«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Восстание казахов Младшего жуза под предводительством Срыма Датова (1783—1797 гг.).

83369
Восстание казахов Младшего жуза под предводительством Срыма Датова (1783—1797 гг.).
Главной движущей силой восстания были шаруа, стремившиеся избавиться от феодального и колониального гнета, произвола ханов, султанов и царской администрации.

Через семь лет после подавления Крестьянской войны 1773-1775 гг. под предводительством Е. И. Пугачева, в которой казахи приняли активное участие, в Младшем жузе в 1783 г. снова вспыхнуло восстание шаруа. Во главе восставших встал, старшина рода Срым Датов.

Это движение имело антифеодальный и антиколониальный ха­рактер, было продолжением крестьянской войны 1773-1775 гг., после которой казахам удалось решить, хотя и частично, земельную и водную проблемы. Указом 7 ноября 1775 г. Коллегия иностранных дел разрешила казахам использовать в зимнее время пастбища в между­речье Урала и Волги, на берегу Каспийского моря, на правом берегу рек Иртыш, Урал, в районе рек Эмба, Сагыз. Но уступки царского правительства были вынужденными, и по мере укрепления позиций в регионе оно стремилось ликвидировать их или ограничить. Актив­но против расширения земельных и водных прав казахов выступило Уральское казачье войско. 27 декабря 1782 г. последовал указ прави­тельства о разрешении зимнего перегона скота в вышеуказанные районы только при условии найма казахами земли1. Уральское каза­чество использовало этот указ в свою пользу, запретив сдачу казачьих земель в наем казахам. Была усилена кордонная стража на Уральской линии укреплений, к тому же кроме платы казахи должны были оставлять аманатов — заложников.

Важным последствием участия казахов в крестьянской войне Пугачева был дальнейший распад вассальных отношений в Младшем и Среднем жузах. Так, в Младшем жузе хан Нуралы и султаны постепенно отошли от восставших и заняли позицию поддержки царского правительства.  Росли недоверие и враждебность к восста­нию среди казахской аристократии, что усилило феодальную раз­дробленность. Разное отношение казахской аристократии и родовой знати к восстанию Пугачева привело к разрыву союза аристократии и родовых старшин в 80-х г. XVIII в. и кризису ханской власти в конце 70—90-х г. XVIII в. Постепенно падало влияние Нуралы-хана в Млад­шем жузе, что привело его к политической изоляции, новому выступ­лению народных масс и первой попытке ликвидации ханской власти в Младшем жузе.

Весной 1783 г. начались набеги казахов на Уральскую линию укреплений. Казахский отряд во главе со старшинами Ташбулатом и Ербулатом напали на Гирьяльский редут, взяли в плен солдат и угнали скот. К северо-востоку от Оренбурга действовали отряды под предводительством Кадыра и Садыра — старшин из рода тама. Они готовились к нападению на Красногорскую крепость и Татарскую слободу.

Оренбургский комендант Ладыменский направил в степь кара­тельные отряды из оренбургских казаков и отряд из 1500 башкир под командой сотника С. Харитонова. Казахские отряды оказали отряду Харитонова упорное сопротивление, но сооруженное казахами ка­менное укрепление было взято приступом. Захваченные в плен 56 человек были отправлены на казенные работы.

