«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. A. Назарбаев

Мусульманские мазары в Учь-Турфане

416
Мусульманские мазары в Учь-Турфане - e-history.kz

Николай Николаевич Пантусов – чиновник по особым поручениям при администрации в Семиреченской области; более известен как востоковед, археолог, филолог, нумизмат, этнограф. Николай Пантусов был приписан к канцелярии губернатора Туркестанского края, где в течение 36 лет он совмещал государственную службу с научными занятиями. С 1874 года Н. Пантусов жил в городе Верный (Алматы). Занимал ответственные должности в Семиреченском областном правлении, руководил работой административных комиссий, всех учебных заведений, библиотек, типографий, был членом Туркестанского и Семиреченского статистических комитетов, курировал работу съездов казахских биев. В 1880-е был начальником Кульджинской канцелярии, где основал школу переводчиков с тюркских языков. 19 апреля 1889 года Н.Н. Пантусов стал действительным членом Московского археологического общества, а 30 октября 1896 утверждён членом-сотрудником Императорского Русского археологического общества. В 1908 году Николай Николаевич вышел в отставку и вернулся в Николаев, где в следующем году скончался. Похоронен в семейном склепе Пантусовых в Николаевском некрополе. Н. Пантусов оставил после себя большое количество научных материалов. Портал Qazaqstan Tarihy публикует одну из его работ «Мусульманские мазары в г. Учь-Турфане и окрестностях его (в китайских пределах)», написанную на основе местных легенд.

В окрестностях Учь-Турфана и в самом городе существует очень много мазаров, о которых приводим следующую легенду, переданную нам словесно многими жителями этого города.

Легенда повествует, что, по мусульманскому летосчислению в 32 году, в окрестностях Учь-Турфана и Аксу, царствовал Барбар (или, по более мягкому выговору, Бербер), по-китайски Дзун-Ван. У этого хана был сын Ак-Ата, впоследствии прозванный Акыл-Ата. В одно прекрасное время Ак-Ата видел во сне Мохаммеда, который приказал ему принять ислам. Не задумываясь долго, Ак-Ата принял ислам и, явившись к Барбару, заявил ему о случившемся. Барбар от сообщения сына пришел в ярость и в раздражении отрезал Ак-Ате язык. Изуродованный Ак-Ата, уповая на святость Мохаммеда, отправился к нему в Мекку. Повесив себе на шею конец, отрезанный от языка, Ак-Ата явился к Мохаммеду и знаками объяснил ему о случившемся (рассказчики отмечали, что это произошло в 32 году Гиджры. Казалось бы странным, что мусульмане могут не знать, что пророк их умер еще в 11 году Гиджры. Тем не менее, у неграмотных невежественных сартов и у киргизов это незнание вполне мыслимо). Мохаммед взял конец языка, приложил его к месту отреза и дунул в рот Ак-Ате; язык силой святости Мохаммеда прирос и Ак-Ата получил исцеление и способность говорить. Тогда Мохаммед назвал его Ак-Ботам (белый, чистый сын мой).

Ак-Ата рассказал Мохаммеду о виденном им сне и о случившемся после этого с ним. От рассказанного Ак-Атой Мохаммед пришел в уныние и, подумав, решил покорить Барбара, для чего приказал султану Кырмыш-Ате снарядить войско и, взяв в проводники Ак-Ату, идти войной на Барбара.

Кырмыш отправился во главе 11 военачальников: султана Юнус-Ата, Коканиша-Бузургвара, султана Хорасан-Ата, Ак-Ата-бузургвара, Баба-Камбар-Ата, Полван-Ахмет-Замчи, Ак-буррахан, султан Сагабей-джанбас, Полван-Ата, Имам-Малик-Аждар-Чилькес-ата, Карасакал-ата с войском в количестве 32 000. В 32 году по мусульманскому летосчислению явились они в окрестности Ак-Су и Учь-Турфана. Каракиргизы город, в коем жил Барбар, называют Гуль-Кака. Но Кырмыш был побежден и из всего войска и военачальников Кырмыша спасся только один Ак-Ата, остальные же все были убиты войсками Барбара. Первым из военачальников Кырмыша был убит Коканиша.

Так как войска Кырмыша были разбиты войсками Барбара и все военачальники, за исключением Ак-Ата, погибли, то Ак-Ата вернулся к Мохаммеду и сообщил ему о постигшей их неудаче и о гибели военачальников. Тогда Мохаммед повелел Али ехать вместе с Ак-Атой. Али приехал в Учь-Турфан, остановился верстах в 3-х от нынешнего города, в невысоких горах, на ключе довольно чистом, вода коего походит на минеральные ключи и довольно холодная. У этого ключа росла ветла; Али привязал свою лошадь к ветле и подошел к ключу. Ключ был переполнен змеями; тогда Али приказал змеям удалиться и, взяв воды, выполоскал рот, напился воды и повелел, дабы ключ этот был целебным для всех. В память того, что Али дал на этом месте выстойку своей лошади, место это высоко чтится мусульманами и тут устроен мазар под названием Сууткан (Суутмак - прохлаждать, выстаивать (коня)) (рис. 5).

 

 

Простояв несколько дней, Али пошел на Барбара и победил его. Барбар во время стычки пал; город его и по ныне находится, по рассказам местных жителей, в Юго-Западных горах от города. Про город этот передают жители Учь-Турфана, что крепостные стены и ворота хорошо видны из Учь-Турфана, но по приближении скрываются. Все драгоценности Барбара остались в этом городе не тронутыми. Али даже не разрушил в городе Барбара ни одного здания, так как мать Какагай-джады-гуль, узнав о смерти своего сына Барбара, заперла все ворота города и заколдовала его, сделав тем город видным для всех издали и недоступным ни для кого и невидимым вблизи.

Победив Барбара и обратив его подданных в махоммеданство, Али поставил Ак-Ату ханом над этой провинцией; сам же на некоторое время остановился на небольшой горе западнее города, находящейся в 1-2 верстах. У Али была лошадь, которая могла летать и называлась Дульдуль. Для этого-то коня Али устроил ясли из кирпича на упомянутой горе.

На горе этой в некоторых местах мы нашли следы какой-то постройки и на вершине какое-то круглое здание, имеющее сажени 3 в диаметре и сажени 2-3 в вышину. Здание это не имеет ни окон, ни дверей, а по наружному его виду трудно судить чем оно служило; это-то здание и называется Ахур (ясли, сложенные Али).

Место это также чтится мусульманами, хотя оно не имеет шейха. Ниже этой горы есть небольшой мазар, называемый Дульдуль (рис. 1) устроенный в память коня Али; на этом месте, по преданию, Дульдуль стоял и кормился.

 

 

По возвращении Али в Мекку, Ак-Ата остался в Учь-Турфане ханом и по смерти был похоронен немного западнее Дульдуль-мазара в долине, где имеется его мазар, названный Ан-Ата-мазар; на этом мазаре есть 7 человек шейхов и место это служит кладбищем (рис. 2).

 

Мазары сподвижников султана Кырмыш-Ата находятся в нижеследующих местах:

1. Первым, как мы сказали выше, из военачальников Кырмыша был убит Коканиша. Мазар его находится западнее Учь-Турфана в горах в четырех ташах от города.

2. Мазар Камбар-ата лежит в западной части города.

3. Мазар султана Кадыр-Хорасан-ата (рис. 3) находится на юго-востоке от города в двух-трех верстах; при мазаре этом расположено мусульманское кладбище, называемое «Култук-бузургвар» (рис. 4).

 

Кадыр убит вместе с братьями своими Мачмур-Хорасаном и Закир-Хорасаном. Все трое похоронены в одном месте. Шейхов при их мазаре три.

По рассказам шейхов, эти три брата приходили в 32 году Гиджры из Мекки воевать с государем Барбара во главе 25 000 войска.

Описание их жизни находится в книге «Тезкереи Шериф», которая находится на руках у шейхов.

Я видел эту книгу. Эта «Тезкереи Шериф» списана собственно с книги, находящейся на мазаре султана Кырмыша. В этой книге повествуется главным образом о султане Кырмыше, одном из одиннадцати главных начальников, пришедших сюда с 3-мя хорасанами. Кырмыш был среди них самым главным.

При мазаре есть школа для девочек и мальчиков - на 15 детей.

Сюда к мечети на кладбище приходит много народа молиться и приносят с собой назыр.

Собственно, мазар хорасанов находится за кладбищем, за горкой; и его видать только тогда, когда зайдешь на эту горку.

Нами снят фотографически вид мазара и особо вид кладбища (рисунок 3 и 4).

 

4. В полдне пути на юг от сего мазара в той же стороне в горах расположен мазар Султан Юнус-ата. Он тоже был в числе одиннадцати военачальников, пришедших сюда с Кырмышем. Мазар этот от города в расстоянии двух ташей.

5. Мазар Полван-Ахмеда-Замчи находится на восток от города в кишлаке Беш-Терек, тоже в расстоянии двух ташей от города.

6. Мазар Ак-Буррахана-ата. Похоронен в одном мазаре вместе с Полван-Ахмед-ата.

7. Мазар Кок-аля бузургвара находится на берегу Таушкан-дарьи, в расстоянии 6 ташей от города.

8. Мазар Полван-ата и султана Кырмыша или Кармыша, главнокомандующего; оба эти мазара находятся в расстоянии четырех ташей от г. Аксу в северных горах, в стороне от дороги.

Мазар Кырмыша считается самым большим из всех остальных мазаров и на нем живет сорок семейств сартов.

Главы этих семейств считаются шейхами мазара Кырмыша. Этому мазару есть нарезанная земля, которую и обрабатывают упомянутые шейхи.

10. Мазар Имама Малик-Аждара-Чилькес-Ата находится в расстоянии одного таша пути от г. Аксу, по дороге к мазару Кырмыша. На этом мазаре также есть десять семейств шейхов и прирезанная земля.

11. Мазар Карасакал-ата находится в г. Аксу в новом городе; при этом мазаре также есть пять-шесть шейхов.

Шейхи, в большем или меньшем числе, живут на всех описанных выше мазарах и имеется их на каждом не менее 4-5 семейств. Большинство их ничем не занимаются и питаются приносимым в изобилии назыром; богатые поклонники приводят много верблюдов, лошадей, быков, баранов и козлов. Кроме этого, ежедневно мазары эти посещают массами мусульмане-паломники, из коих бедные приносят рис, хлеб и муку, а более состоятельные скот.

Все приносимое на мазар идет в пользу шейхов.

Кроме описанных выше мазаров мусульманских военачальников, замечательны мазары Суутка-мазар или Сууткан-мазар, Ак-ата-мазар (рис. 2) и Дульдуль-мазар (рис. 1).

Сууткан-мазар (1) особенно чтится мусульманами (рис. 5). Много народу собирается сюда в базарные дни (два раза в неделю) и по пятницам и приносят шейхам обильные подарки. В день нашего посещения этого мазара, мы застали там толпу человек в двести паломников-мусульман; даже китайцы и те нередко посещают этот мазар.

(1) Сууткан-мазар значит: Мазар, где Али выстаивал, прохлаждал своего коня Дульдуля.

На мазаре этом останавливался Али с Хасаном и Хусейном и уничтожил здесь змей, находившихся здесь массами.

В книге «Дженг-намэ», писанной муллой Абдрахманом, которую мне приносили шейхи, говорится о змеях в кратких словах следующее:

«Змеи находились под деревьями. Их много было. Ни верблюды, ни лошади Али, Хасана, Хусейна и спутников их не могли идти вперед от запаха змей. Однако, Хасан и Хусейн прогнали змей и они ушли.

Когда пришли на ключ, то увидели, что рыбы в воде умирают от того, что в воде были ядовитые змеи. Хасан и Хусейн помолились, чтобы вода была хорошая, и плюнули в воду. Вода стала хорошая и яд в ней уничтожился».

 

Налево от здания мазара, находится ключ с очень чистой водой. В ключе этом есть рыбы, которые, по словам шейхов, показываются только людям благочестивым и чистым.

Вся окрестная местность сазистая и густо поросла разной растительностью и камышом.

Интересны здесь деревья: стволы их не растут прямо, а стелются по земле, протяжением сажени на две, на три.

Кроме помещения для шейхов, построено несколько больших комнат для паломников с навесом пред ними.

Когда мы подъезжаем к городу Учь-Турфану, издалека виднеются пред нами скалистые горы, на одной из коих заметна китайская крепость, служащая частью пороховым заводом и погребком, а частью местом нахождения орудий.

Ближе этой горы расположена одна из горок, называемая Дульдуль-ахур (местные сарты говорят дурдур) (рис. 1) и около нее мазар, называемый Шора-Мазар.

Кому принадлежит Шора-Мазар, предание никаких данных не сохранило, хотя и гора и мазар чтутся мусульманами как святыни.

Горки эти находятся влево от дороги.

Для съемки фотографией вида с этого мазара Дульдуль-ахура мы ездили утром 3 июля 1901 года; затем сняли вид с Ак-ата мазара (рис. 2), где погребен Ак-ата бузургвар. Расстояние между ними с полуверсты.

Подъезжая к Учь-Турфану со стороны Атбаши-кургана, как называется сартами китайской импань, построенный еще во времена Бадаулета, мы видим, что по дороге расположено несколько мазаров и кладбищ, - так, по левую сторону от дороги за Атбаши-курганом находится Атбаши-мазар с прекрасными гумбазами; затем ближе к городу по ту же сторону Ак-ата-бузургвар. По правую сторону дороги расположены Каля-мазар, Тетер-Таш, Суутка-бузургвар, мазар Еты-кызлар и другие, уже описанные выше.

Около всех этих мазаров на большое протяжение тянутся кладбища; некоторые из них с большими довольно красивыми гумбазами.

Мазар «Джеты-кыз» (рис. 6 и 7) находится на пригорке, при въезде в г. Учь-Турфан со стороны Бедельского перевала, на правой стороне. Тут же у дороги помещение шейха сего мазара.

 

 

Шейх Учь-Турфанского мазара - «семи девиц», Тохта-хаджи сын Садык-шейха изложил свое показание об означенном «мазаре-семи девиц» в следующих словах: 

«Я от предков своих слышал, что помянутые 7 девиц суть дочери пророка Хазрета Сулеймана. Они в прежние времена похоронены на вершине горы. Я, Тохта-Шейх, сам видел, лет двенадцать тому назад, останки их. Правитель Учь-Турфана Ахмед-дуван-беги пожелал возобновить мазар «семи девиц». Я, Тохта-хаджи-шейх разрывал могилу «семи девиц», причем нашел, что из них девиц пять, мужского пола 1 и 1 женщина (Бибимазлума).

Все эти семь человек похоронены были в одном помещении. Узнавши, что похоронено 7 трупов, над ними устроили 7 гробниц, а по краям их возвышения (сефо), а над возвышениями устроили ограду и затем поставили флаги и значки.

Наши предки передавали, что означенный мазар «семи девиц» - потомки Хазрета Сулеймана пророка, вот посему со всей душой по сие время несу обязанности Шейха и с утра до вечера безотлучно нахожусь при этом мазаре со всей искренностью своей; но только у сего мазара «тезкере», наподобие других мазаров, не существует».

