Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов
Сегодня в истории

Неизвестные страницы жизни Сер-Али Лапина. Часть 3

1576
Неизвестные страницы жизни Сер-Али Лапина. Часть 3 - e-history.kz
Портал Qazaqstan Tarihy продолжает знакомить читателей с исследованием Б. Алтынбекова о деятельности С.-А. Лапина по документам Политического архива МИД Германии и британской военной разведки

К Туркестанскому краю, с его нестабильной политической обстановкой, наряду с Англией и Османской империей, свою заинтересованность проявляла Германия.

продолжение

Примечание №5. <…> После того, как открылась дорога в Турцию из Баку, мы говорили о туркестанцах, которые направились в Стамбул (Константинополь). В числе их значились из Бухары Садреддин и Нуреддин Худоярхановы, из Сибири Абдурашид Кади, азербайджанец Хусаинзаде Али Бек, из Казани Осман Токумбет, Атаулла Бахаэддин и Халим Сабит. С целью открытия «Бюро» в качестве представительного комитета, при содействии Талат Паши (Talat Paşa), они направились из Стамбула в Швейцарию. Со стороны турецкого правительства для оказания содействия был привлечен г-н Копрулузаде Мехмет Фуат (Köprülüzade Mehmet Fuat Bey). По прибытии делегации в Варну (Болгария), они продолжили свой путь в направлении Одесса – Германия, поскольку получили известие о революции в Венгрии. Когда прибыли в Киев и представили документы германскому представителю Барону Мум (Baron Mum) были вынуждены вернуться обратно в Стамбул, поскольку в связи с революцией в Германии дороги была закрыты.

 

Читайте также:

Неизвестные страницы жизни Сер-Али Лапина. Часть 1

Неизвестные страницы жизни Сер-Али Лапина. Часть 2

Неизвестные страницы жизни Сер-Али Лапина. Часть 4

Между тем упомянутый ранее Ширали Лапин подготовил меморандум и с рекомендательным письмом Талат Паши отправился в Берлин. По сведениям, которые я получил от известного в германских кругах профессора Морица (Professor Moritz), он представился главой Национального парламента Туркестанской автономии и посланником партии Улама в Средней Азии. В меморандуме он говорил о военном вмешательстве Германии в Туркестане и Афганистане, пытался добраться до Стамбула. Когда прибыл в Будапешт, оказалось, что в результате свершившейся революции дороги были закрыты [5, c.480-481]. Перевод с турецкого языка.

22/XI-1918 г. руководитель русского отделения Германского Восточного Института г-н Харальд Козак (Harald Cosack) в письме к [Государственному Секретарю] г-ну фон Блюхеру пишет, что сегодня его навестил С-А. Лапин и выразил желание получить ответ на его запрос относительно страны, которую он представляет. С-А. Лапина интересует, коим образом правительство Германии хочет и может оказать содействие, чтобы он мог отстаивать право народов на самоопределение в Туркестане. В письме г-н Харальд Козак отмечает: если германское правительство не желает обсуждать стремление народов Туркестана к свободному самоопределению, то следует сообщить об этом ему, чтобы он мог покинуть Германию как можно скорее (предложение подчеркнуто красным карандашом).

В связи с этим считает абсолютно необходимым дать С-А.Лапину четкий (однозначный) ответ после нескольких недель ожидания. Он ясно представляет для себя катастрофическое положение Германской империи, но при этом по-прежнему желает сохранить с ней отношения, и г-ну Харольду Козаку представляется, что эти связи могли бы быть полезными в дальнейшей перспективе.

В письме упоминается финансовое положение С-А. Лапина, где он просит открыть ему крупную ссуду, либо взыскать сумму в размере 53.000 рублей у оптового торговца сахаром Карла Иосифовича Ярошинского в Киеве. Им направлен счет на указанную сумму из Генерального Штаба в Киев, однако, получено уведомление, что в настоящее время перевод не представляется возможным. С-А. Лапин просит о быстром урегулировании его денежных отношений в силу тяжелых обстоятельств и, как отмечает сам автор письма, не в последнюю очередь, из-за долгого ожидания решения со стороны Управления. В заключительной части письма г-на Харольда Козака говорится: если есть хоть малейшая возможность, то следует подумать о том, чтобы оказать содействие С-А. Лапину консультациями и материально, чтобы он мог начать агитационную работу в отношении своей страны в нейтральном государстве, которая открыла бы доступ к мирной конференции. Перевод с немецкого языка.

23/XI-1918 г. офицер связи лейтенант запаса г-н Мейнен (Meynen) сообщает, что С-А.Лапин по телеграфу и письменно, через майора Виндшейда (Windscheid) в Генеральном Штабе запрашивает [снова] денежный перевод в размере около 50.000 рублей у господина Ярошинского в Киеве. Деньги должны были прибыть сюда через Генеральную военную кассу. Шир Али Лапин справляется о том, поступила ли указанная сумма. Перевод с немецкого языка.

Исходя из сложившейся ситуации, а также руководствуясь целесообразностью МИД Германии принимает решение оказать финансовое содействие С-А.Лапину. Они находят возможность профинансировать его через дипломатические представительства в Киеве и Москве, а также предпринимают меры по взысканию дебиторской задолженности г-на К.И. Ярошинского перед С-А.Лапиным.

24/XI-1918г. поверенному в делах в Киеве направляется сообщение следующего содержания: «Вы оплатите в качестве займа от посольства 3000 марок. Деньги лучше всего перевести в Германский Восточный институт для передачи Лапину».

В документе имеется пометка (для/от) г-на Блюхера: «Пожалуйста, через Германский Восточный институт обязательно проинформируйте Лапина, чтобы он был экономным с денежными средствами, весьма маловероятно его дальнейшее финансирование».

На полях этой служебной записки имеется примечание: «Председатель бывшего Туркестанского парламента Шир Али Лапин заверяет, что у него имеются финансовые притязания к оптовому торговцу сахаром Карлу Иосифовичу Ярошинскому на сумму 53.000 рублей. Пожалуйста, попробуйте собрать дебиторскую задолженность», «С тех пор как Лапин испытывает финансовые затруднения, он направил счет через Генеральный Штаб, но получил уведомление, что деньги не могут быть переведены. Взыскали ли мы эту сумму?? Весьма приветствуется. Прошу уточнить». На обратной стороне документа в примечании написано: «Институт Верейнс (Vereins) по телефону проинформировал Лапина, что правительство Германии вряд ли поддержит его планы по началу агитационной работы за полноту права [на самоопределение]».

29/XI-1918 г. г-н директор Матэн (Mathein) также обращается с просьбой выделить на эти цели из средств представительства в Москве 3000 немецких марок и дать указание кассе посольства выплатить указанную сумму Германскому Восточному институту на имя Шир Али Лапина.

2/XII-1918 г. телеграфом германского рейха направляется телеграмма (зарег. 6/XII-1918г.) в Киев: «Иск к оптовому торговцу Ярошинскому на сумму 53.000 рублей, как мне представляется, лучше всего взыскать по уведомлению адвоката. Шёнштед (Schöenstedt)».

2/XII-1918 г. консульством Германии в Киеве направляется телеграмма в Берлин (зарег. 15/XII-1918 г.): «В дополнение к моей телеграмме за №7 имею честь сообщить, как стало известно из достоверных источников, финансовое положение оптового торговца Карла Иосифовича Ярошинского позволяет ему выплатить сумму в размере 53.000 рублей. С учетом изложенного, однако, [полагаю] в финансовых и экономических вопросах не в наших интересах оказывать посредничество к [финансовым] притязаниям Шир Али Лапина, весьма целесообразно нанять адвоката. Позвольте рекомендовать мне г-на Германа Лёша (Hermann von Lösch), ул. Софийская 25 или г-на Лео Вельсера (Leo Velser), ул. Институтская 12». Пометкой указано, что с содержанием телеграммы ознакомлен г-н Рейхсканцлер Германии. Перевод с немецкого языка.

5/XII-1918 г. Центральное Бюро в срочном порядке просит Тайный правительственный Совет вернуть дело «A 48975» для генерал-лейтенанта Блюхера (прошение Шир Али Лапина – 200.000 марок кредита для Туркестана, приблизительно от 27/XI-1918 г.).

17/XII-1918 г. в результате длительного психоэмоционального истощения, обусловленного в том числе небезопасным переходом из Средней Азии в Европу, активностью в области военного и политического решения вопросов независимости Туркестана, постоянным безденежьем, помноженным на томительное ожидание, у С-А. Лапина развился недуг.

18/XII-1918 г. г-н Карл Раммельмейер (Carl Rammelmeyer) в своем письме к Государственному Секретарю пишет следующее: «Многоуважаемый г-н фон Блюхер! Вчера, 17 декабря 1918г., у известного Вам г-на Шир Али из Ташкента, проживающего по Курфюрстендамм 17, пансион Зенгер (Kurfürstendamm 17, pension Senger), разразился недуг, по-видимому, оказавшийся белой горячкой. Г-н Герхард Мюллер, который навестил его незадолго, должен также будет поведать Вам свои впечатления от разговора с Шир Али. Я был вынужден прибегнуть к помощи полиции, которая заключила [его] под стражу в участке на Марбургер-штрасс (недалеко от Виттенберг-плац). С утра я был там и вместе с хозяйкой пансиона принес ему кофе с бутербродами. Время пребывания в пансионе условлено и оплачено. Мы передали Шир Али Л.[Лапину] 1000 [марок] на уплату его долгов. Подробности могу сообщить Вам лично. В таком случае Вы можете тут же послать за мной (Nationalbank für Deutschland, Buchhalterei Nostro) с просьбой предоставить меня в Ваше распоряжение (у нас не много работы, и это вполне допустимо). В противном случае я сам нанесу к Вам визит в половине первого пополудни. Моя цель перед Вами - узнать о дальнейших действиях с Вашей стороны, ибо настоящие обстоятельства [пока ещё] вызывают большое беспокойство. Всегда любезный к Вашим услугам Карл Раммельмейер. Национальный банк Германии. Ностро-бухгалтерия. 18 декабря 1918 г.». Перевод с немецкого языка.

В рамках внутриведомственной переписки сохранился документ следующего содержания, датируемый 19/XII-1918 г.: «Сообщение направлено преподавателем немецкого языка г-на Шир Али [Лапина]. По заявлению фрау Косарк (Cosark), Шир Али внезапно стал душевнобольным в последние дни. По этой причине её [занятия] отменены. Она в срочном порядке свяжется с инициатором задания. Фрау Косарк отмечает, что г-н Шир Али не может рассчитывать на дальнейшее содействие со стороны правительства Германии. Ему будет рекомендовано как можно скорее вернуться обратно в Туркестан. Если он действительно болен, о нём позаботятся там». Перевод с немецкого языка.

24/XII-1918 г. о сложившейся ситуации пишет руководитель русского отделения Германского Восточного Института г-н Харальд Козак: «Поскольку исключительное положение Ярошинского в финансово-экономической жизни Киева не позволяет г-ну консулу Шёнштедту (Schöenstedt) взять на себя посредничество между Ярошинским и Шир Али Лапиным, председателем Туркестанского парламента в Коканде, - образовалась неприятная ситуация. У Шир Али меж тем случилась душевная болезнь, Министерству иностранных дел понадобится обеспечить ему соответствующий уход, пока семья заболевшего не будет уведомлена и не возьмет на себя содержание оного. Мы сейчас будем хлопотать о том, чтобы назначить Шир Али Лапину в Берлине ходатая, который бы, насколько это возможно, вступил в контакт с Ярошинским минуя дипломатическое представительство в Киеве». Перевод с немецкого языка.

В этот же день г-н Харальд Козак пишет письмо Государственному Секретарю в Берлин: «Уважаемый г-н фон Блюхер. Шир Али Лапин во вторник 17 декабря в психическом расстройстве был задержан полицией в Мемориальной церкви Кайзера Вильгельма и доставлен в полицейский участок на Шарлоттенбург. Как лицо, представляющее социальную опасность, он был госпитализирован в психиатрическую Клинику Эдель, Шарлоттенбург, Берлин-штрасс 17 (Institut Edel, Charlottenburg, Berlinerstrasse 17), откуда он не может быть выписан или переведен в другое место без разрешения полицейского управления. Доктором полицейского управления констатирована его недееспособность (Gehirnparalyse), и я с нетерпением жду отчета Клиники Эдель за 8 дней. Мы не заметили в поведении Шир Али Лапина начальных признаков помешательства до полудня 16 декабря, посему сумма в размере 3000 марок от Министерства иностранных дел была выдана ему г-ном Герхардом Мюллером в первой половине дня без возражения. В период ясного сознания у Шир Али имелись денежные средства до их исчезновения (например, 100 марок в мемориальной церкви Кайзера Вильгельма). Остаток в сумме 1208 марок возвращен нам после его болезни. Отчет прилагается. 1208 марок депонированы мною в кассу Германского Восточного Института, из этой суммы будут оплачены все [необходимые] расходы Шир Али. Согласно достигнутой договоренности, пребывание [его] в Клинике будет стоить 20 марок в сутки. В настоящее время он находится в общей палате с другим пациентом, при возможности его переведут в небольшую комнату, где он будет находиться один. Со всеми небольшими затратами, которые неизбежны, мы вышли на сумму 1208 марок на 2 месяца. Настоящим прошу учинить распоряжение о скорейшем уведомлении семьи Шир Али Лапина, чтобы она могла взять на себя его содержание и в рассуждении сего направить следующую телеграмму в Киев: «А.Максудову, Мария-Благоветченская №78, Киев. Просим сообщить семье Шир Али Лапина в Ташкенте, что Шир Али потерял рассудок и находится без средств в Клинике Эдель, Шарлоттенбург, Берлин-штрасс 17. Временно находится на обеспечении немецкого правительства». Далее прошу рассмотреть возможность выделения [дополнительных] средств (7-800 марок в месяц) для обеспечения Шир Али в течение двух [следующих] месяцев, которые могут быть восстановлены из средств его семьи после прибытия. Определенно, юридически учреждение должно заботиться о больном, но нельзя отрицать того, что наша репутация Восточного отдела требует оказать содействие человеку, которого направил Туркестан для установления связей в силу его занимаемой должности и находящегося в тяжелом положении (подчеркнуто мною – Б.А.). Разумеется, будет сделано все возможное, чтобы семья компенсировала затраты. В настоящее время мы наняли адвоката для Шир Али в Берлине по делу, связанному с Ярошинским в Киеве на сумму 53.000 рублей, которое было организовано им до его заболевания, для дальнейшего получения и управления здесь. С уважением Харальд Козак». Перевод с немецкого языка.

Б.Алтынбеков

Литература:

5. Togan A. Bugünkü Türkili (Türkistan) ve yakin Tarihi. Cilt I. Bati ve Kuzey Türkistan. 2 Baskı. Istambul, 1981. S.480-481.

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?