«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Султангазин, открывший Казахстану путь в космос

426
Коллеги образно говорили об Умирзаке Султангазине как о «последнем из могикан», который мог консолидировать всю математику Казахстана

Наряду с этим, он был одним из инициаторов идеи использования космодрома «Байконур» в отечественных целях, поднимал перед мировой общественностью проблему Аральского моря и встречался с Папой Римским. Портал Qazaqstan Tarihy вспоминает об ученом-математике Умирзаке Султангазине, светиле отечественной науки

Умирзак Султангазин родился 4 октября 1936 года и был единственным сыном в семье. Его отец Султангазы умер, когда ребенку было всего четыре года. Отчим воспитывал Умирзака с пяти лет и уделял особое внимание его образованию. Супруга математика Райхан Мейрманова знала Умирзака с детских лет. О школьных годах своего супруга она вспоминала: «Он не любил зазубривать наизусть, подходил ко всему философски, даже в таком юном возрасте. Часто спрашивал: «Почему так высоко расположено небо?». Юный Умирзак всерьез увлекся математикой в десятом классе школы в небольшом поселке Караоба Костанайской области.

 

«Мои родители, трудившиеся в колхозе с утра до вечера, воспитывали не словом, а личным примером. Так, с раннего детства, я был приучен к труду и самодисциплине. А школа была необычна тем, что здесь работали самоотверженные энтузиасты, известные педагоги: просветитель Бекет Утетлеуов, образованнейшая личность, директор школы Ахмет Казычотаев, мой любимый учитель математики Мырзагали Карсакпаев. Уже в девятом классе под его руководством мы от корки до корки решали задачи сборника для поступающих в МГУ».

Из воспоминаний У. Султангазина

 

Судьба Умирзака Султангазина сложилась так, что успехи сопровождали его с детства, поскольку природная одаренность удачно сочеталась с его умением достойно преодолевать жизненные трудности, которых на его пути было немало. Отлично окончив школу, юный Умирзак и Райхан с легкостью поступают в престижный в то время Казахский Государственный университет имени Кирова. Математика со своими безграничными возможностями затянула их с головой. С благодарностью Умирзак Махмудович вспоминает своих педагогов, корифеев математической школы Казахстана Закарина, Ибрашева, Персидского. Именно высокая оценка дипломной работы академиком Персидским стала стимулом к научной работе.

После окончания института в 1958 году Умирзак Султангазин успешно занимается педагогической деятельностью. «Хороший преподаватель –  это и хороший ученый» - говорил он. Между тем, в начале 1960-х был запущен первый искусственный спутник Земли, развивалась атомная энергетика, создавались первые электронно-вычислительные машины. В это же время открылось сибирское отделение Академии наук СССР в городе Новосибирск, в котором собрался весь цвет советской и мировой науки.

Гурий Иванович Марчук, в то время сотрудник Института математики новосибирского отделения Академии наук СССР, рассказывал о своей первой встрече с Умирзаком Махмудовичем:

 

«Он пришел и говорит: «Гурий Иванович, я хочу у вас быть аспирантом». Я говорю: «А что ты знаешь?». Он мне рассказал, и я увидел, что он творческий человек. Я не стал экзаменовать его и сразу сказал: «Я беру тебя»

 

После аспирантуры Умирзак Махмудович остался получать докторскую степень. Гурий Иванович Марчук рассказывал, что он вместе с ведущим специалистом по решению задач газовой динамики в СССР Сергеем Годуновым дали молодому ученому Султангазину очень сложную задачу, которую «сто лет никто не решал». Суть ее сводилась к тому, при каких предположениях из уравнения Больцмана сделать уравнение гидродинамики. Султангазин справился блестяще. Сам Умирзак Махмудович вспоминал о Годунове так:

 

«Сергей Константинович Годунов – специалист по решению задач газовой динамики, ученик академика Петровского, ректора МГУ. Человек нестандартный. Он говорил: «Я ставлю перед своими аспирантами такие задачи, которые сам не умею решать. Если бы знал ответ, было бы неинтересно». Как-то на семинаре по газовой динамике я делал доклад по своему методу «Относительное решение уравнения Больцмана». Позже Годунов рассказал, увидев объявление о моем докладе, сдал билет на Москву и остался послушать. Так мы познакомились».

Из воспоминаний У. Султангазина

 

Сергей Годунов также тепло вспоминал о Султангазине, рассказывал, что два года регулярно по два раза в неделю гуляли по Новосибирску, ходили в походы, ночевали в палатках: «Были человеческие разговоры, а математика тоже вещь человеческая. Там же дело не в том, чтобы что-то на что-то помножить, а в том, чтобы понимать ситуацию».

Диссертация Умирзака Султангазина произвела фурор в советской науке. Василий Владимиров, оценивая работу Султангазина, рассказывал, что первая часть его диссертации развивала результаты Владимирова по методу сферических гармоник, а вторая, нелинейное уравнение Больцмана, полностью самостоятельна.

