«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Абулхайр Мухамед-Казы бахадур-хан

1470
Абулхайр Мухамед-Казы бахадур-хан
Мы продолжаем знакомить пользователей портала NDH с именами великих правителей Казахской степи

АБУЛХАЙР ХАН

(Абулхайр, Абухайр, Бухаир, Абульхаир, Абулхайр, Абулхайр Мухамед-Казы бахадур-хан)

Годы правления: 1718 – 1748 гг.

Генеалогия Абулхайра: родоначальник Казахского ханства Жанибек-хан, его сын Усек, его сын Болекей Коян, его сын Айшуак, его сын Ырыс, его сын Хаджи (Ажы, Кажы), его сын Абулхайр.

Сын Култабай аталыка Тайконур служил Абулхайру, под властью которого было 20 тысяч воинов. В 1715 году он упоминал, что Тауке-хан перед смертью передал власть Каип-хану, а в начале XVIII века Абулхайр-хан был ближайшим соратником Кайып-хана.

Весной 1718 года казахи потерпели еще одно поражение от калмыков «сея весны около Тургустана, рубили на трех реках Бокан, Чаян, Арс контайшины калмыки Казачью орду». Неспокойными были и отношения с башкирами до сего года, 1718 отогнали казанские «башкирцы у Казачьей орды 500 лошадей». В письме же к князю М. Гагарину он писал: «Мамай султан, Абулхайр хан, все Алацкие улусы милости просим. По Нагайской дороге башкирцы воры взяли у нас тысяча пятьсот лошадей» и просит вмешаться русским властям и вернуть им этих украденных лошадей. 

По ряду писем можно понять, что Абулхайр-хан в те годы управлял северо-западными улусами Казахской орды и до самой смерти Кайып-хана подчинялся ему «тамо Вы здравствуйте, а здесь Хаип-хан здорово, а такмо при князе здоровы, а здесь в крайних улусах, мы здоровы», - пишет Абулхайр хан к русским властям осенью 1718 года. Вместе с тем он достаточно самостоятелен в своих обещаниях, что видимо, обусловлено отдаленностью его улусов от Туркестана. Под «крайними улусами» в данном случае подразумеваются различные родоплеменные группы Младшего жуза, возможно поколение Жетыру, состоящее из семи крупных племен. Активная политика Абулхайра в Поволжье, вмешательство в башкирские восстания, его неоднократные походы в окрестности Казани, войны, которые вели Абулхайр-хан и его сторонники против западных калмыков, все это говорит о том, что он имел поддержку именно среди родов поколения Жетыру, обитавших гораздо севернее других поколений Младшего Жуза. Впоследствии, во время переговоров с администрацией Российской империи о подданстве, хану была оказана поддержка в основном родоправителями Жетыру: Богембай-батыр из рода Табын, Есет-батыр из рода Тама и другие были наиболее активными сторонниками ханской политики.

В 1718 году Абулхайр был избран ханом казахов Младшего жуза, входящих в конфедерацию Байулы и Жетыру. Но уже в период джунгарского вторжения 1723-1725 годов он выступил одним из организаторов общеказахского сопротивления. Наступили тяжелые годы «Ақтабан шұбырынды, Алқа көл сұлама». В середине июля 1723 года посланник калмыцкого Аюке хана Куцытуш встретил Абулхайр хана на реке Темир. Хан заявил, что «с ним орды тысяч сорок».

Один из известных предводителей Младшего Жуза Тлеуберген-би вспоминал: «На сих-де наших кочевьях прежде нас кочевали ногайцы, которые были нашими прадеды, токмо от своего непослушания и несогласия получили себе разорение и гибель и кочевья их остались все пусты. Потом также и мы имели свое кочевье около Туркестана, откуда уже умерший наш Абулхайр хан с нами сюда прикочевал».

В 1724 году Абулхайр-хан пытался захватить Туркестан, но не смог победить Шуно Лаузана, брата Галдан Церена. Он продолжил расширять казахские владения в сторону Волги и Урала.

В тот момент главного хана Казахского ханства. Это видно из его письма переводчику М. Тевкелеву (1731 г.): «знатный бухарский хан Аболфеиз хан отдался в мою волю. Брат мой, хивинский хан Албас отдался в мою же волю. Кочующий по реке Ходже Ченнет (Ходжекент - Ж. А.) Акбатур бек в мою же волю отдался. Барак-хан, владения ево 4000, город Ташкент, Сири (Сайрам - Ж.А.), Торкостан, в наших руках». Безусловно, в письме Абулхайра отразились его внутренние помыслы и планы, прежде всего желание господствовать на территории Средней Азии, опираясь на силу русского оружия. Абулхайр пытался воспользоваться поддержкой России, не только для того, чтобы распространить свою власть над казахами трех жузов, но также чтобы иметь влияние в Средней Азии (Бухара, Хива).

Начиная с 1742 года, после того царская власть приняла решение не допускать казахов на правобережье р. Яик, отношения обострились. Оренбургский губернатор Иван Неплюев в эти годы стал проводит политику, направленную на ослабление влияния хана в степи, с этой целью также был задержан в аманатах сын Абулхайра. Все это привело к тому, что отношения хана с Российской администрацией окончательно разладились. В 1748 году был ограблен караван каракалпаков, между Абулхайром и Барак-султаном произошла ссора.  Абулхайр был повержен султаном. Архивные документы свидетельствуют о том, что И. Неплюев поощрял враждебное отношения между двумя чингизидами, настраивая Барака против Абулхайра. Таким образом, в организации убийства Абулхайра не последнюю роль сыграл Оренбургский губернатор И. Неплюев.

Об основных причинах убийства Абулхайра Барак-хан ответствовал перед Каз дауысты Казыбек-бием: «Я-де Абулхайр хана убил по причине такой, что где он был плут, и много де делал плутовство… пограбил присланный ко мне от зятя моего из Хивы на трех верблюдах товар (от Кайып хана II - Ж.А.), его-де род (Болекей коянская - Ж.А.) против нашего силою не будет, ибо-де наша фамилия (Тогым-шигайская - Ж.А.) честная и многолюдная».

Таким образом, эти две причины и определили смерть Абулхайра от руки Барак султана. Во-первых, в основе лежит борьба двух ветвей чингизидов за верховную власть, во-вторых, борьба за влияние на юге, соответственно и за богатства юга.

По неточным данным в 1748 году Абулхайр-хану было 55 лет. По нашему мнению, Абулхайр умер, когда ему перевалило, как минимум, за 60. В народных преданиях XVIII в., его нередко называют Карт Абулхайр. Это определение казахами применяется в двух случаях, когда необходимо указывать преклонный возраст или же уникальный характер памяти, в значении «многознающий», «многопомнящий» и т.д. 

Текст последних писем Абулхайра к русским властям напоминает и по духу, и по содержанию грамоты Исмаил мирзы (середины XVI в.), который был ответственным за все бедствия, постигшие Ногайскую Орду в годы его правления: междоусобицы, начавшиеся с убийства родного брата Юсуфа (Сары Жусуп) и стоившие жизни многих близких его родственников, за всеобщее разорение и голод, за распад орды и наступившие тяжелые времена. Исмаил обращался к Ивану Грозному как к единственному своему союзнику, восхваляя свои заслуги, вспоминает все жертвы, принесенные им для этого подданства, жалуется на одиночество и взывает о помощи против своих родственников: «Отец и брат был мне старейший Юсуф Князь. И от тово тебе для отстал есми, и от племени есми отстал, тебя же для и от сынов своих отстал.… А молвили мне, ты дей будешь Русин. Да потому от меня отстали». В другом письме он пишет: «Опричь брата моего белого Царя иново найденово друга у меня нет, потому что для белово Царя одново отца и матери и брата своего и племянников своих и детей и улусов своих отстал есми в тебе. И ныне мне толко солгати, да кому же мне правдою говорити».

Отец Абулхайра Ажы (Хаджы) султан был одним из рядовых правителей Туркестана. Его дальние предки - Болекей Коян, его отец Усек-хан, потомки Жанибек-хана также не избирались в ханы.

Абулхайр-хан был тесно связан со многими правящими семьями казахских чингизидов, с династиями ханов Хивы и Бухары, с правителями Джунгарии. Начиная с «авнтюриста XVIII века», известного в казахских сказаниях как Сына батыр, Шуно Лаузана, который был женат на одной из старших дочерей Абулхайра, заканчивая Джанибек султаном, верно служащему своему тестю, в междинастийных связях с домом Абулхайра состояли многие известные личности.

Из сыновей Абулхайра наибольшей популярностью в политической жизни Младшего жуза пользовались Нуралы, Ералы, Айшуак.