Главная История Казахстана Казахстан в составе Российской Империи Присоединение Казахстана к России Присоединение Казахстана к России: вхождение, завоевание, колонизация

Присоединение Казахстана к России: вхождение, завоевание, колонизация

27 Июля 2013
7184
0

Присоединению Казахстана к России предшествовали значитель­ные политические связи между ними. Русское государство проявляло заинтересованность в расширении своих государственных границ на Востоке. По мере централизации и усиления государственной власти значительно возросли возможности торгового обмена и других форм взаимоотношений с народами, соседствующими с восточными государствами.

Завоевание Иваном IV Казанского (1552), Астраханского (1556) ханств, Юго-Западной Сибири1, установление Камского торгового пути облегчали непосредственные контакты и с Казахским ханством. Интерес Русского государства к Казахстану особенно возрос со 2-й половины XV—XVI вв., после установления торговых и дипломати­ческих отношений России со среднеазиатскими ханствами.

Русское государство, заинтересованное в развитии транзитных торговых путей со среднеазиатскими ханствами через Казахстан и стремившееся обеспечить безопасность прохождения купеческих караванов, проявляло живой интерес к политической обстановке и взаимоотношениям Казахского ханства с соседними странами. Поэ­тому и московские государи стремились к установлению непосред­ственных связей с казахскими ханами. Большую роль в этом играли посольские связи. В 1573 г. в казахскую степь было направлено русское посольство по главе с Третьяком Чебуковым. Посольство имело задачу налаживания торговли с казахами. Однако дипломати­ческая миссия Чебукова не дошла до пределов Казахстана, так как была истреблена племянником сибирского хана Кучума Маметкулом. В 1577 г. русский посол Борис Доможиров, возвратившийся из Ногайской Орды, констатировал, что казахский хан, грозивший тогда ногаям и имевший связи с Ташкентом и Ургенчем, находился с«царем и великим князем в миру». В 1594 г. в Москву прибыло 1-ое казахское посольство. Посланник хана Тауекеля Кул-Мухаммед имел поручение освободить племянника его Ураз-Мухаммеда, находивше­гося в Москве «аманатом», т. е. заложником, и заключить дружес­твенное соглашение с Русским правительством. Кроме того, он должен был добиться от Бориса Годунова «огненного бою» для борьбы с соседним и враждующими феодальными ханствами. В ответной грамоте русско­го царя хану Тауекелю была обещана посылка «многой рати с огнен­ным боем» и «поберегание» казахов от всех их противников. Русское государство, добившееся в конце XV—XVI вв. заметных успехов в экономическом и политическом развитии, поощряло торговлю на восточных рубежах страны, имея, конечно, и политические цели. В жалованной грамоте Ивана Грозного Якову и Григорию Строгано­вым от 30 мая 1574 г. разрешалось торговать с народами Казахстана и Средней Азии.

В торгово-экономических связях обе стороны были одинаково заинтересованы. Путем товарообмена казахи приобретали предметы домашнего обихода, огнестрельное оружие, а русские получали от них различное сырье, скот. Русскому государству нужны были союзники в борьбе с потомками Кучума, беспрепятственный выход на рынки Средней Азии, безопасность пролегающих через территорию Казах­стана караванных маршрутов. В свою очередь, казахи, подвергавши­еся постоянным разорительным набегам среднеазиатских ханств, были заинтересованы в расширении контактов с Москвой. Для обес­печения безопасности торговых связей с Казахстаном, Сибирью, Средней Азией Русское государство наряду с продвижением землепроходцев, купцов, посольств и военных отрядов приступило к интенсивному строительству на границе с Казахстаном укрепленных пунктов-крепостей.

Первым русским городом на территории Западной Сибири, расположенным недалеко от границ Казахстана, был «Городок Обской большой» на правом берегу р. Оби при впадении в нее р. Иртыша. За короткое время своего существования (разрушен в 1594 г.) он служил исходным пунктом для дальнейшего продвижения русских военных отрядов в глубь Сибири и к границам Казахстана. Затем были постро­ены Тюмень (1586), Тобольск (1587), Тару (1594), Томск (1604).

Заинтересованность в установлении более доверительных отно­шений с русским государством проявляло и Казахское ханство, стре­мившееся укрепить свои международные позиции в условиях нарас­тавшей внешней угрозы.

