«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. A. Назарбаев

Он вчера не вернулся из боя…

120
Он вчера не вернулся из боя… - e-history.kz
Есть в истории прошедшей Великой Отечественной войны «белые пятна», не исследованные до сих пор. Одним их таких «пятен» является «харьковский котел».

О тех трагических боях  под Харьковом, на Украине в мае 1942 года, в результате которых  за пару недель погибло и пропало без вести огромное количество бойцов Красной Армии данные засекречены до сих пор и буквально по крупицам приходят сведения, находятся свидетели тех событий, отзываются родственники. Какими чудовищными были человеческие жертвы можно судить хотя бы только по немецким данным: ими было взято в плен 239 тыс. 36 пленных красноармейца.

У казахстанцев интерес к истории «харьковского котла» свой: там погибло и пропало без вести десятки тысяч казахов так и не вернувшихся с той войны.

 

Они не должны быть забыты

 

В сентябре 2010 года казахстанцам довелось посетить места боев, в составе делегации был Сакимбек Шайыкулы Калгинбаев, его отец Шайык Калгинбаев  был главным ветеринарным врачом  106-ой Казахской кавалерийской дивизии. Эта дивизия  в составе 6-го кавалерийского корпуса участвовала в боях за освобождение Харькова.

«Каждый уходящий день все тверже убеждает меня в важности и полезности поездки нашей делегации в Харьков. Лично для меня много значит доброжелательный, теплый прием руководства области, города, районов и местных представителей власти.

Особой благодарности заслуживают жители Харьковщины, которые бережно хранят память о бойцах – казахстанцах, с трепетом рассказывают о героизме и стойкости наших земляков и, главное, заботливо ухаживают за местами захоронения павших за Украинскую землю красноармейцев.

Для меня, пожилого человека, поездка оказалась трудной и утомительной. Но об этом нисколько не жалею, ибо получил огромное моральное удовлетворение, вернулся в родной очаг с большими впечатлениями. Изменились мои взгляды на историю Великой Отечественной войны. Если всю мою сознательную жизнь меня мучила неизвестность судьбы любимого отца, то сейчас страшно терзает меня теперь уже его известная мученическая судьба. В то же время я осознаю, что ничего нельзя исправить! Все совершено волею Аллаха!

Через несколько дней после возвращения собрал всех родственников и аульчан на родине моего отца, мы захоронили кавалерийскую каску и горсть украинской земли рядом с прахом матери, установили мраморную доску с надписью и портретом отца. Помолились перед его памятью, почитали Коран и устроили поминальный обед. Считаю, что на этом часть моего долга перед отцом выполнена. Говорю «часть долга» потому, что впереди много дел по восстановлению полной истории 106-ой кавалерийской дивизии».

 

Если бы не война

Шайык Калгинбаев – уроженец Сырдарьинского района Кызылординской области. Он родился в семье Кабыла и Маржанкуль из рода Шашты-Бопай Кипчакского племени, выходцем из этого рода является и Мустафа Шокай. Шайыку с двумя старшими братьями Аманом и Абубакиром, сестрой Кыздаркуль и младшим братишкой Жусупбеком  рано довелось узнать сиротскую долю.

Маржанкуль - мать Шайыка Калгинбаева

Благодаря поддержке родни мальчик был устроен в Манкентскую школу-интернат, по окончании которой поступил в только что открывшийся зооветеринарный институт.  Успешно пройдя обучение и получив диплом ветеринарного врача, он свою трудовую деятельность начал в земельном отделе Жана-Корганского района Кызыл-Ординской области: он стал старшим  ветеринарным врачом райЗО.

Он простой аульный парень был направлен в 1937 году в Ленинградскую ветеринарную академию и смог с отличием окончить ее.

Получив  красный диплом Академии, Шайык Калгинбаев приступил к работе, став старшим ветеринарным врачом уже в областном земельном  отделе. Без сомнения он добился бы значительных  высот в своей профессиональной деятельности, только вот наступила война.

В конце тридцатых годов прошлого столетия Шайыку Калгинбаеву довелось принять участие в финской войне, откуда он вернулся в звании капитана и продолжал работать по своей специальности до повторного призыва в конце 1941 года.

Среднеазиатский военный округ назначил его главным ветеринарным врачом 106-й Казахской кавалерийской дивизии, дивизии, которая формировалась в городе Акмоле.

Прибыв на место, он пишет письма домой, которые продолжает отправлять находясь в пути на фронт. Каждое письмо отражает его беспокойство за судьбу родных и детей. Он регулярно посылал домой часть своей зарплаты.

Из писем нетрудно установить, что дивизия  была отправлена на фронт в середине апреля 1942 года. Сам Шайык Калгинбаев едет в первом эшелоне и об этом он телеграфирует домой. Его семья несколько дней ночевала на вокзале станции Соло-Тобе, ожидая проезда эшелона, но эшелон, не останавливаясь, промчался мимо станции на запад, и они вернулись домой огорченные тем, что не увидели дорогого родственника. Между тем, Шайык  присылает  новые весточки родным уже со станции Оренбург, Актобе, Ржев, где сообщает, что все нормально, но не знает еще, куда их везут, на какой фронт. Последнее письмо датируется 8 мая 1942 года. В этом последнем письме Шайык писал о том, что они прибыли в Харьковскую область и уже чуть больше недели как разгрузились и стоят в одном селе. Пока не знает, куда их отправят, но всюду местные крестьяне спокойно работают на полях и есть сведения об отступлении немцев.

Будучи в Харьковской области осенью 2010 года, Сагимбек ага узнал, что дивизия разгрузилась на станции Савинцы и временно дислоцировалась в селе Чепель, видимо отсюда и было отправлено последнее письмо. 

