Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Юрта на вершине пирамиды

11617
Юрта на вершине пирамиды - e-history.kz

Фото: kinomania.ru

Вам слабым нужна опора в этом качающемся мире. И Бейбарс вам опора. И погибните вы без него. И каждый из вас должен во всем повиноваться ему. Но среди вас черной ночной змеей бродит враг и хочет лишить он вас этой опоры, и хочет сгубить вас. И свидетель тому тайная гибель «Маленького». И есть среди вас враг, и малейший донос на него избавит вашу жизнь от опасений.

В далеком 1989 году на широкий экран вышел исторический художественный фильм «Султан Бейбарс» совместного производства Казахской ССР и Египта. Фильм рассказывал о нелегкой судьбе маленького тюрка-кыпчака, который прошел путь от невольника до султана Египта. 

Образ великого тюрка-кыпчака вновь вернулся к читателю благодаря труду Саки Кайрат Узакулы «Юрта на вершине пирамиды». Дипломат с 1993 года работал в системе Министерства иностранных дел Республики Казахстан, в посольствах и генеральных консульствах Казахстана в Каире, Эр-Рияде, Абу-Даби, Сеуле, Дубае, Джидде, Эль-Кувейте. Знание арабского языка, доступ к редким рукописям средневековых историковмноголетняя работа в Каире и интерес к истории привели к тому, что Кайрат Узакулы взялся за перо и написал несколько книг: «Султан Байбарыс» (2001 г.), «Кыпшак мәмлүктер» (2006 г.), «Бағдаттағы Жалайыр билігі» (2007 г.), «Мәмлүктер: соғыс өнері» (2015 г.), «Ер қаруы - бес қару» (2020 г.) и др.

Известный поэт, писатель, общественный деятель Олжас Сулейменов с большим уважением отозвался о книге Кайрата Саки «Юрта на вершине пирамиды». Правда, признался, что название книги его немного смутило, потому как читателю трудно совместить в одном графическом образе купол юрты, венчающий остроконечный угол пирамиды. Ценность таких трудов для казахского читателя в том, что они помогают достойному воспитанию поколений на примерах побед, успехах и торжестве духа предков. Мамлюки, испытав долю невольников, стали властителями в Египте и Передней Азии потому что они, рожденные в вольных степях Дешт-и-Кипчака, никогда не были рабами по духу.

Важно понять, что история казахов является неотъемлемой частью общетюркской истории. Поэтому наследие кипчаков-мамлюков является доказательством общности казахского и тюркского наследия.

В средние века кипчаки-мамлюки создали государство, в состав которого входили территории нынешнего Египта, Иордании, Сирии, Израиля, Палестинской автономии, Саудовской Аравии, иракского правобережья Евфрата и ряд земель юга Турции. Выходцы Великой степи создали новое тюркское государство, которое просуществовало 267 лет! Мусульманский историк ан-Нуайри писал: 

«(То самое) тюркское государство первоначально возникло на земле Египта, а затем распростерлось на области Шам, Халеб (Алеппо) и до реки Евфрат. Подчинив средиземноморские крепости и укрепления исмаилитов, оно вышло к границам Рума. В него вошли Йемен и Хиджаз». 

Шамом в то время назывались земли Сирии, Ливана, Иордании, Израиля, Палестинской автономии территории Ирака до Евфрата, а Румом мусульмане именовали Византийскую империю. У истоков этого государства стоял султан Байбарс. (Почему не Бейбарс, расскажем позже). Полный титул султана звучал так: Подлинный (дословно «ясный») государь, бесстрашный лев, Завоеватель мира Рукнуддин Байбарс бин Абдулла аль-Бундукдари ас-Салихи ан-Наджми аль-Аюби т-Тюрки – султан Египта, Сирии и Хиджаза.

То, что созданная кипчаками-мамлюками страна представляла государство тюрков, подтверждают записи арабских хронистов и других мусульманских историков, которые именуют это государственное образование не иначе как «даулат ат-тюрк», то есть государство тюрков. Современные историки именуют его государством мамлюков, что, впрочем, не меняет сути.

 

Автор книги отмечает, что до наших дней дошли бесценные манускрипты истории мамлюков, в том числе по истории правления султана Байбарса. Ему посвятили свои труды историки XIV века ибн Шаддад, Ибн Абдузахир, Ибн Уасил, Ибн Халликан и многие другие. О тюрках мамлюках сохранились сведения в работах таких ученых, как Ибн Асир, Ибн Баттута, Ибн Хаджар аль-Аскалани, Ибн Халдун и других.

Мусульманские историки отмечали, что кипчаки в Египте сумели сохранить верность степным воинским традициям, родному языку, древним традициям и обычаям. Во время походов они жили в юртах, пили кумыс, ели конину, курт, одевались по-тюркски, в бой ходили под музыку огромного оркестра, исполнявшего татарские мелодии.

Удивительный факт о том, как на вершине пирамиды установили юрту, описал в своем труде «Ар-рауду аз-захир фи сират аль-малик аз-захир» («Цветущий сад жизнеописания ясного государя») чиновник мамлюкского государства Ибн Абдузахир (1223-1292). Он служил личным секретарем султана Байбарса и, впоследствии, был признан одним из видных историков.

«Султан в месяц шабан отправился в Гизу, где отдыхал в районе пирамид. Совершил конные прогулки. Стрелял из лука. Стрелы его перелетали через пирамиды. Группа людей взобралась на вершину, а подручный бека Коштемира установил там хараке. Хараке простояла там много дней».

Хараке – это измененное тюркское слово «кереге». Так казахи называют решетчатые стенки юрт. Научное его значение – ажурная стеновая несущая конструкция юрты. В Восточном Казахстане сохранилось древнее название юрты – кереге. Данный факт, судя по всему, свидетельствует о том, что во время прибытия кипчаков в Египет они все еще продолжали называть собственные жилища исходя из их несущей конструкции. Поэтому и арабы до того невиданные ими жилища мамлюков, к тому же странные по своей форме и конструкции, предпочли называть тем же словом, что было принято у их хозяев. Так, незнакомая арабам юрта превратилась в хараке.

О жизненном пути и деяниях знаменитого султана средневековыми мусульманскими историками написано много, но наибольший интерес из них представляют те характеристики историков, которые лично знали Байбарса и оставили на бумаге свои впечатления. Вот что пишет его личный секретарь Ибн Абдузахир:

«Весь народ единогласно считал, что в то время не было человека мужественнее, не было полководца одареннее его, Подтверждением этому является его жизненный путь, Он взошел на престол только благодаря личному мужеству и силе меча».

Служивший в канцелярии султана Байбарса, историк Ибн Шаддад в своем труде «Тариху аль-малик аз-захир» («История истинного царя») дал нижеследующую характеристику султану: «Если Байбарс брался за дело, то никогда не отступал, прилагал все силы для достижения цели, при этом руководствовался только своим мнением». Байбарс действительно никогда не возвращался с полпути, и не было случая, чтобы начатый поход был прерван.

«Победоносный государь Байбарс был отважен и могуч, пользовался заслуженной и непревзойденной славой, сполна соответствовал званию султана, был гениально разумен и сведущ в государственных делах и проблемах. Это был великий царь, пред которым преклоняли колени восточные и христианские правители. Он не любил сидеть в одном месте. У него были маршруты и резиденции в Шаме – Дамаске и Алеппо. Часто выступал в походы, Свое имя снискал геройством, и на поле брани бывал беспримерным храбрецом. Что зима, что лето – не сходил он с коня. В знак его бесстрашия и подвигов на тамге (гербе) его присутствовало изображение льва. Для поощрения доблести войск он имел обычай справедливо делить между ними захваченную в войнах добычу. Для организации походов он собирал много средств, конфискуя имущество состоятельных граждан. Во время его маршей народ непременно выказывал ему свою горячую любовь и поддержку. Байбарс глубоко почитал ученых и богословов и любил оказывать людям милосердие и благотворное вспомоществование»

– так, в свою очередь, характеризует великого мамлюка Ибн Ийас в своем манускрипте «Бадаиг аз-зухур фи уакаиг ад-духур» («Великолепные соцветья событий столетия»).

Биограф Байбарса далее пишет:

«Султан часто незаметно уходил из дворца и общался с людьми, узнавал их мнение о себе и деяниях его подчиненных, если его подозрения подтверждались, то он немедленно принимал меры по отношению к своим служащим, часто снимал с должностей или наказывал. Он покровительствовал ученым и людям искусства, особо он относился к историкам. «Уметь слушать историю – это великое учение», – говорил он».

А историк Байбарс Дауадар в своем труде дает султану следующую характеристику:

«Он во всем превосходил своих соратников, земляков – в счастье, уме, удаче, политической прозорливости, его слава воина была поднята до небес, его признавали и у себя на Родине, и за ее пределами. Никто не мог зайти к нему без его разрешения. Храбрый, он всю свою жизнь провел на коне. Для того чтобы знать, как живут мамлюки, он мог тайно ездить на почтовых лошадях или верблюдах».

Ибн Айбек, автор «Ад-дурра аз-закия фи ахбар ад-даула ат-туркия» («Редчайший благоухающий коралл сообщений о тюркском государстве»), дополняет портрет нашего героя:

«Достославный государь Байбарс обладал храбрым сердцем, нагонявшим страх на врагов. Смерти он не боялся. Стратегия и тактика его были богаты многообразием, политика – всеприемлема, поступки – элегантны, а в бою он находился впереди войска и никогда не прятался. Был он строг, стремителен и безжалостен. Подати собирал сам».

Ряд конкретных штрихов к портрету султана можно найти у историка ан-Нуайри:

«Был он правителем смелым, уважительным к мнению большинства, ловким, умеющим вести красивую политику, Строгий и всемогущий царь основательно облагал данью жителей и диуаны, в особенности население Дамаска. Будучи чрезвычайно бдительным и скорым на подъем, он не находил себе успокоения, касалось ли это истребления врагов или достижения очередных побед ислама. В еде и одежде довольствовался малым, был экономен и презирал роскошь. Таковой же была и его армия».

Все историки в один голос заявляют о его бесстрашии. Байбарс был суров, но никогда не позволял торжествовать злу и насилию. Справедливый султан всегда думал о положении простого народа, особенно бедных. Подтверждением этому являются его слова: «Если бы у меня было столько продовольствия, чтобы накормить всех бедных, я раздал бы». Всем семьям, чьи кормильцы погибли во время войн, и бедным он оказывал помощь. Известно, что Байбарс во время священного месяца Рамадан угощал ужином до 5000 постившихся человек. «Увидишь сироту, приголубь его», – говорил Байбарс. Его слова не расходились с делом. Так, он для сирот открывал школы при мечетях, где их не только обучали грамоте, но и кормили, а также выдавали одежду.

Рассказывая о голоде, охватившем Египет, Аль-Макризи писал:

«Султан Байбарс приказал составить списки всех бедняков и обездоленных около города Каира. Их оказалось несколько тысяч. Он распределил их по наибам, богатым людям, торговцам и приказал им в течение трех месяцев кормить бедняков бесплатно. Для голодающих из государственной казны ежедневно выделялось достаточно пшеницы. Рядом с мечетью Ибн Тулун в Каире было открыто место для бесплатной раздачи хлеба».

Согласно легенде, во время одного из походов против крестоносцев он захватил крепость Сафад и решил встретиться с ее жителями. Для этого султан вместе со своими беками взошел на находившуюся рядом гору. Было очень жарко. Когда кто-то сообщил, что где-то рядом имеется родник, султан сам встал у источника и собственными руками начал набирать воду, чтобы ею напоить тех, кто подходил утолить жажду. Жители крепости после этого случая как легенду рассказывали историю о том, как им посчастливилось пить воду из рук самого великого правителя.

Султан не избегал и физического труда. Он сам своими руками первым начинал разбирать камни крепостей крестоносцев, которые сам же повелел снести и сровнять с землей. Байбарс также не гнушался носить камни для камнеметов. В свободное время он, по старой доброй тюркской привычке, делал стрелы для своего лука. И тогда к нему присоединялись остальные беки и воины, для которых это занятие было в порядке вещей.

Во время походов Байбарс никогда не пропускал ни одного намаза. Специально для мамлюков он нанимал имама, чтобы они пять раз в день совершали молитвы с его воинами. Однажды во время намаза внезапно подошел отряд в 700 человек во главе с беком Балапаном. Байбарс не стал прерывать намаз. Когда он завершил свой намаз, то увидел, что все его воины не прервали намаз.

Историк аль-Макризи писал, что султан никогда не употреблял спиртного, а когда воссел на трон, ввел запрет на все виды алкоголя. А в заключение аль-Макризи подчеркнул, что Байбарс был самым великим мусульманским султаном. Средневековые мусульманские историки, преклоняясь перед Байбарсом за его преданность вере в непримиримой борьбе с ее противниками, сохранили образ самого лучшего государя, правителя своего времени.

Продолжение следует.

Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?