«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Шакир Жексенбаев. Первый казахский генерал

1358 0
Шакир Жексенбаев. Первый казахский генерал
В отечественной исторической науке вопросы, касающиеся истории Великой Отечественной войны и вклада республики в победу, все еще являются актуальными и приоритетными

Как известно, фронтовые подвиги казахстанцев в годы войны не ограничиваются именами Бауыржана Момышулы, Касыма Кайсенова, Талгата Бигельдинова, Маншук Маметовой и Алией Молдагуловой. Поэтому портал Qazaqstan Tarihy познакомит читателей с Шакиром Жексенбаевым, первом казахском генерале технических войск

Шакир Жексенбаев родился 28 февраля 1901 года в селе Долбун-Шонай Западно-Казахстанской области в семье Айтали Жексенбаева и его супруги Жамили. Семья жила не богато, но и не бедствовала. В последующем Ш. Жексенбаев в анкетах напишет, что его семья, главой которой был дед Жексенбай, относилась к скотоводам-крестьянам среднего класса. Помимо скотоводства отец Шакира Айтали занимался косьбой камыша и добывал соль на озере Баскунчак.

Айтали отправил своего сына в сельскую начальную школу в 1908 году. Там он получил начальное образование, что позволило ему поступить высшее начальное училище Ханской Орды в 1912 году. Училище молодой Шакир окончил в 1917 году и сразу после выпуска поступил на педагогические курсы при училище. Из-за начавшейся революции и Гражданской войны Ш. Жексенбаев вынужден был окончить обучение и вернуться домой, где помогал семье, работая погонщиком верблюдов, таскавших соль к железнодорожной станции. Там же он увлекся политикой. Он поддержал советскую власть, посещал митинги и собрания. Вскоре соляной промысел региона был национализирован, а сам Шакир вошел в состав Союза рабочих Баскунчакского соляного промысла.

Молодого образованного юношу заметили сразу. Уже в октябре 1918 года он был избран в состав исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Далбуно-Шонайской волости в качестве ответственного секретаря. В то же самое время он изъявил желание отправиться в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), но председатель исполкома его прошение отклонил, посчитав, что волости нужны грамотные работники.

Тем не менее, 20 июня 1919 года Шакир все же был мобилизован в ряды РККА. Уже через несколько дней он прибыл в местный комиссариат и был определен в полковую школу Советского образцового киргизского (казахского) полка. «Курсант-джигит» вошел в состав полка, который едва успел сформироваться как тут же отправился воевать с белоказаками в Приуральских степях. К слову, позже этот полк расширится до целой дивизии, а часть личного состава пополнит ряды знаменитой Чапаевской дивизии.

В сентябре 1919 года комиссариату по военным делам было приказано перебраться в Оренбург, для чего был сформирован 1-й Отдельный казахский кавалерийский эскадрон, целью которого было сопровождение комиссариата при переезде. Шакир Жексенбаев был в составе этого эскадрона.

 

Первый ряд, второй слева - помощник командира отдельного кавалерийского эскадрона Киргизского краевого Военкомата Ш. Жексенбаев, Оренбург, 1919 г.

 

В Оренбурге Ш. Жексенбаев познакомился с Борисоглебовскими советскими кавалерийскими курсами командного состава Красной Армии и подал рапорт с просьбой о переводе. В конце ноября того же года этот рапорт был принят. Непрекращающиеся бои с белоказаками, подавление восстания левого эсера Сапожкова, тяжелейшие погодные условия, голод и болезни – вот с чем сталкивались курсанты командного кавалерийского состава РККА. Здесь же он познакомился с будущим советским поэтом, лауреатом двух Сталинских премий Степаном Щипачевым, дружбу с которым он пронес через всю жизнь.

Членом коммунистической партии Шакир Жексенбаев стал в марте 1920 года. Спустя несколько месяцев, в июне 1920 году он успешно сдал выпускные экзамены и был произведен в командиры кавалерии РККА.

