушли в поисках пропитания, в Карагандинской области 4100 построек пустует...».

Тревожные сведения были изложены в письме № 60 от 1932 г. (август) председателя СН К КАССР У. Исаева Сталину: «Во многих казахских районах, по сравнению с 1929 годом, не осталось и половины населения. Общее количество крестьянских хозяйств края сейчас меньше, чем в 1931 г. на 23-25%». В Информационной записке ПП ОГПУ в Казкрайком ВКП(б) говорится, что в «Атбасарском районе продзатруднения принимают крайне острые формы. На почве голода наблюдаются массовые случаи опухания и смерти. С 1 апреля по 25 июля 1932 г. зарегистрировано 111 случаев смертей, из них в июле месяце 43. За это время отмечено 5 случаев людоедства...».

Однако темпы коллективизации отнюдь не были замедлены. За период с 1930 по 1935 гг. в Казахстане процент коллективизации (по числу хозяйств) вырос с 30,3% до 90,5%. Весь Казахстан охватили народные волнения, переходящие в вооруженные выступления. За период с 1929 по 1931 гг. в Казахстане имело место 372 восстания, в которые было вовлечено около 80 тыс. человек. Особо трагическую известность получили крестьянское движение в Сузакском, Шемонаихинском, Бухтарминском, Иргизском, Казалинском, Кармакчинском, Самарском, Абралинском, Биен-Аксуйском, Чингистауском, Барибаевском, Кастекском, Балхашском, Чубартауском, Мангистауском и других районах. Восстания сопровождались массовыми откочевками за пределы республики, в том числе за границу. Только с начала 1930 г. до середины 1931 г. с территории Казахстана откочевало 281 230 крестьянских хозяйств, значительная часть — на территорию Китая, Ирана и Афганистана.

Всего за пределы республики в период голода откочевало 1130 тыс. человек, из них 676 тыс. безвозвратно и 454 тыс. впоследствии вернулось в Казахстан. Силами регулярных войск и органов ОГПУ против мятежного населения проводились жестокие карательные акции. За участие в крупных восстаниях и волнениях в 1929—1931 гг. был осужден 5551 человек, из них 883 расстреляны. Фрагментарные данные о численности заключенных свидетельствуют о значительном пополнении контингента лагерей. Так, в Карлаге число заключенных возросло за период 1935—1936 гг. на 12 тысяч человек (с 25 127 до 37 958 чел.), что явилось результатом процесса завершения коллективизации в районах Средней Азии и Казахстана, усилением борьбы со всеми видами преступлений накануне принятия Конституции 1936 года.

О масштабах этой трагедии в Казахстане свидетельствует динамика численности его населения за 1930—1936 гг., составленная Управлением народно-хозяйственного учета республики: 1930 г. — 5873,0 тыс. чел., 1931 г. - 5114,0 тыс. чел., 1932 г. - 3227,0 тыс. чел., 1933 г. - 2493,5 тыс. чел., 1934 г. - 2681,8 тыс. чел., 1935 г. - 2926 тыс. чел., 1936 г. - 3287,9 тыс. чел.

Итого, численность населения Казахстана сократилась за 1929—1936 гг. на 2585,1 тыс. человек.

Демографический анализ архивных документов и материалов переписей населения 1937 и 1939 гг. показывает, что казахский этнос подвергся жесточайшему геноциду и понес тяжелые потери. По данным Комиссии Президиума Верховного Совета Республики Казахстан, от голода и его последствий казахский народ потерял примерно 2 млн. 200 тыс. человек, т.е. около 42% обшей численности.

Кочевники-казахи, лишенные скота, чтобы не погибнуть от голода стали стекаться в городские центры, на строительство промышленных объектов, на рудники и шахты в поисках работы. Мотивируя тем, что для осуществления индустриализации нужна была квалифицированная рабочая сила, а местное население не отвечало этим требованиям, советское руководство проводило мероприятия по привлечению трудовых  ресурсов извне. Еще 13 февраля 1929 года по решению Бюро Казкрайкома ВКП(б) было создано Переселенческое управление и утвержден план ведения переселенческих работ в крае. Главной задачей деятельности Переселенческого управления было создание «рабочей, продовольственной, фуражной и гуже-транспортной базы промышленного строительства». В миграционной политике Советского правительства сразу возникло два направления - добровольное и принудительное. Так, в течение 1933 гг. только для работы на шахтах Караганды были мобилизованы 1500 коммунистов и 3000 комсомольцев.

