«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Неизвестные страницы жизни Сер-Али Лапина. Часть 1

1570
Неизвестные страницы жизни Сер-Али Лапина. Часть 1
Исследователь Б.Алтынбеков знакомит читателей портала Qazaqstan Tarihy с деятельностью С.-А. Лапина по материалам Политического архива МИД Германии г. Бонн и британской военной разведки

Серали Мунайтбасович Лапин (Серәлі, Серали, Шерали, Ширали, Шир Али) (1869-1919) - общественный и политический деятель Туркестанского края, лидер партии «Шуро-и Уламо», востоковед, тюрколог. Уроженец Перовского уезда Сыр-Дарьинской области, воспитанник 4-х классного городского училища. Выпускник Туркестанской учительской семинарии г. Ташкента (1889).

Переводчик областного суда (1892), военного губернатора Самаркандской области (1893-1900), коллежский регистратор и действительный член Статистического комитета Самаркандской области (1899). Награжден Серебреной медалью (1896), Бухарским орденом Золотой звезды III-степени (1897). Автор «Карманного русско-узбекского словаря» (1894-1915), «Переводы надписей на исторических памятников г. Самарканда» (1895), «Шах-и зинда и его намогильный камень» (1896).

Выдвигался кандидатом в Государственную Думу I-созыва Российской империи (1906), в группу российских советников при бухарском эмире, в члены Всероссийского Учредительного собрания от мусульман Сыр-Дарьинской области (1917), избирался на должность Председателя Народного совета Туркестанской автономии (1917-1918).

В интересах независимости Туркестанского края находился в Европе и вёл переговоры с правительством Германии (1918-1919). При невыясненных обстоятельствах умер в 1919 году в г.Самарканде, похоронен на мемориальном кладбище Шах-и Зинда. Был женат на дочери губернского секретаря Зухре Нурмухамедовне Ахмеровой. Одна из его дочерей - Рабига Лапина была замужем за видным общественным и государственным деятелем Санджаром Асфендиаровым (1889–1938).

Изучая цели, обстоятельства поездки государственного деятеля автор статьи Бакыт Алтынбеков знакомит читателей портала Qazaqstan Tarihy с рассекреченными материалами Политического архива МИД Германии г.Бонн (август 1918 – февраль 1919 гг.) и британской военной разведки (апрель - май 1919 г.). Большая часть документов Политического архива МИД Германии представлена в виде оригинальных рукописных текстов. Автор попытался привести документы в соответствие с нормами русской грамматики с сохранением духа времени.

Рассекреченные материалы Политического архива МИД Германии г. Бонн (фонды R-11073, R-11074, R-136144) и британской военной разведки свидетельствуют о контактах и диалоге Сер-Али Лапина с представителями указанных ведомств в Европе в интересах независимости Туркестана (август 1918 – май 1919 гг.).

Как известно, после падения Туркестанской автономии (Туркистон мухторияти, Кокандская автономия), С-А.Лапин (Шир Али Лапин) с двумя членами правительства прибывает в Бухару с целью добиться выступления её армии и населения против Советов, однако, это им не удается. Спустя некоторое время он едет в Ташкент, где проводится тайное расширенное заседание сторонников независимости Туркестана и принимается решение обратиться за помощью к Германии и Турции.

 

Примечание №1. <…> При всей краткости существования Кокандская автономия находилась в тени советской политики и советской историографии, где она ассоциировалась с интригами буржуазного национализма и пантюркизма, осуждалась за свою политическую неблагонадежность, особенно в последующие годы. Коканд представлял собой альтернативу советской власти, которая, по большей части, была в рамках русской революции. Тем не менее, некоторые геополитические эффекты русской революции создали условия для установления связей с Турцией, что привело к новым возможностям. На короткое время на политических горизонтах Средней Азии появилась Османская империя.

Крах усилий русских военных на кавказском фронте осенью 1917 года создает предпосылки для начала ведения военных действий Турцией, которая испытывала большие неудачи. Уже в ноябре 1917 года Турция начинает рассматривать наступление на российский Кавказ, и, воспользовавшись моментом, стремится обеспечить геополитический буфер между Османским государством и Россией. Комитет партии «Единение и Прогресс» направляет в Баку г-на Хасана Рушени (Hasan Ruşeni Bey) с целью создания её кавказского отделения. В течение последующих месяцев турецкие официальные лица должны будут представить грандиозное видение присоединения Туркестана к «великому халифату» и [тем самым] предотвратить британское продвижение в Среднюю Азию и на Кавказ. Но из-за нехватки ресурсов на своём пути турки достигают малого за год до их поражения. Тем не менее, кардинальные перемены в военной ситуации трансформируют политические расчеты многих в Туркестане, которые начинают надеяться, что турки могли быть важным присутствием в хаотических делах региона (See, e.g., Hoji Muin, “Islom dunyosining najoti”, Hurriyat, 10.04.1918.).

