Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Охотничий промысел в начале ХХ века

836
Охотничий промысел в начале ХХ века - e-history.kz

Степным районом в советском государстве раннего этапа  называли естественную область, совпадающую с Арало-Каспийской. Иногда чтобы не дробить этот район, приходилось относить Астраханскую губернию к степи, ввиду тождественности ее природных условий с таковыми же остальной части области. С другой стороны, присоединяли к данному району и северные части Уральской, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской губерний, охватывавшие лесостепные полосы и полосы черноземных ковыльных степей, так как они по своей природе, составляя естественный переход от Арало-Каспийских степей к тайге, во всяком случае ближе подходили ко вторым, нежели к первым.

Таким образом, степной район, состоявший из весьма разнородных элементов, представлял и весьма разнообразные условия для возникновения и существования охотничьих промыслов. Так, в северной части, кроме степных животных, в более или менее обширных островках леса, находили себе приют такие птицы, как тетерев, местами даже рябчик (последний в виде исключения). Необъятные глинисто-солончаковые степи, на севере ковыльные, на юге солончаковые, и сыпучие пески питали стада куланов и сайгаков, местами джейранов, дроф, стрепетов, изрыты несчетным количеством нор сурков, сусликов, лисиц, корсаков и хорьков. Моря Каспийское, Аральское, озеро Балхаш и множество других, то соленых, то пресных, рассеянных преимущественно в южной, более низменной полосе области, заселены всевозможными видами водяной дичи - утками, гусями, лебедями и многими другими. Лески и камыши по долинам рек и берегам озер имели опять-таки свою своеобразную богатую фауну, характерными представителями которой были кабан и фазан. Само собой разумеется, что столь благоприятные условия развили в коренном населении - казахах - страсть к охоте.

В общем можно сказать, что охота в степном районе была любимым спортом, забавой, побочным занятием в большей степени, нежели источником дохода. Лишь с начала ХХ века она приобретает все большее и большее промысловое значение, что естественно влекло за собой переход к иным способам добычи животных и сильнее всего отражалось на соколиной охоте, явно клонившейся к упадку.

В Астраханской губернии, несмотря на изобилие птиц и животных, промысловое значение охоты было ничтожно во всех уездах, за исключением двух приморских - Астраханского и Красноярского, где жили промышленники, занятые исключительно охотой, или же занимавшиеся ей в период весеннего и осеннего пролета птиц. Первенствующее значение имел промысел птиц, преимущественно водяных (утки, гуси, лебеди, цапли), а также разных морских (фламинго, пеликаны, бакланы, чайки, для добычи шкурок пуха и перьев). Из наземной дичи добывали здесь в большом количестве серые куропатки, дрофы, стрепеты и прочее. Из зверей наибольшее значение имели лисицы, зайцы, сайгаки, а за ними уже следуют кабаны, волки, хорьки, корсаки и суслики. Кроме того практиковали массовый сбор яиц водяных птиц, носивший даже промысловый характер и скупка шкурок, голов, хвостов и крыльев, не только водяных, но и всяких вообще птиц, отличающихся красивым оперением. 

Лисиц били с 15 сентября по 15 марта, сайгаков на мясо круглый год, а на шкуру - с 25 октября по 25 марта. Всех же остальных птиц и зверей промышленники били круглый год. Птиц, дающих шкурки и перья для украшений, не трогали только во время линьки и отлета. Перья белой цапли добывали с 5 марта по 5 августа, шкурки пеликанов, бакланов и гагар особенно ценили весной, с 15 марта по 5 июня.

Промышленники охотились по большей части в одиночку, много - по два или по три. Весной же и осенью во время валового пролета крупной птицы составлялись артели (в приморской части губернии), человек по шесть, причем одна партия промышленников охотилась, а другая везла добычу в город на продажу. Вся чистая прибыль делилась поровну. В северной и западной части губернии совместная охота практиковалась лишь при добыче зайцев тенетами, причем владелец сетей получал 2/3 выручки, а одна треть делили между загонщиками.

Большинство зверя и птицы промышлялось ружьем с собакой. Кабанов, волков и лисиц добывали капканами, устанавливаемыми на тропах, зайцев ловили тенетами, а в южной части Астраханского уезда тенетами же ловили и лисиц зимой, после пороши. В калмыцкой части казахской степи была развита охота с борзыми, заганивание волка на лошадях и, местами, сохранилась еще соколиная охота. Гусей и уток добывали в пору линьки, загоняя их во дворики из сети, серых куропаток вентерями на гумнах, буграх и бакчах, а фазанов пружками на солонцах, во время половодья и со щитами (занавесками из белого полотна). Что касается состояния местной промыслово-охотничьей фауны, то факт прогрессивного уменьшения количества промысловых животных не подлежит никакому сомнению. Причины этого крылись как в заселении глухих плавней волжской дельты, уменьшении площади камышовых зарослей и осушении ильменей, вследствие распашки, так и в хищнической и несвоевременной охоте, практиковавшейся всеми охотниками-промышленниками и спортсменами.

Охота также имела значение побочного промысла для единичных охотников прибрежного Гурьевского уезда. В Уральском и Калмыковском уездах она была преимущественно развлечением в свободное от других занятий время. Что же касается Темирского уезда, то в нем жители почти совсем не охотились, из-за дороговизны огнестрельных припасов и отсутствия рынков для сбыта, так как там было всего два городка - Темир и Уил.

В Гурьевском уезде звериного промысла не существовало, из птиц же добывали водяных и болотных птиц: лебеди, гуси, утки, кулики разных пород и белые цапли. В уездах Уральском и Калмыковском промышляли тех же зверей и птиц, что и в соседней Астраханской губернии.

Охотились в одиночку, преимущественно с ружьем, с собакой или без нее. Зверей травили также борзыми, ловили капканами. Волков отравляли иногда кучелябой. В Гурьевском уезде ленную водяную дичь загоняли в сети или били палками. Среди казахов была развита охота с ястребами. Сайгаков загоняли на пучки заостренного камыша. Сайгаков добывали в Уральском и Калмыковском уездах с 15 июня по октябрь, а всех прочих зверей - с сентября по март. Птиц - с конца марта до апреля и с июля почти до конца октября. В Гурьевском же уезде птиц промышляли с 15 июля по 15 марта. Там же был развит сбор птичьих яиц и промысел шкурок и пуха водяных птиц.

Количество зверей и птиц в Уральском и Калмыковском уездах постепенно уменьшается, вследствие уничтожения лесов, несвоевременной и хищнической охоте, от увеличения народонаселения, обмеления рек, и перекочевки некоторых животных в другие места. Последнее заметно в особенности на сайгаках, водившихся в прежнее время в большем количестве в области, теперь же удаляющихся вглубь Уральских степей. В Гурьевском уезде уменьшение количества водяной птицы вызвано было засухами, высушившими приморские ильмени и озера и выгнавшими птицу в другие места, а также постепенным развитием прибрежного морского рыболовства, благодаря чему птицы распугиваются ловцами.

Тургайская область, вследствие разнообразия рельефа местности, почвенных условий и растительности, имела также и весьма богатую видами и особями фауну, вследствие чего охота была одним из любимейших занятий казахов. 

Из зверей добывали волков, лисиц, корсаков, хорьков, горностаев, барсуков, зайцев, куланов, сайгаков, кабанов и, местами, на юго-востоке области - диких коз, причем наибольшее промысловое значение имели лисицы и хорьки, затем следуют куланы, сайгаки, волки, корсаки, сурки, горностаи, зайцы и пр. Промысел птиц имел еще меньшее значение в экономике местного населения, нежели добыча зверей. Охотой на птиц занимался преимущественно пришлый русский элемент и казахи, кочевавшие вблизи городов, где имелся небольшой сбыт дичи, пера и пуха. Внутри же степи казахи били птиц ради пуха для своих надобностей. Из птиц предметами охоты служили, прежде всего, водяные - утки, лебеди, гуси и казары, а также в южной части области - серые куропатки дрофы, стрепеты, фазаны и изредка белые, на севере же - тетерева, местами даже глухари и рябчики.

Волков, лисиц, корсаков и зайцев промышляли преимущественно с борзыми, первых двух также нередко загоняли на лошадях, волков травили стрихнинными пилюлями, ловили ямами и капканами. Ружьем добывались все прочие звери, причем некоторых били из засады во время облавы куланов, сайгаков, кабанов. Других выкуривали из нор и потом добивали. Вообще способы добычи были весьма разнообразны. Мелких зверей горностаев, хорьков, зайцев, а нередко и крупных корсака, лисицу и даже волка добывали беркутами. Беркутами же и другими ловчими птицами кречетами, соколами и ястребами, ловили пернатую дичь от перепелки до дрофы включительно. В юго-восточной части области была развита охота с ловчими птицами из-под собак.

Охота с борзыми, производилась или в одиночку, в наездку, причем собака помещалась позади седла охотника на спине лошади, на особом круге из кошмы, обыкновенным облавным способом, с конными загонщиками, и облавой пешими загонщиками, причем в последних случаях иногда владельцы хороших собак справлялись одни без посторонней помощи: борзая залегала у тропы зверя, а хозяин ее обходит круг и гонит зверя, который, испугавшись шума бежит, по тропе и попадается в зубы собаки.

Охота на крупных зверей куланов, сайгаков, диких коз, кабанов и частью волков производилась партиями, состоящими нередко из нескольких десятков человек, причем зверем пользовался убивший его. На лисиц и корсаков охотились партиями и в одиночку, а прочих зверей и птиц каждый охотник добывал также преимущественно отдельно. Волков выгоняли осенью из камышовых зарослей пожаром, но самая настоящая охота на них и массовое истребление их начиналось с первым снегом.

В 1895 году из области вывезено 2 431 волчьих шкур. 

Лисий промысел, весьма развитый в области и дающий достаточную выгоду, начинался с глубокой осени - до снега загоном, - а по снегу объездом или гоном. Летом лисиц выкуривали из нор. Занимались также выращиванием лисят.

Осенью же добывали преимущественно корсаков, во время их перекочевок с севера на юг. Охотились за ними также и зимой.

Зайцев травили борзыми преимущественно зимой, хотя не упускали возможности заняться этой любимой охотой при всяком удобном случае. Много били их также во время половодья.

На куланов охотились осенью, на сайгаков преимущественно в самую жаркую пору лета, или зимой загоняли при случае на лед. Хорьковый промысел один из наиболее развитых и выгодных, но вместе с тем и наиболее вредных промыслов на степи, производился преимущественно при помощи ружья и собаки, или отравой стрихнином. Иногда хорьков партиями выгоняли из камышей, зажигая последние, или подкрадывались к ним в степи из-за бурьянных щитов. 

На водяную дичь охотились больше всего во время весенних, в марте-апреле, и осенних пролетов, с августа по октябрь. Тетеревов же, серых и белых куропаток добывали в марте-апреле и с июля по декабрь.

Фазанов добывали во время половодья и больше всего в малоснежные зимы. Дроф и стрепетов преимущественно весной на токах, и осенью, а на не отлетевших дроф, охотились и зимой, после оттепелей. Летом охота была малодобычлива.

Уменьшение количества промысловых животных замечали только в тех местах области, где появились русские переселенцы.

Охота была побочным занятием населения области и носила оттенок промысла преимущественно в приморских частях края уездах Мангышлакском и Красноводском, а также в Пендинском оазисе Мервского уезда. Из многочисленных зверей и птиц, служивших объектом охоты, в Закаспийской области наибольшее промысловое значение имела всюду - лисица, в уездах: Тедженском, Мангышлакском, Асхабадском и Красноводском - заяц, а в Тедженском, Асхабадском и Красноводском - джейран. В приморской части области промышлялась водяная дичь - лебеди, гуси и утки. Прочие звери и птицы добывались в разных местах области, отчего удобнее рассмотреть данные по каждому уезду отдельно.

Предметами охоты в Мангышлакском уезде служили волки, лисицы, зайцы, каменные бараны, сайгаки, лебеди, гуси, утки, дрофы, стрепеты, куропатки и разные кулики. Охотились с 15 сентября по 15 марта, на зверей капканами, с борзыми и с беркутами, а на птиц с ружьями, поодиночке, и лишь при охоте на лисиц, казахи составляли артели, человек по 5, причем добыча делилась поровну между участниками.

В Красноводском уезде, кроме перечисленных выше главных объектов охоты, добывали еще целый ряд зверей и птиц: тигр, барс, гепард, гиена, волк, шакал, дикобраз, кошка, хорек, кабан, кулан, коза, фазан, курочка, турач, куропатка, дрофа, стрепет, журавль и ястребы, причем на лебедей, гусей, уток и турачей охотились преимущественно в районе устья реки Атрек и Гасангулинского залива, а на тигров - в горной части Каракалинского приставства, по рекам Сумбару и Чандырю. Лисицы и джейраны добывались с 1 ноября по 15 марта, птицы - с 15 ноября по 15-28 февраля, а все прочие звери во всякое время года. Зверей ловили капканами, борзыми или били ружьем, птиц - ружьем же или просто палками. Охотились в одиночку или совместно с членами своей семьи.

В Мервском уезде среди зверей, на которых туземцы устраивают охоту с целью промысла, первенствующее место занимала лисица, затем шла дикая кошка, корсак, шакал. На волков специально не охотились, а попадались они случайно в лисьи капканы. Кабанов много и их истребляли, как вредных животных, бросая мясо, не идущее в пищу у мусульман. Из птиц добывались утки, гуси, цапли (дурна), редко на продажу, преимущественно для себя, лебеди ради пуха, который в большом ходу у туземцев в виде украшения внутри кибиток, на верблюдах, во время свадебных шествий и т.п. 