История зарождения этой проблемы в среде ученых математиков зародилось еще в 1940-х годах. Тогда американские ученые предложили использовать метод сферических гармоник, но не объяснили почему был выбран именно этот метод. Первые результаты в этом направлении для стационарных задач были получены Василием Сергеевичем Владимировым, который обосновал этот метод. Умирзак Махмудович взялся за исследования аналогичных, нестационарных задач, где существует производное по времени, и нужно находить решение, зависящее по времени. Конечно, там возникли свои проблемы. Что это за система? Математики делят уравнения на эллиптические, параболические, гиперболические, на смешанного типа, нелинейные и т.д., а потому нужно было установить какой тип уравнения в сферических гармонике. Султангазиным было установлено, что эта система гиперболична по Фридрихсу. После установления этого факта появилась возможность привлечь очень многие результаты, которые лежали вокруг или внутри учения о таких системах. Это была его докторская диссертация и она успешно была защищена.

 

«В мире большой науки без своего багажа и самостоятельного оригинального мышления тебя просто не воспримут. В математике относительно любого высказывания можно установить истинно оно или ложно. Здесь нет места слепым блужданиям. Каждый шаг нужно доказывать, открывая новые и новые горизонты. Я вырос в строгой научной школе и бесконечно благодарен незаурядным личностям, с которыми мне довелось общаться».

Из воспоминаний У. Султангазина

 

Математике особенно свойственна сила убеждения. В ней более объективно оцениваются успехи. За цикл работ по математической теории переноса излучения в 1987 году Умирзаку Махмудовичу была присуждена Государственная премия СССР. Имя Султангазина стало известным далеко за пределами Казахстана и России. Его приглашали делать доклады на крупных международных симпозиумах. Уже в зрелом возрасте академик выучил английский язык. Он читал лекции в ведущих научных центрах Западной и Восточной Европы, США и Японии. В 67 лет он поехал в Ханты-Мансийск, где проложил программу «Иртыш».

 

«Он бросался в глаза царственным величием. Ты сам наполнялся ощущением ясности и полного покоя, умиротворенности, которая всегда и во всем исходила от него. В таких людях все на редкость устроено гармонично и разумно. И в семье, и в работе, и в общении с людьми. Человек, безраздельно посвятивший себя, казалось бы, такой сухой и точной науке, как фундаментальная математика, поражал нас, особенно меня, литератора, своей тонкой способностью отзываться на вещи, требующие полета фантазии смелого поэтического чутья, сердечной одаренности»

Абдижамил Нурпеисов

 

В 1970-е годы Умирзак Махмудович Султангазин работал в КазГУ в должностях ассистента, старшего преподавателя, доцента, заведующего кафедрой вычислительной математики. Он читал общие и специализированные курсы по вычислительной математике, по теории переноса излучения. Студенты запомнили его как «строгого, подтянутого, сдержанного и величавого» преподавателя. Даже будучи педагогом он славился тем, что отлично вел лекции. У него была хорошая черта – он старался все свои результаты оформить, был до предела аккуратным.

В 1978 году молодой профессор, доктор физико-математических наук Умирзак Султангазин возглавил Институт математики и механики Академии наук Казахской ССР. За 11 лет работы в НИИ он внес немалый вклад в развитии теоретической и прикладной математики. Будучи руководителем, он подчеркивал, что фундаментальная наука не занимается повседневными проблемами, она работает на перспективу и делает науку единицей. Поэтому необходимо уважать и ценить творческую свободу, самостоятельный труд ученого, главного звена научного процесса.

В 1985 году Умирзак Султангазин был избран академиком, секретарем отделения физико-математических наук, а в 1988 году – Президентом национальной Академии наук и возглавлял ее до 1994 года. Последние годы были непростые, переломные для казахстанской науки. Волевым решением Министерства фундаментальная наука была оторвана от прикладной, научные институты были выведены из академии и переданы министерствам и ведомствам. Академик Султангазин выступил против подобных реформ. Он заявил: «Академическая наука должна сохранить свою самостоятельность. Жесткая регламентация сверху противоречит творческому характеру научного труда, ограничивает поиск и выбор приоритетных направлений». К мнению авторитетных и уважаемых ученых, подписавшихся под такими словами, не прислушались. Президиум Академии наук полным составом подал в отставку.

Он дал развитие, рост и укрепил многие научные направления казахстанской науки, в частности по его инициативе и непосредственном участии был создан физико-технический институт, Институт космических исследований, Институт проблем информатики и управления, Институт механики и машиноведения. Им была проделана большая работа по созданию региональных центров Академии наук.

 

«Он был для меня слышащим и все понимающим собеседником. Как никто другой умел постичь твою душу, вызывая поразительное ощущение надежного и верного плеча. Что скрывать, бывало, приходил к нему с душевной тоской, измученный и раздраженный, но через час другой, находясь рядом с человеком самой высокой пробы, забывал о своих невзгодах. В такие минуты он походил на высокого сана священнослужителя. «О, Алла, - думал я не раз, - откуда и каким образом вмещается в нем редкостная праведность, которую несут в себе разве что отдельно избранные мира сего?!».

Абдижамил Нурпеисов

 

Результаты академика Султангазина в математической теории переноса излучения стали научной основой для создания национальной системы космического мониторинга, проведение экспериментов во время полетов казахстанских космонавтов. В биографии ученого началась новая страница. С открытием в 1991 году Института космических исследований, который он возглавлял до последних лет жизни, дан старт в развитии космической отрасли в Казахстане.

Мало, кто знает, сколько сил он потратил, чтобы пробить институт космических исследований. Он очень долго и тщательно обсуждал этот вопрос с Академией наук СССР, определялись его контуры, назначение, деятельность, потенциал и отдачу в будущем. Главной целью было исследование территории Казахстана, дистанционное зондирование Земли с целью повышения эффективности использования ресурсов. Огромную территорию Казахстана трудно изучать наземными методами. Дистанционное зондирование оказалось наиболее эффективно для этих задач.

По мнению академика Умирзака Султангазина, первый казахстанский спутник необходимо было разрабатывать и строить при участии специалистов Казахстана. Он должен был находиться на орбите не менее пяти лет. Управлять этим аппаратом необходимо было с территории Казахстана и здесь же обрабатывать поступающую с нее информацию. Именно природно-ресурсные спутники лучше всего отвечали этим задачам и с них начинались национальные космические программы во многих развивающихся странах. Главное, разработать технологии и подготовить специалистов. Для Казахстана важно было еще и то, что управлять огромной территорией страны, к примеру, прогнозировать урожай или выявлять степные пожары с помощью спутниковых систем очень удобно и дешево.

 

«Когда мы с ним разговаривали о космосе, то у меня порой складывалось впечатление, что не я летал в космос, а он. У него были обширные познания. Он был одним из инициаторов проведения мониторинга Арала. Одновременно с тем, когда я летал в космос, он сумел провести наземный мониторинг. Когда наши результаты совпали, я увидел какое у него было счастье как у ученого. Он один из тех, кто на весь мир поднял проблему Арала».

Токтар Аубакиров

 

Как крупный специалист в области моделирования экологических систем и проблем ядерной безопасности академик Султангазин детально знакомился с различными зонами ядерного заражения земли. В институте была разработана система космического мониторинга по Семипалатинскому полигону. В 1990 году, будучи Президентом АН, Султангазин побывал в городе Курчатове, спускался в шахты, эпицентры взрыва, где счетчики буквально зашкаливали. Невзирая ни на что, рассматривал штольни длиной более километра. Не каждый человек пошел бы на такой риск, но бесконечная преданность науке, исследовательски пытливый ум, высочайший профессионализм, мужество и чувство ответственности рождали в нем новые силы для творческих открытий.

 

«Где-то в возрасте 10 лет, будучи учеником в городе Алма-Ата, я увидел этого человека в гостях у друзей моих родителей. Он в то время был молодым ученым с большим будущим. Я и не думал никогда, что мне придется с ним столкнуться уже в другой ипостаси. Именно под его руководством были разработаны все научные программы не только моих трех полетов, но и полетов Токтара Аубакирова. Кроме того, разрабатывались научные программы и для беспилотных полетов. Наш первый полет в 1994 году, когда у нас все что могло отказывало на станции, на связь в ЦУП приехал Умирзак Махмудович. Это редкое явление, когда руководитель научного института приезжает на связь с экипажем корабля. Он нашел не только те научные слова для проведения работы, но и слова ободрения, рассказывал шутки»

Талгат Мусабаев

 

В 2003 году академик Умирзак Султангазин обратился к Президенту страны Нурсултану Назарбаеву с письмом о развитии космических исследований и организации совместной с российскими предприятиями космической отрасли в Казахстане. Говоря о необходимости участия Казахстана в запуске космических аппаратов с территории космодрома Байконур, он отметил, что постепенный переход к эксплуатации космодрома Байконур силами отечественных специалистов является одним из ключевых приоритетов развития космического потенциала нашей республики.

 

«Ученый не должен верить. Он прежде всего обязан знать. Хотя, не стану скрывать, на серьезные размышления по этому поводу подтолкнула меня встреча с папой Римским. Было это в 1992 году на Сицилии, куда меня пригласили на международную конференцию в один из крупнейших центров физики высокой энергии. Разговор шел о планетарных проблемах 21 века. Внимание почитаемый католик привлек прежде всего тем, что свою речь начал со сходства науки и религии, мол, и та, и другая пользуются одними и теми же методами. Интересно, думаю, какой же аргумент приведет. И он высказал простую, ясную и глубокую мысль: «Вы, ученые, свои теории строите на аксиомах. Мы тоже имеем аксиому – существование Бога, на которой строим религию».

Из воспоминаний У. Султангазина

 


Автор: Аян АДЕН