Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Из истории польской диаспоры в Казахстане

2648
Из истории польской диаспоры в Казахстане - e-history.kz
В настоящее время в Казахстане проживают более 50 тысяч человек польской национальности.

Большинство из казахстанских поляков являются потомками депортированных в 1930-1940- х гг. с территории Центральной Украины. Расселены представители польской общины в основном в Северо-Казахстанской, Акмолинской, Карагандинской, Павлодарской областях и в столице Астане. Немало поляков в Алматы и Алматинской области. 

В период массовых политических репрессий1930–1940-х гг. Казахстан стал домом для народов, пострадавших от тоталитарного режима советского государства. Сотни тысяч людей разных национальностей были оторваны от своей земли и переселены за тысячи километров.

Поляки стали одним из первых народов, депортированных советской властью в Казахстан. Анализируя документы и архивы, исследователи выделяют несколько этапов депортации поляков в советский период: первый — 1936-1937 гг., второй — 1939-1940 гг.

На первом этапе репрессивная политика затронула поляков всех регионов СССР. Переселяли поляков, являвшихся советскими гражданами. Основной причиной депортации, как считают исследователи, являлась конфронтационная политика СССР по отношению к Польше. Обвинения были стандартными: «политическая неблагонадежность», «сотрудничество с польской разведкой», «шпионаж», «диверсионная деятельность». Данная категория депортированных имела статус «спецпереселенцев» и находилась под жестким контролем НКВД.
Общее количество выселенных на данном этапе превышало 50 тысяч человек. Размещены они были в Акмолинской, Актюбинской, Кустанайской, Павлодарской, Северо-Казахстанской и Семипалатинской областях.

Вторая волна депортации поляков связана с разделением Польши между Германией и СССР. В 1939 г. в Западную Украину и Западную Белоруссию вторглись советские войска. Переселяли людей, имевших польское гражданство, кроме поляков среди них были евреи, украинцы, литовцы, белорусы и др. Их считали контингентом «польских осадников и беженцев», отношение властей к ним было не таким жестоким, как к «спецпереселенцам», хотя говорить об этом можно относительно. Помимо вышеупомянутых областей, переселяли поляков также в Талдыкурганскую, Джамбульскую и Алматинскую области. Общее количество депортированных в 1939-1940 гг. составило более 61 тысячи человек.

К началу войны в Казахстане проживало более 130 тысяч поляков, в первые месяцы войны их количество увеличилось еще на 50 тысяч человек. Сотни тысяч так называемых «неблагонадежных народов», целыми семьями, включая стариков и детей, перевозили в товарняках и вагонах для скота. Переселенцев размещали в клубах, брошенных мечетях, конюшнях, сараях, складах. В тяжелейших условиях голода и резко континентального климата люди умирали массово. Помогли выжить только гостеприимство и самоотверженная помощь местного населения. Казахи делились с поляками и кровом, и пищей, порою последним. Об этом всегда с теплотой вспоминают как сами еще живые свидетели депортации, так и их дети.

Переселенные в Казахстан поляки быстро включились в экономическую и хозяйственную жизнь республики. Как пишут карагандинские исследователи, которые, к слову, очень активно и глубоко изучают историю переселения депортированных народов в Карагандинскую область, поляки работали и в совхозах, и на различных промышленных предприятиях области. А после того, как в 1956 году они были сняты с учета, как спецпереселенцы, многие стали руководителями хозяйств, оставивших заметный вклад в развитие народного хозяйства.

История депортированных поляков сохраняется сегодня не только в документах прошлого, но и в устных рассказах. Из уст в уста в каждой польской семье, которая сегодня проживает в Казахстане, передаются трагические воспоминания о переселении. Все это помогает их потомкам да и всем казахстанцам представить и помнить вершившуюся в то время историю. Ведь события 1930-1940 гг., когда массово переселяли народы, навсегда изменили судьбы не только депортированных людей, но и судьбу всего Казахстана.

Приведем несколько устных рассказов, записанных в 2011 году в Абайском и Шахтинском районах Карагандинской области.

В 1936 году из Западной Украины отца Урбанского Василия Александровича в 16-летнем возрасте с родителями и родственниками выслали в Целиноградскую область. Василий Александрович рассказывал своим детям: «Рыдали такими слезами, расставаясь с Украиной, с родными местами. А что, кроме боли, может чувствовать человек, которого отправляют неизвестно куда и зачем? Расселили их в клубе, в селе Новороминка Шортандинского района. Строили землянки. Там Василий познакомился с полькой Ниной Мацевич. Он работал комбайнером, Нина дояркой».
Дочь Валентина Васильевна вспоминает: «Жили тяжело, выдалбливали свеклу из земли и ели, камыши жали в холодной воде. Мать рожала в поле, пятеро детей умерли в годы войны. Моя двоюродная сестра Виктория Станиславовна, учительница, многие годы активно участвовала в работе национально-культурного центра «Полония» в г. Караганде. С группой детей не раз выезжала в Польшу. Старший брат живет в Польше. Я тоже мечтала уехать. Но второй родиной стал Казахстан».

Дочь депортированных поляков Добжанская Камилия на всю жизнь сохранила в подробностях детские воспоминания о депортации семьи: «Сложно и достаточно трагично говорить мне о событиях 75-летней давности. До мая 1936 года я проживала совместно со своей семьей в селе Тисновка Новоград-Волынского района Житомирской области Украинской ССР. На тот момент мне было 8 лет.

Как я помню, в один из майских дней 1936 года нашим родителям дали 24 часа, чтобы собраться и отправиться на станцию Майдан нашего района для отъезда неизвестно куда и для чего. Последнюю ночь на Украине я запомню навсегда. Мы с моей сестрой Марией спали на печке, с нами был наш дед Казеразский, который, было видно, ехать никуда не собирался, а старался быть со своими внуками и как-то по-особенному с нами обходиться.

Утром на бричках, запряженных лошадьми, мы отправились на станцию Майдан, где передо мной предстала картина множества товарных вагонов. В течение нескольких часов нас, как скот, погрузили в товарняк. В составе поезда было до 20 вагонов. Нам, детям, было тогда не понять, что происходит, но по родителям мы видели, что они прощаются с чем-то большим, чем мы. Конечно, всех подробностей нашей дороги до Казахстана я не помню, но ехали мы долго, около трех недель. В июне 1936 года мы прибыли на станцию Тайынша Кокчетавской области. Так, Казахстан и казахский народ стали для нас вторым домом».

Сегодня по всему Казахстану действуют областные и районные польские этнокультурные центры. Издаются газеты и журналы на польском языке, ни один из казахстанских праздников не обходится без творческих коллективов народных польских песен и танцев. В каждом этнокультурном центре работают воскресные школы, языковые курсы. Существуют разнообразные казахстанско-польские образовательные программы, по которым представители польской национальности разных возрастов могут поехать в Польшу для повышения уровня знаний польского языка, знакомства с историей и культурой своей исторической родины. Поляки, проживающие в Казахстане, стараются помнить свои корни, старшее поколение чтит национальную культуру и традиции и передает их своим детям и внукам, молодежь интересуется историей и языком. А Казахстан поддерживает и создает для этого все условия.


Список источников

Демьянова Ю. А. История депортации в устных рассказах поляков в книге Из истории депортации поляков в Казахстан в период II мировой войны.
Елеуханова С.В. К вопросу депортации поляков в Казахстан (30-40-е годы XX века) в книге Из истории депортации поляков в Казахстан в период II мировой войны.
Иосиф Сталин — Лаврентию Берия: их надо депортировать. Документы, факты, комментарии. М.- 1992. — С. 30–31.
Спецпереселенцы в Карагандинской области. Сборник документов и материалов. Караганда: Издательство КарГУ, 2007. — 325 с.


Читайте также: 

Из истории депортации поляков в Казахстан (первая половина XX века)

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?