«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Интервью с Канагатом Каюмовичем

1830
Интервью с Канагатом Каюмовичем
По случаю 100-летия со дня рождения Мухамедханова Каюма был проведен круглый стол в Национальном музее РК, на котором велась дискуссия о жизни и деятельности великого ученого.

Мухамедханов Каюм Мухамедханович - выдающийся учёный, текстолог, основоположник научного абаеведния, сподвижник Мухтара Ауэзова, член Союза писателей СССР с 1940 года, общественный деятель, писатель, поэт, драматург, переводчик, педагог, основатель музея Абая в г. Семипалатинске. Его регалии и достижения можно перечислять до бесконечности, однако более живую и подробную информацию можно, конечно, получить из уст самых близких и родных людей известного деятеля науки, одним из которых стал его сын - Канагат Каюмович.


— Какую лепту внесли дети Каюма Мухамедхановича в создание ныне существующего фонда? 

— В настоящее время существует Центр культуры и образования имени Каюма Мухамедхановича Мухамедханова. Его труды, которые при жизни были запрещены — это «Алашорда», «Шакарим» и другие — целая плеяда, которую он возвратил из небытия. Ильяс Бораганский — первый издатель произведения «Абай» в Санкт-Петербурге. Многие из книг, представленные на стенде, он не увидел при жизни. 10-х томник «Наследие Алаш-Орды», 4-х томник, 2-х томник академический, энциклопедия также сохранились в архиве. За эти труды Н.А. Назарбаев наградил его государственной премией еще при жизни. Остальные произведения, такие как «Текстология», «Шакарим», «Судьба и Карлаг», «Письма говорят», и другие — в общем ряд книг мы собирали всей семьей по крупицам благодаря этому фонду. 

— Он сам рассказывал про пытки? 

— Примечателен факт того, что он испытал никогда не рассказывал, только узнавали от Турсын ага, потому что он с ними общался. 


— Сохранились ли письма, которые он писал своей семье? 

Сохранилось 2 письма Мухтара Ауэзова, когда он в 40-е годы по поручению М. Ауэзова начал организовывать музей. М. Ауэзов дает ему поручение кроме музея, помогать собирать материалы. Ему некогда было ездить по архивам Ленинграда. Основным корреспондентом по созданию эпопеи «Путь Абая», был его любимый ученик Хамит. Об этом говорят и его ученики, некоторые из них присутствуют на данном мероприятии. Он создал литературную школу Абая — это наверное единственная школа не только казахской, но и мировой литературы. Там фигурируют такие яркие представители той эпохи начиная от Шакарима и алашординцев. А тогда считалось, что сначала идет Абай, затем сразу же Сабит Муканов и Мухтар Ауэзов. Но когда Абай умер, они были подростками. Именно пустоту до казахско-советской литературы — пласт от Шакарима и Алашорды он возвратил казахскому народу. И заполнил эту пустую нишу. 


— На 100-летие со дня рождения Абая правительство было против празднования. Как Каюм Мухамедханович отреагировал на это? 

— Его тогда назначают ученым секретарем юбилейной комиссии. Он тогда возглавлял музей Абая. Он приглашал на столетие Кажымукана, также многих видных деятелей братских республик. Помимо музея он занимался проведением юбилеев, писал в разные инстанции. Обращался в Ленинградский фарфоровый музей для того чтобы они изготовили сервизы, Президенту Канышу Сатпаеву по содействию гостям из других стран, чтобы им преподнести подарки. Добивался, чтобы в Жидебай по типу Пушкина, Тургенева построили заповедник, памятник установили. Тогда зона была закрыта из-за ядерных испытаний. После настойчивого ходатайства, открыт музей в Жидебае, других местах, возведены памятники Абаю, Шакариму. Он досконально знал все эти места, когда в 40-е годы объезжал эти места с фотографом на грузовике по пыльным дорогам, собирал экспонаты для музеев, и расспрашивал свидетелей, которым довелось жить в пору Абая. Так создавался музей и литературная школа. 


— В каких еще, неизвестных общественности, сферах деятельности, Каюм Мухамедханович был первым?

— Он был первым автором гимна, был первым организатором музея, первый лауреат премии «Алаш», его называют Первопроходцем казахской литературы. Его признают народным академиком, народным писателем, потому что он не думал о себе, говорил : «Что моя смерть, когда такие люди как алашовцы погибли?» Находясь на грани жизни и смерти он продолжал пропагандировать Абая. Кстати, был первым лауреатом международной литературной премии «Абай» В музее вывешивал Кенесыры Касымова, предков Шокана и многих других. Власти ему говорили, что это враги народа и необходимо убрать их портреты, но он не послушался. В 1951 году и из-за литературной школы Абая, и из-за музея Абая, он был репрессирован. Почти целый год его пытали в подвалах НКВД Алматы, чтобы он отказался от литературной школы, чтобы подписал документ о том, что его заставил Мухтар Ауэзов. Но он не подписал, отказался и за это его сослали на 25 лет в лагеря. 


 — На сегодняшний день есть немало молодых людей, которые занимаются текстологией Абая, но взгляды их расходятся, как может помочь им ваш Фонд в их исследованиях? 

— Текстология — это очень сложная наука, Гарифолла Есимов и другие ученые говорили, что Каюм Мухамедханов — единственный в Казахстане текстолог Абая, Шакарима, Бухар жырау, Махамбета и других. Его сравнивали с великими текстологами. И даже российские ученые говорили: он воплотил в себе 3-х великих людей России: Дмитрий Лихачев, Сергей Михалков — первый создатель гимна Советского Союза, Лев Гумилев — известный тюрколог, также подвергался пыткам. Л.Н. Гумилев в своих воспоминаниях говорил что многие из них учились мужеству и стойкости у Каюма Мухамедханова в Карлаге. 


 — Благодарим за интересную беседу и уделенное Вами время!



Беседу вел Заңғар КӘРІМХАН

Материал подготовила Малика МУРСАЛИМОВА