Главная Методический инструментарий Междисциплинарные исследования Методологические труды Вооружения Из истории формирования и развития профессиональных знаний офицеров воспитательных структур в период советской государственности

Из истории формирования и развития профессиональных знаний офицеров воспитательных структур в период советской государственности

06 Сентября 2013
474
0

Искакова Н.С.

Национальный университет обороны, г. Щучинск

iskakova_nazgul@mail.ru

Сложные преобразования, происходящие в стране целом, и в Вооруженных Силах Республики Казахстан, в частности, предъявляют новые, более высокие требования к уровню проводимой в них воспитательной работы в армии. Согласно Военной Доктрине Республики Казахстан одним из основных мер, направленных на обеспечение военной безопасности страны, является поддержание внутриполитической стабильности, воспитание казахстанского патриотизма, в том числе сознательного отношения граждан к защите государства [1]. Вместе с тем, морально-волевые качества отдельно взятого военнослужащего являются стержневым фактором при выполнении им поставленной боевой задачи, что усиливает значение человеческого фактора в современной войне и, соответственно, выдвигает укрепление воспитательной работы в разряд важнейших задач. При этом именно система воспитательных структур обязана обеспечить формирование необходимых качеств военнослужащих, их психологической устойчивости и готовности к действиям в экстремальных условиях, носить комплексный и всеобъемлющий характер [2].

Успешная реализация этих требований во многом зависит от профессионального мастерства самих офицеров воспитательных структур. Рассмотрение вопроса о совершенствовании профессионального мастерства офицеров воспитательных структур Вооруженных Сил Республики Казахстан невозможно без анализа огромного опыта и достижений в данной области в армии СССР, преемницей которой является казахстанская армия. 

В целом, вопросы повышения профессионализма в той или иной области человеческой деятельности возникли с началом выделения различных профессий в самостоятельные отрасли и разделения функций между работниками одной специальности. Необходимость передачи знаний и умений в конкретной профессии из поколения в поколение стала основанием для выработки ее механизмов. Аналогичный механизм действий осуществлялся и в армии, где в процессе исторического развития происходило формирование и выделение отдельных направлений, которые в своей совокупности обеспечивали успешное решение боевых задач.

Процесс зарождения и передачи профессиональных знаний имеет глубокие исторические корни. Анализ материалов периода советской государственности по данному вопросу позволил выделить несколько этапов в истории формирования профессионального мастерства офицеров-воспитателей, имеющих в целом прогрессивный и последовательный характер и отличающихся друг от друга характерными особенностями:

Первый этап (1920-1940 гг.) связан с войсковой практикой совершенствования профессиональных качеств политработников Красной, а затем и Советской Армии.. Вместе с тем, период, предшествующий указанному времени, связан с годами существования регулярной армии и решением в ней задач военно-педагогической подготовки офицерских кадров. Именно в этот период начинает складываться понимание того, что успех в бою во многом зависит от профессионализма офицерских кадров, которое на практике выражалось в создании и развитии системы военного образования, а также в реализации всевозможных мер, нацеленных на обеспечение эффективного профессионального развития офицеров при исполнении ими обязанностей службы. Своеобразие данного этапа, прежде всего, определяется тем, что подготовка специалистов, призванных осуществлять военно-педагогическую деятельность на профессиональном уровне, строилась на качественно новых принципах, с использованием ранее неизвестных подходов. Вместе с тем, это никак не отрицало уже имеющегося в данной области опыта и происходило в рамках прогрессивных педагогических тенденций, возникших еще в царской армии. Уже в начале гражданской войны был налажен выпуск инструкций, циркулярных писем, памяток, наставлений, раскрывающих не только содержание деятельности конкретных категорий политработников, но и методику их работы. При этом подготовка конспектов этих занятий возлагалась на центральные научные учреждения. 

В начале 20-х годов ХХ века ставится вопрос о дифференциации подготовки политработников в зависимости от уровня их компетентности. В частности, вводятся три ступени их обучения в войсках: поверочные курсы политграмоты, партийные кружки, марксистские кружки, при этом на разных ступенях должны были использоваться разные методы проведения занятий. Положение изменилось после введения в июле 1925 года единой системы профессиональной (текущей) подготовки политпросветработников РККА. При этом она разделяется на два вида: текущую повседневную (инструктивные и методические совещания) и текущую периодическую (семинары два раза в год) и осуществляется на трех уровнях: ротном, полковом, гарнизонном.

