«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

«Это было непросто, но в 1997 году мы перенесли столицу»

2154
«Это было непросто, но в 1997 году мы перенесли столицу»
Среди тех, кого с благодарностью вспоминает Президент в своей книге «В сердце Евразии», есть имя Фарида Галимова. В 1996 г. он возглавил Государственную комиссию по передислокации госорганов в Акмолу.

«В 1954 году я ездил во Францию. На пресс-конференции французский журналист спросил премьер-министра Китая (во Франции как раз отмечали 150-летие Великой Французской революции): „Скажите, какое влияние оказала Французская революция на ход мировой истории?“. Премьер-министр ответил журналисту: „О чем можно говорить, прошло всего 150 лет, разве можно дать оценку?“. Так и вы хотите за 15 лет дать оценку», — ответил на нашу просьбу вспомнить о переносе столицы Фарид Хабибрахманович. Однако уже через несколько минут наша встреча переросла в откровенную и интересную беседу.

Фарид Хабибрахманович, расскажите, пожалуйста, о параметрах, по которым выбиралась новая столица?

— Эту мысль впервые озвучил Президент, когда выступал на заседании Верховного Совета 6 июля 1994 года. Он сказал, что есть 26 признаков, по которым будет определяться город для переноса столицы. Конечно, среди этих признаков есть основные. Я считаю, первая причина переноса в том, что столица находилась на краю государства, а это неудобно во всех смыслах. Когда была Советская страна, то это не имело большого значения. Но в основном все столицы мира находятся в центральной части государства. Вторая причина — перемещение населения, т. е. перенос столицы потянул за собой переезд казахской части населения с юга на север, ведь такого не должно быть, чтобы разделение территории происходило по принципу проживающих на ней казахов или не казахов. Были и чисто экономические причины: рядом с Акмолой располагались города Караганда, Костанай, Петропавловск, Павлодар, Усть-Каменогорск — новая столица оказалась в центре сельско-хозяйственного и промышленного региона.

Также столица должна иметь возможность развиваться. В этом плане город Алматы практически зажат, расширяться некуда, в экологическом и сейсмическом плане это также проблемный город. И последнее, я вижу чисто политический момент в переносе столицы: новая страна — новая столица.

481694aae19e7ff0c4ebb22d81a07f67.jpg

Слева направо Ф.Х. Галимов, В.В. Ни, Н.А. Назарбаев


В каком году была образована комиссия по передислокации госорганов в Акмолу?

— В 1994 году, как я уже говорил, Н. А. Назарбаев выступил в Верховном Совете. Буквально в течение недели после этого появился указ о том, что в соответствии с решением Верховного Совета вопросы, связанные с переносом столицы, поручены вице-премьеру Н. К. Исингарину. Штата у него не было, он занимался этим вопросом внутри своего аппарата наряду с основными первостепенными задачи, стоявшими перед ним. Поручение о подготовке к переносу столицы являлось для него по сути общественной нагрузкой. Это было в духе того времени, когда в перенос столицы мало кто верил.

Ведь тогда по ночам в Алматы не было света, были проблемы с уборкой улиц и ремонтом дорог, выплата пенсий и зарплат тоже была большой проблемой, полки в магазинах пустовали. И в это время надо перенести столицу! Все говорили: надо сегодня выживать, а мы думаем о каком-то там будущем.

Поэтому, конечно, перенос столицы не воспринимался как первостепенная задача. Нигматжан Исингарин занимался этим, но у него своих забот хватало. Но как исполнительный человек, помню, по субботам он собирал собрания, на которых в большинстве присутствовали замы. Никто не имел представления, как переносить столицу. В то время как раз переносили столицу из Бонна в Берлин, но это был переезд из провинциального города в бывшую столицу, а мы собирались сделать наоборот. Для этого немцы имели возможность потратить 8–10 млрд. марок, да и все административные здания и инфраструктра в Берлине давно были восстановлены. А у нас даже никто не знал, сколько нужно денег. Поэтому первый этап подготовки прошел в разговорах, поисках, никто ничего не знал.

В 1995 году Президент увидел, что дело не двигается, и поручил заняться этим вопросом заместителю председателя Совмина Николаю Макиевскому. Для него создали аппарат Госкомиссии, в который входили около 30 человек. С того времени началась более менее системная работа по подготовке переноса столицы. Часть аппарата Макиевского занималась инфраструктурой Акмолы, другая взяла на себя вопросы строительства. Макиевский был очень энергичным и продвинутым человеком. Он проводил мероприятия, докладывал Президенту. Но эта работа, скажу, тоже проходила больше в организационном и бумажном ключе. Нужны ведь не только мероприятия, нужны деньги. Когда касался вопрос денег, все замолкали. Денег не было.

В 1996 году Николай Михайлович Макиевский пригласил меня и попросил заняться подготовкой к переносу столицы в Акмолу. По сути мы продолжили его дело. Однако для нас это стало единственной задачей в отличие от моих предшественников. Само создание Госкомиссии по передислокации государственных органов было довольно удачной схемой: она была правительством в миниатюре и подчинялась непосредственно Президенту. Мы сменили аппарат, в который также вошли заместители министров. Мы собирались, обсуждали, и каждый член комиссии должен был самостоятельно решать порученные задачи.

Это было непросто, но в 1997 году мы перенесли столицу. В Акмолу перевезли госсимволы и аппарат Президента, построили для госслужащих жилье, хотя для той нашей бедности все это было очень сложно. Даже на вопрос о том, сколько госслужащих перевезти, мы не знали точного ответа. Причем, это же не кирпичи, у людей тоже были вопросы: что с подъемными, квартирой, работой жены и прочее. Были тысячи вопросов. Переезжающие воспринимали все болезненно и без желания.

9cbceee42b02adb4dc26b4383f2dd4cb.jpg

0b620ad621eef63f15d6d1a5c7679a70.jpg

Затем установили квоту для переезжающих госслужащих, где были оговорены условия по переезду, размер подъемных, составлялись пофамильные списки. Сейчас точно не помню, но например, определили, что переезжает 40% аппарата, 20–30% работников министерств и т. д. Многие, ранее не желавшие переезжать в Акмолу, начали метаться: «Почему я не в списке?» То есть перенос столицы осложнялся не только материальными проблемами, но и чисто психологическими.

Хочу расспросить вас о «железном» Владимире Ни, которому Нурсултан Абишевич посвятил много страниц в своей книге. Вы помните Владимира Васильевича?

— Как не помнить, мы были с ним очень хорошими друзьями. Мы были знакомы с ним еще до 1990-х гг. Владимир Васильевич был единственным человеком в Казахстане, которому стопроцентно доверял Президент. Ни мог в любое время дня и ночи позвонить Президенту и сказать вещи, которые Нурсултану Абишевичу, может быть, могли не очень понравиться. Через Владимира Васильевича Назарбаев знал истинное положение в стране. Многие Ни и уважали, и боялись. Он был очень предан Президенту.

Когда Нурсултан Абишевич был секретарем ЦК, председателем Совмина Ни все это время был его помощником. Они были духовно очень близки.

Мне, например, что-то срочно нужно было, а я на прямую не мог выйти на Президента, мне не хватало ни смелости, ни нахальства, я обращался к Владимиру Ни. Он мог в течение минуты позвонить Президенту и решить мой вопрос, который обычным бюрократическим путем решался бы неделями.

У Владимира Васильевича было какое-то шестое чувство, он видел любую проблему насквозь, у него было природное чутье. Все политические коллизии и ходы он знал в совершенстве. Он был уникальным человеком, который всегда смотрел в корень.

При всем этом он был скромным, не любил особо появляться на людях, не был конфликтным, но был несколько обидчивым, принципиальным, не любил, когда обманывают, пытаются выкрутиться. Он был незаурядной личностью.

Фарид Хабибрахманович, а вы сами верили в успех переноса столицы?

— Ну как, для меня это была просто работа. Если бы не верил, я бы не пошел. Стоит задача, нужно ее выполнить. Веришь, не веришь здесь не работает. Надо делать и все, вопрос в вере не стоял. Другой разговор, можно выполнить задачу или нельзя.

Вы были заместителем акима Астаны с 1997 по 2002 гг. Назовите, пожалуйста, самые острые проблемы, которые тогда были у людей и города?

— Все проблемы были самые острые. Это был город, совершенно не приспособленный к функциям столицы. И сегодня еще требуется много работы и времени. И вообще столица — это же не только материально развитый город, она требует развитой культуры, образования, науки, создания интеллигентной среды. Для создания культурной среды столицы потребуется время.

Перенос столицы был непростым периодом в истории нашего государства и поддерживали его очень немногие. Как вспоминают единомышленники Президента и непосредственные участники переноса столицы, только благодаря вере и упорству Нурсултана Абишевича осуществилась его идея, открывшая новый политический и экономический путь Казахстана.


Людмила Выходченко