После окончания курса он был командирован в распоряжение Киргизского (Казахского) крайвоенкома и возглавил взвод Первого отечественного кавалерийского дивизиона. Всего лишь месяц спустя он был повышен до помощника командира эскадрона. Но помощником командира Ш. Жексенбаев пробыл недолго: 25 августа 1920 года Шакир Жексенбаев и Хабир Букейханов были вызваны в Москву. В телеграмме было сказано следующее:

 

«…Военно-революционный комитет по управлению Киргизским краем настоятельно рекомендует т.т. Джексенбаева Шакира и Букейханова Хабира в качестве слушателей Академии Генерального штаба.

Названные товарищи являются представителями зарождающейся молодой Киргизской Красной Армии, которая испытывает острую нужду в красных командирах, знающих военное дело и знакомых скиргизским языком и бытом киргизского народа.

Кирвоенревком просит принять во внимание то обстоятельство, что названные товарищи не имеют за собой практического боевого стажа лишь в силу исторических условий, в которые поставлен киргизский народ, лишенный знакомства с военным делом…»

 

Интересно, что в решении бытовых проблем в Москве Жексенбаеву и Букейханову помогал постоянный представитель КирАССР в РСФСР Хусаин Бекентаев.

Учеба длилась четыре года и уже в августе 1924 года Ш. Бекентаев благополучно сдал выпускные экзамены и получил удостоверение о высшем военном образовании лично из рук одного из крупнейших военачальников Красной Армии Михаила Фрунзе. К слову, сама академия позже была переименована в честь самого Фрунзе и выпустило порядка 20 маршалов СССР.

После окончания учебы Шакир Жексенбаев отправился в двухмесячный отпуск, который он провел в родном ауле вместе с родителями. 8 октября 1924 года он был направлен в распоряжение 100-го стрелкового полка 34-й стрелковой дивизии Приволжского военного округа, который располагался в Уфе. По прибытии он был назначен командиром 2-й стрелковой роты. К слову, здесь же он познакомился с Ниной Виноградовой, дочерью православного дьякона, которая весной 1926 года станет его супругой.

А до этого момента, в мае 1925 года, начальство Шакира Жексенбаева отправило его вникать в суть партийной работы в том же 2-м стрелковом полку. Там он руководил деятельностью учебной части Объединенной военной школы ЦИК Казахской АССР в Оренбурге. Потом произошла свадьба с Н. Виноградовой, а затем – новое назначение начальником строевого отдела Военкома Казахской АССР в Кызыл-Орде в октябре 1926 года.

В Кызыл-Орде осенью 1926 года Ш. Жексенбаев был избран в кандидаты в члены ЦК, а весной 1927 года принимал участие в 6-м Всеказахском съезде Советов, по итогам которого был избран в кандидаты ЦИК КазАССР.

Одно из самых знаковых событий в жизни Шакира Жексенбаева произошло в августе 1930 года. В то время он занимал должность начальника штаба 110-го стрелкового полка 37-й стрелковой дивизии Белорусского военного округа, дислоцировавшийся на стыке Беларуси, России и Украины. В штаб полка пришло письмо из Главного управления кадров РККА, в котором говорилось о необходимости немедленного прибытия Шакира Жексенбаева в Москву. Через два дня Шакир Жексенбаев стал курсантом Высшей военно-химической школы РККА по специальности военного химика.

В целом, история военных конфликтов ХХ века показала, что химическое оружие, несмотря на смертоносность, не было достаточно эффективным. Успех его применения зависел от погоды, а при смене направления ветра сторона, применяющая ядовитые газы сама могла пострадать от них. Поэтому широкого распространения химическое оружие не получило. Оно использовалось локально, при подходящих условиях. Тем не менее, военные химики входили в состав вооруженных сил почти всех стран, которым предстояло стать противниками в предстоящей войне.

Появление на полях сражений Первой Мировой войны танков и самолетов вынудило военное руководство страны начать техническое переоснащение войск Красной Армии, используя в т.ч. последние разработки в сфере химической науки.

В ходе Первой Мировой войны танки пехотинцы сражались с танками с помощью бутылок с зажигательной смесью. Оружие редко использовалось правильно, а потому его использование в большинстве случаев было малоэффективно. Именно с помощью военных химиков зажигательные смеси совершенствовались, а впоследствии использовались не только в столкновении с танками противников, но и в качестве заграждений на пути врага, авиабомб и оружия наземных огнеметных взводов.

