«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Загадка «Codex Cumanicus»

653
Загадка «Codex Cumanicus»

В античном фонде Национальной библиотеки Марчиана в Венеции хранится средневековая рукопись, известная в ученых кругах как «Codex Cumanicus». В ней всего 82 бумажных листа. С одной стороны, казалось бы, сборник религиозных текстов и средневековый латино-персидско-кипчакский словарь, но с другой – 82-страничный документ с богатейшим материалом, в основе которого лежит практически вся политическая дипломатия Евразийского континента эпохи средневековья. Портал Qazaqstan Tarihy расскажет о том, что известно о рукописи «Codex Cumanicus», непосредственном участнике торговых отношений Востока и Запада в начале XIV века

Уникальный «Codex Cumanicus» был создан в начале XIV века. Это один из первых средневековых полиязычных словарей, отразивший все многообразие существовавших в то время тюркских наречий. Документ разделен на две части. Первая часть выполняла функцию карманного словаря. Но тут следует отметить, что это был не терминологический словарь, а довольно объемный, расширенный словарь тех времен.

Общеизвестно, что основная задача словарей и разговорников – это помощь в построении социальных связей с различными слоями населения, будь то торговцы, воины, князья или брадобреи. Первые известные истории словари появились в начале второго тысячелетия до н.э. в одном из древнейших центров Вавилонии - Аккаде. Конечно же, со временем они совершенствовались. К примеру, разговорник под названием «Сокровище для молодежи» был издан в Англии в 1440 году. «Codex Cumanicus» появился на сто тридцать лет раньше.

Чтобы в полной мере отразить важность этого документа стоит углубиться в историю. Согласно официальной историографии, в XI веке племена кипчаков перешли Волгу и двинулись на запад, постепенно заполняя территории Южного и Западного Казахстана, Поволжья, Кавказа и побережья Черного моря. Начиная с этого времени и по XV век огромное пространство от Иртыша до Днепра упоминается в западных и восточных исторических источниках как «Дешт-и-Кипчак» («Кипчакская степь»). Однако тюрколог Мурад Аджи уверен, что все произошло гораздо раньше. По его мнению, кипчаки заселили пол-Европы и всю Центральную Азию уже к концу V века. Тюркская речь заглушала на евразийском континенте любую другую, а тюркский народ был самым могучим и многочисленным народом мира.

 

«Когда-то в давние времена тюрки говорили на одном языке, понятным всем. Примерно две тысячи лет назад началось деление их речи на наречия (диалекты), понятные лишь своим. Однако общий язык долго не забывался. Этот общий язык дал начало литературному языку. Целые государства тогда говорили и писали по-тюркски!».

Мурад Аджи

«Кипчаки. Древняя история тюрков и Великой Степи».

 

Именно кипчакам выпала роль объединяющего начала. Им удалось создать государственное образование - Кипчакскую конфедерацию. Этот союз, прославившийся под именем кипчаков, занимает видное место в замысловатой истории тюркских народов на территории Европы. С сыновьями Великой степи было куда выгоднее сотрудничать чем воевать.


«Поскольку многочисленные тюркские племена, одинаково именовавшиеся кыпчаками, играли очень важную роль на большом отрезке Великого Шелкового пути, деловые люди из Европы, конечно же, вынуждены были завоевывать их симпатии».

«Предисловие к «Codex Cumanicus: Половецкие молитвы, гимны и загадки XIII-XIV вв.», А. Гаркавец.

 

Кроме того, европейские страны понимали, что за период монгольских завоеваний Чингисхана развитие Великого Шелкового пути, соединявшего Европу с Востоком и Азию с Западом, было подорвано. Поэтому очень важно было найти те механизмы, которые позволили бы восстановить диалог.

Необходимость диалога с кипчаками росла, а потому знающие люди предложили создание словаря, который вобрал бы в себя те языки, которые на тот момент были языками международного общения – латинский, кипчакский и персидский.

Так появился «Codex Cumanicus». Во всяком случае, первая его часть. Для передачи кипчакского языка в нем была использована латинская графика. Ученые до сих пор ломают голову над тем, кто был автором этой книги, хотя итальянские ученые уверены: почерк принадлежит уроженцу Аппенинского полуострова.

Несмотря на то, что на первой странице манускрипта выведена дата 11 июля 1303 года, ученые не берутся с уверенностью утверждать, что оно обозначает: дату завершения написания или же дата последней редакции работы, ведь книга, особенно в те времена, составлялась на протяжении достаточно долгого времени.

Между тем, за неимением альтернативных вариантов, датой завершения работ по составлению словаря принято считать именно 11 июля 1303 года.

Совершенно непонятно и место изначального появления словаря. Наиболее древняя часть, как говорят ученые, создавалась в Крыму, в городе Солхат, расположенном на пути с Востока в Египет. Именно здесь располагалась резиденция наместника золотордынского хана, через которую устанавливались торговые связи.

