«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Каким был Павлодар в 1901 году. Часть 1

453
Каким был Павлодар в 1901 году. Часть 1

«Там, где быстрые волны широкого Иртыша, как бы с разбегу, круто поворачивая, ударяются в берег, принимая в своем течении реку Усолку, там на правом высоком песчаном берегу широко и вольно раскинулся среди безбрежной степи уездный город, Павлодар. Далеко виднеются крыши домов и кресты Павлодарских церквей. Точно оазис в пустыне, кажется вдали этот небольшой городок среди песчаной однообразной степи. И утомленный путник, едущий почтовым Семипалатинским трактом, проходящим целые сотни верст по степи, где лишь изредка попадаются небольшие казачьи станицы, с удовольствием въезжает в Павлодар». Так в начале прошлого века, а если быть точнее – в 1901 году, описывали русские путешественники город, ныне считающийся административным центром Павлодарской области. Портал Qazaqstan Tarihy, полагаясь на описание, оставленное в 1901 году неназванным путешественником в Дорожнике по Сибири и Азиатской России, расскажет о том, как изменился Павлодар в первые сорок лет после обретения статуса уездного города.

Почти все время от самого Омска до Павлодара почтовый тракт шел вдоль правого берега реки Иртыш, то приближаясь, то удаляясь от него. Слева, в сторону тракта, тянулась однообразная степь, покрытая мелкой растительностью, а справа - широкий Иртыш катил свои мутные волны далеко на север к Ледовитому океану. Тем не менее, приезжавшие находили природу вокруг города скучной и однообразной:

 

«Только там, где местность образует из себя луговины, покрытые высокой и густой травой, там лишь глаз путника несколько отдыхает, изредка любуясь попадающимися здесь живописными местами. Но и это бывает лишь ранним летом, когда палящее солнце еще не успеет своими жаркими лучами выжечь и спалить здесь зеленую, местами роскошную для этих мест, растительность. В общем же турист, непривыкший к степи, все время езды по этому тракту чувствует невольно какое-то замирающее одиночество»

 

Совсем другое впечатление образовывалось у путника, следовавшего из Омска в Павлодар на пароходе. Для таковых здесь открывались совсем иные картины:

 

«Высокий правый, почти сплошь песчаный берег Иртыша совсем скрывает от него степь, а левый низкий берег то и дело открывает роскошные луга, покрытые пышной растительностью. Извилистый Иртыш то и дело делает зигзаги: то, круто изгибаясь, он как бы поворачивает назад, то, выпрямившись, точно струна, ровно и прямо несет он свои быстрые воды; то, как бы с разбегу, ударяясь в высокий берег, он, отскакивая назад, забегает куда-то далеко в сторону, чтоб снова принять свое прежнее направление. Там Иртыш обогнул казачью станицу, показав лишь верхушки ее строений, а здесь, широко разливаясь, набросал несколько причудливых, покрытых зеленью, островов; там он, точно подкопавшись, изрыл высокий песчаный берег, а здесь, в самой средине своего течения, протянул для чего-то длинную косу - песчаную мель. Быстрый и проворный, он точно удержу не знает, где хочет там и катит свой воды, из года в год меняя местами свое прежнее русло»

 

Пароход путешественника несся с шумом и плеском, рассекая мутные волны Иртыша, оставляя за собой пенящиеся валы («волны рокочут, ударяясь о корму и с шумом и стоном убегают назад»). Солнце с высоты жгло и палило своими горячими лучами и быстро несшийся пароход, и окрестные воды, и купавшийся в водах низкорослый тальник. Палящие лучи солнца, дробясь и рассыпаясь на тысячи мелких лучей, сверкали точно золотом, они искрились и играли серебристой зыбью быстро текущих вод. А ночью, например, когда серебристая луна, величественно из-за облаков выплывая, разом отражалась тысячами огней в темных водах Иртыша. Вместе с луной в нем отражались и мириады звезд, смотревшие на вас из глубины со дна спящих вод... Другими словами, хорошо и приятно было ехать в это время по Иртышу.

Вот, путник на пароходе подъезжает к Павлодару. С реки город был почти совсем не виден. Высокий песчаный берег скрывал его и лишь только стоявшие на берегу Усолки окрашенные дома говорили, что здесь находится город. С шумом и гулом пароход причалил к берегу. Пароходы, баржи, плоты, лодки разных видов и размеров, длинной и пестрой полосой вытянулись вдоль берега. На берегу шум и движение. Везде мелькали пестрые халаты загорелых казахов, а их разноцветные головные уборы (малахаи) пестрели и тут, и там. Везде, вперемежку с русской, слышалась казахская речь.

Пройдя ряд мытарств и совершив путешествие со своим багажом вслед за носильщиками-матросами по длинным рядам барж, заваленных товаром, путник, вздохнув, наконец, свободно, выбрался на берег. Тотчас к нему подлетела целая куча извозчиков-казахов, предлагая свои услуги и хватая багаж: «Вы справляетесь о цене; с вас, по обыкновению, «заламывают», если видят, что вы в первый раз в Павлодаре, и там, где обыватель платит гривенник, а то и пятачок, вам, как новичку, придется заплатить 30-40 коп».

