«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Как появился казахский тобет

4272
Как появился казахский тобет
Казахский тобет – одно из чудес кочевой цивилизации

На протяжении столетий эта порода собак охраняла многотысячный скот кочевников, наряду с хозяевами охотилась на лисиц и даже использовалась в качестве рабочей силы. Между тем, на настоящий момент культурная ценность тобета несколько уменьшилась. Портал Qazaqstan Tarihy предлагает разобраться в истории происхождения некогда главнейшего помощника кочевника в контексте сопутствующих событий исторического характера

 

В статье «От вымысла к реальности» авторы Кожахметов А.Д. и Малашевич А.В. провели анализ происхождения казахского тобета.

Если подходить к перечню исторических свидетельств о древних мастифообразных собаках Средней Азии в хронологическом порядке, то ни для кого не секрет, что древнейшим из них считается так называемая «собака Иностранцева», анализ останков которой показал, что они жили 30000-40000 лет назад. Ученые считают, что именно от этих собак произошли все мастифообразные собаки, в т.ч. и тибетский дог, которого исследователи прочат в предки среднеазиатских овчарок, туркменских алабаев и казахских тобетов. Близкие по типу к «собаке Иностранцева» черепа собак были найдены и на территории Казахстана. В частности, на территории Казахстана найдены в большом количестве захоронения собак разных пород в том числе и мастифов. Следом за ними идут китайские рукописи, в которых упоминается о том, что в 1121 году до н.э. императору Чжоу подарили тибетского дога, мастифы Ассирии (V в. до н.э.) и «собаки гуннов».

В эпоху средневековья о мастифах Азии упоминают знаменитые путешественники Марко Поло, Джованни Плано Карпини, Гильом де Рубрук и другие. Например, Марко Поло, объехав почти всю Азию, подробно описал быт людей, не обошел вниманием их домашних животных, в том числе собак. Крупных волкодавов он отметил только в трех местах: на территории нынешнего Казахстана, Тибете и Чагатайском улусе, который занимал территорию всего Восточного Туркестана, Семиречья и Мавераннахра. В Казахстане и Тибете волкодавов - «огромных собак размером с осла», применяли для охраны, на охоте на диких животных и в качестве тяговой силы. В Чагатайском улусе он увидел волкодавов при дворе хана, причем разведением порядка десяти тысяч голов заведовали двое братьев правителя. Породу этих волкодавов Марко Поло называет меделянами («мәдениленген» — окультуренный).

Как ни странно, но путешественники XIII века отмечали волкодавов только на территории Монголии, Тибета, Казахстана, Кыргызстана и Восточного Туркестана. О волкодавах Афганистана, Ирана, Турции, Туркменистана, России и прочих регионов сохраняется полное молчание, хотя именно эти страны наиболее подробно описаны путешественниками.

Последующие сведения, которые попали в руки историков, относятся к XIX веку. Впрочем, их свидетельства повторяют свидетельства прежних путешественников. Однако уже в XX веке появились сведения, согласно которым Туркменистан был лучшим местом по культивации волкодавов. Исследователи предполагают, что поскольку развитие породы и ее распространение тесно связано с жизнедеятельностью и миграцией людей, то объяснение этому факту следует искать в истории народов, использовавших волкодавов в своей жизни.

Ареал расселения древнейших мастифов преимущественно соответствует территории кочевания тюркских племен. Справедливо предположить, что именно тюрки стали первыми людьми, приручившими мастифов для применения в хозяйстве. Именно в среде кочевников-скотоводов волкодавы в силу их востребованности могли существовать тысячи лет без особых изменений.

К концу XIX века мастифообразные собаки были широко распространены по всему евразийскому континенту, от Дальнего Востока до Испании и от Сибири до Северной Индии. За несколько тысячелетий до этого на этой территории зародилась древняя порода мастифов, имеющих внешность тибетского дога, монгольского и казахского волкодавов. Еще несколько тысяч лет спустя предки тюрков, осваивая скотоводство в этих местах, впервые приручили мастифов, и стали применять их для охраны своего стада от нападения хищников и для охоты. Далее, в связи с демографическим приростом населения, а также с изменениями климата в поисках пригодных для жизни земель кочевники расселились на огромных просторах Евразии. Они вели за собой свой скот, охраняемый волкодавами-мастифами. Все породы современных мастифообразных собак можно считать потомками этих волкодавов.

Собаки тюрков имели внешность тибетского дога. Они, смешиваясь с собаками местных пород и подвергаясь воздействию различных внешних факторов, создавали различные подвиды, но с каждым новым прибытием тюрков в Среднюю Азию, волкодавы этих стран все более походили на мастифов. В местах оседло-земледельческой культуры волкодавы, по мнению исследователей, вырождались за ненадобностью.

Последний штрих в формировании среднеазиатских волкодавов, как видно из истории, сделали казахи. После революционных событий прошлого века, утверждения советской власти и последовавшего раскулачивания 20-х годов некоторые крупные байские хозяйства были вынуждены податься на юг и вместе со своими стадами, ведомыми волкодавами, осели на территории современного Туркменистана. Первым названием волкодава в Средней Азии было «қазақ ит». Однако уже к 80-м годам ХХ века туркменская сторона переименовала породу в «Алабай». Это название прижилось. Аксакалы, принимавшие участие в миграциях в Туркменистан, рассказывали, что волкодавы этого региона имели крепкий и даже сухой тип конституции, рост кобелей был не выше 70 см в холке. Они также имели короткую шерсть с преобладанием светлых окрасов, а в сравнении с казахскими тобетами имели менее наполненную морду и менее развитую подкожную клетчатку, но более сглаженные формы головы и более активное поведение. Современные волкодавы Туркменистана являются наиболее массивными представителями мастифообразных собак и имеют более крепкую, уравновешенную нервную систему благодаря наибольшему проценту вливания тобетских кровей. Эти факты спровоцировали т.н. протуркменскую идею происхождения казахских тобет в Средней Азии, а частности, в Казахстане. Некоторые объясняли появление «туркменской породы» в Казахстане нескончаемыми эшелонами туркменских собак, ввозимых в Казахстан в послевоенные годы для разрешения критической ситуации с волками.

Исследователи отвергают эту версию как минимум по двум причинам. Во-первых, первые послевоенные годы считаются самыми активными годами в деле отстрела волков, когда даже вооруженные огнестрельным оружием чабаны отказывались от содержания больших собак. Во-вторых, для массового ввоза собак были бы нужны большие спецприемники-распределители, которых никогда не было. Между тем, исследователи не отрицают ввоза туркменских собак в Казахстан, но это проводилось только в частном порядке торговцами и любителями собак.

Существует и альтернативная версия, пытающаяся объяснить появление волкодавов в Средней Азии через призму викинго-славянских походов в регион. В основу этой версии входит викинго-славянский поход по Волге в Каспий в IX веке. Однако поскольку завоеватели ни разу не высаживались на среднеазиатский берег Каспия, эта версия не является сколько-нибудь состоятельной.

Своим названием Казахские тобеты своей главной функции. Во время охраны скота крупные вожаки располагались на возвышенностях для лучшего обзора охраняемой территории («тобе» - холм, возвышенность; «тобеге ит» - собака на вершине холма; «тобет» - находящийся на вершине). Оттуда они следили охраняли скот, предупреждали появление волков и, по сути, были единственной панацеей от нападения.

Чтобы правильно воспитать щенков тобетов казахи-чабаны кормили их из деревянных мисок, выделанных из шкуры волка дабы волкодавы с детства привыкали воспринимать запах волков как пищу. Кормили их вечером и исключительно при отаре на пастбище.

Сейчас казахские тобеты исчезают также быстро, как исчезают кочевья. Чистокровных представителей этих собак, сопровождавших кочевой народ на протяжении четырех тысяч лет, в стране практически не осталось.

 

В материале использована статья «От вымысла к реальности» за авторством Кожахметова А.Д. и Малашевича А.В.

 


Автор: Аян АДЕН