«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Депортация. Карачаевцы, обвиненные в предательстве

2562
Депортация. Карачаевцы, обвиненные в предательстве
Во времена немецкого наступления Карачаевцы находились в самом центре оккупации

Этого оказалось достаточно, для того чтобы после освобождения Кавказа Сталин дал команду переселить карачаевцев за «нелояльность советской власти и сочувствие оккупантам»

 

Депортация карачаевского народа происходила в конце 1943 года, сразу же после освобождения Кавказа от фашистских захватчиков. Незадолго до начала Великой Отечественной войны, согласно данным всесоюзной переписи 1939 года, на всей территории СССР проживало 75 763 карачаевца, 92,79% (70 301) из которых жили в пределах Карачаевской АО. Во время всеобщей мобилизации 15 600 карачаевцев были призваны на поля сражений с немецкими войсками, еще 3000 человек были задействованы как т.н. «трудовые резервы». Оставшиеся в тылу карачаевцы тоже не сидели без дела: в первые годы войны они собрали и отправили 6 вагонов вещей для фронта (валенки, полушубки, бурки, шапки-ушанки, шерстяные носки и т.д.).

Однако первые дни Великой Отечественной войны обернулись для СССР весьма печальным образом. Вермахт двигался семимильными шагами и уже в августе 1942 года немецкие войска заняли территорию Карачаевской АО. Около 1200 жителей, в т.ч. женщины, Карачаевской АО сформировали порядка 17 партизанских отрядов.

Оккупировав территорию, вермахт установил свои порядки на всей области: комендантский час (с 19:00 до 4:00), использование немецкой валюты, немецкое написание названий населенных пунктов и учреждений на оккупированной территории, листовки, в которых сообщалось о ликвидации колхозов. Последнее использовалось для вербовки коренного населения Карачаевской АО: предполагалось, что ликвидация колхозов спровоцирует переход рабочих к единоличному землепользованию, что улучшило бы жизнь крестьян. Напряжение в рядах карачаевцев области сопровождалось продолжающимся ухудшением материального положения населения и новым репрессиям против него. Карачаевцы, которые в годы Гражданской войны выступали на стороне белогвардейцев, раскулаченные и противники советской власти стали переходить на сторону оккупантов. Антисоветские элементы начали формировать отряды для поддержки режима оккупантов и борьбы с партизанами.

Во времена Второй Мировой войны командование немецкого вермахта зачастую прибегало к формированию на оккупированных территориях разного рода организаций с целью поддержки оккупационного режима, например, «Карачаевский национальный комитет». Этого было достаточно для того, чтобы принять решение о депортации карачаевского народа.

Обвинения в коллаборационизме были поводом для депортации не только карачаевцев, но и большинства других народов Северного Кавказа. Одной из причин переселения были антисоветские движения 30-х годов XX века в период насильственной коллективизации. «Перегибы и искривления, допущенные при проведении коллективизации» спровоцировали выступление более двух тысяч карачаевцев, среди которых были не только сторонники белогвардейцев, но и религиозные деятели и князья. Несмотря на то, что выступления были подавлены, некоторые карачаевские семьи перешли на подпольную деятельность, стали создаваться т.н. «бандитско-повстанческие организации».

Оперативно-чекистская кампания по выявлению и аресту активных членов повстанческих организаций 1941-1942 гг. не принесла особых результатов. За указанный период на территории Карачая была выявлена 21 банда и 135 ее участников. С немецким наступлением антисоветские элементы активизировали свою работу. Некоторые историки не исключают того, что антисоветские выступления карачаевцев и немецкое наступление было спланировано синхронно. На это указывают тесные контакты руководителей повстанческих организаций с немецкими оккупантами, а некоторые из них даже проходили подготовку в немецких разведывательных школах. Об этом факте свидетельствовал доктор исторических наук Иван Бугай в своем труде «Их надо депортировать».

«Карачаевский национальный комитет», созданный при оккупационном режиме, пообещал, что колхозы будут упразднены, ее собственность, равно как и руководство экономикой и культурой автономии, будет передана в руки комитета. Комитет, по задумке вермахта, должен был отчитываться перед немецким дипломатом Эрнст-Августом Кестрингом, который позже принимал активное участие в заговоре против Гитлера. 

Тема антисоветских выступлений карачаевцев присутствует и в исследованиях немецкого военного историка Йоахима Хоффмана. В своем труде «Немцы и калмыки 1942-1945» он указывает на то, что итогом образований административных управлений в Карачаевской АО было «признание на основе невмешательства независимых республик карачаевцев, кабардинцев и балкарцев на Северном Кавказе, которые поднялись на борьбу с советской властью еще до прихода немцев».

В январе 1943 года советская армия вытеснила немецкие войска с территории Карачаевской АО и начала борьбу против антисоветских элементов. Повстанцы («главари бандповстанческих формирований», «мусульманское духовенство и националисты») в результате этих мероприятий были частично ликвидированы, а скрывшиеся продолжили деятельность в подполье. В ходе столкновений 10-15 февраля 1943 года карачаевцы ликвидировали 115 солдат и офицеров Красной Армии и сотрудников Государственной безопасности. Со стороны советских вооруженных сил были привлечены порядка двух тысяч сотрудников милиции и военнослужащих. Столкновения продолжались вплоть до октября 1943 года. За этот период было проведено 37 операций, в результате которых погибли как антисоветские элементы, так и сотрудники НКВД.

В разгар этих противостояний, 15 апреля 1943 года, вышла совместная директива НКВД и Прокуратуры СССР о переселении 573 членов семей главарей повстанцев. Позднее эта цифра была уменьшена до 472 человек. 9 августа все они были выселены за пределы области.