Шакир Жексенбаев окончил обучение в сентябре 1931 года, проучившись чуть больше года. По окончании выпускных экзаменов он был оставлен в Москве, получив канцелярскую должность помощника начальника в военно-химическом управлении. Проработав год, в ноябре 1932 года он написан прошение отправить его в войска и уже в конце месяца его командировали в военкомом 4-го отдельного батальона противохимической обороны Украинского военного округа в Киеве.

Между тем, осенью 1931 года обострилась ситуация на Дальнем Востоке, вследствие конфликта между Японской империей и Китаем. Весной 1932 года японские войска вторглись в Маньчжурию и основали марионеточное государство Маньчжоу-го на территории Китая. Высшее руководство страны отправил батальон Ш. Жексенбаева в Забайкалье, а уже в сентябре 1935 года его назначили начальником химической службы Благовещенского Укрепленного района Отдельной Краснознаменной Дальневосточной Армии (ОКДВА). В этой должности он познакомился с одним из крупнейших полководцев Второй Мировой войны Константином Рокоссовским, который руководил 15-й Отдельной Кубанской кавалерийской дивизией, также находившейся в Забайкалье.

На Дальнем Востоке Шакир Жексенбаев провел шесть лет: с августа 1936 года по июль 1937 года он был помощником инспектора по химической службе ОКДВА в Хабаровске, с июля 1937 года по лето 1939 года – входил в руководство 2-й Отдельной Краснознаменной армии, а с октября 1939 года по июль 1940 года – руководил химическими войсками Северной Армейской группировки. Именно в этот период Шакир Жексенбаев получил чин полковника.

В июле 1940 года Ш. Жексенбаев возглавил курсантский батальон противохимической обороны Калининского военного училища химической защиты РККА, а параллельно проходил курсы повышения квалификации на тактико-технических курсах для руководящего состава РККА.

Начало Великой Отечественной войны застало Жексенбаева во время очередного отпуска. 22 июня 1941 года он вместе с семьей плыл по каналу из Калинина в Москву на теплоходе. Услышав по радио правительственное сообщение, он доплыл до Москвы и в тот же день отправился обратно в воинскую часть. Приведя подконтрольные ему батальоны в боевую готовность, в первых числах июля он отправил свою семью в эвакуацию в Уфу.

Военные подвиги Шакира Жексенбаева хорошо задокументированы в воспоминаниях непосредственных участников событий. Так, к примеру, писатель Владимир Успенский, публикуя воспоминания Николая Лукашова «Тайный советник вождя», писал следующее:

 

«Однажды им попалась трофейная фургонная машина и Жексенбаев немедленно переоборудовал ее в стационарную фронтовую испытательную химическую лабораторию (СФИХЛ) и вместе со своими подчиненными разрабатывал рецептуры для фугасных огнеметов с большой продолжительностью горения, а также мины, ампулы АЖ-2 (авиационные зажигательные ампулы), дистанционные зажигательные ампулы и гранаты, авиационные бомбы с гранулированным фосфором, сигнальные и дымовые шашки. В последующем они чрезвычайно эффективно использовались для поражения живой силы и техники противника. Выпускали тысячами, это целый арсенал эффективных боеприпасов и в такое трудное военное время! Конечно, это оказалось кстати, «ведь значительные наши стратегические запасы были либо уничтожены при отступлении, либо достались врагу, а промышленность, переместившаяся на восток, только обживалась на новых краях. Ну прямо хоть голыми руками воюй...»

«Тайный советник вождя»,

Владимир Успенский

 

При непосредственном участии Шакира Жексенбаева в ходе наступательной операции Битвы на Курской дуге во второй половине июля 1942 года бутылками с зажигательной смесью снабжались 3, 38, 48, 50 армии. В своих мемуарах «И горек дым войны» Ш. Жексенбаев вспоминал:

 

«В боях 15-я воздушная армия с самолетов У-2 и ИЛ-2 широко использовала метание ампул АЖ-2, снаряженных гранулированным фосфором. Так, 25 августа 1942 года под прикрытием истребителей они разбомбили вражеские аэродромы в Курске. На земле сгорели 16 самолетов врага, был взорван бензосклад, подожжены ангары, отдельные хозяйственные здания авиагородка, подавлены 9 точек зенитной артиллерии, повреждены 10 самолетов противника»

