«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

«Измена Родине». Где и как спасались советские перебежчики

1351 0
«Измена Родине». Где и как спасались советские перебежчики
За всю историю существования коммунистического строя советское государство собственными руками казнило сотни тысяч сынов и дочерей народа. Исторический фон для этих казней сильно разнился:

Гражданская война, голод, коллективизация, индустриализация, сталинские репрессии, губительная советско-германская война, период десталинизации, «Холодная война» и т.д. Советский народ видел эти ужасы, но лишь единицам удалось обезопасить себя от преступных методов работы советских спецслужб. Редакция Qazaqstan Tarihy вспоминает истории советских перебежчиков, которым удалось спастись от кровожадных чекистов режима

Одним из первых советских перебежчиков был бывший офицер царской армии и сотрудник военной разведки РККА Болеслав Контрим (на фото слева). В военную разведку потомственный военный Б. Контрим попал сразу после окончания Гражданской войны, а в феврале 1922 года был завербован полковником польской армии. В течение года Б. Контрим снабжал польскую сторону сведениями о передвижениях РККА, однако, когда начали проявляться угрозы разоблачения он в спешном порядке отправил в Польшу свою семью и, инсценировав собственную смерть, отправился вслед за ними. Во время Второй Мировой войны в составе польской армии Б. Контрим воевал в Норвегии и Франции, но после неудачной попытки Варшавского восстания оказался в немецком плену. После войны Б. Контрим жил в Варшаве, где и был обнаружен агентами государственной безопасности социалистической Польской Народной Республики. Б. Контрим был повешен 2 января 1953 года.

Евгений Думбадзе, в отличие от своих предшественников, покинул страну вполне законными способами. После обучения в Ленинградском институте живых восточных языков Е. Думбадзе отправился в командировку в Турцию, где был принят в торговое представительство. Сотрудничество торгпредства с ОГПУ не оставило без внимания Е. Думбадзе. Он хорошо зарекомендовал себя как разведчик и был командирован во Францию. Однако сразу же после прибытия в Париж в июне 1928 года разведчик начал активные выступления против советской власти. Тем не менее весной 1941 года перебежчик вернулся на родину, был арестован и расстрелян на спецполигоне «Коммунарка».

Еще одним советским предателем был «личный секретарь» генерального секретаря ЦК ВКП(б) Иосифа Сталина, а также секретарь Политбюро Борис Бажанов (на фото справа). Вместе с тем он быстро разочаровался в коммунистических идеях и уже в 1927 году готовил побег из страны. 1 января 1928 года он, избегая преследования сотрудников ОГПУ, сумел пересечь советско-иранскую границу и сдаться иранским властям. Этот факт вынудил советское руководство пойти на ряд дипломатических ухищрений чтобы вернуть Бажанова на родину, включая достигнутое соглашение о его выдаче. Бажанову пришлось спасаться еще и из Ирана, покинув его через Индию. В Индии Борис Бажанов добрался до английского посольства, которое содействовало его прибытию во Францию.

Советские перебежчики довоенного периода часто выбирали Францию своей конечной остановкой. Туда же в 1930 году бежал сотрудник нелегальной разведки СССР в Константинополе Георгий Агабеков. Причиной своего побега Г. Агабеков объяснял недовольство политической повесткой Кремля, а также роман с местной женщиной, что вряд ли бы осталось без внимания со стороны других чекистов. В конце концов, в августе 1937 года Георгий Агабеков был убит при попытке сбыть награбленные ценности на границе Испании и Франции.

В 1937-1938 года сталинские чистки приобрели угрожающие масштабы. В эти годы одним из первых СССР покинул Игнатий Рейсс (на фото слева), который до июля 1937 года работал нелегальным резидентом во французской секции Коминтерна. В тот же месяц его отозвали в Москву, но, зная, что его будет ждать в СССР, он выступил с открытым письмом Сталину, в котором называл вождя виновником массовых расстрелов. Сталин, узнав о письме, поручил Ежову уничтожить не только самого Рейсса, но и его жену с ребенком. Лев Троцкий открыто приветствовал решение Рейсса и даже предупреждал его о готовящемся покушении, однако присланные наркомом чекисты сумели обнаружить Рейсса. 6 сентября 1937 года Игнатий Рейсс был обнаружен застреленным в малонаселенном пункте близ Лозанны в Швейцарии.

Александр Бармин занимал высокие дипломатические должности в Иране, Греции, Афганистане, был резидентом ГРУ во Франции. В начале 1937 года А. Бармин вернулся в Москву, стал свидетелем сталинских чисток, а по возвращении в Грецию имел неосторожность усомниться в справедливости советского правосудия. Вскоре Александр Бармин получил приказ вернуться в Москву, но приказу не последовал. 18 июля 1937 года А. Бармин получил политического убежища во Франции, а с 1940 года жил в США. В Америке А. Бармин женился на внучке 26-го президента США Теодора Рузвельта.

Побег Генриха Люшкова (на фото справа), генерал-лейтенанта государственной безопасности 3-го ранга и самого высокопоставленного выдвиженца бывшего наркома НКВД Г. Ягоды, был неожиданным и довольно эпатажным. В годы сталинских репрессий Г. Люшков работал на Дальнем Востоке, а после выхода приказа №00447 он активно включился в работу НКВД. За полгода он вынес смертный приговор 40 сотрудникам УНКВД и стал организатором депортации корейцев в Казахстан.

До конца апреля 1938 года руководство НКВД СССР не собиралось предъявлять какие-либо обвинения Г. Люшкову. Напротив, после ареста Г. Ягоды новое начальство прикрывало деятельность Люшкова: компроматы на него стирались, а те, кто их приносил квалифицировались как уголовники. Тем не менее, в конце апреля 1938 года маршал СССР Василий Блюхер высказал недовольство Г. Люшковым, вслед за этим арестовываются ближайшие соратники чекиста И. Леплевский и М. Каган. Вскоре Г. Люшкова освободили от должности и вызвали в Москву. Знакомый с методами работы НКВД Генрих Люшков принял решение бежать. 9 июня 1938 года Г. Люшков при полном параде приехал в расположение 59-го погранотряда Приморского края, приказал начальнику заставу сопроводить его до границы, где у него назначена встреча с японским шпионом. По прибытии Люшков отпустил попутчика, приказал ему дождаться условного сигнала и отправился на маньчжурскую территорию. Спустя два часа была поднята тревога, но Люшков к тому моменту уже сдался маньчжурским пограничникам и получил политическое убежище.

Попав в Японию, Люшков начал сотрудничество с японскими военными. Он рассказывал о сенсационных методах выявления иностранных шпионов и жестоких пытках, при этом не умаляя своего участия в них. Позже он работал в разведорганах японского генштаба и раскрыл японскому командованию операцию «Маки-Мираж», которая стала поводом для боев на Халхин-Голе.

В июле 1945 года СССР вступила в войну с Японией. После объявления о капитуляции японской армии в августе 1945 года Генрих Люшков был отправлен в Дайрэн. 19 августа начальник военной миссии города предложил Г. Люшкову застрелиться, но получил отказ. В конце концов Генрих Люшков был застрелен за три дня до занятия города советскими войсками.

Еще одним советским невозвращенцем считался советский разведчик и майор государственной безопасности Александр Орлов. Орлов начал строить карьеру разведчика в 1926 году, впоследствии выполнял множество миссий в ряде европейских государств и был причастен к вербовке ряда высокопоставленных агентов британской разведки. В сентябре 1936 года был направлен в Мадрид, где боролся с троцкистами и анархистами, похищал из тюрем и ликвидировал оппозиционеров и вывозил испанский золотой запас в СССР. Вскоре после начала сталинского террора, ареста его родственников и друзей, безвременной кончины руководителя и срочного вызова в Москву Орлов похитил порядка 90,8 тысяч долларов и через Францию и Канаду достиг Соединенных Штатов Америки. Из Канады Орлов отправил письма Сталину и Ежову, угрожая выдать всех советских шпионов, а уже будучи в Америке послал Троцкому сообщение, где говорилось о готовящемся покушении. Тем не менее Александра Орлова никто никогда не искал: он прожил всю оставшуюся жизнь в США, преподавал в местных университетах и занимался публицистикой.

Григорий Васюра (на фото слева) никак не был связан с иностранными спецслужбами и не был задействован на дипломатической работе. До немецкой оккупации он трудился школьным учителем в западных регионах Украинской ССР и в первые дни войны попал в немецкий плен. В плену он стал сотрудничать с оккупантами, присоединился к коллаборационистскому подразделению немецкого войска и вскоре стал начальником штаба. Батальон под руководством Григория Васюры уничтожал белорусских партизан и сжигал деревни. Кроме того, на счету этого подразделения сожжение и расстрел 149 (более половины - дети) мирных жителей деревни Хатынь, расстрел 78 жителей села Осови, 50 евреев в селе Каменская Слобода и т.д.  

После войны Г. Васюра скрыл факт своего отношения к вермахту и получил 25 лет заключения, но был выпущен уже в сентябре 1955 года. Согласно воспоминаниям современников, он переехал в одну из деревень Киевской области, работал директором совхоза и никогда не праздновал День Победы. Его причастность к фашистам обнаружилась случайно: в 1985 году он потребовал себе Орден Отечественной войны, его требование стали рассматривать и обнаружили показания 26 свидетелей, которые доказывали причастность Г. Васюры к смерти 350 мирных жителей. Военный трибунал приговорил Григория Васюру к расстрелу, который был приведен в действие 2 октября 1987 года.

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English