«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Количество репрессируемых "подгоняли" под план

2291
Количество репрессируемых "подгоняли" под план
19 ноября 1937 года Бюро ЦК КП (б) Казахстана вынесло решение «О дополнительном увеличении количества репрессируемых»

В результате чего количество репрессируемых в Казахстане по 1 категории возросло на 2000 человек, по 2-й категории на 3000 человек.

1 категория означала расстрел, 2 – концлагерь.

Данные были подправлены синим карандашом, который принадлежал первому секретарю ЦК ВКП (б) Казахстана Л.И. Мирзояну. Он округлил эти цифры в пользу увеличения.

В книге «Левон Мирзоян в Казахстане: сборник документов и материалов, 1933-1938 гг.» так характеризуют государственного деятеля: «Мирзоян первоначально пытался сдержать размах репрессий, но в дальнейшем, поняв, что и сам является потенциальной жертвой, принял в них активное участие».

Еще более абсурдной и ужасной представляется последняя графа «Резерв», в которую зачислены по 1 категории – 350 человек, по 2-й категории 400 человек. Этот план, возможно, даже не глядя подписали все члены Бюро. То есть дело, которое касалось вопросов виновности и невиновности, жизни и смерти, решалось без какого-либо намека на справедливый судебный процесс, ведь эти числа уже были утверждены, и оставалось только подобрать репрессантов.

Области

По 1-й категории на человек*

По 2-й категории на человек**

 

Первоначальный план

Утвержденный план

Первоначальный план

Утвержденный план

Алма-Атинской

400

300

600

500

Южно-Казахстанской

150

150

400

300

Актюбинской

100

150

-

150

Кустанайской

200

200

300

250

Западно-Казахстанской

-

-

200

200

Северо-Казахстанской

200

200

500

550

Карагандинской

200

250

400

300

Восточно-Казахстанской

400

400

400

350

Резерв

275

350

200

400

 

1925

2000

3000

3000

1937 год – это время уже вовсю развернувшегося колеса репрессий. На территории Казахстана функционировал крупнейший лагерь системы ГУЛАГ – Карлаг. 1937-1938 годы включили Большой террор или ежовщину, как их называли в послесталинский период, по имени Н. И. Ежова, секретаря ЦК ВКП (б) и Народного комиссара внутренних дел СССР, который был фактически главным палачом, реализовавшим кровавые планы И. В. Сталина.

Развязало ему руки, или же было действительным поводом для массовых репрессий убийство Кирова в 1934 году. Позже возникли версии, что Сталин тоже был причастен к смерти Кирова, который якобы вел оппозиционную работу, собирая свидетельства против Генсека. Но большинство историков опровергают эту версию, считая, что Сталин действительно дорожил Кировым, и это убийство оказалось шокирующим для него. Он осознал, что и сам отнюдь не обладает неуязвимостью и решил предотвратить возможные покушения, еще большим давлением на народ, который продолжал терпеть тяжелые условия жизни.

В этих обстоятельствах массы не сплотились в борьбе с террором, а напротив способствовали усилению режиму – это могло быть связано с политикой, породившей режим, который оформил массовую агрессию и коллективное пренебрежение к отдельной личности.

Абдурахман Авторханов, состоявший в ЦК ВКП(б), так характеризовал Сталина:

гениальный уголовник от политики, государственные преступления которого узаконивало само государство. Из амальгамы уголовщины с политикой и родился уникум: сталинизм

Истинным проявлением «сталинизма» стали бездушные репрессии, которые могли затронуть любого гражданина СССР, и даже тех, кто поспешил покинуть свою родину. Виновными были не только «преступники», но и члены их семей. Таким образом, государство, которое по-своему желанию лепил Сталин, походило на структуру, опутанную мафиозными связями, где семья отвечает за прегрешения одного члена.

Потому неудивительно то, что подобные планы, как те, что были зафиксированы после принятия решения «О дополнительном увеличении количества репрессируемых» от 19 ноября 1937 года, действительно выполнялись и даже из-за особого «рвения» людей эти цифры превышались.