«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Жанкутты, благословивший Абая

760
Жанкутты, благословивший Абая

Жанкутты Ботантайулы – один из самых ярких представителей казахской интеллигенции XIX века. Оратор, би и волостной управитель Жанкутты был знаком со многими знаковыми фигурами казахской степи, благословлял совсем еще юного Абая Кунанбаева и дважды совершал паломничество в Мекку. Со второго хаджа он так и не вернулся. Портал Qazaqstan Tarihy расскажет о Жанкутты Ботантайулы

Жанкутты Ботантайулы родился в 1810 году у подножия горы Аюлы Шетского района Карагандинской области. В детстве будущий оратор учился мусульманской грамоте у аульного муллы, а в возрасте четырнадцати лет отец отправил его в медресе города Каркаралы. После окончания медресе Жанкутты Ботантайулы был занят на различных административных должностях, за годы работы на которых заслужил репутацию справедливого бия. В годы работы во властных структурах он был вхож в дом известного по тем временам оратора Шабанбай бия, получившего всенародную любовь за свой «острый и смелый язык». Шабанбай би воспитывал юношу и даже благословил его словами:

 

«Аллаға жағам десең – азанды бол,

Ағайынға жағам десең – қазанды бол,

Халқыңа жағам десең – әділ бол,

Судай таза бол,

Жердей берік бол,

Өмірің ұзақ болсын,

Аймағың суат болсын,

Сөзің халқыңа қуат болсын!»

 

Это напутствие можно перевести как «Если хочешь угодить народу, будь справедлив, будь чистым как вода и стойким как земля. Да будет долгой твоя жизнь, водопойным - твой край, а слово твое пусть принесет сил твоему народу!».

Жанкутты Ботантайулы был в добрых, приятельских отношениях с видными представителями казахской интеллигенции того времени Кунанбаем, Алшынбаем, Кусбек торе, а потому именно ему выпала честь произнести бата юному Абаю. История гласит о состоявшемся некогда разговоре между Жанкутты и отцом Абая Кунанбаем. Тогда Жанкутты гостил в доме ага-султана. К нему подошел поздороваться сын хозяина Абай, в то время еще неженатый юнец. Жанкутты уже был наслышан о сметливости Абая, о его творческих начинаниях. Жанкутты посадил юного Абая рядом и задавал ему вопросы:

 

- Шырағым, дүние неге сүйенеді? - Дүние үмітке сүйенеді.

- Көздің көрмесі бола ма? - Көз қабағын көрмейді.

- Шам жарығының түспесі бола ма? - Шам жарығы түбіне түспейді.

- Болат пышақтың кеспесі бола ма? - Болат пышақ өз сабын өзі кеспейді.

- Тамағына тартпайтын махлұқат бола ма? - Өз тамағына тартпайтын махлұқат болмайды.

 

Жанкутты был доволен ответами Абая, но попросил того дать ему ответы в песенном виде. Тогда Абай ответил:

 

- Сіз сұңқар самғай ұшқан қиядағы,

Талпынған мен балапан үядағы.

Өрнекті өлең сөзбен жауап берсем,

Дүниенің жалғыз үміт тиянағы.

Көз көруі жетпейді қабағына,

Шам жарығы түспейді табанына,

Өз сабын болат пышақ өзі кеспес,

Мақлұкат тарпай қоймас тамағына,

 

Когда мясо было съедено, а кумыс выпит, уже Абай обратился к Жанкутты:

 

- Ата, можно задать вам вопрос?

- Е, шырағым, задавай.

- Ата, что есть дешево, что дорого и что неизлечимо?

- Шырағым, ложь дешева, правда дорога, а старость неизлечима, разве нет?

 

Сказав это, Жанкутты дал свое благословение юному Абаю.

Между тем, за свою более чем шестидесятилетнюю жизнь оратор Жанкутты би Ботантайулы оставил немало мудрых поучений для будущих поколений. Впервые имя Жанкутты стало известно благодаря беседе с новоиспеченным ага-султаном Каркаралы Жамантай торе. Тогда Жамантай было недавно избран на должность и потому поручил собрать всю интеллигенцию подвластной ему территории. Среди приглашенных был и отец Жанкутты Ботантай, который, в свою очередь, пожелал взять с собой в путь сына. Увидев Жанкутты, Жамантай торе сказал: «Это совет, где собираются и объединяются люди, а не место для сплетен домочадцев и детворы. Кто этот ребенок?». Тогда Жанкутты ответил: «Вчера мы были в гостях, угощались как вдруг один аксакал поморщился со словами, что мясо слишком постное. Сегодня же, завидев меня, и вы поморщились. Как же так? «Если старец выживает из ума он пугается еды, если торе выживает из ума – пугается юноши», так что ли? Или сказанная вами ранее фраза «Асыл тастан шығады, ақыл жастан шығады» результат вашей растерянности?». Когда один из свиты Жамантая сказал: «Послушай только, из этого юноши выйдет толк!», Жамантай торе же проговорил: «Толк уже есть. С этим юношей все в порядке», добавив, что отныне именно Жанкутты будет решать все спорные вопросы в округе.

В другой день Кунанбай, Алшынбай и Муса готовились собрать народ и провести народное собрание ввиду участившихся межродовых споров и участившегося возврата барымты. Народ по приказу правителей был созван. Люди пришли, но самих правителей не было. Несколько дней ждал их прибытия народ и под летним зноем народное недовольство на правителей начали расти. Жанкутты воочию наблюдал недовольство народа безответственностью правителей и в спешном порядке отправил народ по домам, сказав им, что правители не прибудут, а сам отправился к этой троице. Алшынбай спросил Жанкутты собрался ли народ, на что последний ответил: «Народ не только собрался, но и организовал собрание. Вы опоздали, быть может заболели. Потому на один из поставленных четырех вопросов, я самолично вынес решение. Остальные три были оставлены вам. Я сказал народу, что вы вынесете решение позже и отправил всех по домам».

Алшынбай был доволен решением Жанкутты, но спросил у него какие вопросы были оставлены на их рассмотрение. Жанкутты ответил: «Мусажан, зерновой спор я оставил тебе. Алшеке, решение по голой земле было оставлено тебе. А Кунанбаю досталось решить вопрос о лошади ақтобық».

За такие смекалистые и находчивые идеи и полные смысла слова-назидания народ называл Жанкутты Ботантайулы не иначе, как «Ақылшы ата» или «Жақсы Жанқұтты».

Жанкутты Ботантайулы был религиозным человеком, а потому дважды (в 1850 и 1873 гг.) совершил паломничество в Мекку. Известно, что незадолго до отправления в Мекку в 1873 году, он встретил Кунанбая, который просил его подождать еще год, а после отправиться на хадж вдвоем. На это Жанкутты ответил: «Келер жылға қарар едім, ажал қарамайды ғой» (дословно: «Можно было бы и присмотреться на будущий год, но смерть присматриваться не будет») и отправился один.

Вскоре, во время совершения хаджа, шестидесятитрехлетний аксакал Жанкутты Ботантайулы скончался. Здесь стоит отметить, что смерть во время совершения паломничества, согласно учениям Ислама, считается благословением, поскольку умершие на пути к Аллаху отправляются в рай. Так закончилась жизнь благословенного Жанкутты Ботантайулы, благословившего Абая.

 

 


Автор: Аян Аден