«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. A. Назарбаев

О минеральных источниках Западной Сибири

776
О минеральных источниках Западной Сибири - e-history.kz

Николай Васильевич Вершинин был известным российским ученым-фармакологом начала ХХ века. В свое время он немало времени посвятил изучению и развитию курортов Западной Сибири, а также исследовал лечебные озера и источники региона, в т.ч. северной части современного Казахстана. В сентябре 1917 года Н. Вершинин выступал с докладом на первом съезде врачей Томской губернии, во время которого не обделил вниманием минеральные воды Великой степи

Регион Западной Сибири, в т.ч. состоявшей из частей современных Костанайской, Павлодарской, Акмолинской, Восточно-Казахстанской и почти целиком Северо-Казахстанской областей, была очень богата минеральными лечебными озерами, грязями и источниками. Эти озера и грязи находились, преимущественно, в южной части западносибирской низменности и в Казахстане, а источники - в системе Алтая.

Реки Тобол и Иртыш делили южную часть западносибирской низменности на три части: приуральскую степь (между предгорьями Урала и рекой Тобол), ишимскую (между реками Тобол и Иртыш) и барабинскую степь (между реками Иртыш и Обь). Барабинская степь на юг переходила в кулундинскую и бельагачскую степи. Казахская степь была расположена к югу от западносибирской низменности и обнимала собой почти всю Акмолинскую и большую часть Семипалатинской области.

Эти степи были замечательны обилием озер, среди которых встречалось немало минеральных. Так, в приуральской степи были известны Челябинское-Дальнее Сорочье, Ближнее Сорочье, Смолинское, Узково и прочие минеральные озера. В ишимской степи были известны Кривинское, Медвежье, Калибек, Кичикарой, Улькункарой, Теке, Селты-денгиз и другие. Особенно много озер было в барабинской, кулундинской, бельагачской и казахской степях. Так, в барабинской степи были Карачинское, Селитряное, Чабаклы, Абышкан, Чаны, Аткуль, Устьянцевское, Зозинское, Убинское и другие озера, в кулундинской - Люблинское, Кучук с речкой Солоновкой, в бельагачской степи наиболее известным было озеро Горчины, а в казахской - Калкаменское, Эбенты, Балпаш, Боровские и Барнаульские озера.

Как показывают нижеприведенные таблицы, по химическому составу эти озера были отнесены к соленым (в половине рассольным), горьким, щелочным и щелочно-глауберовым.


1.png


2.png


Дно озер Карачинского, Кривинского, Медвежьего, Горчины и речки Солоновки были покрыты черной, бархатистой, маслянистой, пластичной иловой грязью, издававшей запах сероводорода. Иловая грязь этих озер содержала железо, алюминий, кальций, магний, калий, натрий, аммиак, а также кремневую, серную, соляную, фосфорную и угольную кислоты. Кроме минеральных вещества, в ней находилось значительное количество органических веществ. Хотя полного физико-химического обследования сибирских минеральных грязей в те годы произведено не было, но, судя по докладу Вершинина, предполагается, что эти грязи обладали теми же важными в лечебном смысле свойствами, что и всесторонне изученная иловая грязь Куяльницкого и Хаджибейского лиманов, находящиеся у побережья Черного моря.

Наиболее известные минеральные источники в системе Алтая относились к группе акратотерм с содержанием газов - или одного углекислого, или вместе с сероводородом. К ним принадлежали Рахмановские, Березовскиe и Белокурихинские источники. Они были характерны очень слабой минерализацией. Так, например, Рахмановские источники содержали в литре воды только 0,15 грм. твердого остатка; Белокурихинские несколько больше - 0,29 грм. В среднем температуры источников и степень их газации были таковы:

3.png


Твердый остаток этих вод состоял из кальция, магния, натрия, калия, железа, алюминия, а также из серной, соляной, кремневой и некоторых других кислот. Слабая минерализация, постоянство их состава и дебета говорили о том, что эти воды происходили из глубочайших недр земли, образовавшись в сфере расплавленного металла или магмы. Алтайские акратотермы к тому времени были малоизучены, но, тем не менее, ученые полагали, что их происхождение и несомненная целебная сила ставила эти акратотермы по физическим свойствам в ряд хорошо изученных заграничных Gastein, Wildbad и других акротерм.

Минеральные воды источников применялась внутрь и наружно в виде ванн. Озерные же воды использовались почти исключительно наружно в виде купаний и ванн. Что касается показаний к применению западносибирских вод, то они являлись общими для всех вод указанного типа.

Из всех лечебных мест Западной Сибири курортное оборудование существовало только на Карачинском озере. На Карачах имелось железнодорожное лечебное заведение, состоявшее из двух ванных зданий - для грязевых и соленых ванн. В последнем был устроен бассейн для купания. Кроме железнодорожного курорта, на озере имелись частные бассейны, принадлежавшие предпринимателям Щеглову, Малиновскому и Меленис. В лечебном заведении Щеглова отпускались соленые и грязевые ванны. Больные на Карачах находились под наблюдением опытных врачей.