 

Легенда о завоевании Бербера по книге «Дженг-намэ», найденной мной в с. Зайцевском Верненского уезда, гласит в переводе с тюркского на русский следующее:

Мухаммед сидел в мечети, у порога послышался шум. Джигит Мухаммеда Салман вышел и посмотрел. Он увидел, что собрались люди. Когда спросил - что такое, то оказалось, что у одного человека язык отрезан и висит на шее. Джигит привел его к Мухаммеду. Мухаммед спросил его и приказал, чтобы он говорил. Человек этот указал, что он не может говорить.

Тут от Бога явился Архангел Гавриил (Джебраиль) и сказал: «Бог велел взять язык и приставить его ко рту». После того Мухаммед приставил язык и человек этот исцелился. Его спросили: Чей ты сын? Он сказал: Я сын Бербера государя. Затем его спросили: «Зачем тебе отрезали язык?». Он сказал: «Я спал и видел вас во сне; увидя вас, я стал мусульманином. Отец спросил меня, почему я не являюсь к нему. Дурные люди сказали, что я стал мусульманином. Меня отец позвал. Я пошел и он сказал: «Ты мусульманин?» Я сказал: «Мусульманином стал».

Отец сказал, чтобы я не был мусульманином.

Я ответил, что стал мусульманином и не буду кафиром.

После того он отрезал у меня язык, повесил на шею и сказал - «ступай к Мухаммеду».

Я и пришел к вам.

Мухаммед сказал собравшемуся народу: «Есть ли среди вас хороший человек, который пошел бы сражаться? Мелик-Аждер вышел вперед, а за ним Умар-Магди-Керепов. Им Мухаммед дал 4 000 войска.

Сына Бербера государя, Замура или Зумра, звали Бешир. Он повел войско на Бербера. Шли 80 дней. Подошли к Берберу. Войско хотело расположиться на ровном месте. Бешир сказал: «Есть ровное место, но там змеи; есть высокое место, но там также змеи; они остались со времени Соломона. Туда к змеям нельзя идти».

Войско пошло затем в горы. Там оно и расположилось.

Мелик-Аждер сказал: «Нужно оберегать войско».

Умар-Мегди-Керепов ответил, что сам будет оберегать его с 500 человеками.

Караульщики Бербера государя дали знать ему, что пришло много войска. Государь Зумра (или Зумур), огнепоклонник, испугался, и был в недоумении - что делать. В то время он дал знать о сем своей матери. Мать пришла и спросила у него. Государь рассказал все.

Мать сказала: «Ты не бойся; мне дай 10 000 войска».

Государь сказал: «Хорошо, дадим 10 000 войска» и сам намерился с ними пойти. Ночью вышли 10 000 человек с Зумрой. Пошла и мать. Мать была колдунья. Она взяла золы и посыпала в воду, причем что-то прочитала. Прочитавши, она расплескала воду. После того пошел дождь, снег и град. Стало очень холодно. Мусульмане не выходили из палаток. 10 000 человек напали на них и 300 человек мусульман умертвили. Остальные мусульмане бежали. Зумра схватил Умар-Мегди-Керепова и связал. Остальное войско Мелик-Аждера бежало. Все бежавшие ушли к Мухаммеду и с ними Мелик-Аждер.

Мухаммед расспросил - что сталось с ними. Мелик-Аждер все рассказал. Мухаммед огорчился.

После того от Бога явился Архангел Гавриил и сказали, что «Бог и ангелы прислали привет. Бог приказал: ключ от Бербера я передал Али. Али пусть идет туда».

Джебрагиль возвратился, а Мухаммед сказал Али:

«Бог вас посылает на Бербер. Али ответил: «Очень хорошо». Али сказал: «Мне нужно дать 10 сынов Асхабов, я стану купцом и поеду туда». Имамы Хусейн и Хасан тоже пожелали отправиться туда.

Али их взял. Бешир, который тоже ходил к Мухаммеду, опять повел Али на Бербера.

Али сел на Дульдуля, взял Зульфукар (меч) и отправился. У Бешира он спросил, - во сколько дней достигнет Бербера.

Бешир сказал, что в 80 дней. Али сказали, что если Богу угодно, то в одну ночь туда достигнем.

Бешир засмеялся. У Али был джигит конский Камбер; он сказал Беширу: «Не смейтесь, если Господь доставит, то достигнем туда».

В ночь поехали и к намази-бомдот прибыли в Бербер. Али спросил: «Где остановимся? Есть ли хорошее место?».

Бешир сказал: «Есть ровное место, но нельзя туда ехать, есть деревья, есть возвышенность и на ней змеи, оставшиеся от пророка Сулеймана. Под деревом есть ключ, там пьют воду змеи, вода ядовитая. Если часть воды попадет в реку, то рыбы умирают». Али пошел туда, а вперед послал своих детей. «Вы скажите государю змей, что мы пришли сюда по воли Божией, пусть змеи отсюда переселятся», сказал Али.

У змей был Государь.

Он сидел на большой черной змее. Сам государь маленький. У него с головы до спины белое тело.

«Пусть перекочуют, и мы палатку Мухаммеда поставим там» - сказал Али.

Хасан и Хусейн пошли туда и прежде направились к ключу. Они сказали: «пойдем на ключ; если Богу угодно, мы сделаем сей ключ хорошим, помолившись». Они туда пошли, Бог сказал им: «Вы плюньте в воду». Они плюнули. Вода стала сладкой - слаще меда. Потом они пошли к змеям. Змеиный государь сказал: «Мы не должны шевелиться, должны лежать спокойно. Идут внуки Мухаммеда».

Внуки сказали: «Наш отец сказал, чтобы вы отсюда откочевали. Мы здесь расставим палатку нашего дедушки Мухаммеда». Змеи сказали: «Хорошо, мы перекочуем».

Змеиный государь приказал перекочевать. Все змеи ушли оттуда.

Али расставил там палатку и расположился.

Джигиты Бербера государя смотрели на это; и все это видели. Они пошли и рассказали своему государю, что пришло туда 13 купцов; что они перегнали змей, очистили ключ и проч. Государь сказал, что если пришли купцы, то хорошо.

Государь приказал позвать купцов к себе. У государя Бербера был Керем, бывший рабом у отца Абуталиба, отца Али. Он сказал: «Я пойду туда: это не купцы должны быть».

Его послали. Еще послали первого визиря. Тот визирь был мусульманином, но он государю не открывал своего исповедания.

Керем пришел к Али и поздоровался. Али его узнал и спросил - как попал он сюда. Тот сказал: «Я мусульманин, здесь скрываюсь». Али сказал: «Введите нас в город, мы возьмем город и тебя сделаем государем». Тот согласился.

После того визирь государя пришел. Увидался с Али; они переговорили. Визирь сказал: «Государь зовет тебя, желает торговать».

Али ушел в город. В палатке остался Бешир с одним человеком.

Али вошел в город. Дульдуля своего привязал в степи.

Али вошел во дворец с людьми. Государь увидел их и испугался - что это за люди - и сперва ничего не говорил им.

«Откуда вы пришли?».

«Мы купцы, пришли».

Он спросил про Хасана и Хусейна - кто они?». 

Али сказал: «это мои рабы». 

Государь спросил: «Продашь ли их?».

Али сказал: «Если даже дашь все деньги мира, не продам».

Государь спросил: «Что же это значит?». 

Али сказал: «У них много искусства». 

Государь сказал: «Пусть покажут свое искусство».

Али сказал: «Нет принадлежностей: мечей, ружей, стрел».

Государь приказал дать принадлежности. Все они показали свое искусство с ружьями, мечами и проч. Государь подарил им по лошади. На лошадях они прекрасно показали свое искусство. Государь потом спросил: «За сколько продадите»? Али сказал: «Кто поборет моих людей, тому отдам». Государь обрадовался.

У государя был негр-богатырь; государь приказал ему состязаться.

Негр сел на лошадь и отправился.

Негр сказал: «Не сражайся, передайся мне, я отведу тебя к царю и подарю, ты был и раньше рабом, а теперь будешь царским сыном». 

Хасан сказал: «Ты не говори так, молодец не должен так говорить, а должен состязаться».

Негр, рассердившись, ударил мечем Хасана.

У Хасана была нагайка - он отстранил удар. Меч негра сломался, и он ударил ручкой меча Хасана.

Хасан отстранил нагайкой этот удар.

Хасан взял тогда свой меч и сказал: «О неверный, ты должен быть мусульманином; ты должен признать, что Бог один, и пророк его Мухаммед».

Негр спросил: «Ты кто»? Хасан сказал: «Я имам Хасан, а вон там святой Али».

Негр узнал и сказал: «Я не стану мусульманином, я позову государя и скажу, что это не купцы».

Имам Хасан его убил при этом. 

Государь видел, что убили его человека.

Визирь сказал: «Ваш человек ударил его мечом, а за тем он ударил вашего человека».

Государь спросил у Али: «У вашего второго раба какое искусство»?

Али сказал: «У этого тоже много искусства»! Государь сказал: «Пусть и этот покажет свое искусство».

Али сказал, что нет у него принадлежностей: лошади, меча и проч.

Государь приказал дать ему все. Они состязались. Хорошо состязались.

Имам Хусейн сошел с коня на землю; на его лошадь сел один сын Асхаба; имам Хусейн приказал погнать лошадь. Тот погнал лошадь и Хусейн, стоявший близко, ударил по ногам лошадь.

Гвозди у подков лошади все выскочили. 

Государь спросили у Али: «Такому искусству где научился»? 

Али сказал: «Всему я научил». 

Государь сказал: «Тогда и ты должен состязаться». 

Али сказал: «Хорошо, буду состязаться».

Али сел на Дульдуля, а все остальные сели на своих лошадей и поехали на ровное место.

Издалека шла пыль.

Посмотрели, кто-то едет. Узнали, что это колдунья едет, держа в руке змею, а одежда ее вся была огненная.

Это была мать государя Зумура.

Мать сказала государю: «Ты знай, что это Али, зачем пускаешь его в город; он тебя обманывает. Али, я тебя убью». Она дунула и огонь бросила на Али. Али прочитал «Исмы-азам». Дунул и огня не стало.

Старуха сказала: «Второй раз я тебя убью».

У старухи был щит, и она бросила его на землю. Сделался огромный огонь. Али взмолился Богу. Бог сказал: «Ты должен употребить свой меч Зульфукар».

Али ударил по огню, из его меча вышел огонь и сжег мать Государя. Затем огня не стало; мать умерла.

Государь прискакал к ним с мечом.

Али сказал: «Кафир, я ведь Али, эти ребята мои дети – имамы Хасан и Хусейн. Ты должен стать мусульманином».

Государь сказал: «Мы поклоняемся огню и идолам».

Али ударил его мечом по пояснице, и тот умер, надвое рассеченный.

Остальные немного подрались. После того все сказали, что нужно прекратить распрю. Али прекратил. После того все стали мусульманами.

Когда все стали мусульманами, Али вошел в город, сделал Керема государем, а мусульманина визиря сделал визирем. После того, собравши с жителей города золота и серебра и похоронив 300 человек, ранее умерших, возвратился в Медину и доложил Мухаммеду обо всем происшедшем.

Все мединцы вышли к нему навстречу, все мусульмане возрадовались, кафиры огорчились.

Верный. Январь 1908 г.

Опросы
В какой сфере Казахстан добился значительных результатов за 30 лет независимости?