По рассказам нашего родственника, попавшего в плен и вернувшегося домой, – вспоминает Сакимбек Калгинбаев, сын Шайыка – его ранило в первый же день  окружения и он лежал в овраге в районе села Алексеевка. Рядом остановилась повозка, управляемая офицером. Офицер казах подошел к нему и оказал первую медицинскую помощь и расспросил его на родном языке, откуда он. Они оказались родственниками, из одного аула Кызылординской области. Раньше друг друга не знали. Этим офицером был мой отец. Отец его отвез и устроил в ближайшую санчасть и три дня посещал, приносил еду. В последний приезд отец его успокоил и говорил, что сегодня  вечером они прорвут  окружение. Но на следующий день  с утра  начались бомбежки, немцы наступали всеми силами и всех из санчасти взяли в плен. После этого он моего отца не видел.

Шайык с женой Шарипой

В семидесятые годы, когда я работал в Тюлькубасском районе Южно-Казахстанской области, – продолжает свои воспоминания Сакимбек ага, ко мне часто на прием  приходил один участник войны по фамилии Кутпанов, Он был контуженным. Он рассказывал, что воевал под Харьковым в составе 106-й кавалерийской дивизии, там его ранило, попал в окружение и в плен. Он был рядовым  кавалеристом, моего отца не знал. Однажды он рассказал, что связался с однополчанами и кто-то из них сказал, что якобы при бомбежке Шайык Калгинбаев остался в блиндаже. Мне почему-то не хотелось ему верить. В то время в Алматы жил участник войны этой же дивизии, политрук Турсунов Серик. По указанному адресу я его нашел, показал фотографии. На фото он себя нашел сразу, но о моем отце ничего рассказывать не стал. Был не разговорчив (только теперь я понимаю почему). Больше к нему я не ездил. Вот, пожалуй, все, что я знаю о боевом пути отца».

После войны родные ходили в военкомат и все пытались узнать что-либо о судьбе Шайыка Калгинбаева – ответ был один: «Пропал без вести». Добиться иного ответа до сих пор так и не удалось.

Маржанкуль апа, мать Шайыка сильно переживала отсутствие сына,  ждала его каждый день со слезами и мольбами. От потрясений ослепла полностью, и, так и не дождавшись сына, ушла из жизни в 1952 году.

Шарипе, жене Шайыка, оставшейся одной в двадцать восемь лет, все тяготы пришлось взвалить на собственные плечи. Ждать мужа она будет до самой смерти. Ведь термин «без вести пропавший» внушает надежду, что когда-нибудь человек найдется и сможет вернуться. Замуж она не вышла. Всю свою жизнь посвятила воспитанию троих детей. Дала  всем детям высшее образование. Каждый раз, когда шли по телевизору кадры военного времени, где показывали кавалеристов, Шарипа  просила внуков посмотреть: нет ли среди них Шайыка.

И вот Жанар Калгинбаева, внучка Шайыка обратилась с письмом в «Казахстанскую правду»: «Мой дед, Шайык Калгинбаев, пропал без вести в мае 1942 года… В городе Акмоле формировалась 106-я кавалерийская дивизия, в которую мой дед был назначен начальником  ветеринарной службы. В апреле 1942 года его дивизию направляют в Украину… Всю дорогу дедушка пишет своей семье. Дома у него остались жена и трое детей. В своем последнем письме, датированном 8 мая 1942 года, он сообщает, что его дивизия остановилась в деревне Алексеевка Харьковской области…». Именно это письмо послужит началом поисков и отправной точкой продолжающим поступать новым сведениям в отношении тех, кто пошел на фронт в составе 106 кавалерийской дивизии.      

Кроме Шайыка в той войне участвовали его старший брат Аман и младший брат Жусупбек. Оба вернулись. Жусупбек ага остался служить в рядах  Советской Армии и дослужился до звания полковника, вышел в отставку.  Оба ушли из жизни в мирное время. Средний брат Абубакир в то время работал на железной дороге и на войну не призывался. Ушел из жизни в возрасте 94 лет.

Сын Шайыка с женой, детьми и внуками

Уже давно стали взрослыми дети Шайыка Калгинбаева, выросли внуки и даже дети внуков.  Старшая дочь Шайыка Алтынкуль живет в городе Кызыл-Орда. Младший  сын Жандарбек, проработавший много лет на Шымкенском фосфорном заводе, сейчас на пенсии. Один из сыновей Жандарбека Даур, начальник управления криминальной полиции Департамента внутренних дел Павлодарской области.

Сын Шайыка Сакимбек Калгинбаев, которому довелось десять лет проработать директором Ванновского гидромелиоративного техникума, занимать должности секретаря райкома партии, начальника областного  управления народного образования  и секретаря областного маслихата в настоящее время на заслуженном отдыхе. У Сакимбека и Зереш пятеро детей: дочери Аида, Гульнара, Жанар, со статьи которой  и начала раскручиваться история 106 дивизии, Зарема и сын Алмас. Подрастают десять внуков. Сам Салкимбек вместе с супругой живет в Шымкенте.

На мой вопрос о смысле его поисков, Сакимбек ага ответил весьма конкретно и лаконично: «Человек от всякой живой твари и отличается тем, что обладает памятью, знает и бережно хранит свои корни. Корнем  нашей семьи, нашего большого генеалогического древа является мой отец – Шайык Калгинбаев, ему не довелось узнать радостей мирной жизни, не увидел своих внуков, не смог порадоваться моим успехам. Он герой войны. И коль мы создаем  учебники по истории Казахстана, думаю, что участникам войны, в том числе воинам 106 кавалерийской дивизии нужно выделить место в этих учебниках».  

 

Дина ИГСАТОВА

Опросы
В какой сфере Казахстан добился значительных результатов за 30 лет независимости?