Основной приток населения в Казахстан был отнюдь не добровольным.

В соответствии с принятой 5 октября 1936 г. Конституцией СССР, трудпоселенцы были объявлены полноправными гражданами, и значительные их массы при последовавшей переписи населения учитывались, как обычные свободные люди». Поэтому определение количества спецпереселенцев не представляется возможным, имеющиеся сведения носят фрагментарный характер.

Поданным В.Н .Земскова, численность этой категории населения в отдельные годы была следующей: на 1 января 1932 г. на учете состояло 180 708 чел., 1933 г. - 140 383 чел., 1934 г. - 134 579 чел., на 1 июля 1938 г. - 134 655 чел., на 1 января 1939 г. - 120 395 чел. 1940 г. - 137 043 чел.По сведениям отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ-Н КВД, в республику были выселены 46 091 семья, или свыше 180 тыс. человек.

Советская власть, чтобы обеспечить форсированные темпы индустриализации, пошла на то, чего никогда не позволяло себе даже не очень церемонившееся с «инородцами» царское правительство — на депортацию целых народов. Весной 1936 года Совнарком принял постановление о выселении с территории Украины в Казахстан 15 000 польских и немецких хозяйств, как неблагонадежных. Трагически сложилась судьба советских немцев. В конце 30-х годов власти стали исподволь нагнетать антинемецкие настроения. В 1936—1938 гг. были произведены первые депортации немцев (наряду с поляками) из приграничных районов, появились ограничения на службу в армии. Правда, советско-германский пакт 1939 года заставил на некоторое время несколько приглушить эти настроения, — советское руководство демонстрировало дружелюбие к своим новым зарубежным партнерам и прекратило не только антинемецкие акции, но даже антифашистскую пропаганду вплоть до начала войны.

В Казахстан также были депортированы корейцы. В 1933 году В. Арсеньев, знаменитый путешественник и писатель, направил доклад в Дальневосточный крайком ВКП(б), в котором обосновал необходимость выселения живших на советском Дальнем Востоке корейцев: «...Корейцы - народ совершенно отличный от нас по характеру, по укладу жизни и по миросозерцанию... Они антропологически, этнографически, психически и по своему миросозерцанию стоят ближе к японцам, чем к нам. Рассчитывать, что корейцы скоро превратятся в советских граждан, нельзя. Нам некогда ждать, когда они изменят свои убеждения, характер и миросозерцание», — поэтому, утверждал Арсеньев, корейцы «должны быть отодвинуты в глубь страны, на Запад и на Север от Амура». В 1937 году все жившие на советском Дальнем Востоке корейцы были «отодвинуты» в Казахстан, за ними последовали иранцы из Азербайджанской ССР, курды, во время Великой Отечественной войны — ингуши, чеченцы и другие.

Трагедию, развернувшуюся на территории Республики, красноречиво показывает сравнительный анализ итогов переписей населения 1926 и 1939 гг. Несмотря на бурные миграционные потоки в регион в это межпереписное десятилетие, население Казахстана увеличилось всего на 1,3% (с 6 073 979 в 1926 г. до 6 151 102 в 1939 г.). Поэтому показателю Казахстан занимает последнее место среди всех республик Советского Союза.

Численность казахов согласно Всесоюзной переписи населения 1939 г. составила 2 327 625 чел., или сократилась по сравнению с 1926 годом на 1 299 987 чел., или в 1,6 раза. Удельный вес казахов в национальной структуре республики составил 37,8%, т.е. снизился на 19,3 %, или в 1,5 раз Большинством населения стали русские (2 458 687 чел.), их численность увеличилась в 2 раза, а удельный вес стал равен 40%. Увеличилась численность всех национальностей, кроме казахов, украинцев, узбеков, уйгуров, а также доля «других национальностей» — до 3,2%.

В исследуемый период произошли коренные изменения в расселении населения. В ходе индустриализации появились новые города и рабочие поселки — их стало теперь 81. Согласно Всесоюзной переписи населения 1939 г. городское население Казахстана составляло 1 710 027 чел., то есть увеличилось более чем в три раза, а удельный вес достиг 27,8%. 47,5% городского населения было сосредоточено в городах численностью свыше 50 тыс. чел. Если в 1926 г. в республике таким был только город Семипалатинск, то в 1939 г. их стало семь, в Алма-Ате Караганде и Семипалатинске проживало более 100 тыс. человек в каждом, что составляло 29% всего городского населения республики. В составе жителей городов, согласно Всесоюзной переписи населения 1939 удельный вес казахов составлял всего 16,1%. В урбанизационные процессы была вовлечена, главным образом, та часть казахского населения, на территории проживания которой, создавались промышленные и индустриальные объекты.