В 30-е годы ХХ века сложился общий подход к практике формирования профессионального мастерства специалистов политорганов. Среди мер по профессиональному совершенствованию политработников выделялись:

тщательная и всесторонняя проверка назначаемых на должность; закрепление на должности не менее двух лет; самостоятельное проведение занятий с другими специалистами политико-воспитательной работы; регулярный контроль профессиональных знаний политработника в ходе проверок;

обеспечение литературой и другими информационно-методическими материалами; систематическая оценка практической деятельности специалиста.

Второй этап (1941-1945 гг.) связан с периодом Великой Отечественной войны, когда войсковая практика формирования профессионального мастерства политсостава претерпела существенную перестройку. В ситуации нехватки кадровых политработников и сокращения продолжительности обучения в военно-политических училищах переподготовку офицеров, назначаемых на должности в политорганы, зачастую приходилось осуществлять непосредственно на местах. Вместе с тем, наряду с традиционными методами профессиональной подготовки военнослужащих, такими как организация наставничества, обмен опытом, инструктирование и т.д., в частях и соединениях используются и достаточно новые формы обучения – специальные семинары, сборы и совещания, которые впоследствии совершенствовались и приобретали систематический характер. Практика освещения на страницах газет и журналов опыта воспитания воинов в боевой обстановке давала положительные результаты, и в 1944 году в Главном политическом управлении создается специальный отдел для изучения и систематизации данной работы [3]. Большую помощь политработникам оказывали также пособия серии «В помощь политруку», «Воинское воспитание», «Партийно-политическая работа в Красной Армии» и т.д. 197 

Для оперативного восполнения потерь кадров политсостава в годы Великой Отечественной войны был введен резерв политсостава, который формировался за счет двух источников: офицеров – политработников, занимавших должность на ранг ниже той, на которую они предназначались и красноармейцев, отличившихся в боях, которые впоследствии замещали должность политруков рот. С прошедшими тщательный отбор и утвержденными в резерв военнослужащими проводилась специальная работа с целью достижения ими требуемого уровня профессионализма. Наиболее эффективными формами такой работы были трехдневные семинары, стажировки на вышестоящих должностях, организация самосовершенствования в виде отработки конспектов тем по соответствующей программе, контроль и наблюдение со стороны командования. По завершении данной работы составлялась боевая характеристика на кандидата с выводом о возможности использования на выдвижение. В целом можно констатировать, что специфика решения проблемы формирования профессионального мастерства офицеров-политработников в период Великой Отечественной войны заключалась в стремлении к наиболее целесообразному построению их профессиональной подготовки, исходя из стоящих задач и условий боевой обстановки. 

Третий этап (1946-1960 гг.) относится ко времени, когда становление исследуемого процесса шло в достаточно непростых условиях. Прежде всего, это проявлялось в том, что потребность в офицерах-воспитателях в тот период не покрывалась возможностями их выпуска из военно-политических училищ. Имевшийся у большинства офицеров-политработников огромный фронтовой опыт воспитания воинов не всегда компенсировал нехватку у них военно-педагогических и психологических знаний. Проблема слабой педагогической подготовленности политработников стала еще более очевидной при введении в январе 1950 года института заместителей командиров рот по политической части и направления на политработу офицеров других специальностей [4].

Создание системы курсов подготовки и усовершенствования политсостава лишь частично помогло решить эту проблему. В указанный период приоритетная роль в формировании основ профессионализма офицеров-воспитателей принадлежала войсковой практике, которая складывалась в русле тенденций довоенного и военного времени. Методическую основу работы продолжали составлять сборы, семинары, обмен опытом, издание учебно-методической литературы и т.д., однако изменения в военном деле и, как следствие, изменение требований к организации обучения и воспитания личного состава привели к перестройке процесса подготовки самих офицеров-воспитателей. В частности, при политотделах соединений и частей 3-4 раза в год стали проводиться двухдневные постоянно действующие семинары, ежемесячно стали проводиться дни профессиональной учебы.

Четвертый этап (1960-1991 г.) связан с научной постановкой проблемы формирования профессионального мастерства политработников. К началу 60-х годов ХХ века, несмотря на позитивность в целом процесса профессионального совершенствования офицеров-политработников, нельзя не заметить, что в нем накопилось немало острых вопросов. Необходимость эффективного их решения обусловила активизацию научных работ в данном направлении, в которых непосредственно ставилась проблема военно-педагогического мастерства [5]. 

