«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Неизвестные страницы жизни Сер-Али Лапина. Часть 2

1242 0
Неизвестные страницы жизни Сер-Али Лапина. Часть 2
Портал Qazaqstan Tarihy продолжает знакомить читателей с исследованием Б. Алтынбекова о деятельности С.-А. Лапина по документам Политического архива МИД Германии и британской военной разведки

К Туркестанскому краю, с его нестабильной политической обстановкой, наряду с Англией и Османской империей, свою заинтересованность проявляла Германия.

25/IX-1918 г. С-А. Лапин встречался в Берлине с офицером связи политического отдела Генерального Штаба армии лейтенантом Ольснером (Oelssner). В рапорте отражены сведения по Туркестанской автономии, Чешскому корпусу, Сибирскому и Оренбургскому правительству, Самарскому комитету «Членов учредительного собрания».

Читайте также:

Неизвестные страницы жизни Сер-Али Лапина. Часть 1

 

В конце сентября – начале октября 1918 года С-А. Лапин совершает поездку в лагерь для военнопленных мусульман в Вюнсдорфе - недалеко от Берлина.

2/X-1918 г. он адресует письмо в МИД Германии, в котором предлагает обменять ряд лиц из Туркестана и Закавказья (список прилагается) для возможного использования в интересах Германии на их исторической родине. В архиве хранится документ (автор неизвестен) датируемый 2/X-1918г., где информируют [Тайного Советника] г-на Надольного (Nadolny) о состоявшейся встрече, в ходе которой С-А.Лапиным были [официально] вручены рекомендательное письмо Великого визиря и Меморандум. В тексте указано, что С-А.Лапин торопит [МИД Германии] с ответом, поскольку в ближайшие дни планирует выехать обратно в Константинополь. Перевод с немецкого языка.

Заслуживает особого внимания подготовленный и переданный С-А.Лапиным Меморандум на немецком языке, в котором отражена геополитическая ситуация в Средней Азии, Афганистане и Индии. Как бывший глава Национального парламента Туркестанской автономии и посланник единственной влиятельной партии Улема в Средней Азии, озвучивает вопросы военного вмешательства в эти регионы с учетом интересов Туркестана. В частности, С-А.Лапин пишет:

«Военные действия в Индии возможны при поддержке немецко-турецкого союза, но только после освобождения территории Туркестана от англичан и большевиков, после того как будет образовано независимое государство из бывших среднеазиатских владений России (подчеркнуто мною – Б.А.). Помимо чисто экономических интересов Германии в Средней Азии, которые основаны на экспорте туркестанского сырого хлопка и перспективы инвестирования немецкого капитала в природные богатства страны, шанс завоевать весь среднеазиатский рынок, как рынок сбыта промышленной продукции – Германия должна, прежде всего, если она хочет закончить мировую войну поражением Англии, уже сейчас, не теряя удобного случая, своевременно приступить к реализации своих стратегических и экономических интересов в Средней Азии».

Перевод с немецкого языка.

Меморандум представлен несколькими главами, в том числе: Полвека русского господства в Средней Азии; Политика России в отношении мусульманского Востока; Экономическое положение в Туркестане; Налогообложение; Первая мировая война, русская революция и позиция мусульманского населения Средней Азии в отношении этих событий; Государственное управление глазами мусульманского населения Туркестана, Киргизии, Бухары и Хивы. В последней главе Меморандума С-А.Лапин пишет:

«Пятидесятилетнее русское правление привело мусульман к убеждению, что нельзя ожидать от России политического, экономического, культурного развития и далее связывать свою судьбу с русским народом. Связь с Россией означала бы не только политическую ошибку, но и, по канонам ислама, преступление перед будущим поколением. По этой причине следует полностью отказаться от восстановления с ней прежних политических связей.

