«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Переселенческие наделы в Акмолинской области

208
Переселенческие наделы в Акмолинской области

Свидетели переселенческой политики в начале ХХ века весьма мудро замечали: «Когда переселенцы выпашут многовековую целину Киргизского края, в чем трудно сомневаться, распылят и засолонят его лучшие почвы, то в лучшем случае обратятся в скотоводов, если не отряхнут ног своих от этой заманчивой простором, но скудной по содержанию степи…». Однако переселенцы с легкой подачи переселенческого управления, обещавшие плодовые сады и обращение пустыни в цветник, все прибывали и прибывали. Львиная доля переселенцев, в конце концов, оказывалась в Акмолинской области, на которой скотоводство было чуть ли не единственной возможностью жить в достатке. Портал Qazaqstan Tarihy, опираясь на работу «Переселенческие наделы в Акмолинской области» («Сибирский вопрос», №27-28, 1908 г.), расскажет об истинном положении переселенческого движения в Акмолинской области и подкрепит замечания большим количеством фактической информации. Большая часть настоящей статьи посвящена теме переселенческих наделов Кокчетавского, Омского и Петропавловского уездов Акмолинской области с их богатой почвой, с их лесами, ставшими частью переселенческого фонда, а значит отводившимися в наделы переселенцам.

В наделах 459 переселенческих поселков, основанных в 5 уездах Акмолинской области с 1878 по 1907 гг. включительно, было 176 068 душевых долей, а в них десятин земли:


4.jpg


В брошюре «Переселенческое дело» главного управления землеустройства и земледелия сказано, что в 4-х степных областях из пользования казахов было изъято 4 миллиона удобных земель. Тогда Акмолинская область была расположена в центре территории этих 4-х областей, тянулась на севере от линии Сибирской железной дороги на юг через Голодную степь (Бетпак-дала) до реки, Чу, границы с Сыр-Дарьинской областью. Акмолинская область занимала площадь равную 32% территорий всех 4-х степных областей. В естественноисторическом отношении Акмолинская область включала в себя все бесконечное разнообразие Киргизского края: граница ковыльной на севере и полынной степи на юге проходила с юго-запада на юго-восток несколько ниже параллели города Акмолинска, деля область на почти равные половины, как и весь Киргизский край. Черноземная почва Кокчетавского уезда в северных, Омском и Петропавловском, уездах сменялась переходными почвами, сходными на западе с почвами Актюбинского и Кустанайского уездов, Тургайской области, и на востоке - Павлодарского уезда, Семипалатинской области. Южнее долины рек Ишима и Нуры в Акмолинской области преобладали, как и на всем юге Киргизского края, почвы полынно-кокпековой степи, безводной, малопроизводительной, вследствие чего совершенно безнадежной для эксплуатации ее земледельческой культурой при наличии современной техники. В Акмолинской области, как и во всем Киргизском крае, годные для земледельческой культуры площади были вкраплены оазисами среди площади, негодной для нее: в северной части Киргизского края ковыльной степи, как и в Акмолинской области, этих оазисов больше. К границам полынной - юг Киргизского края и Акмолинской области - степи их меньше и меньше. Переселение в Акмолинскую область к концу 1908 года продолжалось уже 30 лет, больше, нежели в другие области Киргизского края.

Сибирская пресса утверждала, что первые крестьянское поселки были образованы в Кокчетавском и в северной части Атбасарского уезда с целью улучшить пути сообщения в десятилетие 1878-1889 гг. Новое десятилетие 1890-1899 гг. начала эпоху устройства переселенцев во всех уездах области. К третьему 10-летию отвод участков переселенцам возрос. В процентном отношении за три десятилетия из 459 переселенческих поселков в Акмолинской области было образовано: в 1878-1889 гг. – 5%, 1890-1899 гг. - 43,4%, 1900-1907 гг. - 51,6%.

В среднем на один поселок приходилось душевых долей по тем же трем 10-летиям: 435, 450 и 294.