Летом участилось нападение казахов на укрепления и торговые караваны, что привело в упадок торговлю со среднеазиатскими хан­ствами. Было совершено нападение на Каргайскую крепость, контро­лировалось движение на тракте между Оренбургом и Илецкой Защи­той. Особенно активными были действия в районе Орской крепостии на Нижнеуральской дистанции2. Во главе казахов из рода серкеш стоял старшина Дулат. Но пока это были отдельные выступления, не имевшие объединяющего центра. В это время во главе народного движения становится Срым Датов — старшина рода Байбакты. Пер­вые сведения о Срыме Датове приводятся в русских источниках в период движения Е. И. Пугачева. Имеется сообщение Уральского казака Ф. Курицына о том, что С. Датов в 1774 г. возглавлял казахский отряд в войске Е. И. Пугачева. Сохранилось донесение А. С. Суворова графу П. И. Панину от 22 июня 1775 г., в котором он сообщает о С. Датове как одном из активных участников восстания Е. И. Пугаче­ва3. Но с осени 1776 г. С Датов отошел от движения и перешел на сторону царской администрации. Лишь с 1783 г. он вновь примыкает к повстанцам, ведет борьбу с Уральским казачьим войском. В декабре 1782 г. С. Датов был захвачен в плен близ Тополихинского форпоста уральскими казаками, весной 1784 г. — выкуплен из плена ханом Нуралы, женатым на его сестре. Сумма выкупа включала 70 лошадей и 350 руб. деньгами. С мая 1784 г. С. Датов вел ожесточенную борьбу с уральскими казаками. Казахские отряды действовали в районе Нижнеуральской линии, у Орской крепости. В ноябре в отряде С. Датова насчитывалось 1000 казахов. В этот период С. Датов отошел от хана Нуралы.

В то же время усилились действия карательных экспедиций в степи. В верховья р. Илек во главе отряда из 237 оренбургских казаков и 2432 башкир был направлен генерал-майор Смирнов.

Весной 1785 г. ожесточенные сражения казахов с царскими отрядами продолжались в районе Нижнеуральской линии. С. Датов воз­главлял отряд из 2700, старшина Барак — 2000 и Тленчи — 1500 казахов. Против них было сформировано три отряда казаков под командованием старшин Уральского войска Каспакова и Понамарева и премьер-майора Назарова. Последний вступил в сражение с отрядом С. Датова, напавшим на крепость Сахарную и Антоновский форпост.

С 1785 г. усилилась борьба родовых старшин с ханом Нуралы и его окружением. Старшины требовали от царского правительства, от­странить хана Нуралы от власти и построить управление Младшим жузом по новой основе. Предлагалось разделить жуз на три части, или орды, — Байулинскую, Семиродскую и Каракесецкую. В каждой из них собрание старшин и народа провело выборы: в части Каракесек старшиной был избран Сегизбай-бий, в Байулы — Тормамбет-бий, в Жетиру — батыр Тленши. Срым Датов был избран советником всех трех орд, в помощь ему были даны старшина Коккоз-бий и Каратау-бий. Старшины в торжественной обстановке приняли присягу на верность царскому правительству. На этом закончился первый этап антиколониального и антифеодального движения в Казахстане4.

Царское правительство предложило собранию старшин согла­ситься на организацию Пограничного суда, что было шагом на пути к ликвидации традиционной казахской государственности. Старши­ны к вопросу о Пограничном суде отнеслись осторожно, отложив его решение на будущее. Часть старшин была за сохранение ханской власти, избрание нового хана. Перед царским правительством стар­шины ставили вопрос о расширении зимних пастбищ.

Весной 1786 г. хан Нуралы был изгнан из Младшего жуза и взят под покровительство царскими властями, укрывшими его в Калмыковской крепости.

Перед царским правительством встал вопрос о новых формах организации государственной власти в Младшем жузе. Екатерина II одобрила реформу, разработанную оренбургским губернатором Игельстромом. Нуралы-хан был отправлен в Уфу. О. А. Игельстром предла­гал в поколениях алимулы, байкулы, жетыру создать суды (расправы), подчинявшиеся пограничному суду в Оренбурге. Расправы должны были возглавлять председатель и два заседателя из родовых старшин, получавших жалованье. Предлагалось построить в жузе два или три города, мечети и школы для детей знати. Эти мероприятия должны были уничтожить политическую обособленность Казахстана от Рос­сии. Проект Игельстрома предусматривал удаление хана из жуза, но императрица решительно отклонила предложение о выборах нового хана при условии учреждения при нем совета.

Нарастал конфликт хана и султанов, не желавших мириться с потерей влияния в степи, с родовым старшиной. В начале августа они захватили в плен Срыма Датова5, заключили в оковы и решили держать до тех пор, пока в жуз не будет возвращен из Уфы хан Нуралы. Известие о пленении батыра Срыма, пользовавшего большим влия­нием в казахских общинах, вызвало беспокойство у Оренбургской администрации. Игельстром надеялся в проведении реформы на С. Датова, поэтому предпринял энергичные усилия для его освобож­дения. Осенью 1786 г. С. Датов был освобожден. Но в этот период усилилась та часть родовых старшин, которая выступила за сохране­ние ханской власти в Младшем жузе. Они провозгласили ханом Каипа. В сентябре 1786 г. состоялся съезд старшин. Было дано согла­сие на создание только пограничного суда, в состав которого были избраны шесть родовых казахских старшин, которые не являлись представителями влиятельных родов.

Решающей силой стали представители царской власти. Председа­телем пограничного суда был премьер-майор С. Петращевич, члена­ми секунд-майор И. Капустин, купцы Сеитова Посада С. Салеев и М. Мирдабаев, башкирский походный старшина А. Ак-Кулянов и мишарский походный старшина X. Абдусалямов.

Среди избранных в расправы были влиятельные казахские стар­шины Тленчи, Жаныбек, Тлеп. Таким образом, на административных должностях султаны были замещены родовыми старшинами. Но выборы проводили только в трех родах Младшего жуза. Пограничный суд не был связан через расправы со всеми родами Младшего жуза, и это мешало ему влиять на политическую обстановку в жузе, ограни­чить влияние султанов. Султаны выразили резкий протест против организации расправ в степи6.

Открытием пограничного суда старшины воспользовались, поста­вив вопрос о земле, расширении зимних пастбищ за счет междуречья Урала и Волги и частновладельческой земли на побережье Каспий­ского моря. Генерал-губернатор отменил плату за пользование толь­ко пустопорожними землями, за пользование частновладельчески­ми землями плата не отменялась. Кроме того, для перехода необхо­димо было получать «открытые листы» и оставлять аманатов.

Зимой 1786—1787 гг. начался массовый переход казахов в между­речье Урала и Волги.

Осенью 1786 г. старшины поставили также вопрос о возвраще­нии в жуз бежавших рабов. Это требование родовых старшин свидетельствовало о сужении подлинно общенародных целей — укрепления казахской государственности и решения земельного вопроса. О. А. Игельстром частично выполнил требования стар­шин, но поставил условие прекратить пограничные набеги. В этом случае казахские старшины требовали прекращения насилия над казахами со стороны прилинейной администрации и Уральского казачества.

Генерал-губернатор Игельстром сознавал, что новую систему управления не удается распространить на весь жуз. В части родов и после создания расправ сохранялась ханская власть в лице не признанного царским правительством хана Каипа7. Создание расправ сыграло свою роль в отстранении султанов от управления жузом. Но реальная власть перешла не к расправам, а к главным старшинам, поэтому О. А. Игельстром сделал существенное добав­ление к своей реформе, определив полномочия главных старшин. Это снимало аналогии в управлении Младшим жузом по Уложе­нию 1775 г.

Главные старшины должны были исполнять все предписания генерал-губернатора, пограничной экспедиции и расправ. Одновре­менно контролируя работу расправ и родовых старшин, генерал-губернатор рассчитывал использовать главных старшин для полно­го отказа их от восстановления в жузе ханской власти. Это вызвало протест султанов против царского правительства, ограничивавше­го их привилегии.

В Младшем жузе продолжалась внутренняя борьба султанов и старшин по вопросу об организации государственной власти в жузе. Оставался невыясненным вопрос о замене исторически сложившейся ханской власти, которая обеспечивала относитель­ное политическое единство жуза и сложившуюся вассальную систему: хан, султан, родовая знать.