Если говорить о каких-либо отношениях между Средней Азией и Россией в будущем, то речь может идти только о полной независимости от неё, поскольку любые другие отношения будут связаны с материальными и морально-этическими ограничениями для мусульман.

Если говорить о связях Средней Азии с Россией в будущем, полагаю, они должны быть в виде торгово-транзитного соглашения при полной политической независимости от российской территории, и последний упомянутый пункт не должен вызывать других толкований. Отсюда возникает необходимость основать абсолютно независимое мусульманское государство в Средней Азии с собственным центральным управлением в г.Ташкенте. Бухара, Хива, а также Казахстан (Урал – Тургай – Акмолинск – Семипалатинск и Букеевская Орда в Астрахани), имеющие общие государственные интересы в Туркестане, должны войти в состав парламентского государства Средней Азии в качестве автономий.

Все районы Средней Азии, являющиеся независимыми в административном отношении, должны образовать Конфедерацию отдельных автономных единиц по образу Германской империи, при этом роль Пруссии отводится Туркестану, который призовет все слои населения объединиться под скипетром одного из турецких принцев в качестве правителя Среднеазиатской Конфедерации.

При этом на правомочный вопрос - способны ли вообще народы Средней Азии к созданию такого независимого государства? - можно дать только утвердительный ответ. В пределах указанных границ, число коренного населения Средней Азии в общей сложности составляет 14 миллион душ, из которых только 80.000 русские, т.е. пришлые элементы. Все остальные народы принадлежат к турецкой языковой группе, поскольку говорят на этом языке и являются мусульманами. Столь однородное компактное население, подобно Ганноверу Германской империи, территорию которой населяет 3 миллиона человек, несомненно, имеет право на самостоятельное существование, может рассматриваться как абсолютно надежный источник сырьевой продукции и сильный государственный субъект. С точки зрения торговли, промышленности и сельского хозяйства население Туркестана, Бухары и Хивы стоит намного выше, чем русский крестьянин. Что касается киргиз и туркмен, то эти народы, по всей видимости, могут быть отличными воинами Среднеазиатской Конфедерации. Тем не менее, формирование такого федеративного государства не относится к легким задачам. Это выполнимо при прямом содействии Германии. По причине русского господства мусульмане Средней Азии восстановят новое государство на Востоке, которое связано с Германией посредством взаимных дружеских отношений и общих интересов.

Последнее обстоятельство требует особого внимания. Такое среднеазиатское государство, прежде всего, нуждается в развитии своей промышленности и ей следует вступить в союз с Турцией, который будет иметь морально-психологического значение. Поскольку экономическое и промышленное развитие Турции идет на спад, весьма вероятно, что эти отношения будут религиозно-просветительского характера. Реальные интересы страны всегда будут расположены в прямой зависимости от Германии. Обстоятельства, признанные во всех отношениях, оценены и определены нами как основа будущих взаимоотношений государств Средней Азии с Германией».

Перевод с немецкого языка.

Интерес к Меморандуму проявляют дипломатические круги, о чём свидетельствует переписка г-на Герхарда Мюллера (Gerhard Müller) с г-ном фон Везендонком (Wesendonk, зарег. 2/X-1918г., №А41407), где говорится «о возможной форме германского влияния в Средней Азии», при этом акцентируется внимание, что «итогом вытеснения большевиков и англичан ему видится в том, что в результате экономическое и культурное наполнение страны де-факто должно выпасть на долю Германии, даже если официально будет объявлена ориентация на Турцию».

Меморандум передан и зарегистрирован в Русском отделении Восточного Разведывательного бюро по Тауэнциен-штрасс 13 (Tauentzienstr. 13), г. Берлин. Перевод с немецкого языка.

После вручения рекомендательного письма Великого визира и Меморандума официальным лицам МИД Германии С-А.Лапин спешит в Константинополь.

Однако, из-за свершившейся революции в Венгрии и в связи с закрытием всех путей сообщения из страны, по всей видимости, на границе Сербии и Румынии вынужден повернуть обратно и вернуться в Будапешт, а оттуда в Берлин.

Анализируя общую политическую обстановку в Европе, ход Первой мировой войны и предчувствуя назревающие перемены в самой Германии, С-А.Лапин приходит к убеждению пересмотреть свою позицию по достижению независимости Туркестана (подчеркнуто мною – Б.А.).

В архиве хранится документ от 30/X-1918г., в котором автор информирует г-на фон Везерштедт (?):

«Шир Али, бывший глава Национального парламента Туркестана и лидер партии Улема, не совершил свою поездку в Константинополь из-за изменившейся политической ситуации и вновь вернулся в Будапешт. Он сообщил мне, что отказывается от своих планов по требованию военной интервенции Германией в Туркестане. Теперь, принимая во внимание изменившуюся ситуацию, хочет попытаться добиться автономии для своей страны на основе права народов на самоопределение и программы Вильсона (подчеркнуто мною – Б.А.). С этой целью хочет приступить к пропагандистской деятельности в нейтральном государстве. Просит Министерство иностранных дел оказать ему в этом содействие. 

Должны ли мы поддерживать текущие планы по независимости Туркестана, поскольку он должен был бы попасть под влияние английских кругов в нынешней ситуации. Требование пропагандистских идей Шир Али, похоже, не уместно в настоящее время. Другой вопрос заключается в том, следует ли нам оказывать материальную помощь человеку, у которого заканчиваются средства в течение следующих нескольких месяцев. Возможно, мы могли бы закрепить [с ним] отношения, которые были бы полезны в дальнейшей перспективе».

Перевод с немецкого языка.

15/XI-1918 г. С-А.Лапин просит [Государственного Секретаря] г-на фон Блюхера (Blücher) передать письмо министру иностранных дел вместе с сообщением, которое он сделал ему во время личной встречи две недели назад.

Было бы желательно сделать это незамедлительно, поскольку должен принять срочные меры в соответствии с поручением [от имени] народов Туркестана. Очень сожалеет, что не может встретиться с ним лично для консультаций, поскольку находится на лечении. При этом сообщает, что его намерение сотрудничать с Германией стало еще сильнее после того, как в этой стране установился новый порядок.

Berlin, Westsanatorium, Joachimsthalerstr. 20.  

Перевод с немецкого языка.

 

В этот же день С-А.Лапин адресует второе письмо самому Государственному Секретарю. Не касаясь политических вопросов, обращает внимание правительства Германии на материальные трудности, в которых находится в результате неблагоприятных обстоятельств. Он пишет, что с учетом сложного 80-дневного пути следования из Ташкента в Берлин, с большой вероятностью быть задержанным, ограбленным или убитым, не представлялось возможным при себе иметь большую сумму денег. Предназначенные средства были использованы на то, чтобы добраться до Берлина, вместе с тем был вынужден принять материальную поддержку представителей Министерства иностранных дел Германии в Петербурге и Пскове. Что касается необходимых финансовых средств для реализации миссии, они были запланированы таким образом, чтобы он мог получить их из Ташкента через посредничество немецкой делегации в Берлине или через Туркестанский Национальный Фонд Императорского правительства Турции. Поскольку, с одной стороны, прервалась всякая связь с Туркестаном, с другой, в силу изменившейся ситуации и по политическим причинам, не считает уместным обратиться за этим к турецкому правительству. Он абсолютно без денег и для своего существования использует частные ссуды, источник которых в ближайшее время будет исчерпан.