С ростом отвода участков с 43,4% до 51,6% величина их упала с 450 на 294, или в 1,33 раза. Это явление, вероятно, было связано с тем, что в предыдущее 10-летиe уже были выбраны под наделы пригодные к земледельческой культуре большого размера оазисы, позволявшие отвод участков в отдельных случаях в 800, 1 000 и более душевых долей. В падении средней величины наделов с 450 до 294 нельзя не видеть тенденции к перенасыщению Акмолинской области большими поселками, что объяснялось пестротой и крайним разнообразием естественноисторических условий и скудостью водных источников в Акмолинской области, прекрасной и необъятной по своей колонизационной емкости, когда на нее смотрят через очки курских помещиков. Отзываясь на аграрный клич правительства с его «спасительным» отрубно-хуторским хозяйством и приспособляясь к быстрому уменьшению пригодных к земледельческой культуре оазисов, местные чиновники переселенческого управления начали производить фабричным способом отрубно-хуторские участки. Как приличествует родившимся в сорочке хуторянам, душевые доли считались не в 15 десятин, как было, не в 9 и 10, как стали считать в казахской степи по указанию из Петербурга с 1907 года, а в 47 десятин.

В 8 хуторских участках Акмолинского уезда было 8 душевых долей, в них земли удобной 375 и неудобной 133 десятины, т.е. душевая доля была равна 47 десятинам, а неудобная земля составляла 35,5% ее и 26,2% к общей площади удобной и неудобной. В других 8 хуторских участках в том же уезде, образованных в 1906-1907 гг., последние числа повышались до 59% и 37%, т.е., нарезая хуторские участки в Акмолинском уезде, приходилось прихватывать неудобной земли в размере почти 2/3 (59%) удобной, или немного менее 2/5 (37%) общей площади участка. Очевидно, что пригодные к земледельческой культуре земли Акмолинского уезда сокращались. Как видно из приведенных данных, на одно отрубно-хуторское хозяйство приходилось земли удобной 140 десятин, а вместе с неудобной - 190 десятин. Экспедицией Щербины была исследована северная, наиболее пригодная к земледельческой культуре, часть Акмолинского уезда с призимовочной территорией, т.е. приусадебными пастбищами, составляющими 44% всех земель, находящихся в пользовании казахов Акмолинского уезда.

По нормам Щербины, надел хуторского хозяйства в 190 десятин превосходил норму казахского скотоводческого хозяйства. А именно ниже хуторян стояли 7/10 казахских хозяйств с почти 2/3 призимовочных территорий Акмолинского уезда. Хуторянам при наличности такого надела, как писал автор статьи о почвах Акмолинской области, Лебедев, оставалось перейти от земледелия к скотоводству, т.е. проделать обратный ход культуры.

«Чуть не каждое такое изъятие возбуждает протест со стороны киргиз», писал автор брошюры «Переселенческое дело», изд. Г.У.З. и 3. Отвод участков, главным образом, был сосредоточен на призимовочных, наиболее дорогих для казахов районах, как требовавших минимум предварительного агрономического изучения, так как казахские пашни указывали на годность земли к земледельческой культуре. Приведенные факты о насаждении в Киргизской степи привилегированного отрубно-хуторского хозяйства, для которого отчуждали потомственные родовые земли, нелицеприятно свидетельствовали о том, как неосновательно сетование автора на протесты казахов.

Приходилось в процентах душевых долей, отведенных на 10-летия:


7а.jpg


Более 13 крестьянских наделов было отведено за предыдущее 10-летиe. Наибольшее число отведенных долей в нем падало на 1893 г. (9%), затем этот процент падал и снова повышался до 7,3% (1898 г.) и 7.7% (1899 г.). В последнее 10-летие было отведено 8,7% (1900 г.), 1903 г. - 6,9% и в 1906-1907 гг. - 11,9%, в т.ч. 3,4% о прирезок к 27 старым поселкам. За 8 последних лет предыдущего 10-летия (1892-1899 гг.) и 8 лет 1900-1907 гг. в процентах душевых долей приходилось:


7б.jpg


в том числе 3,4% прирезки 1906-1907 года. Несмотря на столь чрезвычайные меры, принятые в эти годы к фабричному производству участков, как предъявление казахам проектов участков не снятых еще на план, как это имело место в 1907 году в Атбасарском уезде, все-таки работа отвода переселенческих участков не обнаруживала производительности минувшего 8-летия. Кстати, одним из примеров «чрезвычайных мер» была замена топографов по отводу их учениками земледельческой школы, от которых в Омске сначала отказались, так как они не обнаружили надлежащего знакомства с теодолитом, но потом были командированы на работы, так как за это стоял поборник «научной» постановки межевых работ отвода Успенский.

