«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. A. Назарбаев

«Его Партийное Величество Николай Третий»

1008
«Его Партийное Величество Николай Третий» - e-history.kz
В мае 1938 года Сталин вызывает в Москву Л. Мирзояна, попутно взваливая руководство республикой на малоизвестного Николая Скворцова, который руководил Казахской ССР на протяжении семи лет.

В его семилетний срок руководства вместилась вся Великая Отечественная война и множество лишений, которые она принесла.

Николай Александрович Скворцов родился 14 октября 1899 года. Для службы в рядах партии у Николая Александровича было идеальное происхождение, не связанное ни с интеллигенцией царского времени, ни со своего рода спекулянтами. Н. Скворцов вырос в семье простого крестьянина, в селе Цветное, Астраханской губернии.

Отречение Николая II от престола, закат монархии и рассвет республиканского строя молодой Скворцов встретил в рядах Красной гвардии. В добровольных вооруженных отрядах Н. Скворцов нес службу до марта 1919 года, сумев дослужиться до помощника начальника пересыльных пунктов управления военных сообщений Каспийско-Кавказского фронта. В том же году Николай Александрович Скворцов стал членом большевистской партии.

Вскоре после конца службы, в апреле 1919 года, Николая Скворцова направляют заведовать финансовым подразделением отдела труда уездного исполнительного комитета Красного Яра Астраханской губернии. Службу в кабинетах Н. Скворцов нес вплоть до марта 1920 года.

В марте 1920 года Н. Скворцова вновь вызывают на службу, но уже военным командиром 4-й отдельной штрафной части Астраханской губернии. Он командовал военнослужащими, совершившими преступления (кроме особо тяжких преступлений, за которые, как правило, полагалась смертная казнь). В этом ранге он пробыл совсем недолго, до августа 1920 года.

Опыт работы со «штрафниками» пригодился. В Калмыцкой автономной области, куда за успешную службу с преступниками его рекомендовали, он провел следующие пять лет своей партийной службы. В сентябре 1920 года он занимает пост заместителя председателя Манычской уездной комиссии по борьбе с бандитизмом и дезертирством. 

В мае 1921 года Николай Александрович приступил к партийной работе в Манычском уездной комиссии ВКП (б) сначала как заведующий агитационно-пропагандистским отделом, а позже – заведующим уездного отдела народного образования и заместителем Манычского уисполкома. Деятельность Н.А. Скворцова в селе Манычский длилась три года, до мая 1923 года.

Следующее назначение Н. Скворцова ждало уже в Ремонтненском уездом исполкоме, где он заведовал местным отделом образования с мая 1923 года по октябрь 1924 год. В октябре Скворцов и вовсе занимал пост секретаря Ремонтненского укома РКП (б) и заведовал до октября 1925 года.

В октябре он покинул Калмыкию. Осенью 1925 года Н. Скворцова командировали в Сальский округ Северо-Кавказского края. В течении трех лет Н. Скворцов руководил окружным отделом народного образования, которое сменил на пост заместителя Сальского окрисполкома в 1928 году. В новой должности Скворцов руководил плановым отделом округа до сентября 1930 года.

 

 

Всю молодость Николай Скворцов провел в рядах воинских подразделений либо на партийной работе, не терпящей второстепенных ролей и недоработок. Кроме того, работа в отделах образования сначала в Калмыцком автономной области, а потом и в Северо-Кавказском крае возможно стало именно тем толчком, за которым последовало стойкое желание Скворцова получить высшее образование.

В 1930 – 1934 годах Николай Скворцов проходил обучение в Московском планово-экономическом институте, ныне – Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова. Практические знания, который получил Скворцов, помогали ему не только в работе, но и в учебе.

На последнем курсе Скворцова привлекли к работе в ЦК ВКП (б) на роль инструктора. В отделе руководящих партийных органов Скворцов работал до февраля 1938 года, постепенно рвение к работе поднимало его по карьерной лестнице. Сначала Н.А. Скворцов занимался инструктажем учетного отдела, позже руководил группой учета кадров, замещал заведующего сектора военных кадров, сам заведовал этим сектором и наконец стал заместителем заведующего отделом.

В коридорах власти Николай Александрович хорошо уяснил к каким последствиям приводят «подковерные» кадровые дела в регионах и чему подчиняется номенклатура партии. Может быть поэтому история спасла его от «ежовых» рукавиц репрессий. Кроме этого, в пользу Скворцова частенько высказывались высшие руководители СССР как Андрей Жданов, первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП (б) и Георгий Маленков, заведующий отделом руководящих партийных органов.

 

Товарищ Сталин!

После Вашего замечания, в связи с ошибкой ОРПО, я принимаю серьезные меры по исправлению недостатков в работе ОРПО, по проверке аппарата и по воспитанию многих новых и малоопытных работников аппарата. Делать это приходится с малоопытными замами, так как лучшие замы — Скворцов, Бурмистенко, Донской, Пономаренко, Селезнев — назначены на местную работу…

На первом листе имеется помета: «Мой архив. Ст.», «От т. Маленкова».

 

7 мая 1938 года Бюро ЦК Казахстана, опираясь на решение Москвы, утвердило Скворцова вторым секретарем республики. Через неделю Сталин отстранил первого секретаря Казахской ССР Мирзояна, и Скворцов стал исполняющим обязанности первого секретаря ЦК КП (б) Казахстана.

Будучи руководителем республики Н. Скворцов готовил кадры среди коренного населения. Считается, что Каныш Сатпаев, Динмухамед Кунаев, Ильяс Омаров, Жумабай Шаяхметов, Нуртас Ондасынов были выдвиженцами Скворцова – их карьеры стремительно пошли вверх во времена его руководства. Позже Кунаев явил собою новую веху в истории Казахстана, Жумабай Шаяхметов стал первым секретарем ЦК Компартии республики, Ильяс Омаров - секретарем ЦК по идеологии, Нуртас Ондасынов с 1938 по 1951 возглавлял Совет Народных Комиссаров, преобразованный позже в Совмин Казахской ССР.

Д. Кунаев так вспоминает свое первое знакомство со Скворцовым:

 

«На другой день после совещания в Кремле в гостиницу, где я жил, позвонил постпред Казахстана и сказал, чтобы я приехал в Трубниковский переулок, дом 10, в представительство. Предупредили, что вызывает Н.А. Скворцов. Прислали за мной машину, и я поехал к Скворцову. Здесь мы и познакомились. Если бы о нашей встрече написали газеты, то они сообщили бы, что «встреча прошла при полном взаимопонимании». Я ушел от Скворцова восхищенным его эрудицией, дальновидностью, тактом. Он отлично знал экономику и людей Казахстана, продолжительное время работал первым секретарем ЦК КПК и, без сомнения, очень много сделал для развития республики, особенно в период войны. Важна его роль в воспитании и росте национальных кадров, самую добрую память он оставил о своих делах в Казахстане. После приезда из Москвы я рассказал об увиденном и услышанном руководителям цехов, сообщил секретарю горкома В. Бондаренко, чтобы Балхаш (по словам Н. Скворцова) готовился к отчету на бюро ЦК. Действительно, через неделю партийные и мы, хозяйственные руководители, отбыли на бюро ЦК, в Алма-Ату. На посту первого секретаря ЦК он провел большую работу в период войны, был настоящим интернационалистом. Вместе с тем был очень требовательным человеком и в то же время очень болезненно реагировал на критику и давал резкий отпор тем, кто осмелился высказать в его адрес хотя бы незначительные замечания».

 

В свою очередь Никита Хрущов, много знавший о жизни Казахской ССР и его руководителей, давал критическую характеристику Ундасынову, Скворцову и Шаяхметову. В частности, он ставил им в укор развитие народного хозяйства республики и поднятие целины.

Описывая внешность Скворцова Динмухамед Кунаев писал:

 

«Да, этот тезка Николая Второго, крупноголовый, с широкой косой челкой и пристальным взглядом, широкоплечий и толстогубый, уже только одним своим обличьем мог нагнать страху на человека даже не робкого десятка. Но и расположить к себе Скворцов тоже запросто мог. Его улыбка могла быть очень открытой и доброжелательной… Говорил он толково, по делу, и, что поражало, до тонкостей знал технологию добычи и обогащения руд, плавки и выпуска металла…

…Называли его, не в глаза, конечно, так: «Его Партийное Величество Николай Третий».

 

Общеизвестно, что Казахстан в годы войны превратился в арсенал фронта. Благодаря самоотверженности казахстанцев в кратчайшие сроки были введены в действие 460 заводов, фабрик, шахт и рудников, в том числе 220 эвакуированных предприятий. Первый секретарь ЦК КПК приложил все усилия, настойчивость, волю для победы. Фронт нуждался в продовольствии, его тоже поставлял Казахстан. Да и население республики надо было кормить. При этом, что Казахстан приютил сотни тысяч эвакуированных, им тоже требовался провиант. А значит, сельское хозяйство нуждалось в неусыпном внимании секретаря ЦК. 

Однако репрессии не отменились.

 

Из шифротелеграммы № 368/ш от 03.04.1939 Н.А. Скворцова

И.В. Сталину и Л.П. Берии об арестах депутатов Верховного Совета СССР

«[...] Депутаты Верховного Совета Союза ССР Конуспанов, Кужаев, Умурзаков, Манкин изобличены в принадлежности к буржуазно-националистической организации. На каждого из них имеется от четырех до шести прямых показаний, от трех до пяти косвенных, а также агентурные материалы, подтверждающие их вражескую работу, имеются в НКВД СССР.

[...] Настоятельно прошу, в виде исключения, дать санкцию на арест Манкина и Кужанова, ведущих до последнего дня антипартийную работу. Их арест является совершенно необходимым, оба находятся без работы.

Прошу Ваших указаний.

Секретарь ЦК КП(б) Казахстана СКВОРЦОВ [конец цитаты].

На шифротелеграмме имеется резолюция: «За арест Манкина и Кужанова. Ст.» и помета: «Сообщено т. Берия».

 

При Скворцове в Казахстане рьяно взялись за изъятие "враждебной" литературы. Постановлением ЦК КП(б) Казахстана "Об изъятии враждебной литературы" от 28 мая 1938 года из библиотек, книгохранилищ, торговой сети изъяли 97 наименований литературы "враждебных" авторов - Асфендиарова, Алибаева, Коныратбаева, Жансугурова, Тогжанова, Жургенова, Кулымбетова, Нурмакова, Майлина, Сейфуллина, Шонанова и др.

Незадолго до окончания войны Николай Александрович в срочном порядке был откомандирован в Москву. В ноябре 1945 года он стал народным комиссаром технических культур СССР. 

С февраля 1947 года по март 1953 года Н. Скворцов руководил министерством совхозов СССР, а также входил в состав Бюро по сельскому хозяйству и заготовкам при Совете Министерств СССР. С марта по ноябрь 1953 года был членом коллегии Минсельхоза СССР. С ноября 1953 года по март 1957 год Н. Скворцов в течение 4 лет замещал начальника Управления сельского хозяйства Министерства промышленности продовольственных товаров СССР. С мая 1957 год по октябрь 1965 года Скворцов Н. - заместитель начальника Союзглавпищепромсырье при Госплане СССР. В это самое время он учился на Высших экономических курсах при Госплане СССР.

В июле 1966 года Н. Скворцов вышел на пенсию, став почетным пенсионером союзного значения. Он ушел из жизни 15 января 1974 года в Москве, что совсем неплохо, если вспомнить, чем закончилась жизнь его предшественников.

Автор: Аян АДЕН
Опросы
В какой сфере Казахстан добился значительных результатов за 30 лет независимости?