Образование Джунгарского ханства внесло существенные пере­мены в Центральной Азии. Тауке-хан, выражавший интересы правя­щей феодальной группировки, будучи дальновидным политиком, постоянно стремился к упрочению границы своего государства. Бла­гожелательное отношение Тауке к России было обусловлено его попыткой укрепить положение Казахстана, поддерживая связи с Россией. В 1687 г. в Тобольск было направлено казахское посольство во главе с батыром Ташимом с поручением пригласить в Казахстан русских купцов. В состав миссии входили казахские торговцы, наме­ревавшиеся расчистить почву для экономических связей с Русским государством через сибирские города. В1689—нач. 1690 г. в Тобольск было направлено другое посольство во главе с Туман-батыром. Одна­ко эти связи не были оформлены юридически, подписанием конкрет­ных обоюдновыгодных соглашений, что, по всей вероятности, было обусловлено, с одной стороны, стремлением казахских владельцев сохранить независимое состояние ханства, а с другой — положением России, занятой польскими и турецкими делами. Внутреннее поло­жение Казахского ханства также не благоприятствовало спокойному развитию его внешнеэкономических контактов с Россией.

Попытки Хакк-Назара, Тауке и других казахских ханов создать крупное централизованное государство в конечном счете не увенча­лись успехом. Отсутствие устойчивых политических и экономичес­ких связей между жузами, междоусобная борьба казахской феодаль­ной верхушки поощряли агрессивных соседей, обрекали казахский народ на величайшие бедствия и лишения. «Первое десятилетие XVIII в., — писал Ч. Валиханов, — было ужасным временем в жизни казахского народа. Джунгары, волжские калмыки, яицкие казаки и башкиры с разных сторон громили их улусы, отгоняли скот и уводили в плен целыми семействами»2. С юга нападали среднеазиатские ханства, стремившиеся отторгнуть территории Казахстана. Но самым опасным врагом была Джунгария, представлявшая собой реальную угрозу для существования Казахского феодального государства.

Годы правления Цэван-Рабдана и его преемника Галдан-Цэрена были временем наибольшего могущества Джунгарского ханства, его активной роли в жизни народов Центральной Азии3. Первым круп­ным актом Цэван-Рабдана была война с казахским ханом Тауке. Казахское ханство остро нуждалось в дополнительных пастбищных угодьях, но не находило свободных земель. Земельная теснота, одна­ко, не была единственной причиной военных столкновений. Опреде­ленное значение имело стремление феодальных групп каждой сторо­ны установить контроль над торговыми путями, поживиться богат­ствами противника.

Если по отношению к России джунгарские правители занимали выжидательную позицию, то относительно казахских родов не скры­вали своих агрессивных намерений. Напряженное положение на северо-восточных границах вынудило казахских ханов и султанов вступить в переговоры с правительством Петра I и через Сибирские пограничные власти заявить о своих намерениях воевать с Джунга­рией в союзе с Россией.

В 1717 г. отдельные предводители казахов султаны Капп и Абул-хаир, учитывая сложность внешнеполитического положения казах­ских родов и реальную угрозу со стороны внешних противников, обратились к Петру I с просьбой о подданстве. Последний, будучи занят войной со Швецией и имея сведения о внутренних неурядицах и междоусобных распрях казахских родов, не решился на вмешатель­ство в «казахские дела», продолжая наблюдать за событиями в Казах­стане, Средней Азии и Джунгарии. Желание Петра I иметь в составе Российского государства киргиз-кайсацкую орду было обусловлено его намерением не только расширить пределы своего государства, но стремлением обезопасить восточные границы России. В одной из записок старший переводчик в секретных делах и будущий дипломат А. Тевкелев пишет «...по возвращении из персидского похода его императорское величество государь император Петр Великий изво­лил иметь желание для своего отечества Российской империи полез­ное намерение в приведении издревле слышимых, и в тогдашнее время почти неизвестных киргиз-кайсацких орд в Российское под­данство, и оное свое монаршее особое меня нижайшего к тому употребить намерение имел, с тем, буде оная орда в точное подданст­во не пожелает, постараться мне, несмотря на великие издержки хотя бы до миллиона (рублей) держать; то того, чтоб одним листом под протекцией Российской империи быть обязались»4.

