«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Муза Жусупбеккызы: «Отец, письменный стол и лампа»

3154
Муза Жусупбеккызы: «Отец, письменный стол и лампа»
В памяти маленькой Музы смутно осталось последнее прощание с отцом, прощание навсегда. Позже, по рассказам мамы, эти воспоминания ожили вновь

Хронология репрессий против казахского народа со стороны Советской власти состоит из нескольких периодов. Первый период – гонения и расстрелы 1926-1932 годов, второй период – массовые сталинские репрессии 1937-1938 годов, когда были расстреляны почти все представители национальной интеллигенции и 18 народных комиссаров. Третий период – с 1946 по 1955 годы – послевоенные гонения и тайные слежки. Четвертый и последний период – это массовые репрессии после декабрьских событий 1986 года. Такого мнения придерживается кандидат исторических наук Бауржан Енсепов.

 

В 1925 году первым секретарем Казкрайкома был назначен Голощекин, которого казахи назвали – «Қужақ», то есть «Голая щека». С его приходом начались гонения против казахской интеллигенции. Одним из тех, кто попал под прицел был Жусупбек Аймаутов.

Еще в 1926 году на Аймаутова писали донос и обвиняли его в присвоении пожертвований, выделенных для голодающих Тургая во время голода 1921-1922 годы. Но суд его освободил, не находя в его поступке ничего преступного. Его сын Бектур вспоминает: «Они (говорит о Г. Тогжанове) завидовали отцу, писали на него доносы, преследовали. Отец собирал деньги в помощь голодающим и честно их раздал народу. Его хотели очернить. Но у отца все отчеты были исправны и суд его оправдал».

Показания Ж. Аймаутова и Д. Адилева, данные во время допроса в 1929 году, были противоречивы. Это нашло отражение в трудах писателей Д. Досжана и Т. Журтбая, которые ознакомились с архивными материалами КНБ РК. Например, в книге Т. Журтбая «Ұраным – Алаш» приведены обвинения, выдвинутые против Жусупбека Аймаутова:

«1. В 1921-1922 годы в Ташкенте и Оренбурге создал подпольную контрреволюционную организацию для свержения советской власти.

2. Участвовал в восстании басмачей Средней Азии, стремился к созданию военного отряда, таким образом, хотел отделить Казахстан от России.

3. Использовал комиссию по оказанию помощи голодающим для проведения агитации к свержению Советской власти.

4. Проводил агитацию, направленную против раскулачивания баев. Агитировал баев на вооруженное восстание.

5. Подпольно связывался с Англией, в случае вторжения английских войск на территорию Казахстана, планировал в степи организовать восстание.

6. Пытался совершить покушение на жизнь товарища Голощекина – первого секретаря ЦК Компартии Казахстана, хотел его расстрелять».

Читайте подробнее Жусупбек Аймаутов. Бегущий за временем.

29 июля 1929 года следствие было закончено, Жусупбека этапом отправили в Москву. Вместе с ним этапировали несколько людей, но держать их было поручено далеко друг от друга. Аймаутова обвинили по пунктам 2, 8, 11 и 10 печально известной 58-ой статьи, он был приговорен к расстрелу.

Со слов его дочери «куда только мама не писала, но ничего не вышло», его супруга Евгения писала письмо лично Голощекину, прося отпустить на свободу мужа. Верная жена понимала, что ее мужа оклеветали, и осознавала, что к этому причастен «Голая щека», но все же не могла оставаться в стороне.

Об этом Т. Журтбай пишет: «настоящим жестоким и бессердечным был Голощекин, который пожертвовал целым народом ради «Малого Октября» и совершил «большую ошибку, повлёкшую за собой трагедию» не только для Жусупбека, но и всему казахскому народу. Евгения Кирилловна знала об этом. Но у нее не было другого выхода».

Даже после выселки из родных мест на чужбину, следствие велось целый год. В ходе следствия не было найдено ни одного доказательства его вины. «С предъявленным мне обвинением, ознакомился. Виновным себя не считаю». Это были последние слова Аймаутова. Он прожил всего 41 год.

Таким образом, в 1929 году Жусупбек Аймаутов был арестован по обвинению в связи с националистическими организациями на территории Казахской ССР. 4 апреля 1931 года Аймаутова заочно приговорили к расстрелу, а 21 апреля того же года приговор был приведен в исполнение.

Как сообщила в 2014 году ФСБ России, Жусупбек Аймаутов вместе с другими репрессированными был похоронен в братской могиле на Ваганьковском кладбище.

Исследователь наследия писателя Рахимжан Турысбек в своей книге «Жүсіпбек» (стр.209) приводит воспоминания дочери Миржакипа Дулатова Гульнар апай:

«Мы услышали, что арестованных отправляют в Москву. С утра, солнце еще не успело взойти, я с тремя друзьями, это сын Жусупбека – Бектур, родственники Абая – Азен, дочь Омиртая, дочь Юсупова Ахметсафы – Фарида, прибежали на вокзал. С одного из зарешеченных окон крайнего вагона смотрели мой отец и Жусупбек. Охранники не давали приблизиться к вагону. Бектур испугался, и замешкался. Жусупбек ага издалека крикнул: «Бектур, подойди, не бойся!», видимо, хотел что-то сказать. Но, охранники не дали мальчику приблизиться к отцу, так плача и проводили поезд. Это было 24 июня 1929 года».

В 2008 году в интервью с ученым А. Тойшановым сын Жусупбека Бектур рассказал, что он был одним из ста лучших электриков Советского Союза. Он учился у русских инженеров, прибывших в Уфу из Москвы, и, благодаря своему трудолюбию, в совершенстве овладел этой профессией. Он участвовал в конкурсе, был лучшим среди участников. 12 октября 1936 года его приняли на работу в Казанский авиационный завод имени С.П. Горбунова. В то время это был самый сильный авиационный завод в мире. Его быт только стал налаживаться, зарплата поднялась, но в 1937 году из-за доноса он подвергся гонениям. 30 декабря 1937 года Бектур Аймаутов был осужден на 10 лет лишения свободы.

По данным профессора Р. Турысбека младший сын Жусупбека Аймаутова – Жанак родился 18 февраля 1920 года в Семее. Закончил Актюбинский педагогический институт и физико-математический факультет (по специальности математика) Казахского Национального университета имени аль-Фараби (бывший КазГУ им. С.М. Кирова). в официальных документах Жанак значился как – Евгений Юрьевич. Интересно то, что не только имена сыновей писались на русском: Бектур – Виктор, Жанак – Евгений, но и имя самого писателя писалось, как - Юрий Александрович. Бектур и Жанак родились от первого брака Жусупбека с Верой Волковой, от второй жены Евгении Карабатыркызы Сермухамедовой родилась дочь Муза.

Читайте подробнее: В Москве нашли могилу казахстанского писателя Ж.Аймаутова

«Отца забрали осенью 1929 года», – рассказывает Муза (Маруа) Жусупбеккызы. На тот момент ей было всего четыре годика. «Как рассказывала мама, отец был очень талантливым человеком. Следующие моменты я помню до сих пор: отец сидит за рабочим столом, трудится, на столе горит лампа с зеленым абажуром». «И отец и мать плакали: Теперь неизвестно, встретимся ли мы еще». Отец хотел взять меня на руки, понюхать, но охранники не подпустили. Бектур с Жанаком стояли с яростью в глазах, со сжатыми в кулак руками. Все это рассказывала мама. Куда только не писала мама, куда только не ходила, но ничего не вышло.

В конце 1931 года пришло письмо от Надежды Константиновны Крупской. В том письме она сообщала: «Вы теперь зря не беспокойтесь, вашего супруга нет на этой земле. Это я совершенно точно проверила» (З. Акышев, К. Жукен. «Шалқар», октябрь 1990 г.)».

В памяти маленькой Музы смутно осталось последнее прощание с отцом, прощание навсегда. Позже, по рассказам мамы, эти воспоминания ожили вновь.