«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Абдурахман Айтиев и его борьба

1457
Абдурахман Айтиев и его борьба
Абдурахман Айтиев был истинным борцом за советскую власть, пламенным революционером

Враги запомнили его беспристрастным и жестоким палачом большевистского режима, друзья же – смелым и храбрым борцом за социальную справедливость. Айтиев, как большинство людей того времени, был и тем, и другим. Портал Qazaqstan Tarihy расскажет о человеке, чья жизнь пришлась на жестокую и романтичную пору веры в идеалы революции, которая требовала крови: и чужой, и своей

Абдрахман родился в семье бедного шаруа Айтея Кулмагамбетулы в 1886 году. Местом его рождения считается аул Сугурбай, относившийся к Теректинской волости Уральской губернии. О раннем детстве будущего революционера известно немногое. Историки сходятся во мнении, что к пятнадцати годам юный А. Айтиев окончил русско-казахскую волостную школу в Караобе, после чего в 1904 году стал личным курьером и истопником верховного бия (мировой судья) 1-го участка Уральского уезда. До начала своего революционного пути А. Айтиев был толмачом инспектора, старшим делопроизводителем при мировом судье, волостным писарем, заведовал участком строевых лошадей, работал по найму аульным писарем, был членом общества защиты животных и птиц, а также членом общества по усилению военно-воздушного флота. Кроме этого, А. Айтиев активно занимался земледелием в родном ауле, а также в 1913 году был приставлен к награде от поручика Ларго-Калуга Игнатьева за проведение переписи.

Известно, что Абдрахман Айтиев был знаком с депутатом Государственной Дума Российской империи II созыва от Уральской области Бахытжаном Каратаевым, который в 1910 году помог Айтиеву получить землю по переселенческой квоте в Теректинской волости.

В родном Уральске он вместе с Бекше Кисаковым избирался волостным управителем Караобинской волости, недолгое время был в составе созданного меньшевиками и эсерами Президиума революционного комитета. 20 марта 1917 года А. Айтиев был избран писарем Президиума гражданского комитета Уральска, а в апреле стал одним из организаторов Первого съезда казахов Уральской области. Он резко критиковал действия Халела и Жаханши Досмухамедовых, занимавшихся лоббированием интересов «Алаш» в Западном Казахстане, выступал за немедленный возврат казахам тех земель, которые находились в ведении казаков и русских.

Летом 1917 года А. Айтиев вошел в состав земской управы Караобинской волости и возглавил милицию управы. В качестве нового главы милиции он организовал борьбу против зерновых спекулянтов волости. Тем же летом он был приглашен в качестве делегата на Второй съезд казахов Уральской области в укреплении Ойыл. Тогда же он стал проникаться сочувствием к революционным идеям: стал посещать подпольный марксистский кружок, вошел в состав Совета рабочих и крестьянских депутатов Уральска и, в конце концов, вступил в партию.

Казаки Уральской области не признали советскую власть, а потому в годы Гражданской войны примкнули к белогвардейцам. Что касается самого Айтиева, то он с радостью воспринял Октябрьскую революцию и активно способствовал проникновению ее идей в родной Уральск. 6 марта 1918 года А. Айтиев организовал и вошел в состав делегатов Съезда депутатов рабочих и крестьян Уральской области. На этом съезде он был назначен заместителем председателя облисполкома Совета. По заданию руководства в середине марта он был командирован в регион с целью привлечения людей на воинскую службу. Это спасло его от ареста войсками белогвардейцев, которые совершили переворот в Уральске 29 марта 1918 года. В тот же день военно-полевой суд Уральского казачьего войскового правительства приговорил Абдурахмана Айтиева к расстрелу заочно.

А. Айтиев в это время жил в доме своего знакомого Хакима Бекебасова в ауле Жымпиты Караобинской волости. Летом 1918 года Абдурахман Айтиев отправился на станцию Журын (Темирский уезд), где встретился с покидавшим Туркестан Мустафой Шокаем. Здесь он начал организовывать части Красной Армии, работал в агитационной части Актюбинского фронта Красной Армии.

С середины 1918 года по октябрь 1921 года Абдурахман Айтиев принимал участие в военных действиях на западе Казахстана. С августа по декабрь 1918 года он был одним из семи членов группы боевой разведки Богдановской подпольной дружины, созданной ревкомом Уральской области и высшим руководством Красной Армии. Позже, в январе 1919 года, руководил особым отделом 3-й бригады знаменитой 25-й стрелковой дивизии Чапаева, что ставило его третьим человеком в дивизии после самого Чапаева и комиссара Фурманова. Исследователи полагают, что основная работа особых отделов во времена Гражданской войны сводилась к расстрелам, подавлениям и грабежам, тем самым намекая, что А. Айтиев и вправду был одним из творцов тех бесчинств, творившихся под знаменем Красной Армии.

До назначения наркомом внутренних дел Киргизской АССР (Казахской АССР) А. Айтиев был в самой гуще сражений с противниками советской власти. Кроме службы в рядах 25-й стрелковой дивизии, он успешно заведовал призывной частью Уральского ревкома (февраль 1919 г.), организовывал казахскую конную армию (март 1919 г.), заведовал секретно-оперативным отделом ЧК Уральской области (май 1919 г.), возглавлял Ильбишинский ревком (августа 1919 г.), занимался ликвидацией Западного крыла правительства Алаш-Орды. В последней должности занимался вербовкой бывших алашординцев в состав Кирвоенревкома. Ему удалось переманить Беркингали Атшыбаева, Карима Жаленова и Аспандияра Кенжина, взятых под стражу семипалатинским ревкомом и особым отделом 5-й армии. С апреля 1920 года по октябрь 1921 года Абдурахман Айтиев занимал должность председателя Акмолинского губернского революционного комитета.

Председатель Акмолинского губревкома – еще одна важная веха в карьерной жизни Айтиева. Летом того года в регионе началась эпидемия холеры.

 

«Город Петропавловск и его уезд признаны неблагоприятными по холере. Холера достигла громадных размеров со смертностью 50%. Для борьбы с эпидемией организована под моим председательством ЧК, мобилизован весь военно-гражданский персонал. Оборудуется барак на сто коек, забронирован необходимый материал, строится водохранилище, усиленными темпами идет прививка против холеры. Закрыт въезд мешочникам из Самарской и Челябинской губернии, охваченных эпидемией холеры. Уже въехавшие из этих губерний выдворены принудительными мерами. Организован санитарный отряд. Испытываем острый недостаток в медперсонале».

А. Айтиев, 22 июня 1921 г.

 

8 мая 1921 года Абдурахман Айтиев был назначен председателем комиссии по установлению северных границ Акмолинской губернии. В этой должности ему удалось включить в состав Акмолинской губернии территории Беловской, Бугровской, Красноярской и Налабинской волостей.

 

«Принимая во внимание настояние населения восточных волостей Ишимского уезда катастрофическое положение этого района после февральского восстания, плохое обслуживание ишимскими органами в административном и хозяйственном отношениях, неработоспособность органов власти на местах, а также в целях сохранения политической стабильности, административное совещание Акмолгубревкома признало необходимым принять эти волости в состав губернии и принять и водворить здесь революционный порядок. Созданный райревком уже приступил к проведению в жизнь необходимых мероприятий».

 

В октябре 1921 года Абдурахман Айтиев был назначен наркомом НКВД КирАССР (КазАССР). Послевоенное время всегда сопровождается разрухой. Так было и на территории Казахстана, в которой после Гражданской войны господствовал голод. Акмолинская губерния, в которой сосредотачивалось хлебопроизводство края, не желало расставаться с хлебом в пользу голодных крестьян Поволжья. Айтиев жесткими, граничащими с жестокостью, расстрелами и грабежами возобновил поток продовольствия в Россию. Тем не менее, те, кого он спас от голода, его благодарили.

Голод также спровоцировал поток беженцев из голодного Поволжья, а вместе с ними увеличилась смертность вследствие различных болезней и беспрецедентный рост преступности в регионе. Поначалу усилиями Абдрахмана Айтиева была создана организация помощи голодающим, куда направлялись добровольные пожертвования. Позже, когда пожертвования не сумели удовлетворить спрос народа, началась принудительные изъятия ценных вещей из церквей и мечетей. Это предприятие возымело успех. В течение 1922 года в одном лишь Петропавловске было открыто 5 столовых, которые накормили порядка 600 тысяч человек. Преступность, кстати, тоже была побеждена: воры и мошенники расстреливались без суда и следствия.

Эпидемии тифа, сибирской язвы и холеры были побеждены также не без помощи наркомата внутренних дел. Именно стараниями А. Айтиева были претворены в жизнь санитарно-эпидемиологические мероприятия: оцепление карантинных зон, запрет на выезд из охваченных болезнями регионов. Секретарь КазЦИКа Смагул Садуакасов писал:

 

«Милиция в степи – все. Нет в общественной жизни казахского населения факта, которого не вносила бы деятельность милиции, и нет такого дела, которое не зависело бы от милиции. Идет разговор о получении продразверстки, получении рабочих рук путем мобилизации, разрешении земельных вопросов – везде обращаются к милиции. В последнее время милиция в степи вмешивается даже в брачное право»

 

Говоря о брачном праве, то нельзя не отметить роль Айтиева в отмене калыма, запрете на многоженство и аменгерство. Эти законы вышли благодаря инициативе Абдрахмана Айтиева. Вместе с тем, инициатива наркома сделало возможным сделать пятницу выходным днем вместо воскресенья. Он также инициировал создание в Казахстане праздничных дней: Ураза-айт (3 дня), Курбан-айт (3 дня) и Наурыз (1 день).

Абдрахман Айтиев занимал должность народного комиссара внутренних дел автономии почти два с половиной года (с октября 1921 года по январь 1924 год). О нем тогдашний ответственный секретарь Киргизского обкома РКП (б) Георгий Коростелев писал:

 

"Политически устойчив, колебаний от большевизма не было. Энергичный, настойчивый в проведении принятых решений. Имеет организаторские способности"

 

Покинув должность наркома, А. Айтиев продолжил трудиться в органах ЦИК пока в январе 1925 года не был назначен на должность заместителя народного комиссариата труда КирАССР (КазАССР), где он заведовал отделом охраны труда. В том же году он был направлен руководить казахским отделом Всесоюзного акционерного общества «Кожсырье». Параллельно А. Айтиев давал лекции по части революционных движений в Западном Казахстане в краевой советско-партийной школе.

Вместе с тем, А. Айтиев принимал активное участие в государственном строительстве республики. Он голосовал за перенос столицы автономии из Оренбурга, но не в Алма-Ату, а в пользу Акмолы.

В ноябре 1928 года А. Айтиев был назначен председателем правления «Казгосторг». В эту пору на Айтиева поступила «анонимная жалоба», автором которой, как выяснилось позже стал его заместитель Деев. Следствием этой жалобы стала «ссылка» А. Айтиева в Казахский сельскохозяйственный институт на должность проректора административно-хозяйственной части. Это произошло в октябре 1930 года.

Закат политической карьеры Абдурахмана Айтиева пришелся в период правления Филиппа Голощекина. Будучи приверженцем политики кровавого коммунизма, во многом благодаря которому начался расцвет Айтиева, даже он был не готов принять жесткие меры, которые принимал Филипп Исаевич в отношении измученного голодом и болезнями народа. Возможно и то, что политический вес Айтиева не давал покоя Голощекину. Как бы то ни было, в феврале 1931 года Айтиев был назначен директором Центрального музея КирАССР (КазАССР). Чуть больше года спустя, в апреле 1932 года, он принял руководство Центральным Советом Осоавиахима КирАССР (КазАССР). В мае 1933 года А. Айтиев стал консультантом наркома КирАССР, а в феврале 1934 года стал директором Алма-Атинского государственного заповедника. В должности директора заповедника А. Айтиев был ненадолго исключен из партии.

Далее в трудовой книжке А. Айтиева значилась работа директором курорта «Акколь» и должность преподавателя в фабричной школе железнодорожного отдела города Аулие-Ата (ныне - Тараз).

В последние годы жизни Абдурахман Айтиев был серьезно болен. Его дочь Роза, названная в честь Розалии Люксембург, и сын Тельман (в честь – Эрнста Тельмана) рассказывали:

 

"Тяжелобольной, прикованный к постели, он не терял силу духа, по возможности занимался творчеством: писал очерки по истории казахов и непоколебимо верил в будущее Казахстана. В 1935 году на экраны страны вышел фильм "Чапаев". С Чапаевым отец в Лбищенске под Уральском до последнего патрона вместе отбивал ожесточенные атаки белоказаков. Тогда он чудом остался жив, а начдив погиб. И мы, дети, по несколько раз ходили смотреть это кино. И каждый раз папа все спрашивал, упоминается ли его имя. И когда мы отрицали, он очень сокрушался…"

 

К тяжелобольному старику приходили и бывшие подчиненные. Они искали в доме бывшего начальника «контрреволюционные» документы и запрещенные книги, но найти что-либо, что могло бы связать немощного революционера с врагами народа, им не удалось. Но вместе с тем, они отобрали у семьи Айтиева именной клинок за мужество и отвагу в годы Гражданской войны уникальные книги по истории, полученные из рук губернатора Уральска еще в 1904 году.  

Абдурахман Айтиев умер 16 ноября 1936 года. Тридцать лет спустя, в 1966 году, умерла и его вдова Кульшан. По воспоминаниям детей, перед смертью она просила:

 

«Пусть со мною будет партбилет и играет «Марсельеза»

 

Возможно, это именно то, что не успел сказать истинный борец за советскую власть и пламенный революционер Абдурахман Айтиев.

 


Автор: Аян АДЕН