Созданные по личному распоряжению Петра I военно-инженер­ные сооружения — Ямышевская (1716), Омская (1716), Железинская (17171 Семипалатинская (1718), Усть-Каменогорская, Коряковская (1720) и другие военно-оборонительные пункты, составившие Верх-не-Иртышскую линию, сыграли определенную роль в защите казахов от опустошительных набегов джунгарских войск. Наличие артилле­рии и хорошо обученных регулярных частей вынуждали джунгарских феодалов воздерживаться от прямых военных действий.

Джунгарскими вторжениями (1681—1684, 1694, 1711—1712, 1714—1717) были нарушены традиционные направления и пути пере­кочевок и вся слагавшаяся веками система кочевания в целом. Это обострило внутренние противоречия и усобицы, борьбу феодалов за пастбища, межродовые конфликты, столкновения, — разрешить ко­торые можно было лишь за счет обильных водой и травами и сравни­тельно безопасных кочевий у границ России.

Однако определяющим условием, ускорившим принятие частью Младшего жуза казахами российского подданства, явилась агрессия джунгарских феодалов. Годы «Великого бедствия» (1723—1727) при­несли голод, страдание, разрушение материальных ценностей, невос­полнимый урон развитию производительных сил. Казахские роды под напором джунгарских войск вынуждены были покинуть веками насиженные места, что повлекло за собой откочевку казахов в со­предельные районы. «...Переходы сии повлекли за собою неминуемое разорение и гибель... нищета и страдания сделались всеобщими, иные умирали с голода, другие бросали жен и детей своих»,—писал по этому поводу А. И. Левшин5.

В этой сложной ситуации борьбу против захватчиков возглавили батыры-военачальники, такие, как Букенбай, Кабанбай, Малайсары, Жанибек и др., важную роль сыграла несгибаемая воля Абылая.

В военном отношении Джунгарское ханство представляло собой серьезную силу. На вооружении огромной джунгарской армии еще в конце XVII в. имелось «огненное оружие с фитилем»6. Вооружение казахов значительно уступало джунгарскому.

Несмотря на неблагоприятную обстановку в целом по Казахстану, казахский народ, которому принадлежала решающая роль в отраже­нии небывалого со времен монгольского нашествия натиска джунгар­ских захватчиков, одерживал порою внушительные победы. Отряды казахских батыров нередко, вытеснив вражеские силы, вторгались на территорию близлежащих кочевий джунгар, захватывали большое количество пленных. Одно из крупных сражений произошло в 1726 г. на берегу р. Буланты, в местности Кара-Сыйыр. Казахские воины нанесли здесь джунгарским полчищам чувствительное поражение. Место битвы получило название «Калмак-кырылган» (место гибели калма-ков).

В 1729 г. произошло кровопролитное сражение казахских сарбазов с джунгарскими завоевателями на юго-востоке от озера Балхаш, в местности Анкарай7, где объединенные силы трех жузов одержали блестящую победу. Войска завоевателей начали отступать по р. Или на восток. Но в этом время предводители казахского ополчения в связи со смертью хана Болата рассорились из-за власти, что облегчи­ло действия ойратов и свело на нет многочисленные жертвы и усилия казахского народа в борьбе с джунгарами.

Сложность внешнеполитического положения казахов побуждала искать пути выхода из создавшегося положения. Еще в 1726 г. хан Младшего жуза Абулхаир, старшины Сугур, Едикбай, Хаджибай, Кулымбай и др. отправили в Россию поста Койбагара «просить покровительства» для казахов Младшего жуза. Это посольство оста­лось безрезультатным, но Абулхаир не оставляет своих намерений и в сентябре 1730 г. вновь отправил посольство через Уфу в Петербург с письмом к русской императрице Анне Иоанновне и устной просьбой о подданстве и покровительстве. 19 февраля 1731 г. императрица Анна Иоанновна подписала жалованную грамоту хану Абулхаиру о принятии в российское подданство Младшего жуза. Для принятия соответствующей присяги в Казахстан с грамотой к хану Абулхаиру были направлены послы во главе с переводчиком Комиссии инос­транных дел А. И. Тевкелевым.