Став главным старшиной в Младшем жузе С. Датов фактически сохранил традиционную систему вассального подчинения, ее фор­мы и методы. Особое значение он придавал съездам старшин, созванных им в 1785—1786, 1787 гг. С. Датов хорошо сознавал, что устойчивость и независимость государственной власти в жузах зависит не только от внутренней организации, но и от внешнепо­литического окружения. Он был за укрепление политических и экономических связей с Россией, но одновременно не доверял царскому правительству. Так, возглавив движение народных масс, он отказывался от встреч с генерал-губернатором. Вступив в переписку и переговоры с царской администрацией, пытался нейтрализовать ее, облегчить тем самым борьбу родовых старшин с султаном и ханом. Сорвав реформы Игельстрома, Датов понимал, что это означает разрыв с царскими властями и продолжение восстания. Понимал он и то, что успех восстания возможен лишь при объединении сил народов Казахстана и Средней Азии, а также родовых старшин. С. Датов вел переговоры с Хивой об оказании помощи казахам оружием, конницей, продовольствием, а в случае поражения — предоставить кочевья в пределах Хивинского ханства, при этом он ссылался на исторические права казахов на эти земли, требовал, чтобы каракалпаки вернули казахам захваченные ранее скот и имущество.

В октябре 1789 г. Игельстром представил новый проект управ­ления жузом, в котором учел пожелания правительства: восстанов­ление ханской власти и раздробление Младшего жуза на шесть частей — расправ. Создавалось главное правление во главе с ханом. С. Датову была предложена должность прокурора. По новому проекту правительство отказывалось от ущемления прав хана и султана в Младшем жузе9. Но и этот проект не был претворен в жизнь. Правительство настаивало, чтобы генерал-губернатор Игель­стром начал переговоры с султаном Эралы, т.е, возобновилась политика, опиравшаяся на хана и султанов. Теперь правительство пыталось ограничить права казахов в использовании пастбища в междуречье Урала и Волги, что привело к усилению противостоя­ния в этом районе. Набеги казахов на укрепление Уральской линии участились после назначения генерал-губернатором А. А. Пеутлинга, выступавшего против новой политики в регионе.

В 1790 г. 2000 сподвижников С. Датова сосредоточились на реке Уиле, готовясь напасть на Илецкую Защиту. Особенно активные действия казахских отрядов были в 1796 г. после тяжелого зимнего джута, который привел к массовой гибели скота.

Весной 1797 г. царское правительство направило против пов­станцев карательные отряды. В марте был убит хан Есим. В Младшем жузе обострилась борьба за избрание нового хана. Генерал-губернатор Игельстром предложил экспедиции погранич­ных дел поручить управление жузом Ханскому совету, местопребы­ванием которого была определена долина р. Малая Хобда10. Ханский совет начал действовать в августе 1797 г. Его председате­лем стал султан Айчувак, членами Сары Шоннай-бий, Султанбек-бий, Шакшай-бий и Кошукбай-бий, Битик-мурза. Представителей из семьи покойного хана Нуралы в ханском совете не было. Включением в совет муфтия М. Хусаинова предполагали укрепить к совету благожелательное отношение старшин.

Но генерал-губернатор Игельстром ошибся. Султаны избрали ханом султана Каратая, не созывая народного съезда. Это означало выступление султанов против ханского совета, в котором влияние оставалось на стороне родовых старшин. С. Датов не был избран в ханский совет и откочевал на р. Сырдарью. Здесь он нашел поддержку у старшин поколения алимулы и выдвинул перед ханским советом требования по умиротворению обстановки в Младшем жузе, прекращению межродовой барымты, столкнове­ний с уральскими казаками, об обмене пленными. Решено было восстановить в Младшем жузе старшинное управление, но в октябре 1797 г. генерал-губернатор добился избрания ханом Айчувака. Эта кандидатура удовлетворяла и султанов, и родовых старшин. Хан был глубоким стариком, и не мог играть решающую роль в жизни жуза11. Примирение султанов и родовых старшин в Младшем жузе ликвидировало почву, на которой С. Датову удавалось сплачивать вокруг себя родовых старшин и вести борьбу как с султанской группировкой, так и с царской администрацией. Понимая это, он откочевывал в пределы Хивинского ханства: По народным преданиям, С. Датов был отравлен в 1802 г. ставленника­ми казахских султанов12.