Мобилизуя офицеров на овладение навыками воспитания подчиненных и демонстрируя примеры эффективных действий в тех или иных педагогических ситуациях, указанные работы, тем не менее, продолжали представлять собой эмпирический уровень познания явления. Ограниченность такого подхода не могла не инициировать поиск научно-обоснованных путей обеспечения готовности военных кадров к осуществлению воспитательной деятельности. Наряду с традиционными изысканиями в рамках высшей военной школы, этот поиск охватил и сферу войсковой практики, что, по сути, явилось началом нового - научного этапа в становлении исследуемого процесса [6].

Научные исследования и публикации в сфере повышения эффективности военно-педагогической подготовки офицеров создали значительный теоретический потенциал формирования профессионального мастерства политработников. Вместе с тем, в силу ряда причин данный потенциал не всегда оказывался востребованным. Объективно-исторически это объясняется, прежде всего, влиянием застойных тенденций, характерных в тот период для всего общества. Результатом такого влияния можно считать чрезмерную идеологизированность военно-педагогической подготовки, ее догматизм, отсутствие связи с практическими вопросами, решаемыми политработниками. Непосредственно на изучение вопросов психологии и педагогики специалистам политико-воспитательных структур отводилось лишь 10 часов в год – так же, как и всем другим офицерам, занимающимся в системе командирской подготовки. Немало недостатков в данный период связано и с организационно-процессуальной стороной совершенствования профессионализма политработников. К числу этих недостатков следует отнести формальность планирования, низкий методический уровень проводимых занятий. 

Сложившееся положение во многом являлось следствием большой загруженности и недостаточной методической подготовленности соответствующих руководителей, слабой организации обеспечения необходимыми дидактическими материалами и другой профессионально-важной информацией [7].

Названные негативные факторы, наряду с уже объективно формирующейся в 80-е годы ХХ века переоценкой роли политорганов в решении практических задач, стоящих перед Вооруженными Силами, способствовали снижению статуса войсковых политработников как профессионалов и, в значительной степени, их мотивации на решение стоящих задач. Армия и флот все больше нуждались не просто в пропагандистах определенных идей, а в специалистах, способных решать сложные проблемы в области индивидуально-воспитательной работы, морально-психологического обеспечения, управления социальными процессами. Данное обстоятельство, совпав по времени с кардинальными социально-политическими изменениями в государстве, не могло не привести к новому пониманию содержания деятельности и, соответственно, обучения офицеров-воспитателей [8]. Вместе с тем, дальнейшие коренные преобразования, произошедшие в СССР, в целом, и в его Вооруженных Силах, в частности, внесли существенные коррективы в дальнейшее развитие системы воспитательной работы и формирования профессионального мастерства офицеров воспитательных структур Вооруженных Сил Республики Казахстан. Таким образом, исторический анализ становления теории и практики формирования профессионального мастерства офицеров воспитательных структур в период советской государственности позволяет определить последовательность формирования данного процесса и выделить основные тенденции его развития: 1) рассмотрение профессионализма офицеров как важнейшей предпосылки боеспособности войск; 2) определение умения офицера осуществлять воспитание подчиненных как значимого компонента его профессионального мастерства; 3) создание системы подготовки кадров политсостава, впоследствии перешедшее в плоскость научно-педагогических исследований.

Литература:

1. Военная Доктрина Республики Казахстан. Указ Президента РК от 11.2011 №161.

2. Федосеев С.Г. Роль и значение воспитательных структур Вооруженных Сил Республики Казахстан в условиях современных войн // Военно-теоретический журнал Ориентир. – 2009. - №1. – С. 22-23.

3. Кулеш В.С. Деятельность политорганов Красной Армии по подготовке резерва политического состава в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): Дис. … канд. ист. наук. – М., 1986. –С.103.

4. Каменев А.И. История подготовки офицерских кадров в России. – М., 1990. – с.184.

5. Ельчанинов П.Е. Мастерство воспитателя. - Алма-Ата, 1967. – с. 128.

6. Балыков Н.П. О становлении и развитии системы и содержания профессиональной подготовки военных политработников. - М., 1973. – с.314.

7. Ефремов А.Е. Деятельность командиров и политорганов соединений Сухопутных войск по совершенствованию профессиональной подготовки политработников ротного звена (1967-1979 гг.): Дис ... к. ист. н. – С.69-70.

8. Миронов В. Воспитательной работе нужны новые идеи и новые люди // Красная Звезда. – 1993. – 20 июля. 

Источник: Материалы международной научно-практической конференции «ВАЛИХАНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ – 17»24-26 апреля 2013 года, стр. 194-200


Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь