«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. A. Назарбаев

Легенды и поверья казахов урочища Сырымбет

1452
Легенды и поверья казахов урочища Сырымбет - e-history.kz

В 1895 году русский этнограф Григорий Потанин отправился в Кокчетавский уезд для сбора материала для своего труда «Казак-киргизские и алтайские предания, легенды и сказки». В нем он сравнивал сказки, легенды и сказания казахского народа с устными памятниками народного творчества других народов Центральной Азии. Отдельно он собрал небольшую коллекцию поверий, которые ему поведали казахи, кочевавшие в урочище Сырымбет. Портал Qazaqstan Tarihy расскажет как казахи интерпретировали созвездия, что общего между казахской сказкой «Караман» и Одиссеей Гомера, а также в чем обличали друг друга айтыскеры Чюжэ и Шортанбай

В сборнике есть сказка «Караман», которую Потанину рассказал внук Чингиса Валиханова Жан-Мухаммед. Она повествует о батыре по имени Исим и об его противостоянии с одноглазым Караманом. Сказка начинается с того, что сын бая Идиля Исим каждый день пас своих лошадей, и каждый день на этот табун нападали враги. Исим отражал эти нападения, уничтожал врагов и приносил их седла домой. Отец не замечал геройств сына, что вызывало обиду в сердце батыра. Однажды, когда Исим вернулся домой после очередного нападения, отец Идиль сказал сыну: «Ты хочешь называться батыром. Если ты убьешь батыра Карамана, тогда можно будет назвать тебя батыром». Тогда, одной глубокой ночью, Исим сел на лошадь и отправился в путь-дорогу в поисках Карамана.

В пути Исим увидел раскинутый синий занавес на одном хребте. Подняв занавес, он увидел лежащего сары дәу (рыжий великан), с обеих сторон от которого были две девицы. Девицы были заняты тем, что выдавливали сыпь на теле великана. Исим хотел спасти девушек и пустил стрелу в дау. Стрела попала ему в спину. Дау же, не зная, что в него пустили стрелу, лишь указал девицам на место, куда ему вонзилась стрела, как на место, которое вызывало у него беспокойство. Одна из девушек вынула стрелу и положила ее на землю. После еще дюжины выпущенных стрел, дау, наконец, встал. Девицы рассказали ему, что за занавесом сидит человек, который пускает стрелы в дау. Тогда великан поднял голову и позвал батыра: «Ты пришел сюда, как мужчина, не убегай же, как женщина! Иди!». Исим подошел, поклонился и рассказал о том, кого ищет, на что дау ответил: «Ох, несчастный! Не только ты, я даже ничего не мог сделать Караман батыру. Я несколько раз ходил против него. Что ты можешь сделать Караману, когда ты целый день стрелял в меня и ничего не мог сделать? Ты - храбрый человек. Оставь Караман батыра». Исим и великан стали друзьями. Однажды Исим рассказал о том, что подвигло его на нападение на Карамана. Тогда дау рассказал, что Караман забрал его сестру и ему не удается отобрать ее у него. Более того, дау поведал, что Караман – это батыр с одним глазом во лбу и рассказал где его искать («в стороне Каабы есть высокая гора. У него есть народ. Ты застанешь его во время кочевки»).

Исим приехал к высокой горе и взошел на ее вершину. С горы он увидел столбы пыли, говорившие о том, что недалеко шла кочевка. Впереди кочевки Исим увидел что-то черное – это ехал сам Караман на черном иноходце, а за ним - черная собака. Исим оставил лошадь в овраге, а сам спрятался в пещере. Собака Карамана учуяла его запах и подбежала к пещере, однако не могла войти, так как сам нос собаки едва-едва входил в отверстие пещеры. Вскоре собака, так и не сумев войти в пещеру, ушла. Исим подумал: «Коли собака такая, что нос в пещеру не входит, то сам он, должно быть, великан». Тем не менее, он все-таки решился увидеть Карамана. Исим сел на лошадь и вскачь догнал Карамана. Он поприветствовал его, Караман ответил косым взглядом, а потом рукой снял Исима с лошади и положил в кисе (кожаный карман). Исим увидел на дне кисе еще два мертвых человека. В одном месте Караман остановился, развел большой огонь, открыл кисе и вынул всех троих. Одного из убитых Караман разрезал на куски, насадил куски на железный прут и дал его в руки Исиму, чтобы жарил, а сам лег спать. Исим снял человека с прута и положил его в огонь. Когда железо покраснело, он воткнул его в глаз Карамана, а сам тотчас же сел на черного иноходца и уехал.

Караман пустился вдогонку, но догнать не сумел, и лишь крикнул вслед: «Поручаю тебя отцу Каракусу, который отыщет тебя». Исим продолжал убегать. Вскоре появилась черная туча, которая схватила Исима и бросила его в большое озеро. Оттуда Исим очутился во рту большой рыбы, внутри которой уже находились другие люди. Когда рыба остановилась, Исим саблей разрезал ей желудок. Люди стали все выходить изо рта рыбы, нашли сушу, развели огонь и сварили мясо рыбы. Тогда из внутренности рыбы вышла сестра рыжего дау. Исим пошел с ней к ее брату.

Исим рассказал обо всем, что произошло с ним. Дау сказал: «Когда Караман батыр унес мою сестру, с горя я был готов умереть. Теперь, слава Богу, мы достигли цели. Вот эти две девицы — дочери двух царей. Я их взял для развлечения, после того как была похищена моя сестра, а теперь они мне не нужны. Выбери, которую хочешь, а другую я передам ее отцу». Исим выбрал себе одну из девиц, простился с дау и с девицей поехал к своему народу. Вернувшись домой, он рассказал отцу, что убил Караман батыра. Отец похвалил сына, похлопал его по спине, собрал народ, сделал пир, а Исим женился на девице.

Подобная сказка была услышана другом Потаниным Султан-Газиным у казахов, кочевавших на реке Токрау. Она повествовала о двух охотниках Идыле и Джанке. Один из них попал в пещеру к одноглазому великану, выколол ему глаз раскаленным железным колом и ушел из пещеры, войдя в козлиную шкуру. Интересно, что эта часть сюжета очень схожа с одним из самых драматичных сюжетов Одиссеи Гомера. В этом древнем памятнике греческой мифологии рассказывается о циклопе Полифеме, сыне Посейдона, единственный глаз которого Одиссей выколол раскаленным в костре колом. Затем, по аналогии со сказкой Султан-Газина, он и его товарищи спаслись от разъяренного великана тем, что, прицепившись к брюху овец, покинули пещеру. Циклоп, поняв, что его обдурили, просил у Посейдона отмщения, которое тот и исполнил.

Еще одно предание, которым поделился Потанин, тесно связано с поэмой «Козы-Корпеш – Баян-Сулу». В ней говорится, что когда некий Айбаскул поехал искать Козы-Корпеша, он потерял в дороге свою домбру. Место, где он ее потерял, получило название Домбыралы. Там, где Айбаскул потерял ожерелье из красных бус, которое он вез в подарок девице Баян-Сулу, получило название урочище Моншаклы. Река, у которой он потерял женский чепрак, получила название Жамшы. Брод, через который он переправился через реку Есиль, стал Караоткель, река, на которой он остановился, получила название Tокрау, а горы тех мест, где упала каркара девицы Баян-Сулу, стали называться Каркаралы. Вообще, Потанин писал, что словом «каркара» также называли четыре пучка фазаньих перьев, которыми украшался казахский посудный ящик во время перекочевки. Такой ящик имел створчатые дверцы, которые придавали ему вид шкапика, и четыре ножки. Этот ящик навьючивали на верблюда ножками кверху. Пучок перьев на нижнем конце имел приделанную войлочную трубку, которая и надевалась на торчащую кверху ножку ящика. По-монгольски «харкира» означало косатая цапля.

Другое предание из урочища Сырымбет рассказывало о песенном поединке кара-киргиза Чюжэ и Шортанбая из племени Истек. Потанин отдельно упомянул, что кара-киргизами русские называли народ, кочевавший в горной местности от озера Иссык-Куль на юге до истоков Инда. Они называли себя «қырғыз», тогда как казахи аралокаспийской низменности называли себя «Қазақ». Что же касается племя «Истек», то тут Потанин пишет, что так казахи называли остяков, а также башкир и барабинских турков.

Итак, в 1750-х годах богатый казах Курджубай устраивал для народа ас. На этом асе акыны Чюжэ и Шортанбай состязались в импровизации. Шортанбай упрекнул своего противника, что он — не казах, а киргиз.

 

1.png

 

Чюже же ответил Шортанбаю следующее:

 

2.png

 

В труде Потанина также есть легенда, вычитанная Аблесом Валихановым из неназванной книги. Она рассказывает о царе Сулеймане и летучей мыши. Так, однажды солнце, луна, вода и ветер обратились к царю с просьбой разрешить им стоять на месте, так как вечно двигаться утомительно, а змея стала просить крылья, чтобы она могла летать. Соломон собрал весь свой народ, всех животных и птиц. Пришла на совет и летучая мышь, которая посоветовала всем отказать. Она говорила, что если солнце будет на одном месте, то в одном месте будет светло, а в другом – темно. То же самое будет, если и луна перестанет двигаться по небу. Если ветер будет дуть в одном только направлении, то весь песок, вся пыль и весь сор будут снесены в один конец земли, и не будет равновесия. Если вода перестанет течь, она соберется в одном месте, и будет один водопой на весь мир. Нельзя же всему народу прикочевать на одно место! Если дать змее крылья, она сгубит весь народ. Услышав доводы летучей мыши, солнце сказало: «Если ты, летучая мышь, будешь летать днем, я сожгу тебя». Луна сказала, что она постарается погубить летучую мышь. Ветер сказал, что он унесет ее, вода - что затопит, змея - что ужалит. Тогда царь сказал летучей мыши: «Не летай днем и не летай в лунную ночь, а только когда наступит полная темнота и когда не дует ветер. Не пей воду, а соси свои сосцы. Если змея заглянет в твою нору и увидит тебя, то пусть она ослепнет».

Отдельно в трудах Потанина отмечен праведник Кызыр. Со слов Потанина, в урочище Сырымбет существует поверье, что каждую весну Кызыр поднимает свою плеть, отчего с земли сходит снег, оттаивает замерзшая земля, и появляется зелень. Каждый человек видит Кызыра всего три раза в своей жизни, но не узнает его, так как он является под видом нищего, странника или в любом другом обличии. Существует поверье, что если узнать его в это время и попросить счастья, он осчастливит человека на всю жизнь. К слову, поверье о том, что Кызыр своим появлением сгоняет снег с полей сродни с рассказом монгольской повести о том, как вокруг младенца Гэсэра (Джоро), выброшенного на снег, последний тает.

Были у казахов и поверья касательно названий созвездий. Так, согласно тому, что пишет Потанин, семь воров («жеті қарақшы», созвездие Большая Медведица) некогда похитили ханскую дочь Ульпульдек и теперь караулят ее до скончания веков.

Вообще, из семи звезд созвездия только шесть почитались за шесть воров, а седьмая - меньшая звезда в середине между ними - была царевной. На ней, согласно поверью, женится тот вор, который ближе всех стоит к ней. С этим поверьем перекликается другая легенда о «қыран қарақшы». Согласно ей, у одного бая был кусок золота с лошадиную голову. Он зарывал его в землю под своим ложем. Было в то же время семь воров. Старший из них назывался Қыран қарақшы. Он украл золото бая. Товарищи стали делить его, но не могли этого сделать. Тогда Қыран қарақшы говорит: «Кто же лучше знает, как его разделить, как не его прежний хозяин. Я пойду и спрошу бая». Он пришел к баю. Тот принял его, как гостя, и угостил его. Обычай гласит, чтобы гость развлекал хозяина рассказами и сказками, пока варилось мясо для угощения. Как бы исполняя этот обычай, Қыран қарақшы рассказывает баю: «У одного бая было золото с лошадиную голову. Было семь воров товарищей. Один из них украл это золото, но товарищи не умеют его разделить». Тогда бай сказал: «Для этого нужно только завернуть золото в жир кобылы, который берется для қазы и сварить. Тогда золото размякнет». Қыран қарақшы передал секрет товарищам. Они завернули золото в жир, сварили, и оно размякло, тогда они легко разрезали его ножом на семь частей.

Когда же виднелись Плеяды (үркер), это говорило о том, что ночи будут холодны. Считалось, что прежде Уркер состоял из двенадцати звезд. Благодаря этому, тогда не было ни весны, ни лета, была вечная зима. Тогда животные решили во что бы то ни стало поймать Уркер и уничтожить. С этой целью они стали гнаться за Уркером. Лошадь поймала четыре звезды и затоптала, верблюд затоптал двух, а шесть попали под копыта коровы, но вследствие раздвоенности копыт коровы и ее небрежности все шесть спаслись, отчего зима стала состоять из шести месяцев. Когда все животные, рассердившиеся на корову, спросили ее, зачем она отпустила звезды, она отвечала: «Лучше ходить на морозе с треском (суықта сықырлап жүрген жақсы), чем по жаре». Оттого коровы мороза не боятся.

Еще одним признаком холодов казахи считали появление созвездия Орион. Поверье гласит, что Орион (Үш-арқар) имеют около себя трех архарят, а под ними якобы сидит охотник (мерген). Появление Шолпан (Венера) утром возвещает приближение дня, а вечером - приближение ночи. Кроме Шолпана, есть еще звезда Исек-кырган. Она вводит в заблуждение караваны. Когда она всходила, караван путал ее с Шолпан, завьючивался и шел в путь, и от продолжительного хода ослы умирали. Оттого звезда и называлась Исек-кырган.

Есть еще звезда Запура. Согласно поверью, царь Сулейман, рассердившись на свою любимую жену Запуру, по предоставленной ему от Бога мудрости превратил ее в звезду, чтобы она вечно находилась между небом и землей. Запура была злой женщиной и сказала Сулейману: «Если ты меня сделаешь звездой, то я всех тех, кто встретится мне ночью лицом ко мне, буду делать мертвыми, кто встретится мне спиной, у того умрет семейство, кто с левого боку, у того падет конь, кто с правого, тот будет счастлив». Поэтому у казахов существовало поверье: если приходится выезжать ночью на какую-нибудь добычу, то для успеха нужно непременно выезжать с правой стороны звезды Запуры.

Автор: Аян Аден
Опросы
В какой сфере Казахстан добился значительных результатов за 30 лет независимости?