Главной движущей силой восстания были шаруа, стремившиеся избавиться от феодального и колониального гнета, произвола ханов, султанов и царской администрации. Они стремились вер­нуть себе отнятые у них в междуречье Урала и Волги земли. К восстанию примкнули бии и старшины, преследуя свои классовые интересы — укрепить положение в жузе, заставить хана и султанов поделить с ними власть. С. Датов, поддерживая борьбу народных масс за земли, стремился создать новые формы казахской государ­ственности, ликвидировав ханскую власть и заменив ее народными съездами, а в промежутках передать власть в руки главных старшин.

Причин поражения восстания было много. Общинная родовая собственность на землю мешала родовой знати распоряжаться кочевьями, ее тесные связи с царской администрацией. Отсюда различное отношение народных масс и родовых старшин к воору­женным формам борьбы. Восстание в условиях патриархально-родового быта только частично приобрело законченные классовые формы. Во главе восстания оставались на всем его продолжении родовые старшины. С. Датов не был до конца последовательным, предавая и крестьян, и родовых старшин. Постепенно на сторону царской администрации перешли и другие бии и старшины, участвовавшие в восстании.

Восстание 1783—1797 гг. было крупным выступлением казах­станских шаруа, направленным против феодальной и колониаль­ной эксплуатации, подорвавшим основы ханской власти в Млад­шем жузе, что приблизило ее окончательную ликвидацию.


1. Материалы по истории Казахской ССР. М. — Л., 1940 Т. 4. С. 182; Бекмаханова Н. Е. Легенда о Невидимке. Участие казахов в Крестьянской войне под руководством Пугачева в 1775-1778 гг. Алма-Ата. 1968. С. 182-186.

2.Казахско-русские отношения в XVIII—XIX вв. (1771 — 1867 гг.): Сб. документов и
материалов. Алма-Ата, 1964. док. 58. 62.

3.Вяткин М. П. Батыр Срым. М. - Л„ 1947. — С. 185-187, 190—196.

4.Вяткин М. П. Указ. соч. С. 207, 210; Казахско-русские отношения в XVIII—XIX вв.,
док. 63,

5.Вяткин М. П. Указ. соч., С. 210, 211; 221—223, 227—229.; Казахско-русские отношения
в ХУ111-Х1Х вв., док. 64.

6.Вяткин М. П. Указ. соч. С. 235—239.

7.Вяткин М. П.. Указ. соч. С. 256—257; Казахско-русские отношения в XVIII—XIX вв.,
док. 70.

8.Вяткин М. П. Указ. соч. С. 259—264; Казахско-русские отношения в XVIII—XIX вв.,
док. 70.

9.Вяткин М. П. Указ. соч. С. 264—276,271—272; Казахско-русские отношения в XVIII—XIXвв., док. 70, 71. 72, 73, 74, 75.

10.Вяткин М. П. Указ. соч. С. 298—308. 318, 330, 337, 346; Казахско-русские отношения в  ХVIII-ХIХ вв., док. 78, 80.

11.Вяткин М. П. Указ. соч. С. 347—348. 351—357; Казахско-русские отношения в
ХУ1П-ХІХ вв., док. 77.

12.Труды общества изучения Казахстана. Отделение истории и этнограф. VII. в гл. 2. С.
16, Вяткин, Указ. соч. С. 356—357, 380—381.


© Институт истории и этнологии им.Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК, 2013