Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

К истории курорта и заповедника Бурабай

791
К истории курорта и заповедника Бурабай - e-history.kz

Расширение русских границ в сторону Казахстана и устройство крепостей Сибирской линии началось тогда, когда губернатор Сибири кн. Матвей Гагарин донес царю Петру о «песошном золоте в Бухарии». Донесение Гагарина только подкрепило более ранние показания находившихся в Москве хивинских послов о том, что река Амударья изобилует золотым песком. Это побудило русского царя Петра снарядить две военных экспедиции. Одна, выступив из Астрахани, должна была достичь берегов Амударьи, а другая – отправиться из Тобольска вверх по Иртышу и заложить крепость у Ямышева озера. Но попытка проникнуть на Амударью со стороны Каспийского моря кончилась истреблением в 1717 году всего отряда Бековича-Черкасского. Не особенно удачен был и Иртышский поход во главе с подполковником Бухгольцем. Джунгары под предводительством хана Цагана Оралтана заставили отряд повернуть обратно. Возвращаясь из этого похода, Бухгольц все же заложил крепость на левом берегу реки Оми, недалеко от впадения ее в Иртыш (Омск, 1716 г.).

В следующем году подполковнику Ступину удалось удержаться редутом при Ямышевском озере и установить постоянное сообщение с Омской крепостью. Так было положено начало наступательному движению с севера на южную, степную часть Западной Сибири, то есть на современный Казахстан. Считается, что стремление вглубь среднеазиатских степей не соответствовало интересам широких народных масс, а руководилось исключительно военно-политическими соображениями и желанием царского правительства поживиться «песошным золотом». Вслед за образованием Иртышской линии (Омск-Семипалатинск) мы видим укрепленной известную «Горькую» линию, - ряд насильственно водворенных казачьих станиц, идущих от Омска на запад через Петропавловск до границы Оренбургского казачества. Это усиленно-наступательное движение на степь со стороны военно-казачьей колонизации потребовало для себя значительного количества земель. Понятно, что жизненные интересы коренных жителей степи были стеснены, кочевое скотоводство не могло мириться с заселением лучших пастбищных угодий.

Возникшая вначале борьба кочевников с казачеством, как с элементом пришлым, переходила постепенно в борьбу за землю. Борьба эта выливалась часто в крайне резкие формы, но не остановила колонизации. Царское правительство продолжало расценивать край как колонизационный фонд, как источник сырья (скот, кожа, шерсть). Потянулся к богатым недрам края и русский торгово-промышленный капитал, простирая свои щупальца далеко в горнолесные массивы Казахстана. Омский областной архив хранит немало дел первой половины XIX века о «дозволении людям всякого звания отыскивать и разрабатывать золото в киргизских округах». Мы приведем здесь названия лишь двух дел, из которых видно, что русским промышленникам предоставлялась возможность не только разыскивать в казахской степи полезные ископаемые, но и ограждать свои аппетиты вооруженной силой.

Дело №117. По донесению Областного Правления исполнительной экспедиции о дозволении Петропавловским купцам Зеньковым рудоискательного промысла во внешних округах Омской области. Началось 28 июля 1836 года. Кончилось 9 февраля 1839 г.

Дело №265. По предписанию генерал-губернатора Западной Сибири о праве золотоискателям иметь свои собственные пушки и о команде казаков компании купцов Большаковых. Началось 1 августа 1839 года. Кончилось 22 августа 1839 г.

Упомянутые здесь купцы Зеньковы и Большаковы оказались в числе первых, начавших в горах Кокшетау добычу аметиста и горного хрусталя. Ими же начата в половине 30-х годов по существу хищническая разработка золотых россыпей в лесостепной части теперешнего Борового. Оставшиеся после таких работ отвалы послужили материалом для новой их промывки в 90-х годах промышленником Суриным, а потом Гребнером и Ко.

Конец 30-х и начало 40-х годов отмечены неоднократными наездами в район Борового казахского султана Кенесары Касымова. Поднятое им восстание с целью отложения от России (1836-1847) привело в движение значительную часть Западной Сибири и Средней Азии. Борьба Кенесары с отрядами царских войск и с неподчинявшимися ему другими султанами долго шла с переменным успехом. В 1847 году, сражаясь с каракиргизами в одном из ущелий по реке Чу, Кенесары и его брат Наурызбай были убиты.

На южном берегу озера Бурабай в гранитной сопке находится довольно обширный грот, носящий название пещеры Кенесары, где, по местному преданию, располагался этот казахский народный герой, приезжая сюда для охоты на медведей.