Так, например, наиболее урбанизированными были казахи Карагандинской области - 33,3%. 29,7% казахов были жителями городов и городских поселений в Семипалатинской, 26,5% — Гурьевской 18,2% - Кзыл-Ординской, 16,9% - Алма-Атинской, 14% - Актюбинской. 13,6% - Джамбульской, 13% - Южно-Казахстанской 12,4% - Павлодарской, 11,4% - Северо-Казахстанской, 10,8% - Восточно-Казахстанской, 6,4% — Кустанайской, 4% — Западно-Казахстанской областях.

Доля сельчан в общей численности населения республики сократилась, по сравнению с 1926 г., на 19,4 пункта и составила 72,2%. Казахи оставались аграрным этносом - 83,9% всего народа были сельскими жителями. Наименее урбанизированными были казахи Западно-Казахстанской области - 96% из них проживали в сельской местности. Высок удельный вес сельских жителей казахов и в других областях Казахстана: в Кустанайской - 93,6%, Восточно-Казахстанской - 89,2%, Северо-Казахстанской - 88,6%, Павлодарской - 87,6%, Южно-Казахстанской - 87 Джамбульской - 86,4%, Актюбинской - 86%, Алма-Атинской - 83,1%, Акмолинской — 82,5%, Гурьевской — 73,5%, Семипалатинской - 70,3%. Наименьший удельный вес казахского сельского населения был в Карагандинской области — 66,7%.

В целом доля казахского населения в общей численности сельских жителей сократилось до 44%. Это произошло в результате значительного притока в сельские населенные пункты русских, украинцев, немцев и других национальностей в ходе насильственных миграций.

Всесоюзная перепись населения 1939 г. зафиксировала в двух областях - Карагандинской и Кустанайской значительную разницу в уровнях рождаемости городских (32,0 промилле) и сельских (65,9 промилле) жителей, тогда как в среднем по республике она оставалась пока одинаковой. Эта тенденция в последующие годы распространилась на все население республики.

Необходимо отметить, что в республиках Союза ССР разрыв в плане рождаемости между городом и селом был больше, чем где либо. Сохранению традиционных репродуктивных установок жителей сельской местности способствовала, во-первых, экономическая структура этих стран, когда все промышленные предприятия находились в городской местности, в том числе и перерабатывающая промышленность, а село занималось сельскохозяйственным производством; во-вторых, идеологическая ориентация этих государств, когда рабочий класс был объявлен гегемоном; в третьих, стратегия развития этих стран, ориентиро­ванная в основном на развитие промышленности в сочетании с низки­ми дотациями в сельское хозяйство; и последнее — система прописки в сельской местности, ограничивающая мобильность населения.

Что касается показателей смертности населения Казахстана, то существующим причинам смертности кочевого населения в этот период, помимо неблагоприятной эпидемиологической обстановки, добавились и другие факторы внешнего порядка: массовая гибель от голода в период коллективизации и насильственного оседания; неурожаи и джут; вынужденные массовые откочевки за пределы Казахстана; гибель на каторгах, высылках и в концентрационных лагерях. Добавив этому сверхсмертность прибывшего на территорию республики спецконтингента, можно только представить, какая цена была заплачена за превращение страны из аграрной в индустриальную. Сколько погибло людей на территории края в начале 1930-х годов, до сих пор выяснено.

Лишь со второй половины 1930-х годов смертность начала снижаться за счет улучшения положения в рабочих поселках в результате проведения эпидемиологических мероприятий, вакцинации населения и некоторого улучшения с продовольственным снабжением. И все же показатели смертности в Казахстане были очень высоки. Так, в 1940 г. общий коэффициент смертности достиг 21,4 промилле. Высокий показатель смертности в большинстве своем сложился за счет неблагоприятной сиитуации с детской смертностью, особенно детей в возрасте до 1 года. Средний показатель смертности детей в возрасте от 0 до 4 лет — 86 промилле, от 5 до 9 лет — 78 промилле. Эта тенденция была характерна как для городской, так и для сельской местности. Самое неблагоприятное положение с детской смертностью было в Алма-Атинской области, где из 1000 родившихся в 1937 году умерло 189 детей; Северо-Казахстанской — 2 ( Карагандинской — 166 детей, хотя и наблюдалась тенденция к ее снижению. К этому нужно добавить, что политические репрессии, непосильные экономические нагрузки, идеология жертвенности этих лет не способствовали сохранению здоровья и жизни человека. Смертность коренного сельского населения оставалась по-прежнему очень высокой. Ественный прирост как фактор повышения численности населения начал проявлять себя лишь со второй половины 1930-х годов, до этого естественный прирост был отрицательным.

На процессы воспроизводства населения определенное влияние оказал половозрастной состав жителей. Своеобразие и последствия социально-экономических процессов определили и особенности демографических характеристик. Так, если в целом по Союзу соотношение мужчин и женщин было 47,9% и 52,1% (в городах - 47,9% и 52,1% сельской местности — 47,8% и 52,2% соответственно), то в Казахстане результате промышленной миграции, призванной обеспечить объекты индустриализации мужской рабочей силой в трудоспособном возрасте половозрастная структура к 1939 г. имела совершенно иную картину. Всесоюзной переписью 1939 г. зафиксировано процентное соотношение мужчин и женщин 52,1% к 47,9%. В том числе, в городской местности 52,1% к 47,9%; в сельской - 52,0% к 48,0%. То есть, мужское население преобладало.

Происходили изменения и в возрастном составе населения края. 1939 г. доля детей в возрасте до 14 лет уменьшилась до 33,9%, сократился также удельный вес молодежи в возрасте от 15 до 19 лет до 8,5% и старших возрастов (от 50 лет и старше) — до 11%. Одновременно существенно увеличилась в населении доля молодежи в возрасте от 20 до 29 лет — до 20,7% и людей в трудоспособном возрасте от 30 до 49 лет - 25,8%. Это было результатом миграции на территорию республики большого количества людей трудоспособного возраста.

Индустриальное преобразование общества требовало широкого распространения культуры, первоначальной составляющей которой была ликвидация неграмотности. Ликвидация безграмотности в короткие сроки по праву относится к числу наиболее высоких достижений тех лет. Согласно данным Всесоюзной переписи населения 1939 г., процент грамотных в Казахстане достиг (в возрасте от 9 лет и старше) 76,3%, в том числе в возрасте от 9 до 49 лет — 83,5%; от 50 лет и старше — 31,4%. Это было связано не только с проведенными мероприятиями по ликвидации безграмотности, но и с прибытием в регион, в резуль­тате добровольной и принудительной миграции, большого числа лю­дей не только грамотных, но и квалифицированных рабочих, специа­листов различных профессий, представителей интеллигенции. Грамотность среди мужчин (86,6%) была более распространена, чем среди женщин (70,5%), причем уровень грамотности у мужчин и женщин в городах и городских поселениях был значительно выше, чем в сель­ской местности. Так, если средний показатель грамотности среди мужчин городской местности составлял в Казахстане 92,8%, то в селах — 83,2%. Среди женщин этот показатель составлял в городской местно­сти 77,6%, в селах - 63,3%.

Уровень грамотности среди казахов отставал от других этносов, на­пример русских. Так, если среди русских процент грамотности в 1939 г. составил 93,7% среди мужчин и 74,4% среди женщин, то среди казахов — 71,2% и 51,5% соответственно. Это было связано, прежде всего, с тем, что большая часть казахского населения была жителями сельской местности, где мероприятия по ликвидации безграмотности проводились менее ин­тенсивно, чем в городах и городских поселениях. Немаловажным факто­ром было и отсутствие должного количества учителей-казахов, а также все усиливающаяся тенденция сужения сферы функционирования ка­захского языка.

Итак, пополнение численности населения Казахстана во второй по­ловине 20-х — 30-е годы XX в. шло, главным образом, за счет миграции из центральных областей России, Украины и депортированных народов. Динамично продолжались процессы интернационализации и урбаниза­ции населения. Сократилась численность казахского населения и его доля в составе населения Казахстана, и впервые на своей исторической родине казахи стали меньшинством. Большая часть коренного населения была представлена сельскими жителями, их удельный вес в составе горожан был незначителен. Напротив, представители других национальностей были преимущественно горожанами. Весь рассмотренный период характеризовался снижением рождаемости, ростом смертности и уменьшени­ем воспроизводства населения.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь