«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Голод 1921-1922 гг. в Казахстане

2296 0
Голод 1921-1922 гг. в Казахстане
Голод 1921-1922 гг. – еще одно трудное испытание, обрушившееся на советский народ сразу после окончания Гражданской войны

По мнению исследователей, оно стало следствием бесснежной зимы и сменившего его сухого лета. Зима без снега, весна и лето без дождей спровоцировало засуху, которая, в свою очередь, повлекло за собой угрозу голода. Уже летом 1921 года голод начал распространяться по регионам страны и особенно охватил Приволжье. К осени 1921 года число голодающих по всей стране достигло 20 млн человек

17 июля 1921 года Центральный Комитет РКП(б) обратился ко всем членам партии со специальным обращением в связи с развернувшимся голодом. «Голод, - было сказано в обращении, - не только результат засухи, его причина в отсталости аграрного сектора, низком уровне сельскохозяйственных знаний, застарелости сменных объектов сева, и это еще последствия войны и военного окружения, а также непрекращении борьбы с нами помещиков и капиталистов и их прихвостней». Историки склонны полагать, что вместе с указанными в партийных документах причинами, голод мог стать результатом чрезвычайной экономической ситуации в стране, порожденной политикой «военного коммунизма», сопровождавшегося ликвидацией предпринимательства, национализацией промышленности, монополизации внешней торговли, принудительной трудовой повинностью и продовольственной диктатурой. Все это нанесло чувствительный удар по народному хозяйству и сельскохозяйственной отрасли, в частности.

В эти годы голод угрожал практически каждому региону Казахстана. Из-за засухи львиная доля посевов Уральской, Оренбургской, Костанайской, Букеевской и Актюбинской губерний погибла, а те, что удалось взрастить, в ходе знойного лета высохли. В скотоводческих кочевых и полукочевых районах непогода уничтожила пастбища и сенокосные угодья. Кроме того, долгая зима 1920-1921 гг. спровоцировала поголовный падеж скота в Тургайском уезде.  Ущерб понесли и Шубаланская, Майкаринская и Сарыкопская волости. Число жертв голода увеличивалось каждый день.

Голод охватывал и оседлые регионы страны. В феврале-марте 1921 года в отчете исполнительного комитета Исаев-Дедовского райкома Кустанайской губернии Совету Народных Комиссаров Казахской АССР было сказано о разразившемся среди жителей района голоде и о недовольстве некоторых отдельных аулов. В отчете также говорилось о фактах несанкционированного изъятия у крестьян региона зерна в качестве продразверстки. К примеру, около двухсот женщин Дмитриевского сельского округа собрались с женщинами соседних поселков и открыто выступили против сдачи собранного зерна в Оренбургское зернохранилище. Выступления женщин сопровождалось лозунгами: «Если вы заберете собранное зерно, мы умрем с голода». А жители села Васильевка на обычном ежедневном утреннем сборе, вместе с первым звоном церковных колоколов, организовали айтыс, посвященный проблемам продовольствия и скота. «Дайте нам зерно, иначе мы погибнем от голода» - именно таким образом они обратились к местным представителям Советов. Тем временем, жители села Никольск без разрешения местных властей сами отобрали и разделили между собой зерна, подготовленные к весенней посевной кампании.

С августа 1921 года Оренбургская, Актюбинская, Букеевская, Уральская и Костанайская губернии были официально включены в список регионов, пострадавших от голода. Уже к осени 1921 года пять губерний Казахской АССР (Оренбургская, Актюбинская, Букеевская, Уральская и Кустанайская губернии), за исключением Сырдарьинской и Семиреченской губерний в составе Туркестанской АССР и жителей Адайского уезда, серьезно голодали.

Вместе с голодом пришли и инфекционные заболевания – тиф, холера, чума, цинга и другие. Число инфицированных в то время людей значительно превышало возможности лечебных учреждений республики. Голод спровоцировал высокую смертность, а нищета, эпидемии и нехватка больница лишь увеличивал ее показатели. К примеру, в 1921-1922 гг. около 75% голодных и заболевших жителей Кустанайской губернии погибло. По данным Народного комиссариата здравоохранения республики, в Оренбургской, Уральской, Акмолинской и Актюбинской губерниях в период с 1 ноября 1921 года по 1 июля 1922 года погибло 37 657 человек. Голод не обошел и другие регионы Казахстана. В своих воспоминаниях председатель исполкома Таргын-Букейского губернского Совета Хамид Чурин рассказывал: «На улицы поселка, где зимой 1921-1922 гг. был уездный центр, мы выходили в 5-6 часов утра и собирали десятки человеческих трупов». Каждый день около 50-60 безнадзодных детей умиравших от голода родителей распределялись в местные детские дома. Если по данным на 1 декабря 1921 года количество безнадзорных детей по Казахской АССР составило 128 тысяч детей, то к концу того же года этот показатель достиг 158 тысяч, а к 1 марта 1923 года и вовсе превысил 400 тысяч человек. В марте-апреле 1922 года голод в стране резко обострился. В докладе председателя КазЦИК Сеиткали Мендешева от 8 июля 1922 года сказано, что по Казахстану число жертв голода составило 2 млн 832 тыс. человек. Стоит отметить, что общая численность населения Казахстана на конец 1920 года составляла 4 млн 781 тыс. человек, 50,3% из которых были казахами.

По данным на март и апрель 1922 года, в шести губерниях Казахстана (за исключением жителей Семипалатинской губернии) голодало порядка 68,2% жителей, а в некоторых губерниях количество голодающих намного превышало средний показатель. Так, в Уральской губернии голодало 99% населения, в Оренбургской губернии - 80,3%, в Костанайской губернии - 74,5%. В то же самое время, в Букеевской губернии этот показатель составил 29,5%, а в Акмолинской губернии - 40,2%.

В губерниях, пострадавших от голода и засухи, резко сократилось поголовье скота. Только в Костанайской губернии в 1922 году (по сравнению с данными 1920 года) произошло уменьшение поголовья лошадей на 63%, поголовья крупного рогатого скота на 50%, поголовья мелкого рогатого скота на 65%, а посевная площадь и вовсе сократилась на 62%.

Жители бедствующих губерний республики, спасаясь от голода, нищеты и болезней, отправлялись на юг (Туркестан) и на восток (Акмолинская и Семипалатинская губернии). Жители Приволжья и вовсе бежали в Оренбургскую и Туркестанскую губернии. Это еще сильнее усложнило и без того тяжелую ситуацию в Казахстане.

Бесчисленные потоки беженцев из соседних бедствующих республик увеличивали число голодного населения Акмолинской и Семипалатинской губерний, которые обладали небольшим, но приемлемым количеством хорошего зерна. Уже в марте 1922 года число голодающих в этих двух губерниях составляло 472 тыс. человек, что лишь немного меньше общего числа всех жителей губернии по состоянию на 1921 года.

На второй общеказахстанской региональной партийной конференции 19-27 февраля 1922 года в Оренбурге был заслушан доклад председателя ЦИК Казахстана С. Мендешева на тему «Голод в Казахской АССР и борьба с ней». Конференция показала, что голод охватил почти все регионы республики, кроме Семипалатинской и Акмолинской губерний. «Голод стал настолько большим, что голодные и истощенные кормились трупами умерших. […] Голодное несчастье, распространившееся по всей территории страны, стало главным препятствием для развития хозяйственной и экономической жизни Казахской АССР. Оно не только пошатнуло фундамент советского строительства, но и вынудило выживших жить в нищете» — вот что было написано в резолюции конференции. В документе был определен ряд конкретных мер, направленных на борьбу с голодом и его последствиями. Конференция подчеркнула необходимость привлечения активных работников партии к работе комиссии по оказанию помощи голодающим. Делегаты конференции обратились к работникам транспорта РСФСР с призывом осуществлять непрерывные поставки продуктов питания и зерна в пострадавшие от голода регионы. «Обратить внимание на оказание помощи казахскому народу в Степном крае, - говорится в резолюции, - для этого необходимо перестроить аппаратную службу».

При губернских и уездных исполнительных комитетах республики была создана специальная комиссия по оказанию помощи голодающим. Одна из первых комиссий была организована и начала работу весной 1921 года при Тургайском уездном исполкоме.

Для организации первой помощи голодным селам и волостям почти все члены уездного исполкома были направлены в терпящие бедствие регионы. Весной 1921 года при каждом сельском совете созданы специальные комиссии для успешного проведения весенне-полевых работ. Они же по возможности обеспечивали население необходимым зерном. Губернский продовольственный комитет выделил 50 тыс. пудов зерна и 500 пудов семян из семенного фонда для проведения весенне-полевых работ жителям голодающего Тургайского уезда.

На расширенном заседании Тургайского уездного исполнительного комитета 12 мая 1921 года был рассмотрен вопрос об оказании неотложной помощи голодному населению. В заседании приняли участие члены уездного исполкома под руководством Темирбека Жургенова, представители ЦИК Алиби Жангельдин, Сакыпкерей Аргыншиев, Тимошенко, Арынгазиев и т.д. Под руководством председателя уездного исполнительного комитета было принято решение о создании комиссии для оказания экстренной помощи голодному населению из представителей снабжения, экономического и продовольственного отделов. На местах была предусмотрена организация подразделений комиссии.