Число участков возросло на 10,4%, а число душевых долей уменьшилось на 5,15%. Чем больше нарезались участки в Акмолинской области, или вообще в Киргизском крае, тем непропорционально быстрее сокращались площади пригодных к земледельческой культуре земель, и росло трение при отыскании подходящего участка. Растущее ухудшение земель Акмолинской области иллюстрировалось возрастающим процентом неудобной земли, включаемой в надел участка сверх душевых долей.

Процент неудобных земель в крестьянских наделах за 8 лет (1900-1907 гг.) возрос на 45%. В частности, по годам последнего 8-летия неудобные земли составляли следующие проценты к общей площади переселенческих участков: 34% (1902 г.), 29,4% (1903 г.), 7% (1904 г.), 34% (1905 г.) и 14,8% (1906-1907 г.). Низкий процент неудобной земли 1904 года объяснялся тем, что отвод в том году производился в лучшей в почвенном отношении части Омского уезда в лесостепном районе с ее переходной к чернозему почвой, занимавшей более или менее цельные площади. Низкий процент неудобной земли 1906-1907 гг. объяснялся тем, что в том году участки отводились в переданных омским управляющим государственного имущества в колонизационный фонд лесных дачах III разряда, где казахи пользовались покосами и зимним пастбищем. В участки были замежеваны лесные колки, куртины в таком размере, что в Омском уезде лесная площадь в 1906-1907 гг. составила 85% к общему количеству земли на участках, отведенных в том году, а в 5 прирезках в том же уезде к наделам старых поселков, произведенных в 1906-1907 гг., лесная площадь составляла 69%, к общей площади прирезок. До 1906-1907 гг. лесная площадь переселенческого надела составляла десятые доли процента и только в 1903 г. достигла 2,8% и в 1904 г. 6,8% к общей площади годового отвода. В дачах III разряда собственно лесная площадь составляла процент к общей площади дач в уездах:


9.jpg


В Акмолинской области лесная площадь в дачах III разряда составляла всего 10,8% общей их площади. Остальная, почти 9/10 (89,2%) ее, приходится на казахские пастбища и покосы, отчуждаемые в свое время от владения казахов «во имя государственных интересов» охраны леса, в крае, действительно бедном им. Повышение процента удобной земли на участках 1906-1907 г. как мы видели выше, падало на лесную площадь или на дачи III разряда. В Омском и Петропавловском уездах эти дачи были расположены вблизи Сибирской железной дороги и в окрестностях быстро растущих городов (население Омска за 10 лет (1898-1908 гг.) удвоилось). В этих городах березовые дрова, доставляемые из дач этих уездов, имели возраставший спрос: в Омске погонная сажень 8 вершков березовых дров стоила 7-8 рублей. При среднем содержании на десятине березовых колков Омского и Петропавловского уездов 10 кубов древесины десятина леса давала готовый товар на 400-500 рублей. Это переселенцы прекрасно учитывали и разбирали лесные участки. Всем, наблюдавшим леса Акмолинской области, было известно, что всякий лесной колок сопровождала полоса солонцов, расположенных чаще на востоке и северо-востоке от леса. Эти солонцы, как лесная площадь, были показаны в площади удобной земли участков и фиктивно увеличивали ее процент в последних.

Почти 2/5 (40,8%) поселков области приходились на два южных - Акмолинский и Атбасарский - уезда с 2/5 (39,9%) душевых долей. На два северных уезда с почти 1/3 (34,2%) поселков приходилось менее 1/3 (30,1%) душевых долей. Центральный Кокчетавский уезд, самый густонаселенный, по числу душевых долей (30%), был равен двум последним уездам. По средней же величине участков уездов в Акмолинской области следовало в следующем порядке: Петропавловский - 495 душевых долей, Кокчетавский - 460 душевых долей, Атбасарский - 450 душевых долей, Акмолинский - 342 душевых долей и Омский - 238 душевых долей.