Всех перечисленных зверей ловят почти исключительно капканами, ножными и шейными, а птиц стреляли из ружей. Лисиц иногда травили борзыми без ружей. Джейранов и диких баранов, водившихся в приграничных горах и ближайших к ним степях, стреляли из ружей для собственного употребления.

Для ограждения промысловых животных со стороны старой администрации существовало распоряжение, запрещающее охоту на зверей в то время, когда они котятся и выкармливаются молодые. Туземцы сами строго поддерживали установившийся порядок, почему для охоты у них существовали известные периоды. Так, на пушного зверя совершенно прекращалась охота с января месяца до осени, в течение 7 месяцев. На диких баранов и джейранов нельзя охотиться с января по апрель время, когда они ягнятся.

Количество пушного зверя уменьшалось по мере приближения к горам Афганистана, вследствие чего на советской территории охотились как местные жители, так и переходившие границу афганцы.

В Асхабадском уезде состав охотничьей фауны была не богат, так как постоянные обитатели - лисицы, зайцы, джейраны и каменные бараны водились в незначительном количестве, изредка встречались волки. Из птиц только горные курочки жили во множестве, все же прочие - дрофы, стрепета и в особенности водяные птицы встречались лишь во время перелетов, и то в малом числе. Охотников было мало, и промышляли они животных лишь в свободное от прочих занятий время. Сбывались на сторону только лишь лисицы и зайцы, и незначительная часть джейранов и горных баранов.

Охотились в одиночку, преимущественно с ружьями, без собак. На джейранов, горных баранов и зайцев - с сентября по декабрь включительно, на горных курочек - с сентября по 1 февраля, на перелетных птиц - в феврале и сентябре, на лисиц и волков круглый год. Лисиц и зайцев туземцы частью ловили капканами, а последних и соколами.

Животные по мере увеличения населения, постепенно удалялись в более недоступные горы.

В Тедженском уезде объектами промысловой охоты были только лисицы, зайцы и джейраны, добыча которых имела характер случайного занятия. Мясо зайцев ели, а шкуры бросали.

Охотились в одиночку с октября по февраль, преимущественно с борзыми и редко с ружьем. Лисиц и зайцев добывали также капканами. Кабанов жители истребляли, как вредных для бахчей животных, но мясом не пользовались.

В Акмолинской области охотой занимались казахи и казаки, частью в виде спорта, частью же как промыслом. В Омском уезде, объектами же охоты служили зайцы и птицы больше всего тетерева, также белая куропатка, утки, гуси, лебеди, болотная дичь, и в малом количестве серая куропатка, больше всего добывали лисиц, корсаков (в юго-восточной части), сурков, зайцев. Кроме того, предметами добычи служили куланы, сайгаки, джейраны, волки, хорьки, куницы, барсуки и пр. Из птиц добывались лебеди, гуси, утки, гагары, дрофы, журавли и проч., фазаны встречались в южной части Атбасарского уезда. Птиц ловили сетями, пленками и т.п., особенно во время пролета.

Охотничий промысел имел в степной части Семипалатинской области еще меньшее значение, нежели в соседней Акмолинской. В Павлодарском уезде, некоторые жители занимались при случае ловлей линяющих уток неводами, а в сосновых борах казахи промышляли белок в ограниченном количестве. Уток добывали в среднем, 50-150 шт. в год, а белок - до 50 шт. на промышленника. Почти по всему Каркалинскому уезду, предметом промысла служили волки, зайцы, лисицы и сурки, тетерева, белые и серые куропатки, а на юге уезда фазаны. В этом же уезде добывали также куланов, барсуков и хорьков.

Охотились поодиночке, на волков преимущественно осенью, на зайцев, лисиц, тетеревов, куропаток и фазанов зимой, а на сурков весной, причем волков, зайцев и сурков добывали большей частью капканами, лисиц - беркутом и птиц - ружьем.

В степной зоне Семиречья наибольшее промысловое значение имела лисица, затем кабан. В большем количестве вылавливалась казахами при помощи капканов долгохвостая кошка. Кроме того, в состав охотничьей фауны описываемой местности входили корсак, караганка, волк, перевязка, выдра, тигр, болотная рысь, косуля, джейраны, водяные птицы и фазаны, вылавливаемые зимой силками или убиваемые палками.

 

 

В Сыр-Дарьинской области охота была распространена не широко и промышленников было очень мало.

Кабанья охота отчасти уже служила промыслом и парализовало уже во многих селениях свиноводство, потому что крестьянину легче и дешевле было сходить на охоту и убить дикую свинью, нежели вскармливать домашнюю.

Осенью и весной казахи охотились на сайгаков и джейранов.

Тигры, обитавшие в чащах из колючки и камыша, перепутанных разными ползучими растениями, по р. Сырдарья, истреблялись не очень усердно по причине опасности охоты на них. Специальных охотников на тигров в области не было. Для поощрения охоты на этого хищника, была назначена премия в 25 руб. за голову. Кроме того вызваны были казаки, сформированы воинские команды, которые поубавили тигров, отогнали от русских поселений, но при этом эксплуатировали и местное население. Команды эти вскоре же были уничтожены. Тигров караулили на падали или били при случайных встречах. Кроме упомянутых зверей добывали также лисиц, попутно и других зверей.

Из птиц наибольшее значение имел фазан, добыча которого в Перовском уезде имела промысловый характер. Хищническая охота на фазанов, несвоевременная и недозволенными способами – силками - вызвала необходимость в 1880-х годах временного запрещения вывоза этой птицы из Сырдарьинской области, после чего главная масса пошла из соседней Амударьинской области.

Кроме фазанов ловили гусей, уток, рябков, перепелов и других силками, западнями и сетями, перепелок особенно часто матараном - филейной сеткой. Перепела и рябки держались дома, как боевые птицы.

Горные местности Туркестана были малопригодны для земледельческой культуры, а потому и менее заселяемы, дольше оставались покрытыми лесом и заселенными разными промысловыми животными. Они даже отодвигали древесную растительность далеко к югу за пределы лесной области. В силу всей совокупности этих условий, горы дольше могли служить ареной ведения охотничьего промысла, приобретавшего в их пределах большее значение для жителей по сравнению с соседними равнинами. 

В Семиреченской области охотничий промысел имел для кочевого населения весьма важное, если только не первенствующее значение. Промысловая фауна была весьма богата видами, из которых наибольшее значение имели маралы, лисицы, куницы, косули, волки. Кроме них добывались медведи, тигры, барсы, рыси, хорьки, горностаи, барсуки, сурки, зайцы и кабаны. Из птиц били и ловили уток, гусей, лебедей, рябчиков, каменных куропаток и многих других.

Казахи охотились с ловчими птицами, ставили капканы и силки и стреляли из ружей.

В Пишпекском уезде охотились преимущественно в одиночку, изредка артелями, при равномерном дележе, на пушных зверей, с августа по март, за исключением медведя, которого добывали с июня по октябрь. На птиц русские охотились с июня по март, кочевники же круглый год. Постепенное уменьшение птицы, маралов, диких коз и кабанов объяснялось отчасти суровыми и многоснежными зимами, но главным образом, хищнической и несвоевременной охотой. Кочевники истребляли птиц массами силками и ловчими птицами. После того как казахи завели себе винтовки Бердана, пушные звери стали истребляться особенно сильно.

В Джаркентском уезде охота тоже по преимуществу одиночная, на птиц и мелких зверей - силками, на крупных - настораживанием ружей на тропах. Охотились также и с беркутами. Медведя и сурка били осенью, волка, лисицу, куницу зимой, выдру осенью и зимой, а тигра, барса и рысь - когда получится. Перелетных птиц - во время пролета, а прочих круглый год. Количество животных, по рассказам старожилов, сильно уменьшилось, что объясняется увеличением населения и появлением человека в горных лесах при их эксплуатации.

В Самаркандской области охотников-промышленников было мало и охота была подсобным промыслом горцев. В Самаркандском уезде зимой туземцы били в одиночку или артелями лисиц, куниц, рысей, кабанов и коз, а из птиц охотились на уток, гусей, фазанов, перепелов, горных куропаток и индеек, дроф, перепелов и разную болотную дичь. Туземцы били птицу ружьем и ловили сетями (куропаток), силками (уток), матараном и силком (перепелов).

В Джизакском уезде охота не представляла постоянного промысла, туземцы охотились зимой в свободное время на лисиц и зайцев с борзыми или беркутами и с ястребами (осенью), волков ловят капканами, а кабанов били, как вредных для бахчей животных. Наиболее обильным дичью был Ходженский уезд.

Промышленников туземцев, живущих исключительно охотой было сравнительно немного, большинство же их, особенно среди сартов, занимались охотой, как промыслом, лишь с половины осени и до начала весны, причем промысел этот имеет характер не более как хозяйственного подспорья (нередко попутно при сельскохозяйственных работах в конце лета и начале осени).

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?