Голод в 1921 году распространился почти на все районы Кустанайского уезда. 75% населения волостей уезда страдали от нехватки населения. Волостные и сельские советы нещадно боролись с проявлениями голода и старались контролировать младенческую смертность:

  1. Во второй половине года в селах и аулах уезда было открыто 10 детских домов, в которых было размещено около 1000 голодающих детей. За счет продовольственного налога детские дома обеспечивались питанием, а за счет хозяйственных средств осуществлялась заготовка дров. Кроме того, во всех волостных центрах работали столовые с бесплатным питанием для голодающих. Эти столовые обеспечивались из дополнительных налогов, взысканных с богатых людей. В 1921 году подобные мероприятия проводились и в других регионах Казахстана. Например, в соответствии с решением Уилского уездного исполнительного комитета от 16 июля 1921 года, безнадзорные и голодные старики отдавались на попечение состоятельным людям в волостях. Их обязали обеспечивать их бесплатным питанием и кровом.
  2. К весне 1922 года для оказания помощи голодающим по республике организованы 7 губернских, 1 уездная, приравненная к губернской (Адаевская губерния), 46 уездных и районных, 1127 волостных, аульных и сельских комиссий. При этом создано 556 местных комитетов по взаимопомощи. Деятельность всех комиссий координировала Центральная комиссия по оказанию помощи голодным, организованная при ЦИК Казахстана.

Комиссии по борьбе с голодом были наделены полномочиями беспрепятственного использования административных механизмов губернских, уездных, волостных, аульных и сельских чрезвычайных органов. Комиссия следила и контролировала каждый груз вне зависимости куда он отправлялся. С 1 августа 1920 года исполнительным комитетам бедствующих губерний было предоставлено права собирать специальный налог для расширения борьбы с голодом, использовать средства состоятельных жителей для организации помощи голодающим, за счет собственных средств производить заготовки продуктов за пределами губернии. Благодаря работе комиссий осенью 1921 года во многих голодающих населенных пунктах открывались бесплатные столовые, организованы детские дома для беспризорных детей. К примеру, в волостях Кустанайского уезда в 1921 году действовало шесть детских домов, более тысячи детей обеспечены спальными местами и питанием. Та же Букеевская губерния, несмотря на незначительность по сравнению с другими губерниями числа голодающих (порядка 15 тысяч), была обеспечена продовольственным пайком. В соответствии с решением Уилского уездного исполкома Актюбинской губернии от 16 июля 1921 года, состоятельные и зажиточные люди уезда обязывались обеспечивать значительную часть голодающих бесплатным питанием и кровом.

Начиная с 1922 года, в Букеевской губернии, а в особенности в Таргынском, Таловском и Жанакалинском районах, голод усилился. В записях Х. Чурина и Ж. Сарсекова, исполнявших в то время обязанности членов Таргынского уездного исполкома, деятельность местных органов власти по борьбе с голодом и помощь правительства республики голодным районам описывается так: «...наряду с оказанной государством помощью пришлось искать дополнительные источники помощи на местах. Были предприняты экстренные меры для спасения населения волостей, лежащих между удаленными от железной дороги песчаными хребтами. Для решения вопроса оказания помощи голодному населению в Жанибек приехал председатель КазЦИК Сеиткали Мендешов. «Вы молоды, - сказал он, - но вы возглавляете уезд... партия и правительство возлагают на вас обязанность спасти всех людей от голода. Необходимо рассмотреть возможности состоятельных крестьян, путь даже жесткой рукой революционного закона». После этого мы направили по одному человеку в каждую волость. Они должны были организовать комиссии при волостных исполнительных комитетах и составить списки: сколько скота, сколько зерна, сколько денег есть; эти списки относились к утверждению волостных исполнительных комитетов»

Чрезвычайная комиссия по борьбе с голодом в Таргынском уезде расположилась в поселке Жанибек. Почти все сотрудники советского аппарата и уездных органов партии были направлены в отдаленные села для организации борьбы с голодом. В уездном центре функционировало восемь пунктов бесплатного питания для голодающих, по соседству с которыми находилось общежитие для оставшихся без крова.

В 1922 году все усилия партийных организаций и советских органов Казахстана были направлены на борьбу с голодом. В результате проведенных работ Центральной комиссией по оказанию помощи голодным населению и местными советскими органами к середине 1922 года появилась возможность бесплатно накормить 777 192 человека.

Тяжелая ситуация в центральных районах страны вынудила Совет Народных Комиссаров РСФСР оказать значительную помощь жертвам голода в Казахстане в виде лекарств, продуктов питания и зерна.

В преддверии весенне-полевых работ 1922 года районы Казахстана получили в качестве бесплатной помощи 907 501 пудов семенного зерна. Их посевная площадь достигла 957 224 десятин. В целом, весь семенной фонд Казахстана был засеян уже в 1922 году.

Особое внимание было уделено беспризорным детям. Комиссия по улучшению жизни и быта детей была преобразована в специальный отдел по борьбе с голодом среди детей ЦК республики. Во всех губерниях республики были организованы местные органы этого спецотдела. В результате работы этих организаций в первой половине 1922 года в пяти губерниях республики появились 575 детских домов и 9 станций, обеспечивающих бесплатным питанием и одеждой голодных и беспризорных детей. В некоторые губернии Российской Федерации, состояние которых было признано удовлетворительным, было отправлено 16 военно-санитарных поездов с 18 496 беспризорными детьми и сиротами.

По некоторым данным, только в 1922 году Центральной детской комиссии при КазЦИК было выделено 66 790 пудов зерна и других видов продуктов питания из разных районов страны, 161 567 продовольственных пайков, около полумиллиона рублей денежной помощи, более 100 пудов мыла, несколько тысяч метров ткани, несколько сотен пар обуви и множество лекарств.

Значительную помощь бедствующим губерниям Казахстана оказала Семипалатинская губерния: в дополнение к продуктам, приготовленным в своей губернии, они приобрели у Монголии в 1922 году 77 тыс. овец и 5 тыс. голов крупного рогатого скота для голодного населения республики и Приволжья.

Помогали некоторые международные организации (Красный Крест, Международный союз по оказанию помощи детям и другие) и отдельные лица. К примеру, всемирно известный полярный исследователь и общественный деятель Норвегии Фритьоф Нансен передал Центральную детскую комиссию при КазЦИК 4 052 ящика консервов, 20 ящиков сухарей, две передвижные амбулатории с 30 пудами различных медикаментов.

Центральная комиссия РСФСР по оказанию помощи голодному населению в 1923 году выделила 215 тыс. пудов семенного зерна на нужды весенне-полевых работ в Казахстане и 1 441 429 сомов на приобретение полевой техники, выдала на выгодных условиях через государственные банки кредиты в размере 690 тыс. сомов отдельным регионам. Из специального фонда Центрального союза потребителей в помощь кооперативным организациям Актюбинской, Костанайской, Оренбургской и Уральской губерний было выделено около 585 тыс. сомов.

Также была оказана значительная помощь районам республики, занимавшихся исключительно животноводством и также пострадавшим от голода. При оказании помощи кочевым и полукочевым хозяйствам учитывались их хозяйственные и бытовые особенности. Для удовлетворения их потребностей в полном объеме функционировали передвижные пункты питания. За каждым подобным пунктом был закреплен отдельный врач. Кроме того, были организованы передвижные палатные пункты для оказания медицинских услуг. К примеру, организацией Красный Крест было создано 11 врачебно-питательных отрядов, которые обслуживали кочевые села казахов, подвергшихся голоду. Эти отряды через свои столовые выделили голодающим около двух тысяч продовольственных пайков, оказывали необходимую помощь через медицинские пункты и больницы. Кроме того, в помощь жителям Акмолинской и Семипалатинской губерний КазАССР и жителям Сырдарьинской и Семиреченской губерний Туркестанской АССР, кочевым и полукочевым районам, пострадавшим от голода, было передано 6 927 голов крупного и мелкого рогатого скота.

К концу 1922 года беженцы стали возвращаться в родные края. Работа по встрече и размещению была возложена на местные советы. Стоит отметить, что объемы работ по размещению беженцев не уступали объемам работ по ликвидации голода. Были созданы специальные комиссии для встречи беженцев, организации их размещения в селах, поселках, городах и других населенных пунктах. Советское правительство предусмотрело социальные льготы для вернувшихся. Для желающих вернуться к месту жительства выделялось 40 тыс. рублей на проезд. Кроме того, тем, кто мог позволить себе поезда с печами разрешалось оплачивать лишь 50% от стоимости проезда. С 1 августа 1922 года вернувшиеся беженцы освобождались от всех видов налогов. В 1921-1923 годах появились специальные налоги для пострадавших от голода и для тех, кто нуждался в продовольствии. Крестьянским хозяйствам была оказана производственная помощь со стороны государства, а хозяйства, не имеющие скот и обладавшие средними запасами семенного фонда, были освобождены от 50% продовольственного налога. Им также продлевались сроки выплаты кредитов, выданных на 1921-1922 годы, предоставлялись льготы по уплате единого государственного налога.

Декретом Совета Всероссийского Центрального Исполнительного комитета от 20 июня 1923 года с 1 августа того же года были упразднены комиссии по борьбе с голодом и его последствиями. Их обязанности теперь возлагались на специально организованный комитет по оказанию помощи сельскому хозяйству. Спустя некоторое время такой комитет был организован и при КазЦИК.

 

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English