 

 

В середине того же XIX века военно-казачья колонизация степи продолжалась уже с меньшим напряжением и риском. Захватывая все новые и новые лучшие места, казачье население крепко держалось за них, будучи готовым всегда на боевой отпор. Ипполит Завалишин в 50-х годах XIX века так описывает красоты этих мест: «в горах Кокчетавских, Баян-Аульских, Каркаралинских есть ландшафты чрезвычайно живописные. Хрустальные воды озер, горных речек и водопадов, могучая растительность хвойных лесов, гранитные скалы, ярко-свежая зелень трав представляют великолепные виды».

В одном из таких оазисов, в предгорьях Кокшетау, в 1849 году было положено основание Котуркульской станице, а через год возник ее выселок Щучинский. К началу 70-х годов, в 22 километрах к северу от станицы Щучинской, на берегу речки Громовой вырос поселок Боровской, будущая станица Боровская, теперь уже несуществующая, но оставившая этим местам свое несколько видоизмененное название «Боровое», позже ставшее Бурабай.

В какие-нибудь 10 лет поселок Боровской и его живописные окрестности получили известность и высокую оценку средней класса ближайших городов - Акмолинска, Кокчетава, Петропавловска, Омска. Это было место летнего отдыха. Но условия жизни были крайне неблагоприятны для отдыхающих: ни квартир, ни гостиницы, ни базара. Приезжающие обычно размещались в углах жителей Боровского поселка, в свободных амбарах и наскоро сколоченных из теса постройках различного назначения. Так продолжалось до начала 80-х годов, пока отставной генерал Пахомов, поселившийся здесь, не построил два небольших барака, чтобы хотя бы отчасти удовлетворить спрос на квартиры со стороны дачников, приезжающих «полечиться кумысом». Не обещала удобств и поездка по степным грунтовым дорогам на лошадях и упряжных волах, а бездорожье в районе гор и лесов пугало многих. Почти не улучшило положения и проведение великого Сибирского пути (1896 год), когда ближайшая станция Петропавловск оказалась в 267 километрах от Борового. Те же неудобства пути, помещения и содержания продолжали сдерживать приток больных и отдыхающих. Ехали преимущественно малосостоятельные люди, которые невольно мирились со всеми неудобствами. Но это не помешало в 1901 году предприимчивому издателю и редактору «Путеводителя по всей Сибири» В.А. Долгорукову назвать Боровое «кумысолечебным аристократическим местом, которое славится своими картинами».

В 1898 году Боровской район с окружающими его лесами был выделен в самостоятельное казенное лесничество, которое поступило под охрану лесного ведомства. В том же году в Боровое была переведена из города Омска и лесная школа, ныне Боровской лесной техникум. Это мероприятие оказалось крайне целесообразным. Школа, готовившая лесных кондукторов для ведения лесного хозяйства, получила теперь тут же большую лесную дачу для учебно-показательных целей. Боровской лесничий являлся заведующим школой и два его помощника - преподавателями. Выигрывало и вновь образованное лесничество: силами учащихся лесные дачи были сравнительно быстро сняты на планы, метеорологическая станция нашла более или менее постоянных наблюдателей. Кроме того естественное лесовозобновление на лесосеках и гарях, а также устроение лесных дач, оборот рубки (для сосны 120 и для березы и осины 60 лет) - получали своевременное научное освещение. Это было началом деятельности и забот о Боровом вновь назначенного в 1897 году управляющим земледелия и государственными имуществами Акмолинской и Семипалатинской областей В.В. Барышевцева (в советское время доцента по кафедре дендрологии Сибирского сельскохозяйственного института и преподавателя истории искусств в Омском художественном техникуме). Ученый лесовод по образованию, с весьма развитым чувством прекрасного, Барышевцев, объезжая леса, успел побывать в Боровом, оценить его и заинтересовать прибывшего вскоре из Петербурга директора лесного департамента Ф.П. Никитина. Последний пожелал лично осмотреть Боровое. Не помешало и бездорожье. Тяжелый троечный экипаж «его превосходительства» на руках переносили в местах непроезжих. Но цель была достигнута: ассигнована первая тысяча рублей на первоначальные работы по устройству мостов и проведению дорог.

С этого времени Боровое не перестает устраиваться. Барышевцев ежегодно весной приезжает в Боровское лесничество, чтобы наметить и обсудить вместе с лесным ревизором и лесничим ряд летних работ, исполнение которых лично проверяет осенью. В сознании устроителей «Боровое - название собирательное, под которым разумеется целая горная страна, вмещающая в себя казенные и казачьи владения, горы, воды и леса»; это огромный памятник природы, это будущий курорт «с широкой известностью». Вот почему автор брошюры о Боровом М.П. Мультановский только отчасти прав, справедливо отмечая: «в продолжение 25 лет лесное ведомство в лице В.В. Барышевцева и его ближайших помощников (В.А. Шингарев и др.) предусмотрительно кропотливо работало над созданием из дикого уголка, каким было Боровое в средине 90-х годов, благоустроенного дачного места и подготовляло его к устройству большого курорта». Особенно большой размах и объем принимают работы в годы народных бедствий - неурожаев и войны (1902, 1912 - организация общественных бездоходных для голодающих работ, 1915-1917 - дешевый труд военнопленных). В докладе боровского лесничего от 9 декабря 1915 года Лесному совету называются десятки каменных дорожных сооружений, «произведенных за последние 5-6 лет».

В эти же годы устраивается дорога, идущая по северному и северо-восточному склонам горы Синюхи, стоимостью 20 000 рублей, и каменный мост через речку Громовую, стоящий 2000 рублей.

Вместе с устроением Борового растет и его известность. В 1910 году доктор медицины Емельянов, убедившись на своем сыне в целебных свойствах Боровского климата и кумыса, открыл здесь первую санаторию и кумысолечебницу. Это еще больше увеличило приток слабогрудых и туберкулезных. Больные ехали теперь из отдаленных углов Западной Сибири и Приуралья; съезжалось до двух тысяч человек. Появились летние санатории некоторых омских учреждений, торговля, булочные, столовые, кинотеатр. Лесное ведомство признает необходимым северо-синюхинскую дорогу обратить в экипажную с затратой до 16 тысяч рублей. Боровое мало-помалу начинает напоминать собой настоящий лечебный курорт, но развитие его все еще значительно тормозится отдаленностью от железной дороги.

Началом новой истории курорта Боровое нужно признать 1920 год, когда советская власть начинает прокладывать новые  пути социалистического строительства. В марте курорт национализируется; в апреле последовало признание Борового курортом общегосударственного значения. В том же 1920 году начинается строительство железной дороги Петропавловск - Кокчетав на протяжении 194 км, а с дополнительной линией до станции «Боровое - Курорт», спроектированной к 1925 году в 68 километров, - всего 262 км. Этой постройкой удален последний тормоз, сдерживавший процветание курорта Боровое.

Если в прошлом Боровое привлекало внимание многих ученых различных специальностей, то при Советской власти время от времени посылаются сюда целые экспедиции комплексного характера, которые включают курортолога, метеоролога, гидролога, геолога, химика, инженера и других.

Работы этих экспедиций, увеличивая собой уже имеющуюся литературу о Боровом, внесли много новых знаний о природных условиях и богатствах Борового.

Но курорт Боровое является теперь не единственным лечебным учреждением или даже населенным пунктом в данной местности. В 1927 году открывается на восточном берегу озера Щучьего так называемый Бармашинский санаторий, состоящий в ведении ЦК союза железнодорожников. В 1928 году на берегу речки Сары-Булак основывается Щучинский дом отдыха (в ведении управления дома отдыха ВЦСПС по Казахской ССР). В 1934 году начинает функционировать прекрасно оборудованный детский санаторий (сначала в ведении Казахского государственного туберкулезного института), расположенный на южном берегу оз. Борового. В 1935 году на северном берегу озера Щучьего возникает большой дом отдыха ЦК угольщиков, а в следующем году его отделение для инженерно-технического персонала на северо-восточном берегу озера Борового. В 1936 году открывается летний дом отдыха учителей в Акылбаевской даче, на западном берегу озера Щучьего. На территории же Борового расположены Военный санаторий и дом отдыха НКВД.

К 1939 году вновь получает официальное оформление поселок Боровое, насчитывавший свыше 700 человек жителей и 150 домов. Кроме того необходимо отметить учреждения, занимавшиеся разработкой недр в Боровом. Сюда относятся специальная контора треста Роспуть, имевшая в юго-западной части Акылбаевской дачи карьер, где ежегодно добывается для нужд Омской железной дороги около 150 тысяч кубических метров камня и щебня. Затем артель «Ударник» (в ведении Облпромсоюза), добывавшая в значительном количестве в нескольких точках Борового гранит, известняк и глауберову соль.

Наиболее крупным событием в жизни Борового за время Советской власти было учреждение заповедника. Организация на территории СССР заповедников по охране природы, в том числе и Боровского, была естественным продолжением деятельности Государственного Комитета и Всероссийского общества охраны природы. Наибольшее оживление в работе того и другого учреждения относится к 1927-1929 годам. Оно совпадает с такою же интенсивной деятельностью по охране природы на Западе, выразившейся в созыве в 1928 году совещания Биологического объединения по вопросам охраны природы в масштабе международном (Брюссель, 10-14 июля).

 

 

Если Государственный комитет направлял свое внимание, прежде всего на сохранение пушных фондов, преследуя утили тарные цели в будущем, то Всероссийское общество охраны природы имело в виду научную цель, способствовало в первую очередь сохранению тех растительных и животных форм, которым грозило в скором времени полное исчезновение. Общество регистрировало подобные объекты, собирало о них всевозможные материалы, проектировало создание того или иного заповедника и передавало проект на заключение Главнауки. После этого данный проект поступал в Государственный Комитет по охране природы, где имелся постоянный представитель названного выше общества, а Комитет представлял уже все собранные материалы на рассмотрение Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета.

Организация заповедника «Боровое» началась в конце 1935 года, согласно постановления ВЦИК от 1 июня того же года. (Протокол №12.)

После образования Казахской ССР существование заповедника Боровое получило подтверждение СНК Казахской ССР и ЦК коммунистической партии (большевиков) Казахстана от 27 июня 1938 года.

Подчиняясь управлению по заповедникам при СНК Казахской ССР, заповедник Боровое имеет и свое индивидуальное положение. Заповедник Боровое расположен в Щучинском районе, Акмолинской области, в 8 километрах от станции «Курорт Боровое», Омской железной дороги.

Общая площадь заповедника Боровое исчисляется в 95 тысяч гектаров, из которых площадь лесов и степи равна 84 тысячам га (по 42 тысячи га) и водная площадь достигает 10-11 тысяч га. Нужно заметить, что водная площадь состоит почти вся из озер, число которых превышает 30. На западе заповедник граничит с землепользованием колхозов «Боровое» и «Коллективист», Щучинского района, и колхоза имени Фрунзе, Кокшетавского района. Северная граница заповедника идет смежно с землепользованием колхозов «Коллективист», Щучинского района, и «Социалды», Энбекшильдерского района. Граница восточная тянется по смежеству с землепользованием колхозов «Кара-Кудук» и «Маданиат», Энбекшильдерского района, и кварталами №80 и №81 Золотоборской лесной дачи, Буландинского лесхоза. На юге заповедник граничит с землепользованием колхозов имени Буденного и им. 12 годовщины октября, Щучинского района.

Положение о государственном заповеднике Боровое, утвержденное Государственным Комитетом по охране природы 16 апреля 1936 года №6, ставит этому учреждению следующие цели: 

1) Изучение и сохранение существующих лесных массивов. 

2) Отыскание методов облесения.

3) Сохранение и изучение девственных степей.

4) Охрана и изучение существующей охотничье-промысловой Фауны заповедника; восстановление и обогащение дикой фауны. 

5) Охрана и изучение геологического строения и почвенного покрова.

6) Изучение жизни озер и рек заповедника.

Вся эта научно-практическая работа во вновь созданном заповеднике возлагалась на утвержденный при его основании штат в 19 человек, при наличии, в том числе лишь одного специалиста - научного сотрудника. Тот же специалист по положению является в вопросах научных и заместителем директора.

Возвращаясь к краткому перечню задач, поставленных перед заповедником, и принимая во внимание все разнообразие его естественных богатств, нужно согласиться, что одному научному сотруднику задание было непосильно. Вот почему штаты 1936 года были основательно пересмотрены и число научных работников увеличено до 5.

К сожалению, небольшая история государственного Боровского заповедника в мае 1938 года неожиданно оборвалась: заповедник был закрыт и вся территория передана в ведение Казахского территориального управления Главлесоохраны. Это тут же повлекло за собой образование Боровского лесного хозяйства («Лесхоза»). Однако новый хозяин закрытого заповедника не успел развернуть своей работы, как Совет Народных Комиссаров Казахской ССР и Центральный Комитет КП(б)к своим постановлением от 27 июня того же 1938 года вновь восстановили заповедник.

Все лечебные учреждения, находившиеся здесь, имели выделенные для них участки под усадьбы и парковую часть. Общая пропускная способность их определяется в 18-20 тысяч человек при обслуживающем персонале до 1200 человек. Некоторые учреждения имеют в границах заповедника свои подсобные хозяйства, занимавшие в общей сложности не менее 15000 гектаров заповедной площади. Общее среднемесячное население заповедника определялось примерно в 4,5-5 тысяч человек. Такая плотность населения не находило себе примеров в практике заповедников по всему СССР. Следует добавить, что количество домашних животных на территории Борового достигает 4000 голов (в эту цифру не входят многочисленные собаки и кошки).

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?