12 октября 1943 года Президиум Верховного Совета СССР принял решение о ликвидации административного устройства Карачаевской АО и переселении оставшихся представителей карачаевского этноса (62 842 человека) в Казахскую и Киргизскую ССР. Решение вступило в силу со 2 ноября 1943 года.

Войска НКВД численностью 53 тысяч человек взяли в кольцо аулы и преградили пути въезда и выезда из города. В четыре часа утра чекисты начали аресты, а для выселения одного аула тратили в среднем от 3 до 6 часов.

 

 

К 5 ноября 1943 года из Карачаевской АО было вывезено 34 эшелона, каждый из которых состоял из 58 вагонов, вмещавших порядка 2-2,1 тысяч человек. Первые эшелоны из Карачаевской АО прибыли в Джамбульскую и Южно-Казахстанскую область 10 ноября. К декабрю на территории Казахской и Киргизской ССР было расселено 15 987 семей (12 500 мужчин, 19 444 женщин и 36 670 детей). На территории Южно-Казахстанской области была расселена основная часть спецпереселенцев - 25 142 человека (3689 мужчин, 6674 женщин и 14 679 детей).

 

Из сообщения начальника ГУЛАГа В. Г. Наседкина Л. П. Берии:

К моменту прибытия эшелонов на станциях разгрузки своевременно концентрировался автогужевой транспорт. Разгрузка эшелонов проходила организованно и планомерно. Как при приеме эшелонов, так и при вселении в колхозные и совхозные дома никаких эксцессов и происшествий, как со стороны прибывших карачаевцев, так и местного населения не было. Подавляющее большинство спецпереселенцев в первые же дни после расселения приступило к работе в совхозах и колхозах по уборке хлопка, свеклы, очистке ирригационной системы.

 

Через несколько месяцев, 3 марта 1944 года, на основании приказа Государственного комитета обороны были демобилизовано 2543 карачаевца, которые должны были направиться к месту расселения своих семей или родственников. 

Специально к приезду спецпереселенцев в Казахской ССР было создано 488 спецкомендатур, к каждой из которых было прикомандировано 5-7 чекистов и офицерский состав. Особое внимание было уделено предотвращению попыток побега спецпереселенцев, однако на 1 июня 1944 года из мест поселения сбежало 77 человек, еще 19 человек было задержано.

Нехватка жилплощади для спецпереселенцев с Северного Кавказа заставило местное население уплотниться, а тем, кому не хватило мест, пришлось довольствоваться клубными зданиями, временными бараками, землянками и полуразрушенными домами. Кроме того, депортированные не имели никакой пригодной для местного климата одежды. Люди нуждались в большом количестве ткани на пошив зимней одежды и обуви, однако принятых мер было недостаточно. Стоит ли говорить, что у депортированных не было права покидать пределы района, а неповиновение жестоко каралось. Кроме того, глав переселенческих семей обязали в трехдневный срок сообщать о всех изменениях в своих семьях (побег, рождение ребенка или смерть члена семьи). Нарушение этого правила наказывалось штрафом до 100 рублей или же арестом до пяти суток. Для беглецов же указ Президиума Верховного Совета СССР предусмотрел наказание в виде 20 лет каторжных работ.

Первые годы за пределами родных земель были особенно трудны для карачаевского народа. К 1948 году у выселенных балкарцев, чеченцев, ингушей, карачаевцев родилось 28 120 ребенка, а умерло 146 892 человека.

Первые послабления для режима содержания северокавказских народов на территории республик Средней Азии были приняты в 1954 году, с граждан, рожденных после 31 декабря 1937 года, был снят статус спецпоселенцев. Это позволило детям старше 16 лет поступать в учебные заведения, выезжать за пределы пункта проживания.

16 июля 1956 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ «О снятии ограничений по спецпоселению с чеченцев, ингушей, карачаевцев и членов их семей, выселенных в период Великой Отечественной войны». К тому моменту численность спецпоселенцев сильно сократилось (30 100 человек) во многом за счет указа 1954 года о снятии статуса спецпоселенцев с граждан, рожденных позже 31 декабря 1937 года. 

 

Указы об отмене особого режима в отношении депортированных народов и других групп людей отличались половинчатостью, стремлением не подвергать ни малейшей критике проводившуюся ранее политику массовых депортаций. Речь шла о том, что люди были выселены «в связи с обстоятельствами военного времени», а теперь, мол, их пребывание на спецпоселении «не вызывается необходимостью». Из последней фразы логически вытекало, что раньше это «вызывалось необходимостью». Ни о какой политической реабилитации депортированных народов не было и речи. Они как считались народами-преступниками, так таковыми и оставались, с той разницей, что из наказанных народов превратились в помилованные.

В. Н. Земсков.

 

Среди карачаевцев, имеющих отношение к Казахстану, был карачаево-балкарский поэт, прозаик и драматург Альберт Узденов, который появился на свет в поселке Задарья, Арысского района Южно-Казахстанской области. Кроме него стоит отметить первого председателя Верховного суда Карачаево-Черкесской республики Магомета Абрекова, третьего президента Карачаево-Черкесской республики Мустафу Батдыева, председателя Координационного центра мусульман Северного Кавказа, председателя ДУМ КЧР, муфтия Исмаила Бердиева, актера, уроженца Джамбулской области Шукура Тебуева и Героя Социалистического Труда Патию Шидакову.

Карачаевская АО была восстановлена 9 января 1957 года, но теперь Карачаево-Черкесская автономная область входила в состав Ставропольского края. Ей были возвращены некоторые районы, вошедшие в состав пограничных областей в период ликвидации области. Первые эшелоны карачаевцев прибыли на родину 3 мая 1957 года, что в истории карачаевского народа отмечается как «День возрождения карачаевского народа».

 


Автор: Аян АДЕН