Тем временем, для реализации своей миссии он должен задержаться на некоторое время в Берлине, чтобы привлечь различных специалистов для консультаций, разработки статей, проектов, а также чтобы предпринять ряд поездок в другие государства и заявить через прессу о сложившейся ситуации в Туркестане в ходе личных встреч с общественными и политическими кругами Западной Европы. Все это связано со значительными затратами. Посему пользуясь любезностью немецкого правительства в качестве его гостя, вне зависимости от политики, просит выдать кредит в размере двухсот тысяч марок под прямую ответственность Центрального комитета партии Улема в Ташкенте. Расходы как по деятельности, так и на собственные нужды обязуется представить в виде финансовых отчетов. Уверяет, что обратная выплата кредита будет произведена, как только восстановится нормальная связь с Туркестаном. Перевод с немецкого языка.

Спустя пять дней в ожидании ответа, 20/XI-1918 г. С-А. Лапин вновь адресует письмо г-ну Блюхеру (зарег. 23/XI-1918 г.). Он пишет, что прошло два месяца с тех пор, как он в Берлине. На все его предложения чисто делового характера он не получил однозначного ответа. Его последнее предложение, которое он сделал при посредничестве министерства экономики рейха, состояло в том, чтобы независимо от той или иной политической ситуации разработать два варианта плана, касающихся экономических отношений между Германией и Туркестаном. Первый план - на случай благоприятного решения права на самоопределение, второй - на противоположный случай.

Он пишет, что c определенным чувством уверенности делал это предложение. По его глубокому убеждению, даже в случае совершенно неблагоприятного политического решения, экономическая связь могла бы регулироваться таким образом, чтобы Германия была бы де-факто более влиятельной в Туркестане, чем сама политическая власть. Для разработки этих проектов он просил срочно создать комиссии. В настоящее время находится в ожидании ответа на его предложение. Он признает, что [нынешнее правительство] находится в затруднительном положении: сначала военные неудачи, затем революция, теперь реорганизация. Всё это, однако, не исключает, что вопросы развития новых отношений остаются очень важными [для нас].

В своем предыдущем письме он использовал выражение, что его намерение сотрудничать с Германией приняло более осязаемые формы, стало еще более решительным, и [его] Отечество ещё яснее выразило стремление о своем преобразовании. Это действительно так, и как он пишет, нам лучше сотрудничать с Германией, более склонной к социализму, чем к империализму. В связи с этим готовит статью под названием «Ислам и социализм».

Согласно полученной последней телеграмме из Генерального Штаба, двое туркестанских представителей - Садреддин Максум и Худоярханов (внук последнего хана Худояра Кокандского) выехали в Швейцарию, так как их миссия в Константинополе завершена. С-А.Лапин торопится выехать также в Швейцарию, каждый день для него дорог. Он пишет, что последняя его просьба об открытии займа может быть отложена, равно как и формирование комиссий, но он не может более оставаться и продолжать работать в Берлине, вынужден уехать, однако, его материальное положение почти безнадежно.

Между тем, от известного сахарного промышленника Карла Иосифовича Ярошинского в Киеве, с которым находится в деловых отношениях в течение многих лет, С-А. Лапин ожидает денежного перевода на сумму 53.590 рублей. Как стало ему известно, при нынешних обстоятельствах осуществить этот перевод не представляется возможным.

Если решение Секретаря Министерства иностранных дел г-на Тарика (Tarik) будет отложено или иным образом возникнут трудности, С-А.Лапин просит г-на Государственного Секретаря выйти с предложением в соответствующий орган, чтобы ему выплатили определенную сумму денег для погашения долгов и отъезда. При этом со своей стороны готов предоставить доверенность с тем, чтобы указанное лицо выплатило сумму в размере 53.590 рублей, предназначенную для Министерства по первому запросу. Другого выхода не видит. Надеется, что Государственный Секретарь одобрит его просьбу и не допустит затруднение, к которому он очень близок.

В заключение своего письма пишет, что г-н Герхард Мюллер, кажется, очень занят и редко встречается. По этой причине в срочном порядке вынужден был побеспокоить вас. Перевод с немецкого языка.

Продолжение следует.

Бакыт АЛТЫНБЕКОВ,

e-mail: altynbek.bakyt@mail.ru

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English