«И горек дым войны»

 

Сразу после битвы на Курской дуге маршал СССР К. Рокоссовский дал следующую характеристику Шакиру Жексенбаеву:

 

«Предан делу, Родине, в оперативной обстановке ориентируется хорошо и принимает правильное решение по использованию спецхимподразделений. Непосредственным руководством неоднократно помогал Военным советам армий и командирам частей и соединений (3, 38, 48 армии). Он уделяет большое внимание применению зажигательно-огнеметных и дымовых средств и подготовке кадров (огнеметные роты ФОГ и РОКС)»

7 сентября 1942 года

 

О вкладе Шакира Жексенбаева в окончательную победу над фашистским захватчиков рассказывал непосредственный участник Курского сражения, генерал-лейтенант Гали Сафиуллин:

 

«… [Шакир Жексенбаев] блестяще зарекомендовал себя на Брянском и других фронтах, созданные и действовавшие под его руководством в боях роты фугасных огнеметов, наводили на врагов ужас…»

«Огни Алатау», 1965 г.

 

Другом генерал-полковник, командовавший Брянским фронтом, Макс Рейтер писал о Ш. Жексенбаеве так:

 

«Волевой, решительный, грамотный, целеустремленный, руководящий делом химподготовки. Смелый, энергичный, инициативный командир, много способствует наступательным действиям частей фронта...»

10 мая 1943 года

 

14 октября 1943 года полковнику Шакир Жексенбаев присвоено звание генерал-майора. В своей книге воспоминаний он подробно описал этот момент:

 

«В какой-то момент начальник отдела химзащиты полковник Н.Ф. Успенский увеличил громкость динамика, и мы услышали хорошо знакомый голос Юрия Левитана, передававшего очередное сообщение Информбюро. Но вдруг что-то горячей волной ударило по сердцу, легкие застыли от нехватки воздуха… Что это? Мне присвоено звание генерал-майора технических войск. Радости моей не было границ. Высокая оценка моей работы призывала к еще большей ответственности и отдаче»

 

Интересно, что после этого события, новоявленному генералу позвонили и пригласили в Москву, чтобы отчитаться о работе заместителю министра обороны СССР Василию Аборенкову. В ходе разговора, обращаясь к Ш. Жексенбаеву он сказал:

 

«Теперь предстоит, невзирая на всякого рода трудности, активизировать действия, смелее вовлекать все имеющиеся зажигательные, дымовые средства и от того, как вы будете действовать, зависит количество потерь с нашей стороны»

 

На тот момент Шакир Жексенбаев был первым казахом с генеральскими погонами и единственным казахским генералом, получившим это звание в годы Великой Отечественной войны. По этому поводу, как рассказывал позже Ш. Жексенбаев, постоянное представительство Казахстана в Москве устроило скромный прием.

 

Командиры парадных расчетов. Второй справа Ш. Джексенбаев, Москва, 1945

 

После Победы генерал-майор Шакир Жексенбаев недолгое время был начальником отдела химической защиты Ленинградского военного округа, а потом перешел на преподавательскую должность. В период с 1945 по 1958 гг., Шакир Жексенбаев руководил работой кафедры защиты от химического нападения в военной академии им. К. Ворошилова и кафедры противохимической защиты Краснознаменной академии им. В. Куйбышева, а также преподавал там дисциплину «Военно-химическое дело».

26 августа 1958 года Шакир Жексенбаев был отправлен на пенсию в связи с достижением предельного возраста нахождения на военной службе. Но даже в отставке его знания были крайне востребованы. Так, будучи пенсионером он продолжал преподавать: сначала в Добровольном обществе содействия армии, авиации и флоту в Москве, потом преподавал курс гражданской обороны в Московском инженерно-строительном институте им. В. Куйбышева, Московском автомеханическом институте и на военной кафедре втуза при Московском автомобильном заводе им. И. Лихачева.

Первый казахский генерал Шакир Жексенбаев умер в марте 1988 года.

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English