«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Депортация. Поляки Казахской СССР

1905 0
Депортация. Поляки Казахской СССР
Латинское слово «Deportatio» («Депортация») во времена сталинского террора имело лишь одну интерпретацию - «изгнание, высылка из государства как мера уголовного и административного наказания»

Именно этим толкованием высшие руководители партийного аппарата руководствовались, направляя свои репрессивные карательные отряды против сначала отдельных лиц, потом – на членов какого-либо объединения, что в итоге выливалось против целых народностей. Средства агитации и пропаганды тоже всячески поддерживали выбранный высшим государственным руководством вектор, вкладывая в неподготовленные головы народа краткую догму «Цель оправдывает средства». Вряд ли сам Макиавелли предполагал, что именно его слова станут неофициальным лозунгом депортационных процессов в СССР. Сталин же был всецело уверен, что строительство социализма через принцип, тасование народов внутри СССР, невзирая на невыносимые условия, голод и повальную смертность – единственно верный путь для формирования нового типа народа, этакого «Homo Soveticus».

Депортация, как форма политической репрессии, формировалась достаточно долго. Первым народом, который с легкой руки Сталина, был перемещен в географически отдаленную и непривычную среду обитания стали терские казаки в 1918-1925 годах. В ходе гражданской войны терские казаки выступали на стороне царя, поэтому после окончательного установления советской власти руководство приняло решение переселить их в другие районы Северного Кавказа, а освободившиеся регионы частично передать чеченцам и ингушам, которые, к слову, вскоре тоже были депортированы. Но все же переселение терских казаков больше похоже на репрессию не по национальной, а по классовой принадлежности.

Говоря о депортации поляков, важно углубиться в историю русско-польских отношений дабы увидеть полную картину произошедшего и осознать масштабы репрессий. После окончания Октябрьской революции, в декабре 1917 года, Совнарком признал независимость Польши, долгие годы до этого состоявшей в составе Российской империи. После окончания Первой Мировой войны, в ноябре 1918 года, независимость Польши была восстановлена, однако встал вопрос о границах с СССР. Красная армия, преследуя немецких солдат, вступила в Минск, который находился в составе Польши. Польское государство стремилось к восстановлению прежних границ Речи Посполитой (Белоруссия, Украина, Литва), а Советы хотели вернуть территории Белоруссии и Украины, а в лучшем случае вовсе советизировать Польшу. Это спровоцировало военный и дипломатический конфликт.

В конце концов ни одна из стран не достигла поставленных целей, а территории Белоруссии и Украины были разделены между странами в 1920 году. Несмотря на достигнутые компромиссы отношения между государствами сохраняли напряженность, что в апреле 1936 года вылилось в первую волну депортации поляков, живших в приграничных с Польшей районах Советского Союза.

28 апреля 1936 года постановлением СНК СССР 35 820 «политически неблагонадежных поляков», проживавших на территории Винницкой, Житомирской, Киевской и Кировоградской областей Украины, были подвергнуты принудительному переселению в земли Казахской ССР.

 

Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет: Возложить [на] НКВД СССР переселение и организацию поселений в Карагандинской области Казахской АССР для польских и немецких хозяйств, переселяемых из УССР в количестве 15 000 хозяйств — 45 000 человек по типу существующих сельскохозяйственных трудпосёлков НКВД. Переселяемый контингент не ограничивается в гражданских правах и имеет право передвижения в пределах административного района расселения, но не имеет права выезда из мест поселений.

 

СНК объяснил свое решение желанием погасить опасность возникновения этнических конфликтов, а также искоренить фашистские настроения в регионе. Однако, согласно исследованиям советских архивов, кампания по депортации поляков носила классовый характер и была направлена на уничтожение класса богатых крестьянских хозяйств, в которых коммунисты видели противников социалистического строя.

 

Советская и немецкая зоны оккупации Польши 1939 год

 

Депортация поляков проходила в несколько этапов. Первый этап пришелся на довоенный период 1936 года, после чего органы НКВД начали масштабный поиск «польских шпионов»: за 1937-1938 года чекисты подозревали 102 тысяч поляков в связях с польской агентурной сетью. Недавно раскрытые данные Центрального военного архива в Варшаве указывают только на 200 шпионов, живших в Киеве, Ленинграде, Минске, Москве, Тбилиси и Харькове.

35 820 депортированных отправили в северные районы Казахской ССР. Специально для прибывших поляков было сформировано 13 поселков. Интересно, что не все депортированные относились к польскому этносу (75,7%), среди них также были немцы, украинцы и представители других национальностей (23,4% немцев, 0,8% украинцев и 0,1% других наций).

При депортации спецпереселенцы лишались своих домов и имущества, поэтому государство предоставило им жилые дома, школы и больницы на восьмилетнюю аренду, что, впрочем, не улучшило их благосостояния. Правительство республики не раз выступало с обращением к СНК с просьбой продлить срок арендного погашения еще на десять лет и компенсировать им потерю жилья в Украине. Кроме того, обустройство депортированных тоже шло с рядом осложнений:

 

…Медицинская помощь недостаточна и качественно неудовлетворительна. Сеть медучреждений медработниками не укомплектована… Сеть школ и политпросветучреждений полностью не обеспечена ассигнованиями на их содержание и, кроме того, не обеспечена нужными кадрами. Не лучше обстоит дело в старых посёлках Осакаровского, Тельманского районов Карагандинской области, где из-за отсутствия ассигнований власти встали перед необходимостью закрытия интернатов, изб-читален, роспуска учащихся и учителей… Польские и немецкие школы не снабжены учебниками на родном языке…

Из письма майора госбезопасности Володзько в НКВД КазССР

 

Вторая волна депортации поляков началась в 1940-1941 гг. 1 сентября 1939 года войска Германии вторглись на территорию Польши. Польша не смогла отстоять свою независимость. 17 сентября 1939 года советское правительство вручило ноту послу Польши в Москве:

 

Польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили своё действие договоры, заключённые между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, советское правительство не может более нейтрально относиться к этим фактам, а также к беззащитному положению украинского и белорусского населения. Ввиду такой обстановки советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Белоруссии, Западной Украины.

 

К концу года Красная армия заняла Восточную Польшу, которая впоследствии была разделена между Белорусской, Литовской и Украинской ССР.

Вторая волна депортации поляков происходила в три этапа - 10 февраля, 13 апреля и 29 июня 1940 года. Спецпереселенцы могли взять до одной тонны имущества на семью, а на месте поселения им полагались компенсации.

 

Пленные польские жандармы

 

Перед депортацией, 10 апреля 1940 года, согласно постановлению СНК СССР, предполагалось выселить 60 667 (61 092) человека в земли Акмолинской, Актюбинской, Кустанайской, Северо-Казахстанской, Семипалатинской и Павлодарской областей. Львиную долю спецпереселенцев местное самоуправление обязано было распределить в колхозах (36 729 человек), а остальных – в совхозах (17 923) и рабочих поселках (8000). Кроме того, около двух тысяч поляков были направлены в спецпоселки Сталинского, Степняковского и Шортандинского районов Акмолинской области для работы в золотодобывающей промышленности «Каззолото».

В большинстве случаев быт прибывших поляков определялся тем, как местное население примет их. Простые казахи зачастую относились к полякам с теплотой, заботой и неким состраданием. Например, заместитель заведующего сельхозотделом ЦК ВКП (б) Ицков сообщал секретарю ЦК Андрееву, что в одном из колхозов Кустанайской области «ссыльным устроили такую радушную встречу, что отдали им дневной удой молока с фермы, так что даже дети колхозников в детплощадке остались без молока».

Права спецпереселенцев определялись постановлением СНК от 8 января 1945 года «О правовом положении спецпереселенцев». Согласно постановлению помимо ограничений их передвижений по территории, выделенной для проживания, детям спецпереселенцев выдавались определенные квоты на поступление в высшие учебные заведения. Спецпереселенцев запрещалось принимать в ряде вузов республики. Так, в постановлении от 28 мая 1952 года говорилось о запрете приема детей спецпереселенцев в Казахский государственный университет им. С.М. Кирова, Алма-Атинский юридический, Казахский горно-металлургический, физкультурный и педагогический институты, а также в консерваторию. 

Статус спецпереселенцев с поляков был снят в 1947 году, но ненадолго – до 1948 года. В этот момент множество поляков сумело вернуться на Родину, большая часть вернувшихся бывшие солдаты польской армии. Статус окончательно был снят 2 февраля 1956 года, но с очень важным замечанием:

 

«…Снятие ограничений по спецпоселению не влечет за собой возвращение имущества, конфискованного при выселении, они не имеют права возвратиться в места, откуда они были выселены…»

 

Данные польских и советских исследователей об итогах депортаций и ее жертвах разнятся. По словам генерального прокурора СССР А.Я. Вышинского за все годы депортаций поляков, статус спецпереселенцев получили 389 382 человека, 243,2 тысячи из которых женщины и дети. В ходе депортаций около 39 тысяч человек погибло от болезней и голода. Что же касается польских историков, то они заявляют о миллионе депортированных.

 

Читайте также: Из истории депортации поляков в Казахстан (пер. пол. ХХ века)

 

Депортация поляков отличалась от депортаций других народов не количеством привлеченных к высшей мере наказания, а масштабом арестов. Эта депортация была не только самая первая, но и крупнейшая по числу жертв. По мнению исследователей, ее причины крылись в натянутых отношениях и политических разногласиях между СССР и Польшей.

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English