Основываясь на заверениях Абулхаира, в Петербурге решили, что желание вступить в российское подданство разделяют все султаны и старшины Младшего жуза. Однако, когда Тевкелев прибыл 5 октября 1731 г. в ставку Абулхаира, находившуюся на р. Иргиз, выяснилось, что по вопросу принятия российского подданства среди феодальной верхушки были существенные разногласия. Попытки «противной партии» во главе с султаном Бараком противодействовать перегово­рам и исключить оформление акта о присоединении Младшего жуза к России потерпели неудачу и 10 октября 1731 г. значительная часть собрания казахских старшин высказалась за его принятие.

Хотя вхождение Среднего и Старшего жузов состоялось позднее, Абулхаир-хан при обращении к царскому правительству выступал от имени всего казахского народа, что, несомненно, насторожило джунгар и заставило их с тревогой смотреть на дальнейшее развитие русско-казахских отношений. В указе российской императрицы име­лись пункты, гарантировавшие неприкосновенность уже официаль­но подданных казахов от враждебных акций беспокойных соседей: «ежели на Вас, кайсаков (казахов) будут нападать неприятели, чтоб Вы от того нашим защищением охранены быть»8.

Не отрицая объективной основы принятия Младшим жузом рос­сийского подданства, не следует упускать из виду и корыстные инте­ресы Абулхаира, который, опираясь на российскую администрацию, надеялся ослабить позиции своих политических противников, воз­выситься над своими потенциальными соперниками в борьбе за единоличную власть. В этом вопросе не было единого мнения и в русской историографии. М. Макшеев, А. И. Добросмыслов, И. Завалишин, В. Н. Витебский, И. И. Крафт в целом оправдывали действия Абулхаира в ходе переговоров и подписания документа о подданстве. А. И. Левшин был склонен рассматривать подданство, как проявле­ние личной воли Абулхаира и других «властолюбивых начальников» народа, лелеявших надежду «усилиться покровительством могущес­твенной державы».

Однако и после принятия Младшим жузом российского подданст­ва положение в Казахстане оставалось сложным. Угроза джунгарских опустошительных вторжений не была снята. В этой сложной ситуа­ции дело спасения страны взял на себя сам народ. В годы отражения джунгарской агрессии проявился полководческий талант султана Абылая. Но и в этой ситуации различные классы казахского общества ставили перед собой разные цели. Если трудящиеся массы кочевни­ков-скотоводов мечтали о мире и пастбищах, торговле с сопредель­ными странами как условиях восстановления и развития подорван­ного хозяйства, прекращения бесконечных поборов и грабежей, об­нищания, то часть казахских феодалов искала возможности усиления личных позиций, тогда как известные бии Казыбек, Толе, Айтеке неустанно призывали народ к единству.

24 ноября 1732 г. Тевкелев, завершив свою миссию, выехал в обратный путь из урочища Найзакескен. 2 января 1733 г. прибыл в Уфу вместе с посольством Абулхаира, направленным в Петербург. В его составе были сын Абулхаира султан Ералы, двоюродный брат хана султан Нияз, старшины Чадынбай, Мурза Худай-Назар, батыр Мурзагельды, Мурза Тугельбай и др. В результате переговоров в Петер­бурге вступление Младшего жуза в подданство России было оформле­но окончательно.

Тогда же, в 1733—1734 гг. изъявили желание принять российское подданство некоторые бии и влиятельные султаны Южного Казах­стана. Указ императрицы Анны Иоанновны от 10 июня 1734 г. свидетельствовал о согласии правительства принять Старший жуз в состав России. Однако его удаленность от России, а также напряжен­ные отношения с Джунгарией, убийство хана Жолбарыса в 1740 г., державшегося пророссийской ориентации, надолго отодвинули осу­ществление этого плана.

Для закрепления позиций во вновь присоединенных казахских землях в мае 1734 г. была организована Оренбургская экспедиция, .которую возглавил обер-секретарь Сената И. К. Кириллов — спод­вижник Петра I. Помощником его был утвержден А. И. Тевкелев. В задачу комиссии входило всестороннее изучение вошедших в состав России земель, разведка природных ресурсов, сооружение Орской крепости, установление новой границы между русскими и казахски­ми владениями. Ряд причин, и прежде всего восстание башкир в 1734—1738 гг., помешал реализовать обширный план Оренбургской экспедиции. В 1735 г. был основан г. Оренбург, имевший важное значение в развитии русско-казахских политических и торговых вза­имосвязей.

3c246d4c743e467e44361c70766a721b.jpg

Российские власти принимали меры, направленные на пресече­ние агрессии Джунгарского ханства. Джунгарский хунтайджа Галдан-Цэрен был информирован через пограничные власти, что часть казахов являются российскими подданными и будут ограждены от набегов извне. В 1738—1741 гг. воины Галдан-Цэрена совершили новый опустошительный поход на казахские земли. Коменданты Ямышевской, Усть-Каменогорской и Семипалатинской крепостей потребовали от джунгар оставить в покое казахов, принявших рос­сийское подданство. Обострение ситуации в пограничной зоне, угро­за алтайским заводам побудили правительствующий Сенат 20 мая 1742 г. принять указ о мерах защиты казахского населения и обороны Иртышской линии.

В конце 1731 г. Абулхаир и батыр Букенбай направили своих представителей в Средний жуз, обещая хану Семеке в случае приня­тия российского подданства обеспечить безопасность региона с по­мощью русских войск. Семеке принял предложение постов Абулхаира. В 1732 г. в состав России формально вошла некоторая часть Среднего жуза. Как показали последующие события, Семеке не собирался соблюдать договор с Российской империей: совершал на­беги на башкир-феодалов российских подданных. Угроза Джунгарии побудила влиятельных феодалов Среднего жуза повторно обратиться к России с просьбой принять их в ее состав. Грамотой Анны Иоанновны от 10 июня 1734 г. просьба Семеке и его сторонников была удовлетворена. В связи со смертью И. К. Кириллова в апреле 1737 г. новым начальником Оренбургского края был назначен В. Н. Тати­щев, стремившийся закрепить зависимость представителей султанов и старшин Младшего и Среднего жузов.

Состоявшийся в Оренбурге в 1740 г. съезд представителей старшин и султанов Младшего и Среднего жузов способствовал закреплению первых результатов Российского подданства. Присутствовавшие на нем хан Абулмамбет и султан Абылай, учитывая сложившуюся ситу­ацию, высказались за принятие российского подданства, стремясь обезопасить Казахстан от возможных вторжений джунгар. Присяга группы султанов и старшин Младшего и Среднего жузов в 1740 г. обусловила присоединение к России лишь части Среднего жуза, основные же регионы северо-восточного и Центрального Казахстана вошли в состав империи лишь в 20—40-х гг. XIX в. вследствие военно-политических акций царизма.

В середине XVIII в. в Центральной Азии произошли серьезные перемены. Враждебные действия джунгар против казахов были ос­лаблены в связи с событиями в самом Джунгарском ханстве, которые произошли после смерти Галдан-Цэрена. С ослаблением Джунгарии исчезла угроза завоевания ею казахских земель. Убийство в 1748 г. хана Абулхаира султаном Бараком встревожило правительство Рос­сии. Петербургский двор, заинтересованный в продолжении полити­ки, сложившейся при Абулхаире, возлагал надежды на феодальные группы, державшиеся пророссийской ориентации. В 1749 г. Нуралы — сын погибшего хана был утвержден ханом Младшего жуза. Однако усиление колониальной направленности политики царизма ослож­нило внутриполитическую обстановку в жузе, проявлявшуюся в раз­личных формах неповиновения старшин хану. Это была борьба про­тив Оренбургской администрации, ставшей на путь открытой коло­низации Приуралья, и Нуралы-хана, поддерживающего политику России9.

В 1756 г. был издан царский указ, запрещавший казахам в зимнее время перегонять скот на правый берег Урала. Решение правитель­ства, принятое в интересах Яицкого казачества, усилило антиправи­тельственные настроения. Крепости и другие военные сооружения, которые царизм интенсивно воздвигал особенно по р. Урал, призван­ные оборонять русские селения от набегов кочевников, превратились в центры колонизации казахских земель. В зависимости от конкрет­ных условий и целей царские власти не считались и с позицией хана Нуралы. который под давлением соплеменников робко выражал недовольство в связи с военными мерами вытеснения казахов с родовых кочевий.

Следующим этапом борьбы с остатками казахской государствен­ности явилась попытка внедрения новой системы российского управ­ления в Младшем жузе, которая должна была привести к отмене ханской власти. Однако проект реформы Оренбургского губернатора барона Игельстрома, первоначально одобренный Екатериной II, был обречен на неудачу и отменен. Вскоре Нуралы-хан, не обеспечивший проведение российской политики и под натиском восстания батыра Сырыма Датова, был отстранен от ханской власти.

