«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Как создавался главный документ независимого Казахстана

1790
Как создавался главный документ независимого Казахстана
Профессор, заслуженный юрист Казахстана Зинаида Федотова рассказала нашему порталу, как писалась первая Конституция независимого государства.

— Зинаида Леонтьевна, назовите, пожалуйста, тех, кто входил в группу по созданию Конституции?

— Конституционную группу возглавлял сам Н. А. Назарбаев, я была его заместителем, во главе группы молодых экспертов был патриарх нашей правовой науки, к сожалению, уже ушедший из жизни Сапаргалиев Гайрат Сапаргалиевич. Он очень известный ученый, юрист, доктор наук, профессор, академик. Когда у меня освобождалось время между заседаниями, я ехала туда, где группа под его руководством работала, и мы обсуждали каждую статью и раздел Конституции. В состав рабочей группы входили Бауржан Мухамеджанов, Константин Колпаков, Талгат Донаков, Юрий Ким и другие.

c08db4545a5d1a05cd26d3beabb1b589.jpg

Рабочая группа по разработке Конституции 1993 года


Готовые материалы мы передавали на обсуждение в конституционную комиссию, которая была очень обширная. В ней состояли все председатели комитетов парламента, были представители от правительства, ученые. Иногда долго сидели на одной статье или положении. И только в январе 1993 года мы вышли на принятие Конституции.

— Последнее слово в обсуждении статей Конституции было за Нурсултаном Абишевичем?

— Он сам был разработчиком, поэтому каждую статью, каждое слово каждой нормы он читал очень внимательно. Он был председателем комиссии, поэтому весь этот проект знал наизусть.

Было очень трудно. Это был переходный период. В это время кардинальные идеи было заложить трудновато, потому что общество было неспокойным. Все помнят, в каком состоянии было экономическое развитие, социальная сфера. Поэтому все было очень чувствительно, и сразу быть передовыми было невозможно.

Надо представлять Казахстан того времени, 1992–1993 годов. Когда мы работали над Конституцией, политическая сфера была неспокойной. Бесконечно появлялись новые неправительственные организации, которые финансировались не из казны государства. Вокруг себя они собирали определенный электорат, поэтому иногда государству приходилось предупреждать их действия, чтобы не вызвать волну неспокойствия в обществе. Были и забастовки: вокруг парламента стояли юрты, там лежали люди. В то время у них, может быть, были и законные требования: людям нужно было работать, жить, кормить свои семьи. Не только руководители государственных органов, правительства, и мы, депутаты, выходили, встречались с этими людьми, приглашали в здание правительства. Выслушивали их требования, разъясняли, таким образом разряжали обстановку.

Необходимо было начать строительство нового государства на базе не существующего на тот момент нового законодательства. Новые условия жизни нужно было облечь в правовые нормы, определить правила поведения всех участников общественных отношений в сфере экономики и рыночных отношений, в политике, в социальной сфере. Всему этому нужно было придать правовые нормы. Поэтому прежде всего нужно было принять Конституцию.

Конституция Казахской ССР уже не могла действовать. В декабре 1991 года КазССР перестала существовать и была переименована в Республику Казахстан. Декабрь — это особый месяц для Казахстана. 1 декабря мы впервые переизбирали Главу государства, 10 декабря мы переименовали республику, 16 декабря мы приняли «Закон о Независимости». Затем в Казахстане состоялась встреча руководителей бывших советских республик по созданию нового сообщества или союза. Рвались все связи, невозможно было дальше так развиваться.

Создание Содружества Независимых Государств

Я, к сожалению, не голосовала за «Закон о Независимости», потому что улетела накануне по поручению Президента, чтобы подготовить проект первого документа о создании нового содружества. Шахрай, Колпаков, я поработали в Москве, подготовили вариант документа. Утром мы выехали в Киев. Мой коллега, зампредседатель Верховного Совета Украины, сказал, что от них никто не поедет в Алма-Ату, они не будут подписывать никакой документ.

Снова Нурсултан Абишевич проявил такую инициативу, сказал, что нам нужно интегрироваться, у нас единые железные дороги, трубопроводы, воздушное пространство. Мы должны договориться, как мы будем действовать в таких условиях. «Я договорился с руководителями уже новых государств, вас там примут, вы поработаете с экспертами и привезете этот документ», — сказал мне Н. А. Назарбаев. В Алма-Ате должна была после этого состояться встреча.

01750ac839ebf90813dd8d77a1187588.jpg

Зинаида Федотова во время работы в Верховном Совете 

В Киеве я ждала полдня, прежде чем президент Украины согласился меня принять. Я объяснила, что просто так улететь не могу, потому что меня делегировал мой глава государства. В итоге меня принял президент Кравчук, который подписывал Беловежское соглашение. Я зашла к нему, он мне говорит: «Да, Нурсултан Абишевич звонил, давайте поговорим». По-доброму, за чашкой кофе мы поговорили. В итоге мы договорились, что он приедет в Алма-Ату. Из Киева я полетела в Минск со своими ребятами-экспертами.

В Минске нас встретила хорошая обстановка, мой коллега сказал, что президент Шушкевич полетит на встречу. Далее я полетела в Москву. Ночью мы приземлились в другом аэропорту, как будто специально кто-то это сделал, опаздывали в итоге на наш рейс. В Домодедово мне пришлось доказывать, что с этим портфелем, который у меня в руках, утром я должна была быть в Алма-Ате. Я попросила дать мне транспорт, чтобы меня подвезли к любому самолету, который летит в Казахстан, в любой областной центр, и я поговорила с пилотами. Мне сказали, что есть самолет на Караганду, но там нет мест.

Самолет открыли молодые летчики, я представилась, говорю, наверное, вы видели меня по телевизору, теперь я живая перед вами, вы должны меня увезти. Но я не одна, со мной еще два человека. Они закрыли дверь, обещали подумать. В итоге сказали, что мы можем полететь на первом ряду на местах для почты. Конечно, мы согласились. К утру мы добрались в Алма-Ату. И этим же утром я пошла на работу с документами, там уже собрались представители всех бывших союзных республик.

Целый день мы готовили документ, переделывали каждую строчку. Тогда же не было еще компьютеров, все обрабатывали на печатной машинке. Главы государств смотрели, читали, делали свои замечания, мы снова переделывали. В итоге мы подготовили документ о создании объединения. Мы не знали, как его назвать. Что это будет: союз? содружество? Очень много было разных предложений, нужно было не напугать людей, чтобы никто не подумал, что это возвращение в прошлое, нужно было показать, что это что-то новое.

Таким образом, родился документ Содружества Независимых Государств, и наступило некоторое облегчение. Мы продолжили работать. В интеграционных процессах на большой территории бывшего СССР главную роль сыграл наш регион и наш президент. Он умел договориться, пригласить, неконфликтно работать с коллегами из других государств.

95a3d667bd0a47fbdd6e31205c55260b.jpg

С первым послом США в Казахстане У. Кортни

На этом моя работа не закончилась. Он пригласил меня и сказал: нужно заняться организацией содружества парламентов, снова полетите по такому же кругу. Я полетела в Москву, затем в Белоруссию, где мы предложили документ о создании Межпарламентской Ассамблеи стран Содружества. Это нужно было, чтобы ратифицировать многие документы Содружества, необходимо было создавать законодательную базу государств-участников. С момента создания Межпарламентской Ассамблеи Казахстан всегда активно работал: инициировал первый Гражданский кодекс, экологическое законодательство и другие законодательные акты, которые были признаны в рамках СНГ и выступили базовыми и модельными.

— Когда независимый Казахстан принимал Конституцию, она уже была, к примеру, у России и Республики Беларусь?