По области на переселенческий участок приходилось в среднем 384 душевых долей, т.е., 130 семей на участок. Это небольшая, в 200, 300, 400 и 500 дворов, крестьянские селения южных уездов Тобольской и Томской губерний. Как ни обще это среднее - 130 дворов на поселок для Акмолинской области, но в нем была фиксирована относительная бедность ее почвами, пригодными для земледельческой культуры при наличии современной техники переложного хозяйства, и крайняя бедность области водными источниками, обеспечивавшими большие крестьянские селения. Постоянное желание чиновников переселенческого управления нарезать большие участки и тем увеличить скорость работы за единицу времени сталкивалась с недостатком соответственных площадей, вкрапленных среди больших, негодных для земледелия, степей, и естественных водных источников с достаточной пресной водой. На оазисах и колодцах, мощность которых в Акмолинской области была связана с непригодностью их воды для людей или даже для скота, трудно основать большие крестьянские селения. Хотя незаселенные и брошенные переселенцами большие участки Петропавловского и Акмолинского уездов свидетельствовали о решительности чиновников переселенческого управления, вынужденных публично признать негодными к заселению 14 000 душевых долей в Акмолинской области, почти равных нарезанным душевым долям 1906 и 1907 гг. без прирезки к наделам старых поселков. Известно, как в эти годы поработали чиновники, как напрягал все средства и силы и как спешил прийти к ним на помощь Успенский со своими учениками, и князь Васильчиков, и генерал-губернатор Надаров с телеграфным предписанием, требовавшим предварительное рассмотрение запроектированного надела участка временными комиссиями. Князь Васильчиков и генерал-губернатор Надаров нашли это лишней церемонией. Протестовавший против этого районный чиновник Р. получил перевод на низшую должность. Если разбить все 459 наделов на шесть групп по их величине, то приходится в


11.jpg


1/3 наделов падала на V и VI группу, которые были выше средней, что лежала в IV группе, составлявшей немногим более 1/5 (21,8%). На низшие группы I, II и III падало более 2/5 (45%) поселков области. Наделы V и VI группы были образованы в первые 10-летия переселения, когда естественноисторические условия области представляли соответствующий простор к образованию крупных наделов. В последние годы (до 1907 года) преобладали наделы трех низших групп, что являлось неизбежным следствием относительного истощения колонизационного фонда в крупных площадях с мощными источниками. Тогда в Акмолинской области, там, где были крупные площади, не было воды, примером чего могли служить два северных уезда, а там, где были водные источники, не было подходящей земли в крупных площадях, примером чего могли послужить два южных уезда Акмолинской области.

На долю самых мелких участков (60, 30 и менее дворов) приходилось почти 2/5 (38,2%) в Акмолинском yезде, где отвод участком подвинулся далеко на юг к границе полынной степи. Более 2/5 (41,2%) участков падало на те же указанные I и II низшие группы в Омском yезде, где отсутствие водных источников служило непреодолимым препятствием к образованию крупных участков V и VI групп. Минуя последнюю группу наиболее крупных участков, как образованных в Киргизской степи, предоставлявшей для их отвода все свое многовековое богатство, возьмем вместе три средние (III, IV и V) группы по уездам. В эти группы приходилось почти 64,8% в Кокчетавском yезде, в самом богатом почвами и орошением не только в Акмолинской области, но и во всем Киргизском крае. За Кокчетавским уездом следовал Петропавловский - 2/3 (67,7%) и Атбасарский (66,7%) уезды, в которых отвод участков был сосредоточен главным образом в приишимских степях. За ними следовал Омский уезд (менее 3/5 (58,8%)), где северная его часть, эксплуатируемая отводом, схожа с приишимскими степями соседнего Петропавловского уезда, если бы не отсутствие водных источников в Омском уезде. Последнее место в этой понижающейся соответственно качеству почвы и орошения скале уездов занимал Акмолинский уезд (52,4% участков средней величины), опустившись в сравнении с Кокчетавским уездом на 22,4%, что объяснялось распространением отвода участков в Акмолинском yезде на районы с худшей землей за последние годы.