Правительство Коканда направляет в Баку г-на Махмудова, его министра по поставкам продовольствия, якобы в поисках зерна. Воспользовавшись связями, налаженными летом Тюркской партией федералистов, он вступает в контакт с г-ном Рушени в поисках содействия со стороны Османской империи Туркестану. «Мы очень нуждаемся в квалифицированных людях из Турции, чтобы реформировать внутренние дела Туркестана и создать национальную мощь [milli bir kuvvet]», - лестно писал Махмудов. «Я прибыл в Баку от имени моих туркестанских соотечественников, чтобы получить от вас инструкции и специалистов» (Mahmudov to Ruşeni Bey, 09.01.1918, quoted by Akdes Nimet Kurat, Türkiye ve Rusya: XVIII Yüzyil Sonundan Kurtuluş Savaşina Kadar Türk-Rus Ilişkileri (1798-1919) (Ankara, 1970), 512).

Рушени формирует группу из двадцати офицеров под командованием г-на Юсуфа Зия (Yuzuf Zıya Bey) в Коканд с целью оказания содействия в создании «национальных организаций» в Туркестане. В конечном итоге только Юсуф Зия совершает поездку, и его настигают [последующие] события. Несколько месяцев спустя, когда он с трудом прибыл в Ташкент, правительства Коканда не существовало, город находился под властью Советов. Тем не менее, он вступает в контакт с местными политиками и организует филиал партии «Единение и Прогресс» в Ташкенте, куда войдут [также] члены [бывшего] правительства Коканда (Yusuf Ziya Bey to Galip Kemali Bey, 16.06.1918, in ibid., 676).

В июне 1918 года эта организация направляет делегацию в Стамбул (Константинополь) с целью зондирования вопросов османской интервенции в Средней Азии. Делегация, состоявшая из Махмудова, Саидносира Мирджалимова, Убайдуллы Ходжаева, муфтия Садриддин-хона и нескольких других лиц, отправляется в Москву с рекомендательным письмом для посла Османской империи при Советах г-на Галип Кемали (Galıp Kemali Bey). В свою очередь посол организовывает [им] поездку в Стамбул, где группа встречается с Энвером и Кемал пашами, а также с министром иностранных дел г-ном Ахмедом Несими (Abdullah Receb Baysun, Türkestani Milli Harakelteri (Istanbul, 1943), 32).

Убайдулла Ходжаев и Махмудов остаются в Москве, и, по крайней мере, позже встречаются с Лениным, чтобы, без сомнения, попытаться убедить его установить какой-то компромисс с национальным руководством Туркестана [1, с.77-82]. Перевод с английского языка.

Примечание №2. <…> Несколько слов о деятельности другой группы (правой) туркестанских автономистов. Лишь в марте 1919 года в Баку я узнал [Мустафа Чокаев], что эта группа пробралась при помощи немцев в Стамбул (Константинополь), где члены группы вступили в переговоры с правительством турецким, вернее - с Энвер-пашой.

В истории Туркестана, в её российский период, это был первый случай политического общения туркестанских мусульман со своими стамбульскими братьями.

Турецкому правительству был представлен проект отделения Туркестана от России и образования из него самостоятельного эмирата, с провозглашением одного из турецких принцев пожизненным эмиром Туркестана.

Для выполнения этой программы требовалось военное вмешательство со стороны германо-турецкого союза, требовалась оккупация Туркестана соединенными силами Германии и Турции. И план этот, как мне потом передавали после, был разработан до мельчайших подробностей и получил утверждение как германского, так и турецкого штабов [2, c.678-679].

Примечание №3. <…> Время было весьма сложное. Несмотря на это между Башкурдистаном и Казахстаном установилось хорошее сотрудничество, и были составлены несколько планов. Об этом хочу привести из своей книги «История Туркестана» (с.370-376) следующие отрывки: «18 июня с переходом Ашхабада в руки меньшевиков, появились возможности для установления связей между Азербайджаном и Туркестаном. Туркестанские мусульмане с целью предоставления Туркестана в правительство Турции в составе ташкентцев: Сатреддин-хана, Нуретдин-бея, Саитнасур Мершелиля; из Туркменистана: Эмир хаджи Бердиева; из Кызылсу: Мехмет Кульмухамет через Азербайджан двинулись в Турцию. Из Туркестана пожилой казахский интеллигент Ширали Лапин через Стамбул поехал в Германию. Он придерживался мнения приглашения на туркестанский престол какого-либо принца из Турции»

(Yenı Turkestan, 1927, No7 s.10 [Türkılı Türkıstan tarıhı, s.372 n.178 - I.T.]).

