«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

«Переводчик в стихах – соперник...»

1082 0
«Переводчик в стихах – соперник...»
Когда говорят о казахской литературе, в памяти всплывают имена писателей, поэтов, в редких случаях – акынов и жырау, и еще реже о переводчиках.

Qazaqstan Tarihy предлагает вспомнить творчество замечательного казахского переводчика Куандыка Шангитбаева, благодаря которому Великая Степь познакомилась с произведениями Омара Хайяма, Иоганна Гете, Александра Пушкина и других

Куандык Шангитбаев родился 21 марта 1925 года в поселке Карабутак (Актюбинская область) в довольно состоятельной семье. Дед будущего поэта и переводчика Шангитбай был весьма уважаемым в округе человеком, держал тысячи голов скота и даже побывал паломником в Мекке в 1910 году. Вскоре после рождения внука и прихода к власти Ф. Голощекина, пообещавшего устроить в регионе «Малый Октябрь», семья лишилась всего имущества.

На этом беды семьи не закончились. В 1937 году, в самый разгар «сталинского террора», сотрудники НКВД пришли за детьми Шангитбая. В августе 1937 года в застенки отправили старшего сына Жунуса, а 17 ноября - отца Куандыка Толегена. Пятидесятилетнего Толегена обвинили по 58-8 статье УК РСФСР («шпионаж в пользу Японии») и приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей под Ярославлем. Самому Куандыку в то время было 12 лет и много лет спустя он в стихах расскажет как пешего отца угонял всадник, а его самого прогоняли камчой. Вслед за Толегеном былы арестованы родные братья его жены Батимы – Бахтыгерей и Сауда. Впоследствии Жунус и Сауда были расстреляны как «враги народа», а Куандык был исключен из пионеров.

Клеймо «враг народа» сильно ударило по семье – с ними перестали разговаривать не только друзья и соседи, но и родственники. Несмотря на это Батима сумела вырастить Куандыка и его сестру Алиму. Куандык с детства был увлечен литературой и уже в 15 лет стал студентом филологического факультета Казахского государственного университета. В первый же год обучения он вместе со своим преподавателем, будущим членом-корреспондентом АН КазССР, Мауленом Балакаевым написал учебник по казахскому языку, который увидел свет в 1941 году. Гонорар за этот труд Куандык отдал отцу, находившемуся в то время в Воллаге. Конвоиры не принимали в пищу конину, поэтому Куандык спрятал деньги в мешки с казы, которые переправлял отцу. Сокамерники впоследствии вспоминали, что Толеген даже устроил небольшой пир для сидевших вместе с ним земляков. В тот же год Толеген умер, но его сын узнает об этом лишь несколько лет спустя. По имеющейся информации, Толеген получил несовместимые с жизнью травмы после падения узкоколейки. Толегена Шангитбаевича реабилитировали в декабре 1958 года.

В конце 1941 года все еще будучи студентом К. Шангитбаев был принят на работу в Казахское объединенное государственное издательство, где переводил речи Сталина и военные сводки. В 1942 году Куандык Шангитбаев перевел на казахский язык поэму М. Горького «Девушка и смерть», что стало его литературным дебютом. В том же году К. Шангитбаев по поручению своего начальства берется за редактирование первой книги романа-эпопеи «Путь Абая» Мухтара Ауэзова. Бейсембай Кенжебаев, в то время главный редактор издательства, настоял на том, чтобы работа по редактированию книги держалась втайне из-за т.н. «буржуазно-националистической» направленности детища. Совсем еще юный семнадцатилетний К. Шангитбаев не подвел и в 1942 году книга вышла в свет, а Куандык вместе с Б. Кенжебаевым стали авторами первой рецензии на книгу.

Долго ждать реакции властей не пришлось: в 1943 году Бейсембая Кенжебаева уволили, а Куандыка Шангитбаева отправили литературным секретарем Нурпеиса Байганина в Актюбинскую область. В Актюбинске за судьбу юного поэта вступилась практически вся литературная элита того времени, поэтому ему удалось перевестись экстерном в местную аспирантуру. Куандык Шангитбаев работал литературным секретарем известного акына, заведовал кафедрой казахского языка и литературы местного пединститута и трудился над переводом поэмы об Ер Едиге. Работа над поэмой шла более двух лет, но руководство страны посчитало неприемлемым публикацию книги за авторством сына «врагов народа». В это же время Куандык узнает о смерти отца и встречает свою будущую жену Марьям, дочь бывшего наркома просвещения КазССР Ильяса Темирбекова. В 1945 году Куандык вернулся в Алма-Ату.

 

Куандык Шангитбаев и его внук Дулат Тулегенов

 

По возвращении в столицу КазССР в свет вышел его первый поэтический сборник «Честь» («Ар»), предисловие к которому еще в 1943 году написал Мухтар Ауэзова. Однако вслед за выходом книги в 1946 году вышло Постановление ОргБюро ВКП (б) о газетах «Звезда» и «Ленинград». Оказывается, что в «идеологически вредном» сборнике поэта Шангитбаева не было ни слова о Сталине, а стихотворение «Я - казах» полностью проникнуто националистическими идеями. К тому же среди прочих обвинений звучали придирчивые заявления, что автор ограничивает понятие родины голой степью. Власть сначала потребовало изъятия предисловие М. Ауэзова, а позже – ликвидацию всего тиража. Те, кому удалось приобрести тот самый первый тираж и сохранить его, сейчас обладатели уникального библиографического антиквариата. Что касается самого автора, то его перестали принимать на работу, а его стихи перестали пользоваться спросом. Такое стечение обстоятельств вынудило его вернуться в Актюбинск и попытать счастья там.

В 1947 году, после нескольких месяцев скитаний, его все же приняли на работу в областную газету «Социалисттік жол», где он проработал до 1951 года. В этот период он, по совету все того же Мухтара Ауэзова, стал трудиться над переводом поэмы А. С. Пушкина «Евгений Онегин», что немного ослабило клешни партийного руководства. С 1951 по 1955 года Куандык Шангитбаев был корреспондентом русской редакции и заведующим отдела культуры газеты «Актюбинский вестник».

Его работу в Актюбинске прервала смерть Сталина. Его снова позвали в Алма-Ату, на этот раз, консультантом по литературной критике Союза писателей Казахской ССР. В 1957 году он возглавил журнал «Жұлдыз» («Звезда»), а в 1959 году стал главным редактором газеты «Қазақ әдебиеті» («Казахская литература»).

В период гонений Куандык Шангитбаев выпустил свою вторую книгу «Аққу әні» («Песня лебедей»), которая мгновенно нашла своего читателя. Рецензии на книгу пестрили хвалебными отзывами за глубокую лиричность и богатейшую лирику. Однако библиографы и знатоки литературного искусства считают вершиной его творческого пути перевод поэму «Евгений Онегин», который он начал в 1949 году, а закончил лишь в 1985-м. Пушкиноведы отмечают, что К. Шангитбаев не только сохранил т.н. «систему онегинской строфы» в казахской вариации, но и максимально передал лексический потенциал поэмы. За этот многолетний труд Куандык Шангитпаев стал обладателем Диплома Пушкинского дома.

Благодаря трудам Куандыка Шангитбаева Великая Степь смогла в полной мере насладиться знаменитыми рубаями персидского философа и поэта Омара Хайяма, произведениями поэта М. Лермонтова, немецких мыслителей И. Гете и Г. Гейне, шотландского фольклориста Р. Бернса и одного из величайших лириков мировой литературы Хафиза Ширази. 

Кроме того, известны достижения Куандыка Шангитбаева в области драматургии. Одна из самых знаменитых его пьес «Беу, қыздар-ай!» («Ох уж эти девушки!»), которая снискала славу не только в Казахстане, но в России, Узбекистане, Киргизии, Туркменистане и Корее. К. Шангитбаев тесно сотрудничал со многими музыкантами своего времени, среди которых Сыдык Мухамеджанов и Шамши Калдаяков. К примеру, в 1964 году он написал краткий сценарий к дебютной на казахской сцене комической опере «Айсулу» композитора С. Мухамеджанова. Первая оратория С. Мухамеджанова «Ғасырлар үні» («Голос веков») также был написан на стихи К. Шангитбаева. За всю жизнь К. Шангитбаев написал слова на более чем сто песен и несколько поэтических книг, среди которых «Лирика», «Жыл құсы», «Гүл толқыны» и другие.

Куандык Тулегенович Шангитбаев скончался 19 февраля 2001 года. Его именем названы улицы в Актобе и Алмате и школа в родном поселке поэта Карабутаке.

Куандык Тулегенович никогда не переводил слова, он переводил юмор, горечь, любовь. Поэтому его переводы всегда были прозрачнее стекла. Читая произведения, которых изящным словом коснулся К. Шангитбаев, казахский читатель не спотыкался, не видел тот язык, что стоял вначале. Как-то русский поэт, один из основоположников романтизма в русской поэзии Василий Жуковский сказал: «Переводчик в прозе – раб, переводчик в стихах - соперник», но пример Куандыка Шангитбаева показал, что в иных случаях переводчик может оцениваться выше создателя произведения, ибо труды, которые он заложил в перевод, порой выглядят весомее.

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English