Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Курганы Семиреченской и Семипалатинской областей. Часть 2

1770
Курганы Семиреченской и Семипалатинской областей. Часть 2 - e-history.kz

Почтовая дорога на всем протяжении из Павлодара в Семипалатинск шла по правому берегу реки Иртыш. Станции, т.е. казачьи станицы, были расположены на самом берегу, большей частью довольно крутом и высоком. Весь правый берег на протяжении 10 верст от реки принадлежал казакам, но был малонаселен. Далее от этой десятиверстной черты на восток простиралась обширная дуговая степь. На протяжении около ста верст от границ казачьих земель вглубь степи эта территория была совсем не заселена и представляла превосходные пастбища для обширного скотоводства. 

Далее за ней начинались поселения крестьян Томской губернии. Левый берег Иртыша, низменный и часто переходивший в песчаную степь, принадлежал казахам Акмолинской и Семипалатинской областей. Здесь курганы были расположены почти исключительно на правом берегу. Между Омском и Павлодаром они принадлежали к типу земляных сооружений, и их было сравнительно не так много. Поначалу они были рассеяны в одиночку или маленькими группами, а дальше, на последних двух станциях перед Павлодаром со стороны Омска, число курганов значительно увеличивалось. Особенно много их было между последней Черноярской станцией и городом. Группа таких курганов, сложенные в прослойку с камнями или из чистых камней, начинали встречаться только за Павлодаром, со станции Лебяжьей, а именно в двух верстах от дороги, не доезжая четырех верст до станции. Один из них был особенно высок, был обнесен валом и рвом. Далее большая группа курганов располагалась между Грачевской и Черемуховской станциями. Здесь они были расположены на самом берегу Иртыша, почти все имели круглую форму, но были небольшого размера (в диаметре от 4 до 5 сажен и меньше). Общий тип их устройства был следующим: борта состояли из плотной земляной насыпи, в форме круглого вала или ободка, вышиной от 1 до 1,5 аршин, выложенного по земле камнями разной формы и величины; в средине образовывалось воронкообразное углубление, выполненное чистыми камнями. Иногда вся могила состояла из кучи камней, которые брали с нижней террасы правого берега Иртыша, где их было очень много. Это были большей частью валуны, принесенные льдами с Алтая, либо местные известняки и сланцы, обвалившиеся тут же на месте с высокого берега. В числе этих небольших каменных могил встречались свежие могилы казахов. Они отличались тем, что состояли из небольшой кучи камней, под которыми иногда виднелся деревянный сруб.

От Черемуховской станции дорога шла через сосновый лес. Курганов до Долонской станции (20 вер.) здесь не было. От Долонской станции до Белокаменской (25 вер.) первая половина дороги шла песками и лесом, поэтому курганов не было, но на 15-16 версте она опять поднималась на высокий берег, где располагалась значительная группа каменных могил. Вблизи дороги их насчитывалось два десятка, не считая тех, что были найдены в глубине равнины. Форма учтенных курганов была сходна с вышеописанными курганами, но цвет камней был почти исключительно белый, так как берег у станции Белокаменской, откуда были взяты камни, состоял из кварцевых масс. Впрочем, встречались и такие могилы, где земляные борты воронки были выложены обычным серым булыжником или крупной галькой, а сама воронка была наполнена кусками кварца. В целом, семипалатинские каменные курганы, сравнительно с семиреченскими, были гораздо меньше по своим размерам и, вероятно, значительно моложе их.

На следующей от Белокаменской станции, Глуховской, в черте пастбищ, находились обычные земляные курганы, без присутствия камней. В промежутке между этой и предыдущей станцией встречались широкие ложбины и впадины, покрытые солончаками и топями. Вероятно, в прежнее время здесь были озера, которые могли служить границей между группами Белокаменских и Глуховских курганов, различавшихся по своему характеру.