Как было раньше отмечено в сравнении с предыдущим 8-летием, за последнее 8-летиe процент неудобных земель на крестьянских наделах Акмолинской области возрос с 14% до 21%, и чем больше отводилось переселенческих участков в уезде, тем более переселенческий надел перегружался неудобными землями. Исключение составлял Петропавловский уезд, известный целым рядом поселков, образованных в предыдущее 8-летиe, и брошенных и незаселенных переселенцами. В этом уезде земли худшего качества попали в отвод в предыдущее 8-летиe. Этим объяснялось выделение Петропавловского уезда от прочих. Процент неудобной земли на переселенческих участках возрастал с северных уездов к южным. Исключения не составлял даже Кокчетавский уезд с наилучшими почвами. С каждым годом и с севера на юг качества земли, из которой отводились переселенческие наделы, ухудшались и параллельно этому росли «бесплатные премии» к душевым долям в виде неудобных земель, по необходимости прихватываемых в надел. До какой степени угрожали «бесплатные премии» вытеснением удобной земли на переселенческих участках на юге видно из того, что в 6 прирезках 1906-1907 гг. к наделам старых переселенческих поселков Акмолинского уезда неудобная земля составляла 50% к удобной, или 33,4% ко всему наделу. Это сопровождало 6 прирезок, всего 33 388 десятин удобной земли! Нетрудно увидеть, до каких размеров возрос процент неудобной земли на переселенческих участках в Акмолинском yезде, когда отвод увеличился до 300 тысяч и до 3-х миллионов!

К концу 1907 года неудобными землями каждая душевая доля в наделах переселенческих участков Акмолинской области увеличивалась почти более, чем на 1/5 (21,3%). Это среднее возрастало по уездам, на юге превосходя 1/3 (34,7% и 34,9%), и падая на севере ниже 1/10 (9,2%).

Официальное издание «Переселенческое дело» приводило общую площадь 4-х степных областей Киргизского края - 168 миллионов десятин. По нормам экспедиции Щербины, в 4-х степных областях по той же брошюре 21 миллион излишка, из которого до 1908 года выбрано 4 миллиона удобной земли, расположенной в наилучших районах казахских приусадебных пастбищ. Колонизационный фонд ухудшался прогрессивно, увеличивался процент неудобной земли в наделах переселенческих поселков в одной из лучших и многоземельных - в Акмолинской области, типичной для всего Киргизского края. Угрожающий рост процента неудобной земли и быстрое сокращение колонизационного фонда в наделах переселенческих участков Акмолинской области, заставил переселенческое управление понизить душевую долю с 15 десятин до 10, 9 и 8 и ввести в практику при водворении переселенцев на участок зачет нескольких неудобных десятин земли за одну удобную.

С лета 1907 года в Акмолинской области на долях прежних двух переселенцев пересаживались три и более, которые вместо одной удобной десятины получали несколько неудобных. Такая политика обеспечивала использование для «колонизации» всей площади Киргизского края в 168 миллионов десятин (к слову, превосходящих в 2 раза дворянское землевладение европейской части Российской империи), где «установится мир и покой, когда крестьяне уйдут в Бетпак-далу Киргизского края», где они заведут плодовые сады и пустыню обратят в цветник, воплотив в жизнь заветную мечту князя Васильчикова.

В 1907 году были произведены прирезки к наделам переселенческих поселков, образованных в промежутке между 1890 и 1900 годами, т.е., этим наделам, потребовавшим прирезки от 6 до 16 лет, в течение которых переселенцы успели выпахать свои наделы до такой степени, что несколько поселков в Акмолинском уезде получили новые наделы.

