«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Алихан Букейханов был политиком общегосударственного уровня. Часть 2

964
Алихан Букейханов был политиком общегосударственного уровня. Часть 2

В истории Казахстана было много знаменательных событий, но нельзя обойти стороной важную дату в истории государственного строительства республики. 100 лет назад в августе 1920 года была образована Казахская Автономная Советская Социалистическая Республика. Портал Qazaqstan Tarihy продолжает разговор с известным российским историком, профессором Виктором Ивановичем Козодоем

 

(Продолжение. Начало читайте здесь

 Алихан Букейханов был политиком общегосударственного уровня. Часть 1)

 


- Как Вы объясните действия большевиков по амнистированию, а в дальнейшем привлечению своих политических врагов – деятелей Алаш, к управлению советской республикой?

 

- Прежде всего, надо отметить, что большевики к 1920 году сделали для себя правильные выводы по сравнению с 1918 годом, когда особенно в первой половине 1918 года находились в эйфории от легкости своих побед, от своего «триумфального шествия советской власти». Они осознали свои ошибки и стали реализовывать новую тактику, не отталкивать от себя тех, с кем можно и кто готов договориться, а наоборот, привлекать их на свою сторону. Они очень активно использовали такой механизм, как амнистия, под которую попал в1921 году даже «генерал-вешатель» Я. Слащев (прообраз генерала Хлудова из известного к/ф «Бег»), вернувшийся из Константинополя в Советскую Россию. В этом смысле не было ничего особенного на территории Казахстана, это была довольно распространенная практика в то время.

В каком-то смысле это был «брак по расчету». Алашевцы получали амнистию и «прощение» за вооруженную борьбу против советской власти, в тоже время большевики без лишней борьбы оттягивали некоторые силы от своих противников. У большевиков для мирного строительства не было своих готовых специалистов, но был положительный опыт привлечения военных специалистов, офицеров и генералов на службу в Красную армию, поэтому и решили привлечь и амнистированных алашевцев в систему управления, надо признать, что они были профессионалами высочайшего уровня. Согласно фондам ЦГА РК, у новой власти, в кадровом составе Наркомзема, не было специалистов, равных по уровню профессиональной подготовки таким, как Алихан Букейханов. Лишь несколько человек с высшим образованием, несколько с гимназическим образованием, остальные десятки лиц, в лучшем случае с начальным образованием, а то и вовсе, как писали в анкетах – «грамотный».

В той сложной ситуации, оказавшись по итогам Гражданской войны в лагере побежденных, Алихан Букейханов пошел на компромисс с победителями.

Он не эмигрировал, как это сделали многие, что предлагали и ему, но остался со своим народом, совершив тем самым, на мой взгляд, «гражданский подвиг», продолжая делать свое дело, но уже в иной форме. Думаю, Алихан Букейханов прекрасно осознавал, чем для него лично может закончиться эта «милость победителей».



дело 2.jpg

 

- Вопрос об автономии казахов был одним из острых в начале ХХ века. Представители казахской национальной интеллигенции вели большую работу в этом направлении. На всеказахских съездах 1917 года была образована партия Алаш, а затем и провозглашена автономия Алаш. Но, ни кадеты, ни Колчак не хотели признавать новое государственное образование. А большевики предоставили казахам автономную республику. Почему?

 

- Здесь надо разбить ответ на две части. Во-первых, про Алаш. Вопрос о создании партии «Алаш» возник на Первом Всеказахском съезде, проходившем в Оренбурге в июле 1917 года.

Надо все-таки исходить из того, на основании имеющихся документов, что эта была не партия, а движение. Не было проведено учредительного съезда, не было устава, проект программы не обсуждался и не был принят, более того он воспринимался не как программа, а как наказ депутатам Учредительного собрания, не было своего ЦК, то есть нет соответствия критериям определения партии. Об этом еще в 1922 году писал А. Кенжин, бывший активный алашевец.

Да и особой необходимости в создании именно партии тогда не было, шла подготовка к выборам в Учредительное Собрание, где кандидатов в депутаты выдвигали не партии, а группы избирателей по округам. Шла работа по принципу избирательного объединения, где только в октябре предложили взять общее название «Алаш» для списков кандидатов по округам.

Реконструирование представлений, что это была партия, то есть организованная политическая сила, произошло уже позже, во второй половине 20-х годов, по заказу партийно-советского руководства. В известных работах, с целью «доказательства» контрреволюционности алашевцев и необходимости продолжения борьбы с ними, как с организованной антисоветской силой. Это был политический заказ для оправдания репрессий в их адрес, что позже и произошло. Некоторые были отправлены в лагеря и ссылки, другие были расстреляны. Поэтому, как я считаю, правильней исходить из того, что это было движение.

В декабре 1917 года на Втором Всеказахском съезде в ходе двухдневного обсуждения было принято принципиальное решение о создании автономии Алаш но официальное провозглашение было отложено до выяснения определенных обстоятельств. Букейханов понимал, что этого нельзя делать, потому что никто не знал, какова будет реакция, в том числе и позиция казачества? Он не мог так рисковать. Вторая мотивация была по поводу Туркестанской автономии. Этот тоже был не простой вопрос.

Вообще, по поводу «провозглашения автономии Алаш», здесь тоже есть определенная путаница в понимании.

В соответствии с протоколом декабрьского съезда в Оренбурге в декабре 1917 года вопрос о провозглашении автономии был отложен, и официальным политическим актом это не стало. Был создан орган управления – Алаш-Орда, ставший важным символическим фактором, что впоследствии и стало восприниматься, как провозглашение автономии, хотя это не одно и тоже.

Теперь ко второй части вопроса, что ни кадеты, ни Колчак ни признавали, а большевики признали. Вот здесь, как раз и надо понимать о мотивах разных акторов, о чем я уже говорил. Во-первых, к декабрьскому съезду 1917 года партия кадетов уже была запрещена большевиками, как «контрреволюционная» и не могла принимать решений.

Во-вторых, по А. Колчаку. Здесь надо помнить, что один из главных принципов, которым руководствовался А. Колчак, как Верховный Правитель России, был принцип «непредрешенчества», то есть, сначала, как они считали, надо «освободить Отечество от большевиков», а только потом избранное народом Учредительное собрание будет принимать решение о форме государственного управления и другие важные вопросы. Они не считали для себя возможным решать эти вопросы самим, считая себя «временными» и тем самым не вправе самим» предрешать народную волю». Так даже, когда финны обратились к Колчаку, с предложением оказать помощь Юденичу в захвате Петрограда, в обмен на признание независимости Финляндии и дополнительные территории, то он отказался, с мотивировкой, что для этого и должна быть воля Учредительного или Народного Собрания. Можно по-разному к этому относиться, но это и были их принципы, которыми они руководствовались. Поэтому нельзя считать это какое-то отношение исключительное к Казахстану, это были их общие принципы, относящиеся ко всем.

Аналогичное отношение было примерно и с Временным Сибирским правительством, которое само себя воспринимало автономией в составе России, и при обсуждении, в том числе, наряду с другими, возник юридический вопрос, может ли быть вообще «автономия в автономии». Естественно такая позиция, нацеленная на не решение вопроса об автономии, не могла устраивать лидеров Алаш.

В-третьих, большевики не были связаны этими принципами, более того, изначально декларировали право нации на самоопределения, а уже с 1918 года был взят курс и на создание автономий, но советских, на основе Советов, как органов власти. В этом смысле, декларации и провозглашенные принципы большевиков были гораздо более привлекательны, пусть советская, но все же автономия. Поэтому я и говорю, что надо понимать мотивы разных акторов, иначе трудно быть объективным.

 

- Будут ли отражены в вашей будущей монографии события, связанные с образованием КАССР?

 

-Моя книга о том, как мальчик из небольшого казахского аула, хоть и знатного рода, но не сильно обеспеченный в финансовом плане, не относясь к категории «золотой молодежи», прожигающей жизнь на всем готовом, а благодаря своему трудолюбию, уму и таланту, шаг за шагом шел к своей поставленной цели. Получил хорошее образование в Петербурге, столице империи, состоялся как профессионал высокого класса, благодаря личным качествам и целеустремленности ворвался в верхние слои Российской политики, став депутатом Государственной думы и членом руководства крупнейшей оппозиционной партии, а затем и сам стал частью Российской власти, по факту первым «губернатором» - мусульманином. Был политиком общегосударственного уровня.


дело 3.jpg


Это книга о нем, не как о «памятнике», а как о живом человеке, который любил и ненавидел, об обыденном, героическом и трагическом. О том, что его жизненный путь не был устлан розами, а о том, что ему часто приходилось становиться перед сложным выбором, преодолевать тяжелые препятствия, возникающие на его пути, и о том как на этом пути проходило его становление как личности и лидера, превратившего его в национального лидера. О том, как, не смотря на личную трагическую судьбу, он в конечном историческом смысле, в итоге оказался победителем, о его вкладе в историю Казахстана и России.

Поэтому, разумеется, вопрос образования КАССР будет рассмотрен в книге только с точки зрения восприятия и действий самого А. Букейханова и его соратников по движению Алаш, раскрывая роль и влияние их идей на создание автономии, борьбу за границы и территорию, за просвещение, подчеркивая, что эта роль и влияние и заложила идейные основы, приведшие в конечном итоге, к независимому Казахстану.

 

- Как вы думаете, в чем причина мифологизации политических, государственных деятелей? Почему этого не избежал А. Букейханов?

 

- Мифы в жизни человечества присутствуют с давних времен и своими корнями уходят в далекое прошлое. В основе лежит не знания, а вера. Одно из определений, миф – это вымысел, который люди считают фактом. В отличии от традиционных мифов политические мифы не наследуется из давних времен. Они помогают упрощать восприятие картины внешнего мира, что приводит к стереотипизации восприятия и становится «истиной», задействуя эмоциональную сферу. Мифы не требуют доказательств, достаточно эмоций.

Мифы выполняют ряд важных функций в обществе: объединяющую, создавая «образ общего врага», адаптивную, помогая приспосабливаться к тяжелым вызовам времени, функцию легитимизации власти, когда традиционные общества вообще не могут без нее обходится, да и психотерапевтическую функцию, когда люди ищут ответы на сложные вопросы современности в упрощенной картине прошлого. Например, мифы «о заговоре» (мы бы жили хорошо, но заговор врагов нам помешал), о «добром правителе», о «золотом веке» страны или народа, о «герое-спасителе» и ряд других. Подобные мифы есть практически в любом обществе. Без мифов общество не может обойтись. Плохо, когда мифы начинают господствовать.

В любом случае это идет от незнания реальных фактов, из-за чего происходит подмена фактов мнениями, часто в угоду современным политическим веяниям. Это приводит к тому, что мало кто может назвать себя физиком, математиком, химиком, но практически любой человек может считать, что он разбирается в истории, и у него, разумеется, есть свое мнение по любому вопросу.

Что касается А. Букейханова, надо иметь ввиду, что любая харизматическая личность, уже сама по себе порождает мифы. Затем люди из самых добрых порой побуждений наделяют своего героя, какими-либо сверхкачествами, с биографией без недостатков и без единого пятнышка, как пример для подражания и идентификации самих себя с этим героем. Отсутствие достоверных исторических знаний порождают вольные или невольные интерпретации, с их дальнейшим тиражированием. Есть множество научных статей, даже не говоря о публицистике, где разного рода интерпретации кочуют из работы в работу, как например, биография Алихана Букейханова, изложенная в Сибирской исторической энциклопедии, о «ссылке в Самару», хотя его нахождение в Самаре не было ссылкой. Или такой кочующий сюжет о том, что он закончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета вместе с В.И. Лениным, хотя этому нет документальных подтверждений. Или сюжет, где идет сильное преувеличение роли масонства в политической жизни страны, особенно российского, учитывая специфику и отличия его от западного масонства.

В любом случае, когда вокруг имени человека рождаются легенды и мифы, это свидетельствует о его авторитете и влиянии. Опасность здесь только в том, что, когда в основе нет исторических знаний, со временем, в силу разных причин, политических или общественных, может прийти осознание, что это миф, и наступит тяжелое разочарование.

По моему мнению, масштаб личности А.Букейханова, его реальный вклад в историю и Казахстана, и России, даже на основе тех реальных знаний, что уже есть сейчас, позволяют нам обойтись без мифологизации его личности и без вольных интерпретаций. Крупные политические деятели, великие люди не нуждаются в домыслах и вымыслах, что в каком-то смысле принижает их высокий уровень. Надо только продолжать научное исследования его биографии, на основе исторических источников.

 

- В начале 90-х годов на волне демократии и либерализма историки кинулись из крайности в крайность, принялись обвинять советское прошлое, возвеличивать бывших врагов. За 30 лет развития исторической науки в условиях независимости что изменилось в научной методологии, зарубежных и отечественных подходах в этом направлении?

 

- Я хотел бы сказать, что наше поколение историков, наверное, самое счастливое, с точки зрения возможностей по сравнению с предшествующими поколениями наших коллег. Никогда еще не было таких потенциальных возможностей, как в последние годы.

Во-первых, появился доступ к архивам (пусть еще не полностью, но это громадный шаг вперед), к новым, ранее закрытым фондам, вследствие чего в научный оборот были введены новые громадные пласты источников.

Во-вторых, исчезла монополия марксистско-ленинской методологии, с ее классовым подходом, диктат и цензура; активно стали развиваться новые направления в исследованиях, как история повседневности, историческая антропология и многие другие.

В-третьих, стали доступны источники из эмигрантских и зарубежных фондов, воспоминания, мемуары, пресса, ранее не доступные широким кругам исследователей.

В-четвертых, у исследователей появилась возможность применять самые разные подходы и методы в своей работе, активно стали применять методы смежных наук, таких как политологии, социологии и др.

В-пятых, более доступны стали исследования зарубежных исследователей.

В-шестых, благодаря развитию интернет-технологий, появилась возможность удаленной работы в библиотеках разных стран, не выходя из дома. Например, я активно работаю с библиотеками Берлина, Софии, Риги, Москвы, Петербурга, многих сибирских городов, в библиотеках Казахстана. Только на портале Исторической библиотеки размещены 550 сборников ценных документов, сотни книг по истории. Это, разумеется, сильно облегчает работу. Конечно, есть недостатки, хотелось бы большего, но и это громадный шаг вперед даже по сравнению с тем, что было 5-10 лет назад.

Что касается содержательной части, то в начале 90-х годов, многие пошли по самому легкому пути, и в своих работах стали менять знаки, плюс на минус и наоборот. Советская власть была хорошая - стала плохая, ее противники были плохие, стали хорошие. Аналогичный подход применялся и в оценках исторических деятелей, хотя принципиально новых концепций появилось не так уж и много.

Параллельно стали вводить в оборот источники из открывающихся фондов и зарубежных архивов, это, конечно же, все очень положительно. Я, например, с удовольствием ознакомился с работой известного историка Б. Г. Аягана «Красные и черные», выполненной на материалах Гуверовского архива США, что ранее вряд ли было, вообще, возможно.

В заключении я бы хотел сказать, что мы еще не до конца осознали и осознаем ту значимую роль, которую сыграл в истории А. Букейханов, тем более, что не у всех стран и государств были исторические деятели такого уровня.

- Большое спасибо за такое содержательное интервью! С нетерпением ждем Вашу новую книгу!