Последние две станции к Семипалатинску почтовый тракт пролегал либо местами низменными, где не было курганов, либо переносными песками, в которых их было трудно определить. Наносный песок сильно менял поверхность почвы, закрывая ее коренной слой на значительную глубину и, вместе с тем, образуя громадные наносные гряды и холмы. Песок в окрестностях Семипалатинска наносился ветром со степи левого берега Иртыша. Так, перенесенный через широкую реку песок ложился по высокому противоположному берегу, задерживавшему стремительные порывы в движении воздуха. Поэтому те участки высокого берега, против которых с противоположной стороны реки неподалеку находились степи с незакрепленными песками, часто представляли собой обширные валы новых песчаных осадков, закрывавшими собой не только археологические памятники, но и новые строения, если против этого не принималось соответствующих мер. Наблюдение над песчаными береговыми заносами было любопытно для разъяснения вопроса о поднятии одного из берегов реки. Часто верхние слои высокого берега состояли не из твердых пород, а именно из песка, нанесенного сюда с противолежащих дюн и песчаных обнажений другого берега. Эти наносы могли быть очень велики, потому что песок с каждым годом накоплялся больше и больше, пока производящие его дюны не были закреплены растительным дерном.

По другую сторону Семипалатинска, на левом берегу Иртыша, курганов замечено не было. Однако исследователь Н.А. Абрамов в 8 томе «Известия Имперского Археологического Общества» писал, что здесь курганы были и в значительном количестве, «против самого города, около слободки». По рассказам знакомых с заиртышской степью семипалатинских жителей, главная полоса курганов направлялась не по тракту между Семипалатинском и Сергиополем, а в сторону к Каркаралинску. В Каркаралинской степи, по их словам, курганов было очень много. Что же касается Сергиопольского тракта, то на первых трех перегонах курганы были совсем незаметны. Первая станция, Улугузская (25 вер.), проходила долиной Иртыша, вполне возможно, в былое время частично затоплявшейся при разливах реки. Далее к станции Аркалыкской (22 вер.) поднимался старый коренной берег, представлявший белые кварцевые горы, подобно тем, что были на Белокаменской станции, между Семиярской станицей и Семипалатинском. Однако курганов здесь не было, равно как и на следующей станции, Ащикульской (27 вер.). Они начинали появляться, только немного не доезжая до четвертой станции от Семипалатинска, Джертатской (21 вер.), и в трех верстах от нее. Здесь, по правую сторону дороги насчитывалось десять курганов, расположенных в один ряд почти по прямой линии. Они были средней величины, сверху имели воронкообразные ямы с камнями. Неподалеку отсюда, по другую сторону дороги, протекала маленькая речка Джерашка. Красивая долина, по которой проходила дорога этой станции, была окружена невысокими закругленными отрогами каменных гор. Тот же характер местности имел и следующий перегон от ст. Джертатской до Казыл-Мулинской (26 вер.).

На следующих пяти станциях - Казыл-Мулинской (26 вер.), Аркатской (26,5 вер.), Алчан-Адыровской (24 вер.), Узун-Булакской (24,5 вер.) - на протяжении 127 верст не было ни одного кургана. Следующая их группа появилась между станцией Энрикейской и Алтын-Калатской (22,5 вер.). На половине этого перегона, по правую сторону дороги, стояли восемь больших и красивых курганов. Так начинался новый курганный центр или некрополис, продолжавшийся до города Сергиополя и еще далее верст на 40 по реке Аягуз. От Алтын-Калатской ст. до Сергиополя (26 вер.) четыре каменных кургана стояло на 11 версте у самой дороги, проходившей здесь по невысокому увалу или горной гряде. Неподалеку от них находилась большая солончаковая котловина, представлявшая когда-то озеро. Между Сергиополем и Средне-Аягузской станцией на 19 версте встречалась более значительная группа таких же памятников. Они были расположены в высокой долине по берегу реки Аягуз, за грядой гранитной горы. Здесь насчитывалось четыре десятка курганов, среди которых два были очень большими и два были сложены из чистого камня. Высотой эти каменные труды были около 5-8 аршин. Прочие курганы были сложены из земли в прослойку с камнем. Некоторые из них имели плоскую вершину (10-15 аршин в диаметре), без воронкообразных ям. Эта местность была очень красива и изобиловала водой. От станции Средне-Аягузской до Талды-Кудукской было 29 верст. Местность эта была такая же возвышенная и красивая. Курганы продолжали встречаться и здесь, как по правому, так и по левому берегу реки Аягуз, хотя и в меньшем количестве. Воронкообразных ям на них, по большому счету, не было. Насыпаны они были из глины, а снаружи обросли травой.

Далее, следующие 200 верст, появление курганов опять было прервано. По крайней мере, вблизи дороги их было незаметно. Может быть, они удалялись от тракта вместе с рекой к стороне Балхаша или же на этом пространстве не оказалось для них подходящей местности. К слову, пустынные местности около Балхаша в древности, вполне вероятно, были заселены. В городе Верный местные жители говорили, что по южному берегу озера большие площади земли были прорезаны густой сетью арыков. В эти арыки вода поступала из реки Или и из других горных рек, впадавших в озеро. Епископ Туркестанский и Ташкентский Неофит (1822-1910) в свое время рассказывал, что между Копалом и Сергиополем, по правую сторону реки Аягуза, верстах в семи от дороги, он видел издали древнюю каменную башню, похожую на башню Бураны. Однако близко он ее не осматривал, так как в низовьях реки нельзя было ехать вброд.

При обозрении курганов в разных областях Западной Сибири можно заметить, что они группировались по участкам, представлявшим отдельные оазисы, а не рассеянные повсеместно. Вероятно, такие центры служили кладбищами для целого рода, или области, куда привозили покойников из мест более отдаленных. Для этой цели избирались места не только наиболее красивые, но и более защищенные, либо горами, либо реками и озерами. Плоские местности, с недостаточным количеством воды, а равно где встречалось много песков и солончаков, давали приют могилам разве только в исключительных случаях. Может быть, отчасти и по этой причине курганы отсутствовали на вышеуказанном пространстве, после того как почтовый тракт оставлял реку Аягуз и направлялся поперек плоской степной долины между озером Балхаш и горным Алатауским хребтом.

Ближайшая полоса по северную сторону Алатауского хребта представляла самую плодородную и красивую местность в этой части Семиречья. Горы, покрытые снегами почти до конца июня, давали обильное орошение и умеряли температуру очень знойного в степной полосе воздуха. Поэтому здесь привилась русская колонизация, разрослись богатые слободы. К примеру, Лепсинская и Сарканская слободы, имевшие более тысячи человек русского населения в каждой. Те же условие привлекали сюда оседлое население древности. Поэтому между станцией Абакумовской, лежавшей у подножья Гасфортовского перевала и Лепсой, на протяжении 90 верст вдоль по северному предгорью хребта, встречались не только курганы, но и следы городов. По рассказу служившего в Лепсе Копальского уездного начальника Троицкого, в 30 или 40 верстах от Сарканской станицы были развалины большого каменного города, занимавшие пространство около двух квадратных верст. Это урочище было в стороне от тракта, ближе к горам. Казахи знали его как зимовку Бия Арапа. Здесь были найдены, по словам Троицкого, бронзовые и медные ножи и глиняные лампадки, похожие на греческие светильники. По рассказу смотрителя Аксуйской почтовой станции, жившего в Саркане, в горах той же местности нередко находками становились большие ямы, заваленные обломками щебня и квадратными кирпичами. Крестьяне называли такие ямы заводами, предполагая, что здесь когда-то существовали постройки древних заводов неизвестного народа. Очевидно, это тоже были следы археологических зданий. Курганы в Лепсинском уезде также встречались в изобилии. Были они и около Абакумовской станции.

Абакумовский или Гасфортов перевал поднимался по крутому и узкому каменному ущелью на высокий горный хребет, откуда более отлогим спуском дорога шла на Арасанскую станцию, лежавшую у подножья того же хребта с другой стороны. На этом перевале не было ни одного кургана, как и на всех высоких горах.

От Арасанской станции до Копала было 29 верст. Первые 20 верст дорога шла по высоким гранитным увалам с отлогими подъемами и спусками. Курганов здесь не было. Они появлялись только при спуске в Копальскую долину, за 8 верст от города, по большей части по левую сторону дороги, ближе к горам. Здесь насчитывалось около 30 курганов, многие из которых были значительных размеров. Ближайшие к дороге, которые удалось измерять рулеткой, имели от основания до центра вершины (по откосу) от 20 до 35 сажен, вертикальная вышина была около 5-7 арш., форма круглая, борты отлогие. На вершине всегда имелась площадка и воронкообразная яма, наполненная камнями. Иногда таких ям было несколько.

Кроме больших курганов в долине было рассеяно еще много могил. Предполагалось, что причиной тому было то, что небольшие насыпи, вышиной от 1 до 2 арш., встречались даже в самом городе. По словам Абрамова, в черте города прежде стоял большой курган, покрытый сверху плитами из серого сланцевого камня. Однако при водворении здесь русских в 1847-1848 годах этот курган был срыт до основания.

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?