«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Что обещало переселенческое управление крестьянам в Казахстане

813
Что обещало переселенческое управление крестьянам в Казахстане

Считается, что колониальная политика, которую проводила Российской империи в отношении Казахстана и Сибири на стыке XIX и XX веков, в частности ее переселенческая политика, значительно обострила социальные противоречия в регионе. Историки говорят, что этот курс на освоение степных просторов казахов спровоцировал усиление грубого и беззаконного изъятия земель у казахского народа. Все это позже вылилось в многочисленные штрафы, обмеры, обсчеты, тяжелые жилищно-бытовые условия труда и другие виды произвола властей и хозяев земель. Однако возлагать всю вину на самих переселенцев было бы несправедливо. Портал Qazaqstan Tarihy расскажет о трудностях, которые ждали переселенцев в Степном крае

В бесплодных попытках решить аграрный вопрос правительство, принимало в 1907 году самые энергичные меры к тому, чтобы усилить переселенческое движение в Сибирь и Степной край. Тем оно намеревалось отвратить крестьян от требований об увеличении их землепользования в остальной части России.

С этой целью переселенческое управление издало в 1907 году справочные книжки рекламного характера со списками свободных для переселения участков в разных районах Казахстана. На обложке таких книжек жирным шрифтом было напечатано, что списки составлены к 1 января 1907 года, а потому «к прибытию ходоков многие из них (участков) окажутся уже занятыми». Во многом, эта оговорка рассматривалась как призыв крестьян не откладывать переселение на свободные земли, которые иначе будут расхвачены. И действительно, переселение в Сибирь и Казахстан в 1907 году приняло небывалые раньше размеры: с 1 января по 21 марта через Челябинск прошло 73 тысячи человек, в том числе 36 тысяч переселенцев, что в 16 раз больше, чем в первые три месяца 1906 года (2270).

В статье «Опасности для переселенцев в Степном крае» («Сибирский вопрос», №8, 1907 год) автор, руководствуясь изданиями переселенческого управления, сделал несколько замечаний по поводу постановки переселенческого дела в Акмолинской и Семипалатинской областях, в те годы входивших в состав Степного края. Так, по его сведениям, в Акмолинской области до 1 января 1907 года было заготовлено 150 тысяч душевых долей, из которых свободных к маю 1907 года осталось 29 518. На занятых участках к тому же времени были водворены 36 200 переселенческих семей или 215 300 душ обоего пола, в т.ч. мужчин (107 700) и женщин (107 600).

По другим сведениям того же управления, опубликованным в справочной книжке, переселенцы могли быть водворены на 111 участках, которые по уездам распределялись так:

 

Уездов

Число участков

Число душевых долей

Десятин земель

удобной

неудобной

всего

Омский

11

2472

38923

5481

44404

Петропавловский

10

3087

47204

9614

56818

Кокчевтавский

20

5129

75427

9924

85351

Атбасарский

7

3742

56891

14746

71637

Акмолинский

68 (1)

14888

263280

126059

389339

Всего

111

29318

481725

165824

647549

 

В справочной книжке также было сказано, что «обеспечение хорошей водой в Акмолинской области – вопрос первой важности, и далеко не всегда можно поселиться на участке с хорошей почвой, так как нередко участок нельзя обеспечить водой». Насколько были обеспечены водой те 111 участков, на которые переселенческое управление звало русских крестьян?

Автор статьи писал, что из сделанного в справочной книжке описания участков видно, что переселенческое управление в Омском уезде считало «обеспеченными водой» 4 участка (№ 1, 2, 4 и 7), необеспеченными были 4 (№ 3, 6, 8 и 9), относительно одного (№5) никаким сведений не было и относительно двух (№ 10 и 11) в справочной книжке имелись довольно странные отметки: «воды нет, но поселки обеспечены ей». В действительности же, судя по данным заведовавшего переселенческим делом в Акмолинской области, на участках под № 1-5, 8 и 9 летом 1907 года только начинались гидротехнические работы с целью определения пригодности этих участков к заселению. Поэтому «обеспеченным водой» или доступным для переселенцев можно признать только один участок (№7) из 11.

В Петропавловском уезде переселенческое управление считало «необеспеченным водой» один участок (№7), все же остальные «обеспеченными» и «вполне обеспеченными». Между тем, на двух из них (№ 1 и 9) работы по водоснабжению должны были начаться лишь летом 1907 года, так что годными для переселенцев можно было признать не 10, а 7 участков.

В Атбасарском уезде из 7 участков были доступны для переселенцев только 3. Из остальных же на одном участке (№4) летом 1907 года должны были начаться гидротехнические изыскания, а на трех (№ 2, 3, 6) - работы по водоснабжению.

В Кокчетавском уезде из 20 предлагаемых переселенцам участков на четырех (№ 1, 9, 10 и 12) летом 1907 года начнутся гидротехнические изыскания, еще на двух (№5 и 16) – работы по водоснабжению, а из остальных относительно пяти (№ 3, 4, 6, 7 и 11) или вовсе нет сведений, или уже такие неточные («воды довольно в озерах и болотах»), что считать их пригодными для переселенцев было нельзя.