Историки полагают, что для Венеции и Генуи было особенно важно, чтобы ведущую роль в написании документа играли причерноморские и прикаспийские города, находившиеся непосредственно на стыке Европы и Азии. Другими словами, писать словарь в городе, не являвшимся оплотом, центром торгово-экономических связей между Золотой Ордой и Европой, было бы бессмысленно. Вместе с городом Солхат, на право считаться родиной манускрипта претендуют также древний Сарай, Венгрия, Феодосия и не менее просвещенный и развитый торгово-ремесленный город Кафа, в котором документ, по мнению ученых, мог быть доработан.

Кем же был автор манускрипта? Исследователи полагают, что наиболее вероятным автором работы считается средневековый миссионер. Дело в том, что кроме торговли в ту пору интенсивно распространялось христианство. Миссионеры, монахи-францисканцы, наравне с купцами проникали в самые отдаленные уголки кипчакской степи. И в этом деле им снова понадобился словарь. В пользу авторства миссионера говорит и то, что вторая часть книги, в сущности, является сборником различных религиозных текстов. В этой части с немецкого на кипчакский язык были переведены «Десять Божьих Заповедей», фрагменты из «Книги притч» Соломона, Евангелия, молитвы «Отче наш», «Аве Мария» и множество других текстов. Помимо священных писаний в «Codex Cumanicus» представлена самая ранняя в истории коллекция из 47 тюркских загадок, которые являются важнейшим источником изучения раннетюркского фольклора. К примеру:

 

Aq küymäniŋ avzu yoχ. Ol, yumurtqa. (У белой юрты нет дверного проема. Это яйцо).

Kökčä ulaχïm kögende semirir. Ol, χavun [χuun]. (Серенький козленок жиреет на привязи. Это дыня).

Olturɣanïm oba yer, basqanïm baɣïr čanaq. Ol, [eyär bile] üzeŋgi. (На холме сижу, на медные мики наступаю. Это седло и стремена).

 

Но и здесь ученые не могут с уверенностью утверждать, что автором труда обязательно был миссионер. К тому же, документ мог быть написан в разное время разными людьми, но в то же время маловероятно, что он мог быть закончен без участия образованного носителя кипчакского языка.

Здесь важно сказать, что сохранившаяся до наших дней рукопись «Codex Cumanicus» лишь копия. Оригинал же был потерян в средние века. В надежде найти автора этой копии рукописи, исследователи выяснили, что еще в 80-х годах XIII века некий монах из ордена францисканцев сообщал в кардинальский коллегиум Авиньона о ходе своего обучения кипчакскому языку в миссионерской школе города Кафа. Для него, судя по всему, и переписывали оригинал кипчакского словаря.

Интересно, что на обороте 78 листа «Codex Cumanicus»найдена запись с именем некоего Антонио Дефинале. Но был ли он в числе составителей документа или только его благословенным обладателем, бережно сохранившем бесценную реликвию также неизвестно.

До наших дней эта рукопись попала благодаря итальянскому поэту Франческо Петрарке. В мае 1361 года неизвестный монах вместе с книгой отплыл из золотоордынского Крыма обратно в Италию. Что произошло, когда монах прибыл на Родину, история умалчивает, но затертый до дыр помощник купцов и переговорщиков-миссионеров каким-то образом появился на полке знаменитого поэта эпохи Возрождения. Потеряв во время чумы единственного сына, Петрарка отправился в Венецию, где перебивался, как мог. Спустя полгода он предложил коллегиальному органу управления Венецианской республики свою библиотеку взамен на дом и пожизненное содержание. После смерти Петрарки 19 июля 1374 года «Codex Cumanicus» оказался в распоряжении библиотеки города.

На протяжении веков «Codex Cumanicus» представлял особый интерес для научного сообщества. Работы над ним велись с первой половины XIX века, сразу после обнаружения документа немецким востоковедом Юлиусом Генрихом Клапротом. Вслед за ним изучением труда занимались именитые востоковеды-тюркологи, среди которых выделяются имена Аннемари фон Габайн, Федор Корш, Карл Залеман, Дьюла Немет, Ян Тадеуш Ковальский, Дмитрий Расовский, Платон Мелиоранский, Александр Самойлович, Василий Бартольд, Сергей Малов, Николай Баскаков, Абжан Курышжанов, Андрей Зайончковский, Магомет Хабичев и другие тюркологи.

Все эти ученые внесли особый вклад в попытке объяснить происхождение документа. К примеру, один из исследователей В. Радлов сближал язык «Codex Cumanicus» с диалектами татар-мещеряков, а А. Самойлович – с языком кумыков, карачаевцев и балкар. А. Зайончковский показал элементы, встречающиеся как в куманском словаре, так и в арабо-кыпчакских словарях. Н. Баскаков язык куманского словаря включает в одну группу с современными караимским, карачаево-балкарским, кумыкским, крымско-татарским языками и языками мамлюкских кыпчаков. Ф. фон Клеритц-Грайфенхорст, Ж. Дени, Т. Ковальский и Т. Грунин указывают на близость армяно-кыпчакского языка и языка Кодекса. А. фон Габен отмечает близость языка куманского словаря и поволжско-татарского языка, А. Курышжанов – казахского. Несмотря на разность мнений, все они указывают на кипчакское происхождение документа. Этот факт делает письменный памятник родным для всех коренных жителей всей Евразии от Дуная на западе до озера Балхаш на Востоке.


Автор: Аян Аден