«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Габен, рожденный под счастливой звездой. Часть 1

435 0
Габен, рожденный под счастливой звездой. Часть 1
Габит Мусрепов родился на стыке веков, детство и молодость его пришлись на революционные годы, а дальше – репрессии, гонения, война…

Вместе с тем, оборачиваясь назад, можно сказать, что жизнь его была полна ярких событий, встреч с неординарными людьми, творческих и карьерных успехов. Редакция портала Qazaqstan Tarihy предлагает вспомнить о самых важных моментах жизни одного из самых разносторонних писателей своего времени Габита Махмутовича Мусрепова

 

Габит Мусрепов родился 9 марта 1902 года в ауле Жанажол Акмолинской губернии в многодетной семье простых казахских крестьян Махмута и Дины, в которой помимо него росли еще трое сыновей и одна дочь. О своем рождении много позже Габит Махмутович вспоминал: «Как я теперь понимаю, моему приходу в этот мир никто особенно не радовался. Просто семья – и без того многодетная – увеличилась еще на одного мальчишку».

Первые знания Габит получил у муллы родного аула, где научился читать и писать арабской вязью. Позже Габит закончит двухклассное начальное русское училище и Пресногорьковское высшее начальное училище, но именно арабская вязь станет основой его будущих произведений.

В Пресногорьковское училище Габит Мусрепов поступил в 1918 году. Здесь он учился под началом известного казахского педагога Бекета Утетлеуова, который познакомил Габита с трудами классиков русской литературы Пушкина, Лермонтова, Крылова и других.

Сразу после выпуска, в 1921 году он недолго трудился писарем аульного старшины, а после, смышленого юношу привлекли к работе в органах местного военного управления, в Таузарский волостной военный комиссариат. Уже через год Габит стал заместителем начальника районной милиции в селе Благовещенка. В том же 1922 году 20-летний Габит женился на снохе местного бая Ханшайым.

В 1923 году Габит поступил в Оренбургский рабочий факультет, где вместе со своими друзьями Сакеном Сейфуллиным и Сабитом Мукановым снимал квартиру в городе. Первое время друзья жили на писательские гонорары Сакена Сейфуллина, что сподвигло Муканова и Мусрепова также заняться творчеством. Дебютный рассказ Габита Мусрепова «В бушующих волнах» родился еще в период его обучения в Оренбурге и был опубликован в местной газете. Дебют молодого писателя был высоко оценен Беймбетом Майлиным, в то время – ответственным секретарем республиканской газеты. С легкой руки Б. Майлина, пригласившего Г. Мусрепова на должность переводчика в свою газету, начался творческий путь Мусрепова. До 1926 году Мусрепов совмещал учебу на рабфаке с переводческой деятельностью.

Несмотря на первые успехи в литературе, в 1926 году Габит Мусрепов едет в Омск, где становится студентом Сибирской сельскохозяйственной академии. К слову, уже через год Мусрепова отозвали из Омска в связи с борьбой по искоренению неграмотности в аулах. Сам Мусрепов по это поводу писал:

 

«Работа в сельском хозяйстве, как и военно-милицейская деятельность, не стали содержанием моей жизни. Меня по-прежнему привлекала нетронутая белизна листа бумаги, она заставляла заново переживать события, участником которых я был»

 

В 1926 году Габит женился во второй раз на двадцатидвухлетней башкирке Хусни Ягфаровой, за сорок лет в браке с которой у Габита родились четыре дочери. В период с 1928 по 1931 год Габит Мусрепов работал главным редактором Казахского государственного литературного издательства и членом редколлегии журнала «Жаңа Әдебиет». Кроме того, в этот период вышли первые книги писателя «В пучине» и «Американский пырей», а также учебники «Красноармейский букварь» и «Букварь для малограмотных», написанные в ходе проведения политики просвещения в аулах.

 

Габит Мусрепов и Сабит Муканов

 

В 1925 году во главе Казахской автономной республики встал Филипп Голощекин, претворивший в жизнь проект «Малого Октября». Эта инициатива вкупе с коллективизацией привела регион в упадок и спровоцировала массовый голод 1932-1933 годов. Габит Мусрепов одним из первых привлек внимание политической элиты страны к зверским методам ведения голощекинских инициатив. В июле 1932 года Габит Мусрепов вместе с Мансуром Гатаулиным, Муташем Давлеталиевым, Ембергеном Алтынбековым и Кадыром Куанышевым обратились с письмом к Сталину, в котором объясняли катастрофу в сельском хозяйстве региона перегибами местной власти. В отличии от писем, которые в разное время писали Турар Рыскулов, Убайдулла Ходжаев и Смагул Садуакасов, это письмо они сопроводили запиской:

 

«Податели этих вопросов не являются ни в какой мере «обиженными» людьми, так же, как и людьми, жаждущими карьеры… Единственной нашей целью является помочь социалистическому строительству в Казахстане, указав на отдельные серьезные прорывы, ставя волнующие нас вопросы прямо по-большевистски перед Крайкомом в рамках партийной демократии и в порядке самокритики, являющейся главным оружием нашей партии. Поэтому мы уверены, что Вы ответите на наши вопросы, отнесясь к ним, как к предложениям, исходящим от здоровых товарищей среднего партактива, не связанных в какой-либо мере с именем других, в частности, «больших» людей»

 

Следует ли говорить, что это письмо было воспринято как угроза строительству социализма в стране, а авторы подверглись разного рода наказаниям. Что касается Г. Мусрепова, то его отправили работать в Кустанайскую область, однако уже через год Мусрепова утвердили заведующим сектора искусств при Народном комиссариате просвещения Казахской АССР, а еще через год назначили главным редактором газеты «Социалисттік Қазақстан».

Мусрепов стоял у истоков зарождения казахской киноиндустрии. Он был одним из авторов сценария кинофильма «Амангельды» (режиссер – Моисей Левин) в соавторстве с Беймбетом Майлиным и Всеволодом Ивановым, который вышел в свет в 1938 году. Ход работы над этим фильмом шел тяжело, о чем писал Всеволод Иванов:

 

«Дорогие друзья!.. С того дня как я сдал сценарий на кинофабрику прошло две недели. Ответа нет. Я звоню. Или нет заведующего, или он на заседании, или вообще чорт знает что… Так как я человек опытный, то я понял, что сценарий им не понравился. Не огорчайтесь. Это естественно. Им вообще ничего не нравится кроме того, что они сами пишут… Я решил действовать так. Сценарий целиком печатается в 11-м номере журнала «Новый мир». Редакции и всем товарищам  которые его читали он чрезвычайно нравится. Как только сценарий будет напечатан – это в конце ноября – я пойду в «Правду», изложу безобразное поведение фабрики, - и попрошу заступничества. А тогда посмотрим! Жму руки. Вс. Иванов»

Орфография сохранена

 

План сработал, фильм вышел в прокат, однако к этому моменту Мусрепов уже был исключен из партии, а потому «Ленфильм» вывел его из состава авторов сценария. Несмотря на все старания, имя Габита Мусрепова в состав авторов так и не включили.

За что Габита Мусрепова исключили из партии? Дело в том, что в годы кровавого террора, в годы беспощадного уничтожения политических лидеров страны в среде творческих интеллигентов страны образовалась дружная компания, включавшая в себя Мухтара Ауэзова и Валентину Кузьмину, Габита Мусрепова и Хусни Ягфарову, Хамзу и Санию Есенжановых, Канабека и Куляш Байсеитовых, Евгения Брусиловского с супругой Анной. Они каждую субботу собирались друг у друга в гостях, играли в «девятый вал», беседовали, ужинали вместе, играли в карты. Интересно, что на каждое такое застолье супруга Мухтара Ауэзова носила с собой небольшую корзинку с необходимыми в тюрьме вещами на случай, если вечер прервется арестом ее мужа. К слову, из всей этой компании под машину репрессий попал лишь Хамза Есенжанов, который отсидит в тюрьме без малого двадцать лет.

Габит Мусрепов рьяно отстаивал невиновность своих арестованных друзей. К слову, Габит Мусрепов был рядом с Сакеном Сейфуллиным, когда последнего задержали сотрудники НКВД. Тогда-то Сейфуллин сказал другу: «Мы уходим, а ты остаешься с молодыми. Будь им опорой и помощью». Он же выступал в поддержку арестованного Беймбета Майлина. На одном из партийных заседаний в 1937 году Габит Мусрепов в защиту друга сказал:

 

«…если Беймбет враг народа, то я тоже»

 

За эти слова Г. Мусрепов в 1938 году был исключен из партии, уехал в Москву и тайно жил там год. В партии Габита Мусрепова восстановят лишь в 1955 году, а до того момента он целиком и полностью посвятил себя литературе. В эти годы он написал ряд учебников и пособий для школ, написал пьесу «Ақан сері мен Ақтоқты», повесть «Қазақ батыры», перевел на казахский язык роман Михаила Шолохова «Они сражались за Родину» и пьесу «Русские люди» Константина Симонова.

Между тем Габит Мусрепов не раз писал письма и Николаю Скворцову с просьбой восстановить его в партии, и в Бюро ЦК Компартии Казахстана:

 

18 февраля 1944 года                                                                                   «В Бюро Центрального Комитета

КП (б) Казахстана

От бывшего члена КП (б) Казахстана

Габита Мусрепова

Партбилет №1571198

 

Заявление

Товарищи, члены Центрального Комитета КП (б) Казахстана.

Четырнадцать лет я находился в рядах партии Большевиков, в рядах его актива, и честно выполнял порученную мне работу на различных участках политического фронта… Будучи убежденным, что я не только по своему идейно-политическому воспитанию, но и всем своим существом принадлежу партии и делу большевиков, в третий раз обращаюсь в Бюро ЦК (б) Казахстана с просьбой о рассмотрении моего партийного дела.  

Мусрепов

 

Габит Мусрепов всегда выглядел опрятно: идеально выглаженные костюмы на каждый день, модные галстуки, блестящие черные туфли. Где-то опрятность Мусрепова слишком бросалась в глаза. Современники писали про обязательное требование обрызгивать брюки одеколоном при глажке. Любовь Габита Мусрепова к изяществу часто подогревалась его друзьями. Так, его друг Евгений Брусиловский писал ему из Москвы:

 

«… За деньги в Москве можно купить все. Но к деньгам необходимо приложить большую расторопность и маневренность. Кроме этого – время на бесконечные поиски и высматривания, ловля «случая». Итак коротко итог будет такой – деньги, энергия, деньги, меткость, деньги, время, деньги, маневренность… много заграничного на всех базарах… Можно встретить такое, что никогда не выдумаешь. Напр. ручную швейную машину величиной в телефон – 350 руб., но я не решился ее купить – уж больно игрушечно выглядит. Зауэровские ружья. Безопасные бритвы. Американские сигареты – 30 руб. пачка. Английские запонки, счетчики, велосипеды, беспаспортные автомобили (6-8 тысяч), часы, девушки, печки и плитки, авторучки всех систем – все это продается в большом разнообразии»

 

В 1955 году Габит Мусрепов был восстановлен в партии, а уже в следующем году был назначен первым секретарем Союза Правления писателей Казахской ССР. Наряду с этой должностью он выполнял обязанности главного редактора сатирического журнала «Ара», был академиком Академии наук Казахской ССР, депутатом Верховного Совета СССР 5-го созыва и членом Комитета по Ленинским и Государственным премиям при Совете Министров СССР в области литературы, искусства и архитектуры.

Габита Мусрепова также называют родоначальником жанра военной литературы. В этом жанре сам Г. Мусрепов высоко ценил роман Абдижамила Нурпеисова «Күткен күн», и особенно «Қаһарлы күндер» Тахауи Ахтанова.

Мало кто знает, но среди друзей Габита его часто называли Габен, что очень нравилось писателю. История этого прозвища зародилась в конце 50-х годов. Тогда в алматинском здании Союза писателей был организован показ фильма с французским актером Жан Габеном. Именно после этого фильма друзья стали называть его так.

 

Читайте также: Габен, рожденный под счастливой звездой. Часть 1

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English