Прирезки, в том числе новые наделы старым поселкам, составляли 6 024 душевых долей, что более 2/5 (41,3%) душевых долей участков 1906-1907 гг., или менее 1/3 (29,2%) всех душевых долей, нарезанных в эти 1906-1907 годы. Таким образом, починка 16 и 6-летних переселенческих наделов 27 поселков Акмолинской области заняла в минувший сезон лихорадочной работы почти 1/3 рабочих сил по отводу переселенческих участков в области. В общем, по Акмолинской области прирезки 1906-1907 гг. увеличили душевые доли старых поселков на 62,7%, или более чем на 3/5. По отдельным уездам этот процент был равен: 100% - Акмолинский уезд; 43% - Кокчетавский уезд; 67,7% - Петропавловский уезд и 54,5% - Омский уезд, причем в Акмолинском уезде в поселках: Семеновском на 103%, в Максимовском - 123,5% и в Александровском – 200%; в Кокчетавском уезде в поселке Стесселевском на 119%; в Петропавловском уезде в незаселенном поселке Екатерининском-Атабай - 700,5% и в поселке Сретенском - 164,4% и в Омском yезде в поселке Таврическом - 76,5% и Степановском – 81%. Прирезки Акмолинского и Петропавловского уездов полны жалобами переселенцев на недостаток удобной земли, которая выпахалась в наделах. В остальных двух уездах часть прирезок не могла быть произведена ради сокращения работы отвода. В процент падал прирезок на уезды: 37% - Акмолинский; 30% - Кокчетавский; 22,2% - Петропавловский и 10,8% - Омский. Стало быть, на два уезда, в которых переселенческие наделы стали выпахиваться в 16 лет, приходилось почти 3/5 (59,2%) прирезок. Сибирские исследователи сообщали, что Атбасарский уезд во многих отношениях схож с Акмолинским. Отсутствие прирезок в Атбасарском yезде в 1908 году случайно и временно. Переселенцы этого уезда также просили о прирезках и жаловались на свои наделы. На старых пашнях поселка Кийминского (основан в 1882 году на притоке реки Ишим) Атбасарского уезда появились заросли кокпека - лебеды, характерной для сухих солонцов Киргизского края. Считалось, что атбасарцы добьются прирезок в 1908 году, иначе они по примеру акмолинцев угрожали уйти и бросить поселки, что не могло не подействовать на тех, кто сочинял книжки о млечных реках и кисельных берегах Киргизского края. В какой мере прирезки и смена целых наделов обеспечили переселенцев и упрочили их положение? Пытаясь ответить на эти вопросы, исследователи того времени сделали сравнение старого надела, износившегося, выпахавшегося, засолонившегося, и прирезок нового надела по проценту, содержавшейся в тех и других неудобной земли, так как она являлась мерой мощности соседних с ней удобных земель, достоинство которых уменьшалось с ростом процента неудобной земли и с севера на юг Акмолинской области.

Новые наделы и прирезки по качеству ниже старых наделов в Акмолинском и Кокчетавском уездах, выше в двух других, а в итоге значительно ухудшился надел этих уездов в 27 поселках в сравнении с первоначальным. Заплата заштопана из материала худшего качества и неискусными портными. Ожидалась новая починка, но в срок менее 16 и 6 лет, что наступил в поселках Акмолинского уезда, где по поселкам процент неудобной земли в прирезках и на новых наделах во много раз превосходил тот же процент на старых наделах, выпаханных и брошенных.

Так приходился процент неудобной земли к удобной и ко всему наделу в поселках Акмолинского уезда:


16.jpg


Все эти поселки основаны в 1890 году. Им было 16 лет и расположены они были в самой долине реки Ишим, в 25 верстах выше Акмолинска (поселок Александровский) и ниже в 32 и 48 верстах от города же - Максимовский и Семеновский. В последних двух поселках была произведена замена старых наделов новыми, расположенными на правом берегу реки Ишим. Старые наделы находились, главным образом, на левом ее берегу. Как видно из последней таблицы, этот переход реки Ишим мало помогал улучшению качества их наделов. На реке Ишим, 52 версты ниже поселка Семеновского, которому заменен старый надел новым, находился поселок Новочеркасский (Чанчар), который на 4 года моложе вышеупомянутых 3-х поселков.


17.jpg


Климатические и почвенные условия описанного специалистом-почвоведом Лебедевым поселка Новочеркасского и система хозяйства в последнем те же, что во всех переселенческих участках Акмолинского уезда, расположенных по реке Ишим, в т.ч. на тех трех поселках, потребовавших полной смены наделов или удвоение старого надела (поселок Александровский).

Значителен и симптоматичен факт выпахивания удобной земли в наделах поселка, расположенных в одной из лучших в почвенном отношении зон Акмолинской области, густо населенной казахами, где встречаются их кыстау - зимний казахский поселок в 100 хозяйств, и облюбованной первыми же переселенцами.

Переселенческое управление в своих изданиях постоянно указывало на нормы экспедиции Щербины, ограничивавшего отвод участков. На этот раз, не выйдя из пределов прирезок 1907 года, исследовался вопрос, в какой степени чиновники переселенческого управления считались с нормами экспедиций Щербины. Поселки Максимовский и Семеновский были расположены в районе XVI, где фактически приходилось на казахское скотоводческое хозяйство 70,6 и на мужскую душу 22,2 десятины призимовочной, или приусадебной, территории, а по нормам Щербины должно быть 130 десятин, т.е. не доставало до нормы на каждое казахское хозяйство 60 десятин. Очевидно, что на почве действующего закона нельзя было произвести изъятие приусадебных угодий у казахов в этом районе, если они не имели земли более 130 десятин на хозяйство. Сравнение планов новых наделов поселков Максимовского и Семеновского с картой экспедиций позволяло думать, что такое изъятие было возможно в 1907 году. Новый надел поселка Семеновского налегал на земли общинно-аульных групп 188, 199 и 190, в которых приходилось десятин призимовочной земли удобной и неудобной на:


18.jpg


Новый надел поселка Максимовского налегал на земли общинно-аульных гр. 192 и 193, в которых приходилось десятин призимовочной земли удобной и неудобно на:


19а.jpg


На новых наделах поселка Семеновского при 1 063 душевых наделах удобной и неудобной земли 25 938 десятин, а в наделах поселка Максимовского 383 душевых долей, в них удобной и неудобной земли 9 422 десятин, стало быть, приходилось десятин всей земли на:


19б.jpg


Крестьяне поселка Александровского давно добивались прирезки.


19в.jpg


Это было в 1901 году. Спустя 6 лет, все осталось по-старому, в т.ч. и количество казахской земли, изъятие которой, как писал в 1901 году акмолинский военный губернатор, повлекло бы выселение казахов-старожилов. Изменился курс переселенческой политики. В 1907 году к наделу Александровского поселка были прирезаны 220 десятин долей, или 4 985 десятины удобной и неудобной земли, что вместе со старым наделом в 110 душевых долей или 1 732 десятины удобной и неудобной земли составляло 6 717 десятин. То есть на одно крестьянское хозяйство приходилось 61 и мужскую душу 20,4 десятин удобной и неудобной земли. При этой прирезке, превосходящей старый надел в 2 раза и утроившей его, отчуждение произведено, как показывало сравнение карты экспедиций Щербины и плана надела поселка Александровского, из приусадебных земель общинно-аульных групп 205 и 206 в XXII районе. По данным экспедиции Щербины, приходилось десятин удобной земли в гр.:


20а.jpg


В этих 2-х группах 142 казахских семей, большинство которых если не были выселены, то сами выселятся, так как на меже переселенческого участка, обходящей в нескольких или десяток сажен казахскую усадьбу, казахам нельзя было оставаться.

При отводе переселенческих участков казна уплачивала оценочную стоимость казахских построек, если они попадали в межу участков. Чтобы сократить этот расход, чиновники переселенческого управления, замежевав источники, покосы и пастбища при усадьбах казахов и проводя грань у самой усадьбы, оставляли ее на казахской стороне. Казахи уходили сами по той самой причине, по которой, как удостоверял помощник переселенческого районного начальника Акмолинской области Новоселов, казахи уходили за одну версту от межи переселенческого надела. Как писали компетентные люди, при прирезке к поселку Александровскому казахи подверглись этому второму способу выселения изморам.

Итак, в одном из лучших для земледельческой культуры районов Акмолинской области приходилось десятин удобной и неудобной земли на:


20б.jpg


Есть красноречие цифр, которое не нуждалось в комментариях. Крестьянам, ведшие хищническое-переложное хозяйство, истощавшее многовековые запасы Киргизской степи в 12 лет, и получавшим наделы больше кочевников, ничего более не оставалось, как перейти к скотоводству, т.е. казахскому хозяйству, которое являлось производным от сухого климата и скудной почвы Киргизского края. Исследователи писали:

 

«Когда переселенцы выпашут многовековую целину Киргизского края, в чем трудно сомневаться, распылят и засолонят его лучшие почвы, то в лучшем случае обратятся в скотоводов, если не отряхнут ног своих от этой заманчивой простором, но скудной по содержанию степи. При том господстве природы в хозяйстве крестьян и киргиз в Киргизском крае скотское богатство является здесь производным от естественной производительности почвы. Пока вмешательство культуры не усилит производительности почвы, количество скота в Киргизском крае не может перейти за известный предел, который не может раздвинутся от того, что увеличится число скотоводов. Переселенцы, неизбежно переменив интенсивную культуру на экстенсивную, поделят с киргизами то количество скота, которое возможно в Киргизском крае, которое в некоторых районах его и ныне есть у киргиз, отчего, кроме общего обнищания, ничего и не может быть»


Автор: Аян Аден