Утверждением в 1797 г. ханом престарелого султана Айчуака правительство пресекло все попытки более влиятельных султанов добиваться ханской власти. Оренбургская администрация не поддер­жала притязания одного из сыновей Нуралы — султана Каратая. После смерти Айчуака ханом Младшего жуза был утвержден его сын, послушный, маловлиятельный султан Жанторе10.

Отстранением в 1821 г. от ханского престола Арынгазы, а в 1824 г.   – Шергазы Айчуакова заканчивается традиционная государствен­ность в Младшем жузе. Принятие в 1824 г. Устава об «Оренбургских киргизах» обусловило отмену ханской власти в Младшем жузе и замену ее системой административно-политического управления, сходного с российской 11.

Несколько иначе складывалась ситуация в Среднем жузе, непосредственно примыкавшем на востоке к Цинской империи, что вызвало особую заботу правящих кругов Российской империи. Созда­ние имперского наместничества Синьцзян из земель, преимущес­твенно составляющих владения уничтоженной цинами Джунгарии — внесло немало изменений в казахско-русские и казахско-китайские отношения и в значительной степени ускорило проведение военно-административных акций царизма в регионе.

Строительство военных линий в Среднем жузе стало опорной базой колонизации казахских земель в сложных политических усло­виях. Пограничная линия состояла из трех частей: с юго-западной стороны — от редута Сибирского до Омской крепости, протяжен­ностью 553 версты (Горькая линия), от крепости Омской по правому берегу Иртыша до редута Малонарымска, общей длиной 1684 версты (Иртышская линия); — от крепости Усть-Каменогорской по западно­му скату Алтайских гор между колыванскими горными заводами по направлению к крепости Кузнецкой (Колыванская линия) протя­женностью 723 версты12.

22 июня 1752 г. по решению правительства началось строительст­во серии укреплений от урочища Звериного на Тоболе до Омской крепости. Ново-Ишимская линия состояла из 9 крепостей и 53 реду­тов и соединяла на протяжении 540 верст Уйскую линию с Иртыш­ской. В это же время были созданы Красногорская дистанция и Орская линия (крепости Орская, Таналыцкая, Уртамышская).

Создание укреплений ограничивало традиционные кочевья каза­хов, создавало напряженность между сибирской администрацией и казахскими султанами. Усиление военных акций царизма в регионе, угроза вторжения цинских войск в пределы Казахстана побудили влиятельных султанов во главе с Абылаем принять суверенитет Цинского богдыхана при сохранении российского подданства13.

Политика двойного подданства, которой придерживался Абылай, была обусловлена жизненными интересами Казахстана. Глубокие преобразования, осуществленные им прежде всего в Среднем жузе, во многих сферах укрепили казахскую феодальную государственность, обеспечив проведение независимой политики. Признание его ханом Среднего жуза Екатериной II и цинским двором, т. е. двумя крупными государствами, значительно укрепили позиции Абылая.

Политика лавирования между Россией и Цинской империей, которую проводил и преемник Абылая Уалихан, утвердили правящие круги России в мнении об упразднении ханской власти и в Среднем жузе.

В 1815 г., стремясь ослабить позиции Уали в Среднем жузе, прави­тельство назначило второго хана — Букея, после смерти которого в 1817 г. и Уали-хана в 1819 г. новые ханы в Среднем жузе более не назначались.

После ликвидации ханской власти в Среднем жузе царское прави­тельство, опираясь на «Устав о сибирских киргизах», ввело новую систему управления, разработанную М. М. Сперанским. По «Уставу», территория казахской степи, занятая под кочевья Среднего и частью Старшего жузов, получила название Область Сибирских киргизов и вошла в состав вновь созданного Западно-Сибирского генерал-губер­наторства с центром управления до 1839 г. в Тобольске, а с 1839 г. — в Омске.

В целях ускоренной колонизации края вводилась постепенно российская система управления, что вызвало протест большей части казахского населения, вылившийся в ряд восстаний. Самым крупным из них явилось движение под предводительством хана Кенесары Касымова, ставившего своей целью восстановление казахской госу­дарственности времен Абылая. Восстание отодвинуло по крайней мере на 10—15 лет военное покорение царизмом юго-восточной части Среднего жуза.

Подчинение основной части Старшего жуза происходило в других условиях. Часть казахских родов Южного Казахстана приняла рос­сийское подданство добровольно. 18 января 1819 г. 55462 души обоего пола во главе с султаном Сьюком Абылайхановым добровольно присягнули Российской короне. В мае 1824 г. император Александр I подписал грамоту о принятии в подданство еще 14 султанов Старшего жуза, кочевавших в Семиречье. Однако основные районы Семиречья и Южного Казахстана оставались вне влияния Российской империи. С целью вытеснения из региона кокандских беков правительство приступило к организации военно-разведочных экспедиций в Заилийский край. В скором времени были основаны крепости Копал. Лепсинск, Урджар. Главным оплотом колонизации края и распрос­транения российского влияния на казахов Чуйской и Таласской долин стало укрепление Верное (1854).

Взятие царскими войсками Туркестана, Шымкента, Аулие-Аты. других городов и поселений, сопровождавшееся применением круп­ных воинских сил, завершило завоевание Южного Казахстана Рос­сией.

Присоединение Казахстана, начавшееся в 30-х гг. XVIII в., завер­шилось лишь в конце середины XIX в. и являлось сложным, проти­воречивым процессом. Присоединение казахских жузов происходило в различных внешнеполитических и внутренних условиях. Значи­тельная часть Младшего, некоторые районы Среднего жузов приня­ли российское подданство добровольно. Большая же часть Среднего и часть районов Южного Казахстана, были присоединены с помощью военной силы царизма, стремившегося ускорить присоединение края, не считаясь с интересами подавляющей части населения Казахстана, ставя во главу стратегические, далеко идущие цели империи в Цен­тральной Азии. Присоединение Южного Казахстана, а затем Сред­ней Азии к России позволило царизму одержать верх в соперничестве с Британской империей.

Административно-политическими реформами царизм ликвиди­ровал традиционную систему управления, открыл широкие возмож­ности для заселения казахского края русскими переселенцами, вы­тесняя кочевников на малопригодные земли. Получив бесконтроль­ную власть над большей частью населения, Россия расширила коло­низаторскую политику почти во всех сферах.

Вместе с тем присоединением Казахстана к России создавались условия для хозяйственного взаимообмена и взаимодействия между кочевниками и пришлым населением, закладывалась почва для рас­пространения грамотности, оживления торговли, включения казах­ского аула в орбиту капиталистических производственных отноше­ний со всеми вытекающими отсюда последствиями.

1 .Жестокость и последствия похода казачьего атамана Т. Ермака описаны в книге академика VI. К. Козыбаев Актандактар акикаты. Алматы. 1492.

2.  Валиханов Ч. Ч. Собр. соч. в 5 т. Алма-Ата. 1985. т. 4. С. III.

3.Златкин И. Я. История Джунгарского ханства 1635—1758.  Изд. 2-е.  М.. 1983. С.
235-241.

4.Голосов Д. Поход в Хину  в  1839 г. отряда  под  начальством  генерал-адъютанта
Перовского // Военный сборник. 1863. №1. С. II.

5.Левшин А, И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей. СПб. 1832.
Ч. 2. С.70.

6.Титов А. Сибирь в XVII веке. М., 1890. С. 77.

7.АбилдаевБ. Анракай шайкасы// Казак батырлары. 1991. №1.

8.Крафт И. И. Сборник узаконений о киргизах степных областей. Оренбург. 1888. С.22-23.

9.Сабырханое А.  Исторические предпосылки ликвидации ханской власти в Казахстане// Казахстан в эпоху (феодализма. Алма-Ата. 1981. С 155.

10.Аполлова Н. Г. Экономические и политические связи Казахстана с Россией и XVIII -начале XIX века. М.. 1960. С. 410.

11.Букеевское ханство ( Внутренняя орда), возникшее в буферной зоне между Волгой и Уралом
в 1801 г.. названное по имени его основателя султана Букея было упразднено в 1845 г.. что обусловило окончательную ликвидацию ханском власти на всей территории Младшего жуза.

1 2. Центральный государственный военно-исторический архив РФ. ф. 414. д. 419. л. 3—3 об.

13. Валиханов Ч. Ч. Собр. соч. в 5 т. Алма-Ата. 1985. Т. 4. С. 114: Гуревич.. В. П. Международные отношения в Центральной Азии в XVII — пер. пол. XIX вв. М„ 1976. С. 176- I 77.


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь