«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. A. Назарбаев

Шок девяностых

866
Шок девяностых  - e-history.kz
Продолжая изучать ситуацию начала 90-х годов хотим представить вашему вниманию позицию М.С. Горбачева, первого и последнего Президента СССР

Упоминая в отрывках российскую ситуацию стоит понимать, что точно такая же ситуация на тот момент была и в Казахстане, и в других республиках СНГ. Михаил Горбачев в своей книге «После Кремля» рассказал о своей жизни после ухода с поста главы государства и поделился размышлениями о самых знаковых событиях, происходивших в стране и мире. В 2016 году книга была переведена на английский язык и вышла в издательстве Polity Press под названием "The New Russia". Михаил Горбачев вспоминает события 1991-1993 годов. Среди них – распад СССР, экономический кризис, расстрел российского парламента.

Под шоком

К августу 1991 года после труднейших кризисных месяцев была разработана и одобрена антикризисная программа, к которой присоединились и прибалтийские республики. Завершилась работа над новым Союзным договором, и 20 августа его должны были подписать лидеры республик. А осенью мы планировали внеочередной съезд партии, который развернул бы ее в сторону социал-демократии и реформаторства. Конечно, в любом случае и дальше пришлось бы нелегко, но я уверен, если бы не путч, можно было бы избежать последующей разрушительной вакханалии.

Путч провалился, но он открыл дорогу сепаратистам, радикалам, экстремистам. Последствия этого можно перечислять долго. Распад союзного государства, откат от демократии практически во всех республиках, хаос в экономике, которым воспользовались самые жадные и беспринципные превратившие чуть ли не всех остальных в бедноту, межнациональные конфликты и кровопролитие в России и других республиках и наконец – расстрел Верховного Совета России в октябре 1993 года.

Меня часто спрашивают, чувствую ли я ответственность за все это? Говорят, что в конце 1991 года, после Беловежского сговора мне «следовало действовать более решительно». Отвечаю: я боролся за единое государство до последнего. Нельзя было допустить скатывания ситуации к гражданскому конфликту, а возможно, и к гражданской войне. Понятно, что это могло означать в стране, начиненной оружием, не только обычным, но и ядерным. Поэтому, после серьезных размышлений я принял решение, которое и сегодня я считаю единственно верным в тех обстоятельствах, - заявил, что прекращаю исполнение обязанностей Президента СССР.

 

Беловежский сговор – это история большого обмана. И кроме того – самообмана его участников, особенно с российской стороны. Они надеялись, что придуманное ими СНГ станет «Союзом без Горбачева». Не получилось.

Произошло то, что я всеми силами пытался предотвратить, - союзное государство было разрушено. И в самые последние дни своей деятельности на посту президента я видел свою роль в том, чтобы это не привело к дальнейшему расколу общества, к разрыв экономических связей, к усилению деинтеграционных процессов.

В начале 1991 года минимальный уровень пенсий и зарплаты держался на уровне 100 рублей, а средняя зарплата была в два – два с половиной раза выше. В начале 1992 года нижний уровень дохода населения поднялся в три с половиной раза, средний – в полтора-два раза. Зато хлеб подорожал в 10-15 раз, молоко – в 15-20 раз, масло и сметана – в 30 раз, картошка – в 10-20 раз, а на рынке в 50-100 раз. Ценовому шоку января 1992 года предшествовало сплошное опустошение прилавков в декабре 1991 года. Исчезли спички и соль. Крупы, сахар были скуплены мешками…

Люди понимали, что речь идет о неизбежном повышении цен, и бросились скупать товары. Производители и торговые организации в ожидании повышения цен придерживали товары на своих складах и базах. В результате еще больше взвились инфляционные ожидания и в последние месяцы годы оказался практически парализован весь товарооборот. А вину за многочасовые очереди и пустые прилавки списали на «горбачевскую перестройку».

Повышение цен оказалось для людей чрезвычайно болезненным. Уже в первую неделю января во многих городах России социально-политическая обстановка стала накаляться, начались стихийные протесты.

Роковые решения, роковые дни

Кризис власти, вызванный непримиримыми противоречиями между Президентом и Верховным Советом, продолжался и грозил обернуться большой бедой. Глубинной причиной его была, конечно, все ухудшающаяся обстановка в стране. Мы провели в Фонде анализ положения, и выводы были самые неутешительные: «В массе населения растут оппозиционные настроения и недоверие к центральным властям – и Президенту, и Верховному Совету, но большинство – по разным причинам – опасается новых крутых перемен. Относительное равновесие сил между исполнительной и законодательной властью в центре весьма неустойчиво».

Я, однако, был по-прежнему убежден, что надежду на выход из затянувшегося кризиса могут дать только новые выборы.

У Ельцина был другой план, и, видимо, к концу лета (1993 года – ред.) он окончательно утвердился в своем намерении решить кризис, избавившись от парламента. Весь сентябрь президент был полностью занят подготовкой силового устранения парламента. В сопровождении министров обороны и внутренних дел лично проверял готовность расположенных под Москвой элитных дивизий и воинских частей к выполнению его приказов. Появлялся на экранах телевидения в военном камуфляже, в краповом берете с боевой винтовкой в руках.

21 сентября Президент России подписал Указ № 1400 о прекращении полномочий съезда народных депутатов и Верховного Совета. Конституционному суду президент «рекомендовал» прекратить заседания до выборов в новый орган законодательной власти – Федеральное Собрание, которые назначались на 12 декабря.

В тот же день Конституционный суд РФ признал действия и решения президента в связи с его указом от 21 сентября 1993 года не соответствующими Конституции РФ и потому служащими основанием для отрешения президента РФ Б.Н. Ельцина от должности. 22 сентября Верховный Совет РФ принимает постановление, в котором заявляет, что «Президентом РФ совершен государственный переворот». В тот же день Верховный Совет постановил дополнить Уголовный кодекс статьей, карающей антиконституционную деятельность наказанием вплоть до смертной казни с конфискацией имущества.

Б. Ельцин расценил этот факт, как прямую угрозу, направленную лично против него.

Я рекомендовал Ельцину в ближайшее время вернуть ситуацию к той, которая существовала до 21 сентября. Естественно должны быть отменены и все последние решения Верховного Совета.

29 сентября с призывом не допустить кровопролития выступил Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Церковь подключилась к процессу поиска компромисса. К нему было готово большинство членов Верховного Совета, заседавшего в здании, оцепленном войсками по приказу президента.

Но во второй половине дня 3 октября обстановка в Москве накалилась. Группы демонстрантов, вооруженных людей и явных провокаторов во главе с А. Макашовым и В. Анпиловым, прорвав оцепление возле «Белого дома», захватили здание мэрии на Новом Арбате и направились к Останкинскому телецентру.

К вечеру указом Ельцина в Москве было введено чрезвычайное положение. У телецентра в Останкино завязалась перестрелка, в результате которой были убитые и раненные. Погибли десятки людей, несколько журналистов. Надо было брать ситуацию под контроль. К утру 4 октября это было сделано.

Но именно в этот момент в 10 часов утра на мост перед «Белым домом» выдвинулись танки, открывшие стрельбу по зданию! Фактически в центре Москвы была развязана кратковременная гражданская война, обернувшаяся гибелью, согласно официальным данным, 160 человек.

В это время в здании находилось около тысячи человек – депутаты, сотрудники аппарата, обслуживающий персонал, журналисты, женщины, дети. Дом загорелся – языки пламени и клубы черного дыма охватили его окно за окном, этаж за этажом.

В 14.30 из дома Советов начали выходить люди с белым флагом. Руцкой, Хасбулатов, Макашов были арестованы. Б. Ельцин в обращении к гражданам заявил о подавлении в Москве «вооруженного фашистско-коммунистического мятежа».

На мой взгляд, то, что произошло у «Белого дома» было ничем не оправданной местью. Такое нельзя простить. Эта трагедия, до которой довели нас руководители Верховного Совета, президентских структур, исполнительной власти, ставит точку в их деятельности. Сегодня никто из них не имеет права оставаться у власти. Многие понимают, что после всего случившегося мы уже не можем быть такими, какими были до сих пор.

Арман СУЛЕЙМЕНОВ

Использованы материалы книги

Горбачев М.С. После Кремля. – Москва, 2014.

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Опросы
В какой сфере Казахстан добился значительных результатов за 30 лет независимости?