Поднявшись на гору, путник сразу же въехал в сам город. Оттуда открывался шикарный вид на весь город, точно на ладони. В середине самого города во всю его длину тянулась одна улица. Она же была главной, называемой «Телеграфной». Название ее вполне оправдывалось, если судить по массе телеграфных проводов и тому, что в середине этой улицы помещалась почтово-телеграфная контора.

Автор называл эту улицу единственной хорошей улицей во всем городе. Здесь были сосредоточены и лучшие постройки, здесь же находилось и большинство правительственных учреждений, имевшихся в городе. В самой середине этой улицы была огромная базарная площадь, местами застроенная рядами довольно приличных для города магазинов и мелких лавочек-будок. Остальные улицы города, которых, надо сказать, было очень немного, обращали на себя мало внимания. Построек хороших было мало, особенно на окраинах города, где ютилась беднота. Здесь даже землянки можно было увидеть. Впрочем, дома без крыш, иначе сказать, одни выведенные и достроенные стены попадались и в середине города. Крышу у этих домов заменял потолок, в изобилии заваленный разными бревнами и землей. С такими крышами попадались и каменные одноэтажные дома.

Вообще, везде был виден недостаток в древесине. Почти везде отсутствовала зелень. Что касается песка, коего в городе было с избытком, то улицы, особенно окраинные, содержались с целыми горами наносного песка; некоторые дома и заборы прямо-таки были завалены песком, в особенности на береговой улице.

В Павлодаре было три церкви, не отличавшиеся, по сообщению путника, ни богатством, ни красотой. Одна из них находилась на базаре, другая - на Троицкой улице, а третья - кладбищенская. Последняя к моменту публикации Дорожника еще только строилась. Что касается мечети, то она в городе была всего одна.

В городе также существовало несколько транспортных контор братьев Каменских и страховые общества «Россия» и «Надежда». Кроме того, была аптека, приемный покой и казахская больница, охотно посещаемая казахами, общественная библиотека, музей и общественное собрание. Из учебных заведений город располагал городским мужским трехклассным училищем, мужской сельскохозяйственной школой и городским женским приходским училищем. Еще были казахские и татарские частные школы.

В общем, Павлодар был далеко не бедным городом. В нем было несколько хороших магазинов с большими торговыми оборотами. Из таковых можно отметить магазин местного богача-миллионера, золотопромышленника и известного в округе благотворителя почетного гражданина города Павлодар Артемия Ивановича Дерова, имевшего магазины и в Семипалатинске. Ему кампанию составляли винно-бакалейный и мануфактурный магазин Сурикова, магазины Галкина, Зайцева, Антыкина и других. Товары для этих магазинов обычно доставлялись или сухопутным путем зимой, или летом на пароходах. Товары закупались на Нижегородской или Ирбитской ярмарке, а иногда выписывались из Омска, Москвы и других городов. Привозимые товары (мануфактура), особенно из модных вещей, обыкновенно подолгу ожидаемые, местными жителями быстро раскупалась и в очень короткие сроки. Так иногда случалось, что во всем Павлодаре нигде нельзя достать не только обуви и одежды, но и самой простой вещи.

В Павлодаре существовала всего лишь одна гостиница с номерами, и то лишь недавно выстроенная и не пользовавшаяся хорошей репутацией, так как не удовлетворяла даже самым скромным требованиям. Большинство приезжающих чаще останавливались на постоялых дворах. Квартир в городе было очень мало, тем более порядочных. Объяснялось это тем, что почти все жители сами были домохозяевами, а потому как спрос на квартиры, так и предложение их были совсем незначительны.

Кстати, скажем о том, что жизнь в Павлодаре, хотя и небольшом городе, нельзя было назвать дешевой. Цены на продукты, кроме мяса, стояли иногда высокие. Квартиры тоже были дорогими.

В административном отношении город разделялся на две половины: собственно город, недавно образованный, и казачья станица, в которой жили почти исключительно казаки. Эта часть была самой древней и существовала еще со времен покорения этого края. В ней находилось казачье станичное управление, здесь же жило и все казачье начальство станицы и сам станичный атаман.

Во главе управления городом и уездом стоял уездный начальник и его помощник. Канцелярия уездного начальника находилась в самом центре города; тут же по соседству находилось и уездное полицейское управление. Полиция состояла из казаков. Ее было немного, так как город был довольно спокойным и у полиции здесь, вообще, было очень мало работы. Кражи и другие преступления здесь были редким явлением. Хотя в последнее время, с началом постройки Воскресенской железной дороги, находившейся в 40 верстах от Павлодара, в городе чаще стали случаться кражи, производимые, главным образом, приезжим элементом - рабочими с железной дороги и каменноугольных копей.


Автор: Аян Аден