«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Как провожали Кунаева. Часть 3

3608 0
Как провожали Кунаева. Часть 3
Следствие продолжилось и после ареста А. Аскарова. Четыре года, что он провел в тюрьме, не поколебали его веру в коммунизм, чем он собственно и заслужил симпатию следователей

Иного мнения В. Калиниченко был о двух других участниках коррупционных схем.

 

По мнению В. Калиниченко, будущий партийный функционер Турмысбек Ахметов слабо знал русский язык, и поэтому следователь считал, что Т. Ахметов не смог бы не только защитить диссертацию и руководить наукой и образованием в Южно-Казахстанской области, но и даже поступить в институт. Руководствовался В. Калиниченко объяснительной запиской Т. Ахметова на имя декана от 22 апреля 1954 года, которая была написана на русском языке.

 

О Лесбеке Бекжанове мы также узнали из воспоминаний В. Калиниченко. С его слов, Л. Бекжанов изменил дату и место рождения в анкетах дабы скрыть свое происхождение (отцом его был волостной староста). В суде Лесбек утверждал, что в тяжелые тридцатые годы отцом был оставлен мешок золота, которые Лесбек обменял в середине 70-х годов на советские рубли. Его слова подтвердили свидетели.

 

Что же касается Д. Кунаева, то после отставки бывший первый секретарь Казахской ССР Д. Кунаев стремительно потерял политический вес. На XII пленуме ЦК Казахстана 6 июня 1988 года председатель госпрофа А.Д. Бородин в своем выступлении коснулся личности некогда всесильного партийного деятеля:

 

«Сколько разговоров было по поводу реставрации торгового дома по ул. Горького в 1980 году. Ведь его отделали так, что сам купец, наверное, увидел и удивился бы. Из бюджета республики и горисполкома на этот дом было затрачено почти 700 тысяч рублей, а почему? Да потому, что в торговом доме до революции небезуспешно вел коммерческие дела отец бывшего первого секретаря ЦК Компартии Казахстана, а директором его одно время была теща Бекжанова Д. (помощник Кунаева). Или другой факт. В 1919 году в Акмолинске колчаковская администрация провела выборы главы городской думы. От купцов, именитых граждан в его состав вошел Шарип Ялымов, ярый противник советской власти. А в 1973 году на городском кладбище в Атбасаре Целиноградской области ему был установлен памятник. Ритуал сопровождался пышными поминками, раздачей подарков, и многие участвовавшие в нем не могли не знать, что оказывают почести бывшему белогвардейцу, громившему Советы и жестоко расправлявшемуся с борцами за власть Советов, среди которых был и классик казахской литературы С. Сейфуллин. Однако люди знали другое: Ялымов – тесть Кунаева»

 

Но к тому времени сын известного в городе купца, зять белогвардейца Динмухамед Ахмедович пользовался статусом персонального пенсионера. Он многое сделал для своей республики: выстроил красивую Алма-Ату, освоил земли бескрайней степи и поднял целину. И все это он сделал в эпоху застоя. Люди ценили и любили Кунаева.

Сменивший его Колбин пробыл на своей должности недолго. Вскоре и он покинул свой пост, оставив руководство Нурсултану Назарбаеву. Но, прежде чем уйти он стал инициатором проверки персонального пенсионера Динмухамеда Кунаева. Поводом для расследования стало заявление все того же А. Аскарова на имя генсека М. Горбачева от 20 июля 1987 года. В заявлении было сказано следующее:

 

«Вся моя трагедия связана с именем Кунаева Д.А. Именно он заставил меня брать такие огромные деньги, требуя их от меня. Он говорил, что они нужны «кошкару», что в переводе на русский язык означает «баран-производитель» во главе стада. В данном случае он имел в виду Брежнева. Позже он говорил, что деньги нужны также «каро», т. е. черному, в этом случае имея в виду Черненко»

 

Колбин, узнав об этих показаниях, воспользовался возможностью насолить своему предшественнику, и доложил Горбачеву о фактах коррупции в высших эшелонах власти Казахстана. Генеральный секретарь ЦК КПСС дал зеленый свет следствию.

Получив карт-бланш на арест Кунаева, В. Калиниченко тем не менее не решился на его арест. Расследование показало, что все известные взяткополучатели Кунаева к тому времени уже скончались, а вещественные доказательства в виде охотничьих оружий, часов, шкатулок были подарены не лично руководителями, а трудовыми коллективами.

Допрос Кунаева проводил лично Владимир Иванович Калиниченко дома у Димаша Ахмедовича. В. Калиниченко не имел намерения его арестовать. Красивая мебель, шикарная библиотека, коллекция зажигалок и часов, около сорока охотничьих ножей, в т.ч. тринадцать нарезных – все это было у Кунаева, и все это он сдал в ХОЗУ МВД вскоре после освобождения от должности. Содержание заявлений Аскарова Д. Кунаев называл грубым вымыслом и отверг все обвинения в свой адрес. На допросе Кунаев, по воспоминаниям Калиниченко, нервничал, а личный врач каждые полчаса делал ему уколы. Состояние Димаша Ахмедовича было настолько слабым, что Владимир Калиниченко не стал привлекать его к суду, опасаясь, что Кунаев не доживет до суда.

 

«Если он не доживет до суда и умрет на стадии предварительного расследования, он навсегда останется национальным героем. Но он таким и был в истории своей страны»

 

Следователь считал, что взятки у него, скорее всего, были, но не более того, что были у всех.

В конце допроса Кунаев должен был подписать протокол. Тогда он поднял глаза на следователя и спросил: «Сынок, неужели ты меня арестуешь?». Следователь ответил, что Кунаев был допрошен в качестве свидетеля.  В. Калиниченко не жалел о том, что не арестовал Кунаева.

 

«Я испытывал к нему чисто человеческую симпатию. Видел человека раненого. Человека, который сделал очень много хорошего и очень много полезного… Дома он был простой человек, со своими несчастьями, со своими проблемами, как и мы все»

 

Этими событиями благополучно завершилась история с Динмухамедом Ахмедовичем. Он спокойно жил в своем родном городе Алма-Ате, а вечером 22 августа 1993 года скончался в селе Акши Алакольского района Алматинской области в результате сердечного приступа.

 

Как провожали Кунаева. Часть 1

Как провожали Кунаева. Часть 2

 

Серия материалов была написана по книге бывшего следователя по особо важным делам при Генеральной прокуратуре В.И. Калиниченко «Дело о 140 миллиардах, или 7060 дней из жизни следователя»

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English