Наконец, в Акмолинском уезде, судя по данным заведующего переселенческим делом в Акмолинской области, на 13 участках (№ 2, 5, 8, 9, 18, 19, 24, 39, 40, 54, 55, 56 и 63) летом 1907 года были предположены изыскания, а на одном (№4) - работы по водоснабжению. Из остальных точные сведения об обеспечении водой имелись лишь относительно 22 участков, относительно же 27 (№ 7, 10—16, 20, 25, 27, 31—38, 42, 45, 46, 50—52, 58 и 59) или вовсе не было сведений, или они отличались такой неполнотой, а иногда странностью, что признать их годными для переселенцев не было достаточных оснований. К примеру, в качестве водных источников на некоторых участках были указаны какие-то «мелкие озера», «мелкие колодцы», даже «томарчики», т.е. «болото».

Таким образом, из 111 участков, упомянутых в справочной книжке, можно было считать обеспеченными водой и доступными для переселенцев всего лишь 42 участка, т.е. немногим больше трети.

Можно предположить, что участки не отличались пригодностью для переселенцев и во многих других отношениях. Так, при описании 32 участков не было указаний о покосах. Относительно восьми в Акмолинском уезде (из 63) и десяти в Кокчетавском (из 20) было сказано, что покосов нет или их мало. Остальные указания отличались недостаточной ясностью («покосы степные» и т.п.) и лишь про немногие участки сказано, что покосами они обеспечены.

Что касается почвы, то помимо того, что при описании некоторых участков не было соответствующих указаний, в список участков попали такие, про которые прямо сказано, что почва в них «солонцеватая» и даже «каменистая, малопригодная для сельскохозяйственной культуры».

Отсутствием леса страдали почти все участки.

Наконец, в число участков, годных для заселения, были зачислены и такие, где уже жили переселенцы и бросали их после бесплодных попыток устроиться. Но об этом в своей справочной книжке переселенческое управление умалчивало. Число таких участков автор определить не смог:

 

«…так как для этого пришлось бы произвести кропотливое сличение данных справочной книжки на 1907 г. с данными издававшихся тем же управлением списков переселенческих участков за предыдущие годы. Для примера укажу уч. Степок в Акмолинском уезде, откуда переселенцам было разрешено переселиться «за негодностью участка»…»

 

В Семипалатинской области, по сведениям переселенческого управления, до 1 января 1907 г. было заготовлено 21 400 душевых долей, из которых осталось не занятыми 5 545. На занятых участках к тому времени было водворено 1 800 семей в составе 7 200 души обоего пола. Всего свободных участков числилось 19, которые по уездам распределялись так:

 

Уезды

Число участков

Число душевых долей

Десятин земель

удобной

неудобной

всего

Павлодарский

9 (2)

3049

52282

5308

57590

Каркаралинский

6

2310

35406

15984

51390

Устькаменогорский

3 (2)

477

8283

1107

9390

Зайсанский

1

141

2200

200

2400

Всего

19

5977

98171

22599

120770

 

По данным справочной книжки, невозможно точно заключить насколько обеспечены все эти участки водой, так как описания на этот счет отличались очень неопределенным характером: «пресную воду можно найти» или «необходимы колодцы» и т.п. Вполне ясные указания о достаточном водоснабжении имелись лишь относительно немногих участков. Наконец, судя по другим описаниям («места для усадеб будут избраны после водных изысканий»), можно прийти к выводу, что гидротехнические изыскания были произведены не на всех участках.

Хорошие покосы были указаны в двух участках, «достаточные» – в 7, «удовлетворительные» - в 3, «посредственные» - в 2. Относительно одного участка сказано, что в нем «умеренное количество» покосов. Относительно другого сказано, что в нем «встречаются» по степи места, годные для сенокошения и, наконец, про три участка сказано, что покосами они «не обеспечены».

Почва в громадном большинстве участков была определена как суглинистая, при этом в трех участках Павлодарского уезда - «с поверхностным камешком», на всех участках Каркаралинского уезда – «с дресвой» и «мелким камешком». Вероятно, само переселенческое управление сомневалось в пригодности такой почвы для земледелия, оговариваясь относительно некоторых участков, что на них может быть «сельско-скотоводческое хозяйство». Были и такого рода отметки, что «участок возможен для земледелия при условии искусственного орошения», а между тем о возможности этого последнего не было никаких указаний.

Отсутствием леса и даже кустарника страдали почти все участки.


Основываясь на приведенных выше данных можно, автор приходит к выводу, что в Степном крае участки, предназначенные для переселенцев:

  • во-первых, были исследованы крайне недостаточно,

  • во-вторых, даже из числа исследованных многие отличались такими недостатками, что сомнительно удастся ли водворить на них переселенцев на долгое время.


Между тем, история переселенческого дела как в Акмолинской, так и в Семипалатинской областях была полна примерами несправедливости по отношению к коренному населению. Однако были примеры и того, сколько тяжких испытаний приходилось переносить переселенцам, которых водворяли на участки без воды или «с камешком» и «дресвой». Но этот опыт нисколько не смущал переселенческое управление. Подводя итог автор писал:

 

«Пусть бесцельно разоряются киргизы, пусть без оглядки бегут потом переселенцы с отобранной у кочевников земли — это все не важно, лишь бы девать куда-нибудь теперь многие тысячи тех крестьян, которые волнуются в Европейской России из-за недостатка земли... Страшно подумать, что может произойти в Степном крае, если привести о массе свободных там участков в край действительно хлынут переселенцы? Кто ответит тогда за их неизбежное разорение, за всю ту смуту, какую они внесут в местную жизнь, не найдя пригодной для себя земли?»


Автор: Аян Аден