Также и в Турции Зия Гекальп в журнале «Ени Межмуа» опубликовал статью в том же смысле (Yenı Mecmua, 1918, No38 [Türkılı Türkıstan tarıhı, s.372 n.179 - I.T.]).

Ширали Лапин от имени туркестанцев отправил даже меморандум императору Вильгельму и маршалу Тинденбергу [3, c.331-332].

Примечание №4. <…> Летом 1918 года лидер Улема Джамияти казах Ширали Лапин привез в Берлин соответствующий меморандум. Второй экземпляр этого документа несколько других представителей, в том числе от Кокандского правительства, привезли в Стамбул (Константинополь). В меморандуме содержалось предложение создать «великий туркестанский султанат», где на федеративных началах предполагалось объединить 5 ханств: Ташкентское, Кокандское, Бухарское, Хивинское и Туркменское. Правителем этого султаната предлагалось сделать кого-либо из турецких принцев [4, c.692].

В рамках реализации поставленной задачи С-А.Лапин вступает в контакт с представителями немецкой биржи г.Ташкента, которые оказывают ему содействие и снабжают сопроводительными документами для дальнейшей поездки в Германию.

29 июня 1918 года железнодорожным сообщением он приезжает из Ташкента в Перовск, откуда совершает длительный переход по Голодной степи. Спустя 26 дней, преодолев в общей сложности 900 верст на вьючном транспорте, через Тургай добирается в Кустанай. Далее продвигаясь в направлении Уфа – Самара – Хвалынск – Вольск – Аткарск прибывает в Москву.

 

 

Здесь он обращается в дипломатическое представительство Германии, где проходит его встреча с Императорским Генеральным Консулом. В архиве хранится документ той встречи и беседы, где С-А. Лапин излагает цели и задачи своей миссии:

«В подкрепление содержания моей беседы с Вашим Высокопревосходительством, которую я вел от имени 6 миллионов многообразного населения Туркестана, а также в качестве посланника партии Улема, заявляю, что все мусульманское население Туркестана взирает единодушно на свое возрождение в соединении с Турцией, мыслимом под надежной защитой со стороны могущественной Германии, которая в глазах мусульманского мира является неподдельным другом всего ислама, и что всё многомиллионное население Туркестана с нетерпением ожидает от Германии помощи и освобождения. То же самое могу сказать о населении Бухары и Хивы.

Председатель бывшего Народного совета Туркестанской автономии и член Центрального комитета партии Улема.

Подлинник подписал: Шир Али Лапин, 4 августа 1918 года».

Перевод с немецкого языка.

В целях оказания оперативного прикрытия и взаимодействия С-А. Лапин, как лицо представляющее интерес для внешнеполитического ведомства Германии, в качестве турецкого подданного направляется в Петербург, далее в Псков, где ему оказывается финансовое содействие со стороны дипломатических миссий.

В Моркау также проходит его встреча с официальным представителем Германии (v. . Фрайхерр фон ). По результатам той встречи, через фельдъегерскую службу, под грифом секретно, 5/IX-1918г. в Генеральное консульство направляется сообщение «О настроении в Туркестане, Бухаре и Хиве» (зарег. 10/IX-1918г., №37974), с которым будет ознакомлен также Его Превосходительство Господин Рейхсканцлер Германии в г.Берлине.

Спустя в общей сложности 10 дней, в середине сентября 1918 года С-А.Лапин прибывает в Берлин.

Продолжение следует.

Бакыт АЛТЫНБЕКОВ,

e-mail: altynbek.bakyt@mail.ru

Литература:

1. Khalid A. Making Uzbekistan: Nation, Empire, and revolution in the Early USSR. Cornell University Press, 2015. P.77-82.

2. Чокаев М. Национальное движение в Средней Азии // Гражданская война в России. События, мнения, оценки. М., 2002. С.678-679.

3. Тоган А.В. История Башкир. Перевод с турецкого языка Юлдашбаева А.М. Уфа: Китап, 2010. C.331-332.

4. Там же. С.692.