«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Славная дочь еврейского народа

1732
Славная дочь еврейского народа
Qazcontent запустил проект "Письма благодарности". Портал NDH поддерживает эту инициативу и публикует статью, посвященную Лине Соломоновне Штерн

XX век для граждан бывшего Советского Союза был не только эпохой побед и свершений, но и тяжелых испытаний, страданий и потерь. В вихре мировых событий по-разному сложились людские судьбы. Среди тех, кто противостоял тоталитарной политике сталинизма, выжил и победил – имя первой в мире женщины-академика, выдающегося биохимика и физиолога Лины Соломоновны Штерн.

Л.С. Штерн родилась 26 августа 1878 года в г. Либава Курляндской губернии (ныне г. Лиепая, Латвия) в еврейской буржуазной семье. Получив высшее медицинское образование в Женеве, она в 1903 году вернулась в Россию, чтобы работать земским врачом. Но ей предложили место на кафедре Женевского университета – после долгих раздумий и колебаний она выбирает науку. В Женеве Лина Штерн познакомилась и на всю жизнь сохранила дружбу с семьями академика А.Н. Баха и революционера-марксиста Г.В. Плеханова. В 1917 году в возрасте 29 лет талантливый врач Л.С.Штерн получила звание профессора и возглавила кафедру физиологической химии в Женевском университете.

В 1924 году Штерн получила приглашение на заведывание кафедрой в Московском государственном университете. С горячим энтузиазмом Лина Соломоновна, в разрушенных стенах бывшей Синодальной типографии на Никольской улице создает научно-исследовательский институт физиологии. На все свои личные сбережения она закупает за границей необходимое дорогостоящее оборудование для лаборатории и фармакологические препараты. Лина Соломоновна самоотверженно работает, занимается научными исследованиями. Будучи директором научно-исследовательского института физиологии Академии наук СССР, она одновременно заведует кафедрой физиологии во Втором медицинском институте.

В 1934 году Л.С. Штерн удостаивается звания заслуженного деятеля науки РСФСР, в 1939 году избирается действительным членом АН СССР, а в 1944 г. действительным членом АМН СССР. Среди многочисленных научных исследований академика особое место занимают исследования гемато-энцефалического барьера. Еще в Женеве она установила, что лекарственные препараты не проникают из крови в спинномозговую жидкость – мешает какой-то барьер. Изучению этого, казалось бы рядового факта, принесшего впоследствии ей мировую известность, она посвятила всю свою жизнь. Со стороны казалось, что академик Штерн занимается чисто научными вопросами физиологии, далекими от медицинской практики.

Но вот началась Великая Отечественная война. Проявляя массовый героизм, сражались защитники нашей Родины, не щадя своей жизни в битве с фашизмом. И тут выяснилось, что методы и препараты академика Штерн необходимы хирургам, начиная от медсанбатов и кончая тыловыми госпиталями. Применяя ее противошоковую жидкость, которую в госпиталях называли «антишокином академика Штерн», хирурги спасли сотни и тысячи раненых бойцов и командиров, выводя их из состояния клинической смерти.

Фронт приближался к Москве. Правительство приняло решение об эвакуации учебных и научных учреждений из столицы. Трудно представить себе состояние Штерн, когда Второй медицинский институт и кафедра физиологии со всеми сотрудниками были эвакуированы в Омск, а научно-исследовательский институт физиологии со всем штатом и оборудованием двигался по железным дорогам страны в Среднюю Азию и конечный пункт его был не ясен: то ли Ташкент, то ли Фрунзе.

17 августа 1941 года Лина Соломоновна Штерн со своим личным секретарем О.П. Скворцовой оказалась на курорте «Боровое» Акмолинской области Казахской ССР. В то время, в Боровое были эвакуированы несколько госпиталей, Центральный институт физических методов лечения имени Сеченова из Севастополя, Центральный институт курортологии из Москвы, а также ученые и академики Академии Наук СССР с семьями, во главе патриархом советской науки академиком Владимиром Ивановичем Вернадским.  

Директор курорта «Боровое» Джамбул Кунаков  помог Лине Соломоновне с обустройством. Местное население несмотря на суровые условия военного времени с сочувствием и пониманием отнеслось к эвакуированным ученым. Хлеб, молоко, масло местные казахи несли прославленным советским ученым на безвозмездной основе.

Лина Соломоновна на встречах с местным населением познакомилась с известным собирателем казахских легенд и преданий с Картом Кантарбаевым. Ее поразила легенда о городе Акмоле (в переводе с казахского Белая Святыня, ныне Астана), где говорится, что в этом святом городе якобы находится частица останков ветхозаветного пророка Даниила. И не случайно, что популярным именем у казахских мужчин Акмолинского региона считаются – Даниял, Данияр, Даниел.

Несмотря на солидный возраст Лины Соломоновны – ей исполнилось 63 года, она сохранила удивительную для своих лет подвижность и трудоспособность.  У нее было множество идей, осуществить которые в условиях курорта Борового не представлялось возможным. Не было научной клинической базы и соответствующих оборудованных лабораторий. К тому же ее волнует судьба Института физиологии, медленно продвигающегося вглубь Азии, в то время как он уже должен был развернуться и начать работу по плану военного времени. Она не могла сидеть на месте и ждать. Её натуре свойственна напряженная каждодневная работа, а тут тихий, красивый, дикий уголок природы, пансионат для академиков. И Лина Соломоновна начинает действовать. Она засыпает письмами и телеграммами своих сотрудников. В своих письмах и обращениях к правительству страны Штерн пишет о возобновлении работы института физиологии АН СССР в тылу, в частности, в Алма-Ате.

Наконец, академик Л.С. Штерн в ноябре 1941 года получает разрешение выехать в Алма-Ату. Вопросом размещения занимался лично председатель Совнаркома Казахской ССР Нуртас Ундасынов, который 6 октября 1941 года поручил председателю Алма-Атинского горисполкома Х. Байузакову изыскать возможности и обеспечить квартирами прибывающих академиков с семьями и сотрудников института.

Штерн добивается, чтобы эвакуированный Институт физиологии обосновался в Алма-Ате, и ей удается разместить его на базе местного медицинского института. Ей по душе пришелся южный климат, красота гор Тянь-Шаня, непередаваемый чудный вкус знаменитого алма-атинского апорта, прекрасный воздух, напоенный ароматом цветов и конечно казахское гостеприимство, которое оказало действенное влияние на прибывших ученых из зоны боевых действий.

Основными направлениями научно-исследовательского института физиологии в военное время стали лечение шока и столбняка, отравление цианидами, восстановление нормальной деятельности сердца, применение для этого электро-стимулирующих методов в случае внезапной остановки сердца и при так называемой фибрилляции мышцы сердца. Велась работа по изучению ритма и режима сна с целью его рационализации, возможностей увеличения сопротивляемости организма при утомлении и длительной бессоннице в условиях войны; продолжено изучение гемато-энцефалического барьера и другие.

В беседе с корреспондентом КазТАГ директор института академик Л.С. Штерн рассказала о теплом приеме и заботе со стороны Правительства Казахстана по размещению института, созданию условий для продолжения научной работы. В свою очередь коллектив института стремился шире внедрить в практику результаты многолетних теоретических и экспериментальных исследований, имеющих в военное время особенное значение.

По ее мнению, значительное число смертельных случаев среди раненых вызвано шоком. Возможность эффективной борьбы с ним позволила бы спасти многих раненых воинов, восстановить их здоровье. Ее разработки по гемото-энцефалическому барьеру, регулирующему переход различных веществ из крови в спинномозговую жидкость и дальше в мозг, привели к практическим результатам, нашедшим применение при лечении ряда заболеваний центральной нервной системы, в том числе столбняка и шока.

В беседе с корреспондентом газеты «Казахстанская правда» 27 октября 1942 года, Лина Соломоновна отмечала: «Нами был разработан метод лечения шока, заключающийся, в основном, во введении противошокового препарата (фосфорнокислого калия) непосредственно в спинномозговой канал. Ряд опытов, проведенных в клинике, подтвердил огромную ценность этого новшества. Раненые, находившиеся в состоянии глубокого шока и считавшиеся «безнадежными», были возвращены к жизни и вскоре вернулись в строй. Простота препарата и несложная техника его введения дают возможность применять новый метод в самых широких размерах. Сейчас, по распоряжению главного военно-санитарного управления Красной Армии, наш метод лечения, шока стал широко применяться на фронте».

В Алма-Ате, работая в сложных условиях эвакуации, Л.С. Штерн разработала методику борьбы с осложненным травматическим шоком при ожогах, сильной потере крови, обморожении и т. д.

Увенчались успехом и работы ее научного коллектива по изысканию новых методов лечения столбняка. До сих пор считалось, что противостолбнячная сыворотка не приносит никаких результатов, если ее применяют при уже развившемся столбняке. Этот хорошо известный всем врачам факт легко объясняется непроницаемостью гемото-энцефалического барьера, не пропускающего антитоксин столбняка. Ученые института установили, что непосредственное воздействие противостолбнячной сыворотки на нервные центры останавливает дальнейшее развитие столбняка. И как яркий результат работы института физиологии – Главное ветеринарное управление Красной Армии приняло новый метод для фронта.

Л.С. Штерн сообщила корреспонденту также, что: «Большой практический интерес представляют наши работы по восстановлению нормальной деятельности сердца путем применения электрического метода при электротравмах, в случаях внезапной смерти (т.н. паралич сердца) и отравления различными ядами. Ряд опытов дал положительные результаты. Сейчас институт изготовляет специальный аппарат, (позволяющий поддерживать дыхание и необходимую циркуляцию крови, без которой восстановление сердечной деятельности не имело бы практического значения. Много внимания уделяем мы вопросам увеличения работоспособности без ущерба для здоровья. Наши работы направлены к рационализации режима труда и отдыха, увеличению сопротивляемости организма к утомлению (например, при длительной бессоннице)».  

12 декабря 1941 года на первой межгоспитальной научной конференции в Алма-Ате академик Л.С. Штерн выступила с докладом «Лечение шока и столбняка путем непосредственного воздействия на…нервные центры». Прибывшие на конференцию военно-полевые хирурги докладывали об успешном применении метода академика Штерн.

Неизгладимое впечатление на Лину Соломоновну оказала гостеприимная Алма-Ата и алма-атинцы. Директор Казахского филиала Академии наук СССР Каныш Имантаевич Сатпаев с большим тактом и уважением отнесся к Лине Соломоновне, приложил немало сил в решении задач, поставленных известным академиком.

17 января 1942 года Л.С. Штерн обратилась с письмом к Секретарю ЦК КП(б) Казахстана Н.А. Скворцову о содействии в практическом внедрении в лечебный процесс её разработки, посвящённой выведению организма из состояния шока, а также о создании Казахской военно-санитарной бригады.

Подробно описав метод, вытекающий из её учения о барьерных функциях организма, в частности, гемато-энцефалического барьера, Л.С. Штерн отметила, что результаты, полученные в процессе исследований, имеют большое практическое применение к шоку и столбняку. Автор изобретения констатировала: «…результаты, полученные в лабораторной обстановке (на животных), были проверены в клинике (на людях) и даже в обстановке фронта. В настоящее время метод получил апробацию со стороны Ученого медицинского совета Наркомздрава СССР».

В связи с такой постановкой проблемы, Л.С. Штерн, будучи уверенной в том, что её желание отправиться на фронт вызовет некоторое сопротивление со стороны коллег по Институту, настаивала на том, чтобы Секретарь ЦК КП(б) Казахстана Н.А. Скворцов оказал ей личное содействие в положительном решении данного вопроса: «Считаю, что моя личная безопасность менее важна, так как широкое внедрение в практику предлагаемого метода борьбы с шоком спасет жизнь большому количеству воинов Красной Армии».

10 октября 1942 года в Алма-Ате состоялось общегородское собрание интеллигенции столицы Казахстана, посвященное организации антифашистского бюро ученых. Отрывая собрание, Председатель Совнаркома Казахской ССР Н. Ундасынов подчеркнул огромную роль интеллигенции в суровые годы Отечественной войны. «... Временно захватив некоторые советские города,- отмечал он, - фашисты разрушили театры, институты, лаборатории. Но разбив колбы ученых, предав огню великие памятники зодчества, они не уничтожили науку и искусство. Одним из свидетельств, этого является нынешнее собрание, где наряду с представителями интеллигенции Казахстана присутствуют виднейшие ученые, писатели и артисты Киева, Харькова, Ростова, Минска и Одессы».

Республиканская газета «Казахстанская правда», 13 октября 1942 года, освещавшая это событие, особо отметила роль Л.С. Штерн в создании антифашистской ассоциации ученых Казахстана. В ней говорилось: «Тов. Штерн предлагает организационно объединить ученых Казахстана в антифашистскую ассоциацию для установления более тесной связи с Всесоюзным антифашистским комитетом советских ученых. Собрание избрало антифашистское бюро ученых...».

Казахский народ горячо откликнулся на призыв Лины Соломоновны. В состав антифашистского бюро  вошли видные ученые и писатели Казахстана – основатель Академии Наук Казахской ССР Каныш Сатпаев, народная артистка СССР Куляш Байсеитова, народный писатель Сабит Муканов и многие другие, а также известный советский кинорежиссер Эйзенштейн, снимавший в Алма-Ате фильм «Иван Грозный».

В 1943 году за выдающиеся заслуги, связанные с обороной страны и за работы по гемато-энцефалическому барьеру, академику Л. С. Штерн была присуждена Государственная премия второй степени, которую она передала на строительство санитарного самолета.

В период своей эвакуации, она по предложению Председателя Совнаркома республики Н. Ундасынова посетила исторические и памятные места Южного Казахстана, расположенные на Великом Шелковом пути. Ее поразил древний город Туркестан, духовная столица великого Тамерлана, который после индийского похода в 1392 году отстроил храм святому тюркских народов Ходже Ахмеду Яссави.

Поразил ее древний Джамбул (в древних летописях – город Тараз). Идя по его восточному базару, несмотря на тяжелое военное время, продавцы с улыбкой угощали её горячими лепешками, самсой, сладкими грушами и курагой. «Идет «доктур», - уважительно кивали головой аксакалы, и с шумом веселая ребятня сопровождала гостей. Идя по улицам древнего города, встречаясь с чиновниками, да и просто с горожанами, в тот момент Лина Соломоновна не знала, что судьба вновь приведет её в этот город…

Награжденная орденами и медалями Советского Союза, пользующаяся огромным авторитетом среди ученых и рядовых медицинских работников, академик Л. С. Штерн 27 января 1949 году была арестована и помещена в Лефортовскую тюрьму, а позже 6 августа 1951 года в одиночную камеру Внутренней тюрьмы Министерства государственной безопасности СССР. Она была арестована по так называемому «делу» Еврейского антифашистского комитета.

Ордер на арест за № 497 выдал лично министр госбезопасности генерал-полковник В.С. Абакумов. В постановлении об избрании меры пресечения «содержание под стражей» объяснялось тем, что «Штерн Л.С. изобличается в преступлениях предусмотренных  58-10-11 ст. УК РСФСР  и, принимая во внимание, что Штерн Л.С., находясь на свободе, может уклониться от следствия и суда».

11-18 июля 1952 года, только после трех лет следствия и допросов, состоялся суд над членами Еврейского антифашистского комитета. Военная коллегия Верховного суда СССР на закрытом судебном заседании в г. Москве приговорила 14 подсудимых к высшей мере наказания и лишь единственную Л.С. Штерн - «к лишению свободы на три года и шесть месяцев и после отбытия к высылке в отдаленную местность сроком на пять лет».

На закрытом судебном заседании Военной коллегии Верховного суда СССР было оглашено: «Штерн Лина Соломоновна, 1878 года рождения, уроженка гор. Лиепая, Латвийской ССР, еврейка, гражданка СССР, незамужная, член ВКП(б) с 1938 года, быв. директор Института физиологии Академии медицинских наук СССР, зав.кафедрой физиологии 2-го Московского медицинского института, дейст. Член Академии Наук СССР и Академии Медицинских Наук СССР, - обвиняется ...в совершении преступлений, предусмотренных статьями 58-1а, 58-10 ч.2 и 58-11 УК РСФСР».

Л. Штерн были предъявлены серьезные обвинения по трем параграфам статьи 58: шпионаж, антисоветская агитация, участие в подготовке террористических актов. В приговоре утверждалось: «Предварительным и судебным следствием установлено, что в целях мобилизации еврейского населения за рубежом на борьбу против фашизма и пропаганды достижений СССР в зарубежной печати, при Советском информационном бюро в апреле 1942 года был создан Еврейский антифашисткий комитет /ЕАК/. ...Преследуя свои преступные цели борьбы против национальной политики партии и Советского правительства... Штерн... по заданию еврейских националистических кругов США широко развернули среди еврейского населения СССР и заграницы пропаганду национализма, используя для этих целей созданную при ЕАК еврейскую газету «Эйникайт», издательство «Дер-Эмес», литературные еврейские альманахи, еврейский театр и кабинет еврейской культуры при Академии Наук УССР.

Расширив самовольно функции ЕАК, руководители его занимались устройством евреев-переселенцев, направляемых в Биробиджан, устройством евреев, возвращавшихся из эвакуации, трудоустройством евреев в бывших оккупированных районах Украины и Крыма». Судебное следствие установило, что «…. Штерн не только знала о проводимой в ЕАК преступной деятельности, но и сама активно участвовала в ней …».

Лина Штерн с другими членами Еврейского антифашистского комитета

Далее, проницательные следователи «Лубянки» усмотрели в ней классового врага и шпионку: «… Штерн вышедшая из классово-чуждой среды, прибывшая из-за границы в 1925 году в СССР, являясь членом президиума ЕАК, неоднократно выступала на заседаниях президиума с антисоветскими националистическими речами. В 1945 и 1946 гг. установила связь с рядом иностранцев, проживавших в Москве, и информировала американцев Мадд и Лесли (Стюарт Мадд – президент американо-советского медицинского общества, известный микробиолог; Роберт Лесли – издатель популярного медицинского журнала. – М.А.) о научных проблемах, над разрешением которых работают советские ученые, а также сообщила пресс-атташе английского посольства Трипп (Б. Трипп – английский специалист по органической химии. – М.А.) ряд сведений о научных работах руководимого ею института Академии Наук СССР.

Собранных материалов и свидетельств по данному делу, как показалось следствию, накопилось предостаточно. Лина Соломоновна в ожидании суда провела 3 года и 6 месяцев, полные унижения и психологического давления. Несмотря на длительные ночные допросы, пребывание в тесном и холодном карцере-пенале Лефортовской тюрьмы, она никого не оговорила, ни одного человека не опорочила, никому не принесла горя и преследований.

Судебный вердикт был вынесен 18 июля 1952 года: «На основании вышеизложенного Военная Коллегия Верховного Суда СССР признает виновной … Штерн в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 58-1а, 58-10 ч.2 и 58-11 УК РСФСР. А потому и руководствуясь ст.ст. 319 и 320 УПК РСФСР Военная Коллегия Верховного Суда СССР – ПРИГОВОРИЛА:

Штерн Лину Соломоновну по совокупности совершенных преступлений на основании ст. 58-1а УК РСФСР и ст. 51 УК РСФСР, лишить свободы в ИТЛ сроком на три года и шесть месяцев, с поражением прав на три года, без конфискации имущества и после отбытия этого срока лишения свободы на основании ст.35 УК РСФСР осужденную Штерн выслать в отдаленную местность сроком на пять лет. В срок лишения свободы осужденной Штерн зачесть предварительное заключение и исчислять с 28 января 1949 года. Лишить медали Штерн – «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Возбудить ходатайство перед Президиумом Верховного Совета СССР о лишении орденов… «Трудовое Красное Знамя» и «Красная Звезда». Приговор окончательный и кассационному обжалованию не подлежит…».  

Вскоре после суда она была вызвана к следователю. Ей были предложены города союзных республик, кроме столиц. Лина Штерн выбрала хлебный казахский город Джамбул, где местное население по установившейся традиции с уважением и почтением относилось к врачам и учителям.

29 июля 1952 года 74-летняя Л.С.Штерн под особым конвоем была этапирована в г. Джамбул, со сроком высылки 5 лет. 6 мая 1953 года прокурор по Джамбульской области Нургазиев санкционировал освобождение Лины Соломоновны Штерн, со снятием судимости, согласно Указу Президиума Верховного Совета Союза ССР от 27 марта 1953 года.

Пробыв в Джамбуле 10 месяцев, она привязалась к этому теплому южному городу, к искренним и открытым людям. Доброта и поддержка местного казахского населения дало надежду на новую жизнь. В благодарность, Лина Соломоновна купила и подарила большой дом с садом многодетному казаха-фронтовику.

После возвращения из ссылки Л.С. Штерн возглавила лабораторию физиологии Института биологической физики АН СССР. Продолжала изучать гемато-энцефалический барьер в свете новых достижений науки. В I960 году была избрана почетным доктором Женевского университета.

Умерла Л.С. Штерн 7 марта 1968 года, на 90-м году жизни, похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище. Лина Соломоновна Штерн всегда была верна избранному ею пути – она мужественно защищала и отстаивала свое учение, отвергая необоснованные обвинения.

В спецхранах республики сохранились уникальные документы и фотографии славной дочери еврейского народа, первой в мире женщины-академика – Лины Соломоновны Штерн. Уважение и моральная поддержка казахских тружеников, ученых и представителей власти в тяжелые годы войны и репрессий придало ей силы и укрепило надежды на жизнь. Лина Соломоновна Штерн оказала большое влияние на развитие медицинского образования, науки и культуры Республики Казахстан. Она оставила красивый след на казахской земле, след, освященный Богом.

 

PS. Материал дается в сокращенном варианте. См.: М.О. Абсеметов. Россия – Казахстан: вклад ученых в Великую Победу. – Томск: Изд-во Томского Государственного Университета, 2017. – 376 с.

Автор статьи ходатайствует перед акиматом (мерией) Астаны – в знак вечной дружбы между еврейским и казахским народами назвать одну из красивейших улиц столицы республики именем академика Лины Соломоновны Штерн, внесшей огромный вклад в развитие образования, науки и культуры Республики Казахстан.

 

Марат АБСЕМЕТОВ,

доктор исторических наук