На других озерах лечение производилось довольно примитивно. Например, на Кривинском озере арендаторы построили ванные помещения: одно из глины, другое - из плах и третье - бревенчатое. Помещения эти именовались «курортами». Назначение ванн, продолжительность их и самый курс лечения всецело зависел от арендаторов (двух крестьян и ротного фельдшера). Очень редко кто-либо из больных, приезжавших на Кривинское озеро, пользовался указаниями врача во время всего лечения. Обычно больной лечился больше по собственному усмотрению или следуя советам курортных больных. Бывали случаи, что больной, выкупавшись раз 10 в день и не получив за это время облегчения, на другой день уезжал обратно, решив, что «озеро не по его болезни». На Медвежьем озере, которое находилось вблизи Кривинского и которое превосходило последнее величиной (60 верст в окружности), не было даже и приспособлений для лечения. Там больные намазывались грязью и сушились на солнце, потом купались в озере и все. Многие, чтобы скорее вылечиться, повторяли эту процедуру несколько раз в день.

Несмотря на давнюю известность как целебных акротерм, также примитивно эксплуатировались и алтайские акратотермы. Например, Рахмановские ключи были открыты в середине XVIII века, но к началу XX века к этим источникам не было устроено даже колесного пути. Путь туда пролегал следующим образом: от села Берели 30 верст нужно было ехать верхом, что не каждый был в состоянии сделать. Преодолев с трудом, а иногда и с опасностью для жизни этот путь, больной приезжал на источники, который состоял из примитивной «гостиницы», в свою очередь, состоявшей из двух простых изб одной маленькой квадратной формы на двух человек и другой - большой, продолговатой, шириной в 6 аршин, и состоявшей из клеток-номеров, предназначенных на 19 человек.

Внутри коморок было тесно и неуютно. Стены с вырисовывающимися неровностями были слегка обмазаны глиной и выбелены. Потолок был низким, пол грязным и с зияющими щелями, а вместо кроватей были голые дощатые нары. Все это наводило уныние, тоску, и резко понижало психический тонус больного. Кроме «гостиницы» имелись казармы на 40 человек, разделенные капитальной стеной на мужскую и женскую половины, без окон и без пола под нарами, с железной печкой посередине казармы. Здания эти были в ветхими, как с внешней, так и с внутренней стороны, были неприглядны и убоги, в них было сыро и продувало. В разгар сезона все эти помещения были заняты, и рассчитывать на свободное место, хотя бы в общей казарме, не всегда было возможно. Поэтому некоторые привозили с собой юрты или палатки, которые раскидывали вблизи источников. Такие помещения для больных не соответствовало климатическим условиям. Надо заметить, что климат Рахмановской долины довольно суровый. Средняя температура была сравнительно низкой. Даже при благоприятной погоде температура во время сезона колебалась и составляла большую разницу между днем и ночью.

Что касается лечебных источников, привлекавших к себе больных издалека, то они представляли собой большую терапевтическую ценность, хотя к тому времени эксплуатировались (самым первобытным образом) всего только 6 источников. Один из них служил для внутреннего, а остальные для наружного употребления, в виде ванн. Пили воду из источника при разных заболеваниях, в разное время и в неограниченном количестве. Ванны были устроены на местах выхода источников на дневную поверхность и представляли собой сделанные в каменистом грунте углубления, выложенные изнутри дощатой обивкой и всегда наполненные минеральной водой. Находились они в крытом глухом помещении, имевшем вид амбара. Таких ванн было пять, а по размерам каждая была рассчитана для двоих. В ванны садились по одному или по двое больных. Хотя, благодаря оттоку, вода в ванне постепенно возобновлялась, но, так как ванна после больного, какой бы болезнью он ни страдал, не очищалась, брать такие ванны не каждый решался. Врачебного надзора на Рахмановских ключах не существовало абсолютно и правил пользования ваннами выработано не было. Никто не устанавливал время пребывания в них, не указывал допустимое количество суточных купаний, отчего каждый больной руководствовался собственным усмотрением. Принимали ванны от одного до четырех и больше раза в день и просиживали в них от 10 минут до 1 часу и более. Курс лечения также не ограничивался. Жили тут больные от 5 до 15 суток, иногда месяц и больше. Хотя при таком невежественном применении источников наблюдались случаи выздоровления, но случаев было бы гораздо больше, если бы курорт был оборудован надлежащим образом. При этом Рахмановская долина являлась ценной не только благодаря акратотермам, но и как горная климатическая станция.

Из приведенных примеров видно, что курортное дело в Западной Сибири находилось в зачаточном состоянии. Между тем, Западная Сибирь больше, чем какая-либо иная область, нуждалась в местном курортном лечении. Благодаря суровому климату, она давала большое количество больных, требовавших климато-бальнеотерапии.

Тем временем, окружной инженер Семипалатинского округа Владимирский в дополнение к докладу Вершинина сделал сообщение о целебных свойствах озера Кольча, находившееся в Степном южном горном округе. Это озеро, по словам инженера, сдавалось в аренду для добычи поваренной соли. Оно располагалось на правом берегу реки Иртыш, в 10 верстах от прист. Подпускной близ.

Владимирский говорил, что в действительности озеро Кольча было несоленым, а горьким озером, содержание NaСl в котором достигало максимум 10%. Арендатор озера обращался в Горное Управление с просьбой сдать это озеро в аренду на 12 лет для добычи глауберовой соли, но горный надзор протестовал против этого, указав, что в озере имелись все данные для устройства санатория и лечебного курорта. Кроме того, уже давно местные казахи пользовались грязями озера Кольча и купаньем в пресном озере Чорбакты, находящемся в 1,5 верстах от Кольчи. Здесь в те годы был прекрасный купальный песчаный пляж, а в 0,5 верстах от него находился бор, в котором возможно было кумысoлечение.

Автор: Аян Аден
Опросы
В какой сфере Казахстан добился значительных результатов за 30 лет независимости?