— Мы практически в одно время принимали конституции. Все мы, конечно, изучали зарубежный опыт. Первая Конституция сыграла свою роль в такой напряженный период, но не все вопросы были решены. Это была Конституция переходного периода, которая сыграла свою роль в стабилизации общества, дала возможность в развитии текущего законодательства. На нас смотрел мир, поэтому нам все время приходилось вносить изменения и дополнения в Конституцию Казахской ССР.

Конституция 1993 года была принята на основе Декларации о государственном суверенитете и конституционном законе о государственной независимости. Основные принципы законов находились в этих двух важных исторических документах. Вскоре было принято решение о двухпалатном парламенте, появились вопросы, связанные с его полномочиями, а также полномочиями правительства, президента. К этому времени мы уже всенародно избрали Президента и необходимо было определить его полномочия как главы государства, как высшего должностного лица. Нужно было четко распределить полномочия парламента как законодательного органа и правительства. Потому что парламент имел широкие полномочия, но он не имел механизмов их реализации. Эти механизмы есть у правительства. Все эти вопросы решила Конституция 1995 года. Она уже учитывала новые реалии: очень активную политическую и экономическую деятельность государства, качественное улучшение социальной сферы. 

— Расскажите, пожалуйста, о том, как писалась Декларация о Независимости.

— У нас была целая комиссия, мы писали Декларацию о Независимости. Потом мы передали руководство комиссией нашему известному юристу, к сожалению, сегодня уже ушедшему С. З. Зиманову. Состав рабочей группы был очень интересным: представители правительства, министр иностранных дел, представители профсоюзов, неправительственных организаций, видные ученые. Перед каждым был чистый лист. Мы писали «Проект. Декларация о Независимости» и работали над документом от руки. Все законы писали вручную, потом отдавали на печать. Между группами распределяли направления, например, вопросы внешнеполитической деятельности, обороны, экономики, социальной сферы. Мы писали, каким хотели видеть новое государство, как мы себя видим в мировом сообществе, какими видим свои вооруженные силы и многое другое.

Тогда парламент заседал практически каждый день до 10 часов вечера. После этого надо было еще повестку дня посмотреть, пойти к председателю, пригласить руководителей структурных подразделений аппарата и сказать, что ночью аппарат работает, чтобы утром депутаты пришли и у них в ячейках лежали те документы, по которым будет идти пленарное заседание. Позже когда уже парламент стал двухпалатным, мы могли работать до 6 вечера, а до этого мы никогда не знали, во сколько закончим, было очень трудно соблюдать регламент.

Сегодня мы забываем, а надо говорить о людях, которые обслуживали депутатский корпус — это специалисты, это работники аппарата Верховного Совета (позже Парламента). Это люди, которые не считались со временем. Они все время обрабатывали материалы, один документ пришел, его обрабатывают, новое что-то пишут, готовят. Когда заканчивался наш рабочий день, все отдавалось в черновом виде, а к утру нужно было подать всем готовые документы. Кроме того, то, что было принято и могло идти на подпись главе государства, ни через десять дней или неделю, а к утру должно было быть выведено на чистовую. Утром мы должны были все прочитать, завизировать, отдать председателю и премьер-министру, затем президенту на подпись.

Мы работали с удовольствием, не боялись ничего, принимали новые законы. До создания двухпалатного парламента Президент постоянно находился в зале заседаний, потому что принимались совершенно новые законы и нормы. Как бы мы ни были довольны или недовольны своей жизнью, Глава государства оказался мудрым человеком и стратегом. Мы ведь не видели, что впереди, а он видел. Еще не закончилось трудное время, а он говорит: в новую столицу поедем. Или интеграция, именно он предложил интегрироваться государствам, находящимся в тесных связях, куда нам деваться, мы имеем общие границы.

Нужно помнить о роли личности в истории, когда люди идут голосовать на выборы. Потому что приходят или созидатели, или разрушители. Наш Глава государства оказался созидателем, нас заставляет работать, призывает к этому, сам работает.


Людмила Выходченко